Зарождение и становление социологии как науки

Несмотря на колоссальную широту охвата как конкретного материала, так и обилие теоретических концепций и разработок по различным сферам общественной жизни, все-таки основным предметом веберовских исследований является капитализм

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
1. Социология капитализма М.Вебера 5
2. «Социологизм» как философское обоснование социологии 12
Заключение 24
Список литературы 26

Введение

Несмотря на колоссальную широту охвата как конкретного материала, так и обилие теоретических концепций и разработок по различным сферам общественной жизни, все-таки основным предметом веберовских исследований является капитализм. Причем капитализм, взятый не в одном измерении, а в его культурно-исторической целостности, воплощающей в себе все многообразие его измерений. И в этом плане понятие "капитализм" у Вебера предстает не просто как политэкономическое понятие, как оно в основном представлялось ранее, а как культурно-социологическое понятие.
Хотя в "целостной" форме идеи Вебера о капитализме были представлены в "Протестантской этике" (1904-1905), все-таки к социологической версии капитализма он пришел через немецкую историческую политэкономию.
С чего начинает свое исследование капитализма М. Вебер? Да, прежде всего с отрицания расхожего представления о капитализме как явлении прежде всего связанного с наживой.
Главная идея Вебера в подходе к пониманию западного капитализма состоит в том, Что как бы не были высоки сами по себе экономические условия, связанные с рационализацией техники и рационального права, "все же экономический рационализм зависит и от способности и предрасположенности людей к определенным видам практики - рационального жизненного поведения". Там, где, по Веберу, экономической рациональности препятствуют определенные психологические факторы, развитие хозяйственно-рационального поведения затрудняется этим внутренним противодействием. Таким внутренним противодействием в прошлой истории у Вебера выступили магические и религиозные идеи, в которых коренились определенные этнические представления.
Эмиль Дюркгейм - один из создателей социологии как науки, как профессии и предмета преподавания. Он родился 15 апреля 1858 г. в г Эпинале на северо-востоке Франции, в небогатой семье потомственного раввина. В детстве будущего автора социологической теории религии готовили к религиозному поприщу его предков, обучая древнееврейскому языку. Торе и Талмуду. Однако он довольно рано отказался продолжить семейную традицию. Биографы Дюркгейма отмечают, что определенное влияние на это решение оказала его школьная учительница-католичка. Короткое время он испытывал склонность к католицизму мистического толка. Можно предположить, что здесь сказалось воздействие и более общих причин: разложения некогда замкнутой (изнутри и снаружи) еврейской общины и развития ассимиляционных процессов; это, в свою очередь, было связано с ослаблением религиозной нетерпимости и процессами секуляризации во французском обществе в целом. Но и католиком Дюркгейм не стал, так же, впрочем, как и атеистом. С юных лет и до конца жизни он оставался агностиком: Постоянно подчеркивая важную социальную и нравственную роль религии, он сделал предметом своей веры науку вообще и социальную науку - в частности.
Все вышесказанное говорит об актуальности данной темы на сегодняшний день.
Цель данной работы – рассмотреть становление и зарождение социологии как науки.
Материалом для исследования послужил разнообразный монографический материал и нормативно-правовые акты РФ.

1. Социология капитализма М.Вебера

Главная идея Вебера в подходе к пониманию западного капитализма состоит в том, Что как бы не были высоки сами по себе экономические условия, связанные с рационализацией техники и рационального права, "все же экономический рационализм зависит и от способности и предрасположенности людей к определенным видам практики - рационального жизненного поведения". Там, где, по Веберу, экономической рациональности препятствуют определенные психологические факторы, развитие хозяйственно-рационального поведения затрудняется этим внутренним противодействием. Таким внутренним противодействием в прошлой истории у Вебера выступили магические и религиозные идеи, в которых коренились определенные этнические представления. Т.е. у немецкого мыслителя речь идет в данном случае об "обусловленности" хозяйственного мышления и формы хозяйства "определенной религиозной направленности". Именно иллюстрацией этой обусловленности и служит у Вебера показания или связь современного хозяйственного "этоса" с рациональной этикой аскетического протестантизма.
Утверждение, обусловленности современного Западного капитализма идеологией протестантизма Вебер подтверждает различного рода статистическими данными и, в частности, фактами преобладания протестантов, среди владельцев капитала и предпринимателей, а также среди высших квалифицированных слоев рабочих, а также среднего и высшего технического персонала современных предприятий.[5 C. 215]
Здесь, по Веберу, налицо причинное соотношение связанное со своеобразным складом психики, привитой воспитанием направленным на профессиональную деятельность, имевшим место в протестантизме.
