Типология государства

Согласно сложившемуся в юридической, философской и социологической литературе мнению типология («типизация») или классификация государств и правовых систем по типам представляет собой объективно необходимый, закономерный процесс

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
1. Понятие типологии государства 5
2. Формационный (классово-марксиско-ленинский) подход в типологии государств 8
3. Цивилизационный (культурологический) подход в типологии государства 32
Заключение 35
Список литературы 37

Введение

Согласно сложившемуся в юридической, философской и социологической литературе мнению типология ("типизация") или классификация государств и правовых систем по типам представляет собой объективно необходимый, закономерный процесс познания естественно-исторического развития государства и права, как отражение процесса исторически неизбежной смены одних типов государства и права другими. Типология является одним из важнейших приемов или средств познания исторического процесса развития государства и права.
Важнейшими отличительными чертами и особенностями исторического процесса развития государства, права, равно как и любого иного социального явления, включая само общество, является его естественность (объективность), всеобщность, непрерывность, дискретность, сопровождающаяся выделением его отдельных стадий или фаз развития, строго определенная их взаимосвязь и преемственность.
Учет данных, равно как и иных черт и особенностей является исходной предпосылкой, непременные условием как познания всего исторического процесса, так и типологии государств и правовых систем.
Проблема типологии государства долгое время является актуальной в рамках теории государства и права. Типология государства неразрывно связана с учением о форме государства, но не совпадает с ним.
Если предметом изучения формы государства являются вопросы организации и устройства верховной государственной власти, территориального устройства государственной власти и методы ее осуществления, то предметом типологии государства составляет учение о народовластии (демократии) как родовой сущности государства. Поэтому, несмотря на очевидную взаимосвязь, форму государства нельзя отождествлять с типом государства, а типизацию государства - с классификацией его формы.
Классификация формы государства - это систематика государства, относящаяся к организации и устройству государственной власти; типизация государства - суть деление (группировка) государств с учетом факторов развития народовластия как родовой сущности государства. Форма государства соотносится с его типом как форма соотносится с сущностью вообще: она есть внешняя организация государства определенного типа.
Несмотря на перемены, происшедшие в российском правоведении за последние годы, проблема исторических типов государства и права, а также вопрос о государстве и праве социалистического исторического типа как одного из ее аспектов, так и не получили должной научной разработки. При этом в специальной и учебной литературе сформировались две основные тенденции в освещении темы.
Первая тенденция заключается в отказе от господствовавшей на протяжении десятилетий концепции общественно-экономических формаций как базовой для выделения и характеристики отдельных исторических типов государства и права под предлогом ее необоснованности, неактуальности, ошибочности. Привычными стали обращение к иным теоретическим конструкциям (например, цивилизационный подход).
Все вышесказанное обуславливает актуальность данной темы на сегодняшний день.
Цель данной курсовой работы – рассмотреть сущность типологии государств.
Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
- рассмотреть понятие типологии государства;
- рассмотреть формационный подход к типологии государства;
- проанализировать цивилизационный подход к типологии государства.
В работе использована учебная, научная и монографическая литература как российских, так и зарубежных авторов, написанная в разное время.

1. Понятие типологии государства

Познание государственно-правовых явлений требует поиска общих принципов подхода в их исследовании, отражающих переход государств и правовых систем из одного состояния в другое.
Типология, или классификация по типам государств и их правовых систем, отмечает М.Н. Марченко, представляет собой объективно необходимый, закономерный процесс познания государственно-правовой материи, отражает логику естественно-исторического процесса развития государства и права, исторически неизбежной смены одних типов государства и права другими, является одним из важнейших приемов и средств познания исторического процесса развития государства и права.
Категория «тип государства и права» занимает самостоятельное место в теории государства и права, так как дает возможность более полно отразить изменяющуюся сущность государства и права, особенности их возникновения и эволюции, увидеть естественно-исторический прогресс общества в целом, как в бытии, так и в развитии государственно-организованного общества.
Первые попытки рационально-теоретической типизации государства и права с позиции их социально-политической характеристики были предприняты еще Аристотелем, который считал, что основными критериями разграничения государств являются количество властвующих в государстве, их имущественное положение и осуществляемая государством цель. Он различал правление одного, правление немногих, правление большинства, а государства делил на правильные (где достигается общее благо) и неправильные (где преследуются частные цели).
Право же, как и государство, Аристотель рассматривает как явление политическое, он считает невозможным существование неполитического права. «Политическое право» есть частью естественное, частью условное (волеустановленное, позитивное) право. Естественное право – то, которое везде имеет одинаковое значение и не зависит от признания или непризнания его. Условное право – то, которое устанавливается законами (писаными и неписаными) и всеобщими соглашениями.
Попытку соединить формально-догматическое и социологическое понимание государства и права предпринял Г. Еллинек, утверждая, что государство и право имеют разные аспекты и определения. Он писал, что, несмотря на постоянное развитие и преобразование, можно установить некоторые признаки, придающие определенному государству или группе государств на всем протяжении их истории черты определенного типа. Он выделяет идеальный и эмпирический типы государств, где первое – это мыслимое государство, которое в реальной жизни не существует, оно лишь должно существовать, выступая мерилом реального государства. То, что соответствует этому критерию, «имеет право возникнуть и существовать, что не соответствует ему, должно быть отвергнуто и упразднено». Практическая значимость идеального типа государства и права усматривается в том, что он выступает в качестве некоего эталона для подражания и совершенствования. Что же касается его теоретической значимости, то она фактически приближается к нулю: «Теоретически научному познанию ... идеальные типы государства и права дают весьма мало», ибо объектом научных исследований служит и всегда будет служить сущее, а не должное, а именно «тот мир, который уже дан, а не тот, который еще имеет быть созданным» .
Эмпирический тип получается в результате сравнения реальных государств друг с другом (древневосточное, греческое, римское, средневековое и современное).
Понимая, что не существует типов государства и права в чистом виде, Г. Еллинек вводит понятие «среднего типа», которое сможет снять противоречия в процессе типологизации государственно-правовых явлений. Кроме этого, он выделяет типы развития и типы существования государственно-правовых явлений (динамические и статические типы государства и права). Г. Кельзен считал, что в основе типизации современных государств лежит идея политической свободы, поэтому выделяются два типа государственности: демократия и автократия. Отождествляя государство и право, считая, что государство как организация принуждения идентично правопорядку, Г. Кельзен пришел к выводу, что любое государство, включая авторитарное, является правовым. Этот вывод резко контрастировал с доктринами либеральной демократии середины XX в., в которых правовое государство рассматривалось как альтернатива тоталитарным политическим режимам.
Л. Гумплович классифицировал современные ему государства в зависимости от размеров территории и численности населения, подразделяя их на мировые с территорией более 1 млн. кв. км и населением более 50 млн. человек, великие – от 200 тыс. до 1 млн. кв. км и населением от 30 до 50 млн. человек, малые – с территорией менее 200 тыс. кв. км и населением до 30 млн. человек.
Американский профессор Р. Макайвер также делит все государства на два типа: династические (антидемократические) и демократические. Отличия между ними заключены в степени отражения государственной властью воли общества.
Немецкий политолог Р. Дарендорф, подразделяя все государства на антидемократические и демократические, утверждает, что в результате постепенной демократизации общество классовой борьбы становится обществом граждан, в котором хотя и не исключено неравенство, но создана общая для всех основа и которое делает возможным цивилизованное общественное бытие.

2. Формационный (классово-марксиско-ленинский) подход в типологии государств

До последнего времени в теории государства и права вопросы типологии государств рассматривались преимущественно с позиции формационного подхода. Суть его состоит в том, что в основе типизации государств лежит категория «общественная формация», основанная на том или ином способе производства, отражающая соотношение базиса и надстройки, классовой сущности, целей, задач и функций государства с позиции его социального назначения.
Марксистский подход в исследовании исторического процесса (известная «триада» К. Маркса) предполагал деление мировой истории человеческого общества на три больших периода (макроформации): первичный (архаичный), вторичный (экономический) и третичный (коммунистический), получившие название общественных («Gesell-schaftformation», «formation de la societe»), которые применяются для обозначения глобальных исторических эпох.