Сравнивая по этому параметру деятельность католиков и протестантов Вебер считает, что католики "в отличии от протестантов ни чем особенным в области экономики себя не проявили, а главное "не проявили специфическую склонность к экономическому рационализму". И причину различного поведения представителей этих вероисповеданий, по Веберу, следует искать прежде всего в устойчивом внутреннем своеобразии каждого вероисповедания, в их чисто религиозных чертах.
И по ходу изложения своей "Протестантской этики" Вебер раскрывает это внутреннее своеобразие вероисповедания. Так касаясь людей, воспитывавшихся в лоне протестантизма, он отмечает у них "приверженность к идее долга по отношению к труду", что создает наиболее благоприятную почву понимания труда как призвания. Именно это делало своеобразной "мотивационную" структуру поведения городского европейского сословия - буржуазии. Эта структура мотивации сформировалась, согласно Веберу, в ходе Реформации - в процессе возникновения новой "версии" христианства, а именно: протестантизма с его этикой продуктивного труда, профессионального долга и частной инициативы. Именно благодаря этому этическому ядру протестантская религиозность оказалась наиболее адекватной формой промышленному высокоразвитому капитализму.
Этические качества людей "нового типа" автор "Протестантской этики" связывает с идеями М. Лютера (1483 - 1546), его реформаторской деятельностью, в частности, переосмысления им мирской деятельности и "освещение" профессионального призвания и "равенства всех профессией перед богом". Конечно, обосновывая мирскую деятельность как богоугодную, как проявление христианской любви к ближнему Лютер далек, по Веберу, от мирских понятий (типа "время - деньги") идеологов и сторонников капитализма. И у Лютера, по свидетельству Вебера, мы находим многочисленные высказывания против ростовщиков и против любого взимания процентов, т. е. с капиталистической точки зрения его взгляды носили "отсталый" характер.
Важным результатом Реформации с социо-культурной точки зрения является, прежде всего то, что в противовес капиталистической точки зрения моральное значение мирского профессионального труда и религиозное воздаяние за него чрезвычайно возросли.[8 C. 125]
Будучи тонким мыслителем Вебер пытается отмежеваться в решении вопроса о происхождении "духа капитализма" от односторонних оценок и подходов.
Во-первых, он отмежевывается от той точки зрения, сторонники которой выводят Реформацию из экономических сдвигов как их "историческую необходимость". И это явно направлено против марксистского понимания капитализма.
С другой стороны, Вебер ни в коей степени не склонен защищать, как он пишет, "доктринерский тезис", будто капиталистический дух мог возникнуть только в результате влияния определенных сторон Реформации, будто капитализм как хозяйственная система является продуктом Реформации.[12 C. 115]
Учитывая огромную сложность взаимосвязей между материальным базисом, формами социальной и политической организации и духовным содержанием эпохи Реформации Вебер пытается, прежде всего, установить наличие связи по определенным пунктам между известными формами религиозного верования и профессиональной этикой. Это, по его мнению, поможет выявить общую направленность того явления, которое религиозное движение оказало на развитие материальной культуры. И лишь после того, как будет достоверно установлено, можно, как считает Вебер, попытаться выяснить в какой мере содержание современной культуры следует сводить к религиозным мотивам и в какой мере к мотивам другого рода.
Как уже отмечалось, профессиональную этику современного капитализма Вебер связывает с аскетическим протестантизмом. Историческими носителями аскетического протестантизма он считает в первую очередь следующие четыре направления: 1) кальвинизм, 2) пиетизм, 3) методизм, 4) секты вышедшие из анабаптистского движения.
Именно в лоне этих религиозных сообществ, по Веберу, были созданы посредством религиозной веры и практикой религиозной жизни психологические стимулы, которые давали определенное направление всему жизненному строю и заставляли индивида строго придерживаться его. Эти стимулы были в значительной степени обусловлены спецификой религиозных представлений. [7 C. 128]
Не менее важным обстоятельством, с точки зрения развития капиталистического хозяйства, являлось религиозное стимулирование индивидуального рационального легального предпринимательства, основанного на личных качествах и личной инициативе. Более того, как констатирует Вебер, "если пользовавшаяся государственными привилегиями монополистическая промышленность Англии скоро пришла в упадок, то рациональное предпринимательство пуритан сыграло решающую роль в развитии тех промышленных отраслей, которые возникли без какой-либо поддержки со стороны государства, а подчас ... и вопреки ему".
Отмечая огромную роль и значение аскетического протестантизма на становление капитализма западного типа и формирование его культуры, Вебер вместе с тем предостерегает от прямых выводов и считает необходимым исследовать в какой степени оказало влияние на этот процесс вся совокупность общественных и культурных факторов и прежде всего экономических.
В своих примечаниях к "Протестантской этике" Вебер прямо пишет: "Было бы очень легко расширить эти границы, создав "конструкцию", в которой все "характерные" черты современной культуры логически дедуцировались бы из протестантского рационализма. Однако мы, отмечает он, предоставляем это тем дилетантам, которые верят в "единство" "социальной психологии" и возможность свести ее к одной формуле". Как он в этой связи замечает: " ... мы не намерены заменить одностороннюю "материалистическую интерпретацию каузальных связей в области культуры и истории столь же односторонней спиритуалистической каузальной интерпретацией".
Формальная рациональность у Вебера означает калькулируемость, количественный учет, планомерную организацию дела. "Там, где существует рациональное стремление к капиталистической прибыли, там соответствующая деятельность ориентирована на учет капитала (Kapitalrechnung). Это значит, что она направлена на планомерное использование материальных средств или личных усилий для получения прибыли таким образом, чтобы исчисленный в балансе конечный доход предприятия, выраженный материальными благами в их денежной ценности ... превышал "капитал", то есть стоимость использованных в предприятии материальных средств ..." .
Капитализм у Вебера начинается не с возникновения товарно-денежных отношений и не с индустриальной революции. Он ведет свое летоисчисление с учета капитала, который может принимать самые разные формы - от примитивных записей купцов до современной бухгалтерской отчетности. Какими бы ни были разными формы, содержание, или суть учета, едино.
Одна из самых трудных задач, с которой столкнулась литература о Вебере (вебериановедение), заключается в выделении исторических типов капитализма. Дело в том, что сам Вебер не оставил четкой типологии капитализма (хотя капитализм - важнейшая тема его рассуждений), подобно тому, как Маркс не оставил после себя четкой типологии классов, хотя известно, что классы составляли важнейший предмет его анализа, квинтэссенцию марксизма. Вебер довольно путанно рассуждает об американском и европейском типах капитализма, много и беспорядочно пишет об авантюристическом, торговом, фискальном, финансовом, политическом капитализме, подразумевая при этом, что речь идет о каких-то самостоятельных видах или типах. В частности, Вебер указывает на то, что "капитализм по своему типу может выступать как авантюристический, торговый, ориентированный на войну, политику, управление и связанные с ними возможности наживы". В "Примечаниях" Вебер пишет о "капитализме ростовщиков, военных поставщиков, откупщиков должностей и налогов, крупных торговых предпринимателей и финансовых магнатов". Современный тип он называет то буржуазным промышленным капитализмом, то "рациональным промышленным капитализмом".[11 C. 153]
Пытаясь как-то систематизировать представления Вебера, специалисты предлагают различные способы реконструкции веберовской типологии капитализма. Остановимся на двух современных трактовках. Так, П. П. Гайденко увязывает веберовскую теорию капитализма с веберовской теорией социального действия и учением о формальной рациональности. Совершенно справедливо отметив тот факт, что типы действия (традиционное, аффективное, ценностно-рациональное, целерациональное) располагаются Вебером в порядке возрастающей рациональности, П. П. Гайденко пишет: "В разных типах общества те или иные действия могут быть преобладающими: в традиционных обществах преобладает традиционный и аффективный типы ориентации действия, в индустриальном - целе- и ценностно-рациональный с тенденцией вытеснения второго первым".
Хотя явной типологии исторических форм капитализма П. П. Гайденко не дает, но совершенно очевиден предлагаемый критерий - типы социального действия. По мнению автора, Вебер не случайно расположил типы социального действия в указанном порядке; такой порядок - не просто методологический прием, удобный для объяснения: Вебер убежден, что рационализация социального действия есть тенденция самого исторического процесса". История развивается по пути углубления степени рационализации общественной жизни, а это означает восхождение общества по ступенькам капитализма - от несовершенных ко все более совершенным его формам, от традиционного к целерациональному действию.
Иной подход предлагает в книге "Макс Вебер: критика и интерпретация" (1990) английский социолог Ф. Паркин. Веберовскую типологию капитализма он предлагает реконструировать на основании выделения типа менталитета ("духа капитализма"): 1) грабительский капитализм, 2) капитализм париев, 3) традиционный капитализм, 4) рациональный капитализм. Однако когда дело доходит до конкретизации понятий, то выясняется, что критерием классификации у него выступает не менталитет, а способ хозяйствования:
грабительский капитализм - способ присвоения богатства посредством войны, грабежа и спекулятивных сделок. Представительный тип -"барон-грабитель";
капитализм париев - коммерческая деятельность (прежде всего ростовщичество), осуществляемая социальными группами-аутсайдерами, исключенными из "главного течения жизни общества". Представительный тип - евреи;
традиционный капитализм - крупное предпринимательство, существовавшее во всех цивилизациях с древнейших времен. Оно основывается ради достижения весьма ограниченных и специфических целей, нежели ради постоянного и продолжительного накопления богатства или получения прибыли;
рациональный капитализм - экономическая деятельность, осуществляемая в условиях регулярного рынка с использованием бухгалтерских книг для калькуляции. Цель - регулярное получение прибыли легальными средствами. Использование формально свободного труда неизбежно формирует класс наемных работников - пролетариат. Локализация - ограничен только западными странами.