Под первичной (архаичной) и третичной (коммунистической) общественными формациями К. Маркс понимал общества, в которых отсутствуют отношения эксплуатации. Под определение первого попадает и община в том ее виде, в каком она существовала в азиатских обществах. Однако, как отмечает В.Л. Иноземцев, «так как и азиатское общество, и земледельческая община являлись не только последними фазами первичной общественной формации, но и первыми элементами формации вторичной, можно утверждать, что началом переходного периода от первичной формации ко вторичной явилась эксплуатация, но не человека человеком, а касты кастой, полностью же этот переход был закончен тогда, когда кристаллизовалась эксплуатация человека человеком, то есть тогда, когда община была разрушена, распространилось производство, ориентированное на обмен, возникло обращение товаров, появились закон стоимости и другие экономические закономерности. Таким образом, имеются все основания считать период, сменивший эпоху господства личных форм зависимости, формацией именно экономической» .
Таким образом, первичная и коммунистическая формации могут быть охарактеризованы как общественные, но не имеющие характеристики «экономическая».
Основными критериями такой классификации являются наличие или отсутствие частной собственности, эксплуатации человека человеком, антагонистичных классов, товарного производства. В этом случае вполне можно считать, что макроформации идентичны делению на доклассовое, классовое и бесклассовое общества. Термин «экономическая общественная формация» – наиболее дискуссионный в марксовой формационной концепции, имеющий огромное методологическое значение. В предисловии «К критике политической экономии» К. Маркс отмечал, что «в общих чертах азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный, способы производства можно обозначить как прогрессивные эпохи экономической общественной формации». Следовательно, государственно-организованное общество есть элемент экономической общественной формации, в рамках которой выделяются соответствующие исторические периоды, расположенные внутри нее, так называемые: азиатский, античный, феодальный, буржуазный способы производства. Заметим, что термин «общественная формация» в хронологическом аспекте шире понятия «способ производства».
Понятие «экономическая общественная формация» свидетельствует о том, что главной чертой, свойственной всем включенным в нее периодам, К. Маркс считал экономический характер жизнедеятельности общества, т.е. такой способ взаимодействия между членами социума, который определяется не религиозными, нравственными или политическими, а в первую очередь хозяйственными, экономическими факторами, иными словами, период, характеризующийся господством в общественной жизни отношений, базирующихся на частной собственности, индивидуальном обмене и возникающей как следствие этого эксплуатации. Как и в случае с применением понятия «общественная формация» (и это еще раз подчеркивает систематизированность марксовой методологии), К. Маркс и Ф. Энгельс используют термин «экономическая общественная формация» как для обозначения отдельного исторического периода, так и для описания ряда исторических состояний, каждое из которых обладает теми же основными признаками.
В силу этого следует говорить о трех способах производства внутри экономической общественной формации: античном, когда господствовал ростовщический капитал, феодальном, когда доминировал торговый капитал, капиталистическом, когда функционировал производительный капитал.
При формационном подходе в основу деления истории социального развития положена идея естественно-исторического процесса смены одной общественной формации другой. Первичная (архаичная) общественная формация заменяется вторичной (экономической), охватывающей ряд обществ, с присущими ей способами производства, уступающей затем место третичной (коммунистической), которая характеризуется воспроизведением основных черт общинной организации на качественно новом уровне и является более высоким типом архаической общественной формации.
Таким образом, каждая последующая общественная формация логически и исторически вытекает из предыдущей, в которой подготавливаются все экономические, социальные и политические предпосылки перехода к новой, более высокоорганизованной формации.
Первой общественной формацией считается первобытно-общинная, которая не знала ни частной собственности, ни классов, ни товарного производства. Способ производства, как мы уже отмечали, основан на общей (общинной, коллективной) форме собственности, а власть опирается на авторитет, выражает интересы всего общества в целом. Переход к государственно-организованному обществу связан с изменениями в базисе первобытного общества, с несоответствием характера производственных отношений уровню развития производительных сил, что предполагает эпоху социальной революции. Изменения в способе производства, основывающиеся на возникшей частной собственности, появление классов и различных социальных групп с противоположными экономическими и социальными интересами требовали их политического оформления в виде государства. Выделяются рабовладельческий, феодальный, буржуазный (капиталистический) и социалистический типы государства и права.