Если первые три типа капитализма возникали независимо друг от друга в различных частях земного шара и в разные исторические эпохи, то появление четвертого типа, современного капитализма, требовало особых условий, которые были созданы всем предшествующим ходом истории. Именно их и задался исследовать Вебер в "Протестантской этике".
Достоинством веберовской теории генезиса капитализма является увязка экономических и социальных аспектов. Вебер стремится раскрыть влияние экономики на социальную структуру общества. Наиболее четко он раскрыл такое влияние на примере современного капитализма, обозначив два основных класса - буржуазию и пролетариат. Они привязаны к четвертому варианту, если следовать модели Ф. Паркина. Однако для других вариантов Вебер не дает столь четкой привязки, поэтому о том, какая социальная структура, какие классы, сословия и социальные группы соответствуют тому или иному историческому типу капитализма, остается только догадываться.

2. «Социологизм» как философское обоснование социологии

Основополагающие принципы социологии Дюркгейма часто обозначают как «социологизм». Этот термин, несомненно, огрубляет и упрощает представление о дюркгеймовской теории. Тем не менее, он может служить полезным ориентиром, указывающим на некоторые существенные особенности социологических воззрений французского ученого.
Для понимания дюркгеймовского «социологизма» необходимо выделить и различать в нем два аспекта: онтологический и методологический.
Онтологическая сторона социологизма, т.е. концепция социальной реальности, выражена в следующих базовых положениях.
1. Социальная реальность включена в универсальный природный порядок; она столь же устойчива, основательна и «реальная, как и другие виды реальности, а потому, подобно последним, она подчинена действию определенных законов.
2. Общество - это реальность особого рода. не сводимая к другим ее видам.
Речь идет прежде всего о всемерном подчеркивании автономии социальной реальности по отношению к индивидуальной, т. с. биопсихической реальности, воплощенной в индивидах. «... Общество - не простая сумма индивидов, но система, образованная их ассоциацией и представляющая собой реальность sui generis, наделенную своими особыми свойствами. Конечно, коллективная жизнь предполагает существование индивидуальных сознаний, но этого необходимого условия недостаточно. Нужно еще, чтобы эти сознания были ассоциированы, скомбинированы, причем скомбинированы определенным образом», - пишет Дюркгейм. Идея дихотомии индивида и общества красной нитью проходит через все научное творчество французского социолога. В различных его исследованиях эта дихотомия выступает в форме понятийных пар, так или иначе воплощающих противоположность этих реальностей. «Индивидуальные факты -социальные факты», «индивидуальные представления - коллективные представления», «индивидуальное сознание - коллективное сознание», «светское - священное» - таковы некоторые из основных дихотомий социологии Дюркгейма.
3. Онтологическая сторона «социологии» но сводится, однако, к признанию основательности и автономии социальной реальности. Утверждается примат социальной реальности по отношению к индивидуальной и ее исключительное значение и детерминации человеческого сознания и поведения; значение же индивидуальной реальности признается вторичным.
Методологический аспект «социологизма» тесно связан с его онтологическим аспектом и симметричен ему.
1. Поскольку общество - часть природы, постольку наука об обществе -социология - подобна наукам о природе в отношении методологии. Ее познавательной целью провозглашается исследование устойчивых причинно-следственных связей ч закономерностей. Дюркгейм настаивает на применении в социологии объективных методов, аналогичных методам естественных наук. Отсюда множество биологических и физических аналогий и понятий в его работах, особенно ранних.
Основной принцип его методологии выражен в знаменитой формуле, согласно которой асоциальные факты нужно рассматривать как вещи». Исследованию должны подвергаться в первую очередь не понятия о социальной реальности, а она сама непосредственно; из социологии необходимо устранить все предпонятия, т.е. понятия, образовавшиеся вне науки.
Необходимо подчеркнуть, что этот тезис Дюркгейма имеет не столько онтологический, сколько методологический смысл. «Рассматривать факты определенного порядка как вещи - не значит зачислять их в ту или иную категорию реальности; это значит занимать по отношению к ним определенную мыслительную позицию. Это значит приступать к их изучению, исходя из принципа, что мы ничего не знаем о том, что они собой представляют, а их характерные свойства, как и неизвестные причины, от которых они зависят; не могут быть обнаружены даже самой внимательной интроспекцией», - писал он. Это обстоятельство нередко игнорировали интерпретаторы и критики Дюркгейма.