Каждая новая общественная формация на первом этапе становления обеспечивает прогресс в развитии производительных сил в силу того, что производственные отношения по своему характеру опережают их уровень. Второй этап характеризуется соответствием характера производственных отношений уровню развития производительных сил общества, что выражается обычно в его расцвете. Однако действующий закон постоянного развития производительных сил общества приводит к тому, что на третьем этапе уровень их развития перестает соответствовать «старым» производственным отношениям, это вызывает формирование «новых» производственных отношений, постепенно складывающихся внутри этого общества, все более и более становящихся доминирующими в процессе производства. Количественное их накопление приводит к качественным изменениям, видоизменяются формы собственности, что связано с появлением новых классов и социальных групп с противоположными интересами, а это, в свою очередь, требует их последующего государственного и правового оформления. Происходит политическая революция, рождается иная по своей сущности, целям, задачам и функциям политическая организация, возникают другое государство, иное право. «Эти революционные изменения являются более поверхностными, чем социальные революции, и прослеживаются внутри экономической общественной формации, оказываясь средством перехода от одного способа производства к другому. Политические революции, порожденные противоречием между развивающимися экономическими отношениями и политической структурой общества, решают задачу освобождения общества от отживших организационных форм».
Необходимо учитывать, что каждое государство и право развиваются в конкретном обществе, в конкретное время и в конкретных исторических, географических, внешних условиях. Категория «тип государства и права» абстрагируется от них и включает наиболее общие черты их возникновения, развития и отмирания.
В настоящее время делаются попытки рассматривать в качестве самостоятельных формаций еще две: «азиатский способ производства» и «прафеодализм». Первый характеризуется как сочетание производительной активности сельских общин и экономического вмешательства государства, которое одновременно и управляет, и эксплуатирует сельские общины.
Действительно, в государствах восточной деспотии деятельность по организации общественных работ приобрела широкий размах и большое значение в силу особых условий общинной формы собственности. В этих государствах данный вид деятельности следует выделить в качестве самостоятельной внутренней функции рабовладельческого деспотического государства. К. Маркс в статье «Британское владычество в Индии» писал: «Климатические условия и своеобразие поверхности, особенно наличие огромных пространств пустыни... сделали систему искусственного орошения при помощи каналов и ирригационных сооружений основой восточного земледелия... Эта элементарная необходимость экономного и совместного использования воды повелительно требовала вмешательства централизующей власти правительства. Отсюда та экономическая функция, которую вынуждены были исполнять все азиатские правительства, а именно функция организаций общественных работ».
Представляется, что данное обстоятельство только подтверждает многовариантность бытия государств рабовладельческого типа, но не влияет на главные и определяющие его признаки: сущность, социальное назначение.
«Прафеодализм» возникает в результате разложения первобытнообщинного строя, но не ведет непосредственно к феодализму, т.е. к образованию частной собственности на землю и закреплению крестьянства. Это был длительный, охватывающий многие столетия период, в ходе которого знать выделилась в особую группу, обеспечила себе привилегии в отношении пользования землей, в то же время и крестьяне сохранили как свободу, так и собственность на землю. И только в результате изживания отношений такого порядка рождается феодализм. Если следовать такой логике, то тогда можно говорить о «прака-питализме», «прасоциализме» и т.п. Представляется, что в любые времена и эпохи существовали, существуют и будут существовать переходные периоды.
А. Рабовладельческое государство и право
Рабовладельческое государство – первый исторический тип государства, возникший на рубеже IV и III вв. до н.э. (Месопотамия, Египет). Рабовладельческий строй существовал в странах Азии, Европы и Африки вплоть до III-V вв. н.э. В Китае он был заменен феодальным строем раньше, чем в других странах (еще во II-I вв. до н.э.), а высшего (классического) развития достиг в Древней Греции и в Древнем Риме. У славян возникновение государства относится к эпохе феодализма, поэтому они миновали рабовладельческий строй.
Рабовладельческое государство является предметом изучения ряда наук. Если история государства и права рассматривает особенности отдельных рабовладельческих государств, то теория государства и права выявляет общие закономерности различных рабовладельческих государств, раскрывает сущность и основные черты этого типа государства.
Актуальность изучения рабовладельческого государства и права обусловливается не только необходимостью анализа прошлого для выяснения закономерностей развития государственно-правовых явлений в настоящем и будущем, но еще и тем, что в современном мире рабство сохранилось. В связи с этим был образован специальный Комитет по вопросам рабства в ООН, была созвана Международная конференция по борьбе с рабством, принявшая дополнительную Конвенцию об упразднении рабства, работорговли, институтов и обычаев, сходных с рабством.
Экономическую основу рабовладельческого государства составляли производственные отношения, характеризуемые тем, что частной собственностью рабовладельца были не только орудия и средства производства, но и рабы, которых нещадно эксплуатировали, продавали, покупали, могли безнаказанно убивать и т.д. В Китае рабов называли «чу-минь», что в переводе означает «скот и раб».