Методологический монизм Дюркгейма резко контрастировал с дуалистическими трактовками научной методологии, противопоставлявшими «объяснение» и «понимание» (В. Дильтей), «номотетический» и «идеографический» (В. Виндельбанд), «генерализирующий» и «индивидуализирующий» (Г. Риккерт) методы в естественных науках и науках о культуре Эта тенденция, характерная для немецкой философии того времени, в целом не была присуща Франции, где в социальных науках господствовали позитивистская методология и представление о единстве научного знания.
2. Из признания специфики социальной реальности вытекает самостоятельность социологии как науки, ее несводимость ни к какой другой из наук, специфика ее методологии и понятийного аппарата. Отсюда же и методологический принцип, согласно которому социальные факты должны объясняться другими социальными фактами.
3. Однако «социологизм» Дюркгейма выходит за рамки этого методологического принципа. Поскольку в соответствии с его «социальным реализмом» общество оказывается доминирующей, высшей реальностью, поскольку происходит социологизация как объясняемых, так и объясняющих фактов. Социологический способ объяснении провозглашается единственно верным, исключающим другие способы или включающим их в себя. Социология в результате выступает не только как специфическая наука о социальных фактах, но и как своего рола наука наук, призванная обновить и социологизировать самые различные отрасли знания: философию, гносеологию, логику, этику, историю, экономику и др.
Таким образом, признание социологии специфической наукой дополняется н «социологизме» своеобразным социологическим экспансионизмом (иногда обозначаемым как «социологический империализм»). Социология мыслилась Дюркгеймом не просто как самостоятельная социальная наука в ряду других, но и как «система, корпус социальных наук». В результате «социологизм» предстает не только как базовая социологическая концепция, но и как философское учение. Те глобальные проблемы природы морали, религии, познания, категорий мышления, которые стремился разрешить в своих исследованиях Дюркгейм, нередко выходили за рамки собственно социологической проблематики, являясь философскими в самой своей постановке. Отсюда его двойственное отношение к философии. С одной стороны, Дюркгейм отмечал в качестве одного из отличительных признаков социологического метода независимость от всякой философии; с другой - он, по собственному признанию, всегда оставался философом.
Под влиянием трудностей методологического характера и критики со стороны других направлений Дюркгейм со временем смягчил ригоризм своих первоначальных «социологистских» и антипсихологистских формулировок. Многие интерпретаторы Дюркгейма характеризовали эволюцию его идей как движение в сторону все большего спиритуализма, но это вряд ли правомерно, хотя бы потому, что уже в самом начале своей научной деятельности он усиленно подчеркивал духовный характер всех социальных явлений (включая экономические). Вообще эволюция его мысли происходила в иной плоскости, нежели движение от материализма к спиритуализму. Это движение явилось результатом изменения методологической ситуации в социальной науке и постепенного осознания недостаточности и неадекватности механистического детерминизма в подходе к проблемам человеческого поведения.
Вначале Дюркгейм подчеркивал внешний и принудительный характер социальных фактов. При объяснении социальных явлений он часто апеллировал к демографическим и социально-психологическим факторам (объем и плотность населения, структура и степень сложности социальных групп и т.п.), к «социальной среде» и социальным условиям» (не очень ясно определяемым). Впоследствии же он вес чаще обращается к понятиям «чувства долга», «морального авторитета» общества и другим психологическим и символическим посредникам между обществом и индивидом.
Эта смена понятийных приоритетов выражает частичное осознание Дюркгеймом того факта, что социальные нормы (и, шире, социальные факторы в целом) влияют на индивидуальное поведение не непосредственно, а через определенные механизмы их интериоризации, что внешняя детерминация осуществляется через ценностные ориентации индивидов, что действенность социальных регуляторов определяется не только их принудительностью, но и желательностью для индивидов. Отсюда рост интереса Дюркгейма к собственно ценностной проблематике в конце жизни.
В дальнейшем в трудах последователей Дюркгейма антипсихологизм уступает место установке на активное сотрудничество социологии и психологии.
Итак, необходимость и возможность социологии как самостоятельной науки получили метатеоретическое обоснование. Оставалось этим обоснованием воспользоваться применительно к определенным социальным явлениям, к предмету и методу новой науки.
Предмет социологии, согласно Дюркгейму, - социальные факты, которые, как уже отмечалось, характеризуются двумя основными признаками: они существуют вне индивидов и оказывают на них принудительное воздействие. Впоследствии он доложил это истолкование предмета еще одним, определив социологию как и науку об институтах. их генезисе и функционировании».
Представление Дюркгейма об основных разделах и отраслях социологии в определенной мере отражает его взгляд на значение тех или иных сфер социальной жизни. В соответствии с этими делениями располагался материал в дюркгеймовском «Социологическом ежегоднике». В целом социология делилась на три основные отрасли: социальную морфологию, социальную физиологию и общую социологию.