В основе рабовладельческой эксплуатации лежит прибавочный продукт, создаваемый посредством внеэкономического принуждения. Только при помощи физического воздействия, бича можно было заставить раба работать на хозяина. Как вол не продает своей работы крестьянину, так и раб не продает свой труд рабовладельцу. Раб вместе со своим трудом принадлежит своему господину. Он – товар, который может переходить из рук одного собственника в руки другого, но труд не является его товаром.
Рабовладельческое хозяйство строилось на отношениях господства и подчинения. Быстрое изнашивание рабочей силы рабов и их массовая гибель вследствие беспощадной эксплуатации не беспокоили рабовладельцев, так как в период расцвета рабовладельческого строя «говорящее орудие труда» легко и быстро могло быть заменено новым. Источниками пополнения рабов были войны, превращение должников в рабов (долговая кабала), провинции и колонии также поставляли «живой товар». Это обеспечивало относительную дешевизну рабочей силы. Количество рабов во многих городах Греции и Рима превосходило количество свободного населения. В Спарте на 32 тыс. свободных граждан было 220 тыс. рабов.
Рабство широко применялось как в частном, так и в государственном хозяйстве (строительство ирригационных сооружений, дорог, работа на золотых и серебряных рудниках). Рабовладельцы все больше перекладывали на рабов тяготы физического труда и в конечном счете отказались от производительной деятельности. Таким образом, рабовладельческий строй породил противоположность между умственным и физическом трудом, которая с самого начала носит антагонистический характер. Отрыв умственного труда от физического, превращение умственной деятельности в монополию господствующих классов нанесли огромный ущерб интеллектуальному развитию человечества.
Другой конкретной формой непримиримых противоречий рабовладельческого общества была противоположность между городом и деревней, порожденная вторым крупным разделением труда – отделением ремесла от земледелия и скотоводства. В городах население преимущественно занималось ремеслом, торговлей, ростовщичеством.
Отделение города от деревни стимулировало динамику производительных сил прежде всего тем, что содействовало расширению торговли, но вместе с тем являлось тормозом общественного развития, так как привело к разорению и жестокой эксплуатации крестьянства и мелких производителей, которые облагались большими налогами. Обезземеливание крестьян и разорение мелких ремесленников привели к образованию многочисленного слоя нищенствующего населения – люмпен-пролетариев, порвавших с производством.
Но самым главным противоречием рабовладельческого общества, неминуемо ведшим его к гибели, было противоречие между рабской формой труда и рабовладельческой формой собственности, между рабами и рабовладельцами.
Производственные отношения рабовладельческого общества характеризовались тем, что важнейшей отраслью хозяйства было земледелие. Собственность на землю являлась приоритетной формой собственности, куда входили публичные (государственные имения, рудники, храмы и т.д.) и частные земли. Имелась и государственная общинная собственность.
Таким образом, рабы являлись основным производящим классом рабовладельческого общества, противостоящим классу собственников орудий производства и рабочей силы – рабовладельцам.
Из всего сказанного о рабовладельческом обществе можно сделать вывод: рабство – основа всего производства, рабы – главный производящий класс, противоречие между рабами и рабовладельцами – центральное противоречие общества.
Основной экономический закон рабовладельческого общества выражается в производстве добавочного продукта путем эксплуатации рабов в условиях полной собственности рабовладельцев на средства производства и на рабов.
Рабовладельческое государство представляло собой орган классового господства и насилия класса рабовладельцев над рабами и мелкими производителями – крестьянами и ремесленниками. Это была гигантская машина военно-политического характера, располагавшая всеми средствами принуждения: вооруженной силой, полицией, тюрьмами, аппаратом чиновничества, которые являлись орудием диктатуры класса рабовладельцев.
Классовая сущность государства проявлялась в его функциях.
Первая внутренняя функция рабовладельческого государства – подавление сопротивления рабов – осуществлялась главным образом внеэкономическим принуждением: методом открытого вооруженного подавления восстаний рабов, физическим уничтожением непокорных без суда и следствия.
Вторая функция – охрана рабовладельческой собственности на орудия и средства производства – была направлена на обеспечение экономической основы рабовладельческого государства – на поддержание рабства, рабовладельческой системы хозяйства, рабовладельческих производственных отношений. Эта сторона деятельности обеспечивала экономические интересы господствующего класса, способствовала приумножению его богатства.
Третья функция рабовладельческого государства – идеологическое воздействие и создание культурных ценностей – рассматривается в качестве самостоятельной потому, что духовное порабощение осуществлялось системой специальных мероприятий. Наибольшее значение имела система отправления религиозных культов, на которые расходовались огромные средства. Особую роль играли жрецы, входившие в государственный аппарат.
Идеологическое обслуживание класса рабовладельцев осуществлялось в ходе развития науки, в создании древней культуры. Причем эта деятельность носила преимущественно публичный, а не частный характер. Содействие рабовладельческого государства развитию науки и культуры выражало его прогрессивную роль в процессе общего исторического развития.
Таким образом, в сфере внутренней жизни рабовладельческое государство осуществляло следующие функции: подавление сопротивления рабов и других слоев общества, организация эксплуатации трудового населения; охрана и приумножение частной собственности рабовладельцев, поддержание системы рабства; идеологическое воздействие на угнетенные массы и создание древней культуры, развитие науки; в государствах восточной деспотии осуществление общественных работ. Все эти функции реализовывались в единстве и взаимосвязи.
В области внешней деятельности рабовладельческое государство осуществляло следующие функции: оборона страны и мирный контакт с другими народами; захват чужих территорий (провинций); управление захваченными провинциями.
Функция обороны страны и мирного контакта с другими народами была направлена на деятельность по укреплению армии и проведению в ней реформ, которые заключались в замене военного ополчения, сохранившегося как пережиток родового строя, постоянной или наемной армией. Сюда следует отнести и имевшую в рабовладельческих государствах большое значение внешнюю торговлю, а также дипломатическую деятельность, широко практиковавшуюся рабовладельческими государствами для приобретения союзников в последующих военных столкновениях с другими рабовладельческими государствами.
Функция захвата чужих территорий включала деятельность рабовладельческих государств по организации и проведению военных походов с целью захвата не только новых земель, но и самого главного – военнопленных для пополнения армии рабов, а следовательно, поддержания системы рабства. Кроме того, посредством завоевания других земель имелась возможность увеличить средства государственной казны.
К третьей внешней функции рабовладельческого государства следует отнести деятельность по управлению завоеванными территориями, которые не вошли в собственные земли данного рабовладельческого государства. В основном это были города-полисы.
Подчеркнем, что внутренние и внешние функции рабовладельческого государства осуществлялись комплексно, выражали его классовую сущность как организации класса рабовладельцев.
Для практического осуществления функций рабовладельческого государства необходимы были государственные органы, государственные учреждения, специальные органы насилия и подавления, которые в своей совокупности составляли механизм рабовладельческого государства. Он представлял собой, во-первых, совокупность преимущественно угнетательных органов: вооруженные силы, полиция, тюрьмы, суды, а также органы государственной власти, управления, жреческие и другие организации рабовладельцев.
Занятие должностей в государственном аппарате было доступно лишь знатной, состоятельной части населения. Должности (назначаемые и выборные) были безвозмездными. Рабы не могли занимать никаких должностей и даже состоять в армии. Солдаты рекрутировались из неимущей части свободного населения.
Во-вторых, отличительной чертой механизма рабовладельческого государства является его эксплуататорский характер, ибо все органы государственного аппарата служили цели закрепления классового неравенства и эксплуатации рабов, а также неимущей части свободного населения.
В-третьих, механизм рабовладельческого государства отличался простотой. Он не был таким громоздким, как это свойственно, например, механизму современного государства. Применительно к рабовладельческому государству можно выделить три ведомства: военное, финансовое и общественных и сельскохозяйственных работ. Несложность механизма рабовладельческого государства объясняется тем, что соотношение классовых сил было явно в пользу рабовладельцев, несмотря на их относительную малочисленность по отношению к количеству рабов.
Механизму рабовладельческого государства не были известны представительные органы (парламент, муниципалитеты и т.д.). Их отсутствие объясняется открыто классовым характером диктатуры рабовладельцев.