Социальная морфология аналогична анатомии; она исследует «субстрат» общества, его структуру, материальную форму. В ее сферу входит изучение, во-первых, географической основы жизни народов в связи с социальной организацией, во-вторых. народонаселения, его объема, плотности, распределения по территории.
Социальная физиология исследует «жизненные проявления обществ» и охватывает ряд частных социальных наук. Она включает в себя: 1) социологию религии; 2) социологию морали; 3) юридическую социологию; 4) экономическую социологию; 5) лингвистическую социологию; 6) эстетическую социологию.
Общая социология, подобно общей биологии, осуществляет теоретический синтез и устанавливает наиболее общие законы; это философская сторона науки.
Тема социальной солидарности - главная тема социологии Дюркгейма. По существу, солидарность для него - синоним общественного состояния. Его первый лекционный курс в Бордоском университете был посвящен проблеме социальной солидарности, а первая книга - обоснованию «солидаризирующей» функции разделения труда. В своем исследовании самоубийства он связывал различные типы этого явления с различной степенью социальной сплоченности. Наконец, последнее значительное исследование французского ученого посвящено доказательству тезиса о том, что создание и поддержание социального единства - основная функция религиозных верований и действий.
Дюркгейм был довольно плодовитым автором, хотя и не столь плодовитым, как его не менее знаменитый современник, немецкий социолог Макс Вебер. Он опубликовал немало статей и бесчисленное множество рецензий; многие его статьи, лекции и лекционные курсы опубликованы посмертно.
При жизни Дюркгейм издал четыре книги: «О разделении общественного труда» (1893), «Метод социологии» (1895), «Самоубийство» (1897) и «Элементарные формы религиозной жизни» (1912).
Книга «О разделении общественного труда» представляет собой публикацию успешно защищенной докторской диссертации автора.
Содержание ее гораздо шире заглавия и, по существу, составляет общую теорию социальных систем и их развития. Основная цель работы доказать, что, вопреки некоторым теориям, разделение общественного труда обеспечивает социальную солидарность, или, иными словами, выполняет нравственную функцию. Но за этой формулировкой скрывается другая цель, более значимая для автора: доказать, что разделение труда - эти тот фактор, который создает и воссоздаст единство обществ, в которых традиционные верования утратили былую силу и привлекательность.
Для обоснования этого положения Дюркгейм развивает теорию, которая сводится к следующему. Если в архаических («сегментарных» ) обществах социальная солидарность основана на полном растворении индивидуальных сознаний в «коллективном сознании» («механическая солидарность» ), то в развитых («организованных» ) ) социальных системах она основана на автономии индивидов, разделении функций, функциональной взаимозависимости и взаимообмене («органическая солидарность» ), причем «коллективное сознание» здесь не исчезает, но становится более общим, неопределенным, его состояния становятся менее интенсивными, и оно действует в более ограниченной сфере. Разделение труда, понимаемое не как чисто экономическое, а всеохватывающее социальное явление - это фактор, который обусловливает переход от первого типа обществ ко второму.
Дюркгеймовская теория разделения общественного труда формировалась под влиянием («позитивным» и «негативным») соответствующих теорий Конта, Спенсера и Тенниса.
В работе «О разделении общественного труда» эволюционистский подход сочетается со структурно-функциональным. Классификация автором социальных структур («сегментарных» и «организованных» обществ) и рассмотрение сложных обществ как сочетания простых основаны на эволюционистском представлении о последовательной смене во времени одних социальных видов. другими. Однако уже в этой работе Дюркгейм отказывается от плоского однолинейного эволюционизма в пользу представления о сложности и многообразии путей социальной эволюции. Он склонен главным образом говорить не об обществе, а об обществах.
Хотя «механическая» солидарность в его интерпретации характерна преимущественно для архаических обществ, а «органическая» - для современных промышленных, все же это деление в большой мере носит аналитический характер. Дюркгейм признает сохранение элементов «механической» солидарности при господстве «органической», и вообще эти категории в его интерпретации выступают преимущественно как «идеальные тины», по терминологии М. Вебера.
Вначале Дюркгейм рассчитывал на то, что со временем разделение труда само придет к своему «нормальному» состоянию и начнет порождать солидарность. Но уже ко времени опубликования «Самоубийства) « (1897) и особенно выхода второго издания книги «О разделении общественного труда» (1902) он приходит к мысли о необходимости социально-реформаторских действий по внедрению новых форм социальной регуляции, прежде всего посредством создания профессиональных групп (корпораций). Это нашло отражение в предисловии ко второму изданию книги.
Теория, развитая Дюркгеймом в его первой книге, послужила объектом интенсивной, разносторонней и нередко обоснованной критики, что но помешало ей занять видное место в социологической классике. В этой работе он разрабатывает ключевые понятия своей социологической теории; помимо уже упоминавшегося «коллективного сознания», это, в частности, такие понятия, как «социальная функция» и «аномия».
Под социальной функцией Дюркгейм понимает отношение соответствия между млением или процессом и определенной потребностью социальной системы. Образцом для подобного понимания функции послужило сложившееся в биологии представление о функциях органов в биологическом организме, представление, усвоенное затем биоорганической школой (органицизмом) в социологии. Соединив присущий органицизму взгляд на общество как на интегрированное целое, состоящее из взаимозависимых частей, с идеей специфичности социального организма в сравнения с биологическим, Дюркгейм создал один из первых вариантов структурного функционализма в социологии. Исследование социальной функции, или социальной роли рассматриваемого явления, он считал главной познавательной целью социологии.
Работа «Метод социологии» (заглавие в оригинале - «Правила социологического метода» ) вначале была опубликована в 1894 г. в виде серии статей, а в следующем году с небольшими изменениями и предисловием была издана отдельной книгой. Написанная по горячим следам недавно опубликованной предыдущей книги, она основана па опыте предшествующего исследования и содержит развитие некоторых выдвинутых в нем идей. Как уже отмечалось, «Метод социологии» во многом перекликается с «Рассуждением о методе» Декарта. По решительности, сжатости и четкости стиля эта работа с полным основанием может быть отнесена к жанру манифеста. Дюркгейм стремится дать четкое описание способов постижения социологической истины: определения и наблюдения социальных фактов, социологического доказательства, различения «нормальных» и «патологических» явлений, конструирования социальных типов, описания и объяснения фактов.
Сама попытка систематизации и обоснования социологического метода было новым явлением для того времени. Ранее у многих социологов собственно проблема метода в значительной мере растворялась в проблематике предметной теории и общей научной методологии.
В «Методе социологии» проявилось стремление Дюркгейма строить социальную науку не только на эмпирическом, но и на методологически обоснованном фундаменте: отсюда его понятие «методическая социология». Такой подход противостоял хаотическому и произвольному подбору фактов для обоснования тех или иных предвзятых идей. В то же время он был направлен против дилетантизма и поверхностности, характерных для многих трудов по социальным вопросам. Дюркгейм испытывал глубокую неприязнь к таким трудам, считая, что они лишь дискредитируют социальную пауку.
В связи с этим следует отметить и неявно присутствующий этический пафос в «Методе социологии». Сформулированные в нем «правила» - больше, чем просто исследовательские приемы и процедуры. Это своего рода методологические заповеди исследователя. В конечном счете, они основываются на требовании интеллектуальной, научной честности, освобождения научного исследования от всяких политических, религиозных, метафизических и прочих предрассудков, препятствующих постижению истины и приносящих немало бед на практике. Это этика честного непредвзятого познания. В данном отношении позиция Дюркгейма была близка позиции Макса Вебера, выраженной в его знаменитой работе «Наука как профессия».
Исследование Дюркгейма «Самоубийство» в отличие от остальных его исследований основано на анализе статистического материала, характеризующего динамику самоубийств в различных европейских странах. Автор решительно отвергает попытки объяснения исследуемого явления внесоциальными факторами: психологическими, психопатологическими, климатическими, сезонными и т.п. Только социология способна объяснить различия в количестве самоубийств, наблюдаемые в разных странах и в разные периоды.
Несмотря на то, что впоследствии исследование Дюркгейма подвергалось критике с различных точек зрения, оно единодушно признается одним из выдающихся достижений не только в изучении самоубийства, но и в социологии в целом.
Последний и самый значительный по объему труд Дюркгейма - «Элементарные формы религиозной жизни. Тотемическая система в Австралии». Исследование основано на анализе этнографических описаний жизни австралийских аборигенов. Обращение к этим «элементарным» формам позволяет, с точки зрения автора, исследовать религию в «чистом виде», без последующих геологических и прочих наслоений. Дюркгейм поставил перед собой цель, опираясь на этот материал, проанализировать социальные корни и социальные функции религии. Но по существу цель эта была гораздо более широкой. Во- первых, вследствие широкой трактовки религиозных явлений эта работа превращалась в исследование социальных аспектов идеологии, ритуала, сакрализации и некоторых других явлений, выходящих за рамки собственно религии в традиционном понимании. Во-вторых, этот труд содержал в себе попытку построения социологии познания посредством выведения основных категорий мышления из первобытных социальных отношений. Не случайно первоначально Дюркгейм намеревался назвать его «Элементарные формы мышления и религиозной жизни».
Дюркгейм отвергает определения религии через веру в бога (так как существуют религии без бога), через веру в сверхъестественное (последнее предполагает противоположную веру - в естественное, - возникающую сравнительно недавно вместе с позитивной наукой) и т.п. Он происходит из того, что отличительной чертой религиозных верований всегда является деление мира на две резко противоположные сферы: священное и светское. Круг священных объектов не может быть определен заранее; любая вещь может стать священной, как необычная, так и самая заурядная. Дюркгейм определяет религию как «связную систему верований н обрядов, относящихся к священным, то есть отделенным, запретным вещам; верований и обрядов, объединяющих в одну моральную общину, называемую церковью, всех, кто является их сторонниками».

Заключение

Заканчивая рассмотрение данной темы необходимо сделать следующие выводы:
Считаю, что главная идея Вебера в подходе к пониманию западного капитализма состоит в том, что как бы не были высоки сами по себе экономические условия, связанные с рационализацией техники и рационального права, "все же экономический рационализм зависит и от способности и предрасположенности людей к определенным видам практики - рационального жизненного поведения". Там, где, по Веберу, экономической рациональности препятствуют определенные психологические факторы, развитие хозяйственно-рационального поведения затрудняется этим внутренним противодействием. Таким внутренним противодействием в прошлой истории у Вебера выступили магические и религиозные идеи, в которых коренились определенные этнические представления. Т.е. у немецкого мыслителя речь идет в данном случае об "обусловленности" хозяйственного мышления и формы хозяйства "определенной религиозной направленности".
Капитализм у Вебера начинается не с возникновения товарно-денежных отношений и не с индустриальной революции. Он ведет свое летоисчисление с учета капитала, который может принимать самые разные формы - от примитивных записей купцов до современной бухгалтерской отчетности. Какими бы ни были разными формы, содержание, или суть учета, едино.
Дюркгейм - один из общепризнанных создателей социологии как науки, как профессии и предмета преподавания. Влияние его идей присутствует в самых различных отраслях социологического знания: от общей социологической теории до сугубо эмпирических и прикладных исследований. Все более или менее значительные социологические теории XX в. так или иначе соотносились с теорией основателя Французской социологической школы. В самых разных странах мира формирование социологии происходило под воздействием дюркгеймовских идей.
Дюркгейм дал одно из наиболее развернутых и убедительных онтологических обоснований необходимости и возможности социологии как науки. Он доказывал, что общество - это реальность особого рода, не сводимая ни к какой другой. Вместе с тем он подчеркивал, что эта реальность обладает столь же высокой прочностью и устойчивостью, что и природа, и так же, как природные явления, она не поддается произвольному манипулированию.
Дюркгейм внес важнейший вклад в становление и утверждение профессиональной социологической этики. В своих трудах он доказывал особое значение профессиональной этики в современном обществе. Своей собственной деятельностью он демонстрировал высокий образец этой этики в сфере социальной науки. Дюркгейм исходил из необходимости практической ориентации социологического знания. Но для того чтобы эта ориентация могла осуществиться, для того чтобы социология приносила пользу обществу, он считал необходимым в процессе познания отделять профессиональную этику социолога от гражданской этики, познавательные ценности - от любых других.
Будучи противником растворения познавательных ценностей в иных, Дюркгейм одновременно был противником растворения социологического подхода в подходах, свойственных другим наукам. Это ревнивое стремление обосновать и отстоять самостоятельность социологии сочеталось у него с решительным неприятием дилетантизма в этой науке, компрометировавшего ее в глазах ученых и широкой публики: ведь в то время, как, впрочем, и теперь, под рубрикой или заглавием “социология” нередко фигурировало все, что угодно. Социологическая этика Дюркгейма - это этика честного, непредвзятого и компетентного исследования.

Список литературы

1. Антология русской классической социологии. М., 2005.
2. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 2002.
3. Гофман А. Б. Семь лекций по истории социологии. М., 2003.
4. Давыдов Ю. Н. Эволюция теоретической социологии XX века // Социс, 1999, № 8.
5. 3боровскии Г. Е., Орлов Г. П. Социология. М., 2005.
6. Комаров М.С. Введение в социологию. М., 2003.
7. Кравченко С. А, Мнацаканян М.О., Покровский Н.Е. Социология: парадигмы и темы. М., 1996.
8. Лукашева Е.А. Право, мораль, личность. М., 1996.
9. Современная западная социология. Словарь. М., 1994.
10. Сорокин П.А. Общедоступный учебник социологии. М., 1999.
11. Социология / Под ред. Г.В.Осиповаидр. М., 1996.
12. Социология/Под ред. В.Н. Лавриенко. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002.
13. Социология. Учебное пособие / Под ред. Э.В.Тадевосяна. Ш., 1995.
14. Спиркин А.Г. Философия. М.: Гардарики. 2004.
15. Фролов С.С. Социология. М.: Логос. 1998.


Скачиваний: 0
Просмотров: 1
Скачать реферат Заказать реферат