Анализируя отдельные части механизма рабовладельческого государства, отметим, что наибольшую роль играли вооруженные силы, которые в первую очередь использовались для подавления сопротивления трудящихся масс, а также пополняли армию рабов военнопленными. Господствующий класс всеми силами стремился укрепить армию и сформировать общественное мнение в пользу службы в ней. В Риме, например, только служба в армии могла открыть дорогу к карьере на политическом поприще. Огромное значение имела воинская дисциплина, которая поддерживалась суровыми мерами, особенно в походе. Широко применялись телесные наказания, вплоть до смертной казни. Немалую роль играла заинтересованность солдат в пополнении числа своих рабов и в увеличении своих земельных владений.
Все рабовладельческие государства были одинаковыми по классовой сущности, но отличались друг от друга по форме организации диктатуры рабовладельцев: это была либо монархия, либо республика – демократическая или аристократическая.
Рабовладельческие монархии имели место в большинстве государств Древнего Востока (Египет, Вавилон, Индия, Китай), где сложились так называемые восточные деспотии. Их особенности заключались в наличии сельской общины, отсутствии частной собственности на землю, установлении сильной централизованной власти для проведения общественных работ по строительству ирригационных сооружений. Древние общины составляли в течение тысячелетий основу самой грубой государственной формы – восточного деспотизма, где вся полнота государственной и духовной власти сосредоточивалась в руках монарха.
Рабовладельческая демократическая республика в наиболее типичной форме сложилась в Древней Греции (V в. до н.э.).
Афинская демократия характеризовалась такими чертами, как всеобщее (для граждан) избирательное право, ежегодное переголосование всех законов и переизбрание должностных лиц, выборность и оплата всех должностей, наличие института народного собрания.
Рабовладельческая аристократическая республика была известна Древнему Риму и Спарте. В выборах высших органов участвовала только привилегированная часть рабовладельцев.
Б. Феодальное государство и право
На третьем этапе развития рабовладельческого общества наступает эпоха его кризиса. Рабовладельческие производственные отношения, прежде всего их характер, уже не полностью соответствуют уровню развития производительных сил, становятся тормозом для них. Рабский малопроизводительный труд постепенно заменяется трудом колонов, которым передаются в пользование определенные участки земли на условиях выполнения повинностей в пользу хозяина земли (нередко бывшего рабовладельца).
Это свидетельствует о зарождении в недрах рабовладельческого общества новых, более прогрессивных феодальных производственных отношений, способствующих дальнейшему поступательному развитию производительных сил. В конечном счете они одерживают победу над старыми производственными отношениями, что отражается в надстройке: рабовладельческое государство заменяется на феодальное, которое становится орудием господства крупных землевладельцев (помещиков, феодалов) над зависимым крестьянством. Возникнув на базе феодальной системы хозяйства и феодальной собственности, феодальное государство охраняет экономическую основу феодализма.
Способом присвоения феодалом прибавочного продукта становится земельная рента. Известны три ее формы: отработочная, продуктовая, денежная, которые условно соответствуют трем периодам в развитии феодального государства.
При отработочной ренте крестьянин находился под прямым надзором и принуждением собственника или его представителя, он жил в непосредственной близости от него и отрабатывал определенное количество дней в неделю на его земле. При продуктовой ренте крестьяне сами располагали своим временем, выращивали урожай и расплачивались с хозяином продуктами. При преобладании денежной ренты отношения между крестьянами и земельным собственником складывались на договорной основе, причем первые превращались либо в арендаторов земли, либо в собственников, либо в неимущих батраков, нанимавшихся за деньги.
Вся деятельность феодального государства сводилась в основном к одному – удержать власть помещиков над крепостными. На крестьянство ложилась вся тяжесть содержания класса эксплуататоров: князей, дворянства, духовенства. Крестьянин не признавался полной собственностью помещика, но мог быть продан, куплен, наказан своим господином. Помещик мог потребовать от крестьянина выполнения работы на себя. Крепостной без ведома хозяина не мог жениться, отлучиться из деревни, приобретать имущество, покупать землю и распоряжаться ею.
Для феодализма характерно деление на три сословия: духовенство, дворянство и третье сословие – будущую буржуазию, каждое из которых имело свои права и обязанности. Первые два сословия составляли класс феодалов, господствующий, эксплуатирующий и угнетающий крестьян. Главной отраслью производства являлось земледелие, поэтому собственность на землю имела решающее значение. На Востоке в ряде стран наряду с землей исключительно важную роль играли ирригационные сооружения, без которых земледелие было невозможно. Существовали и другие объекты собственности: сельскохозяйственный инвентарь, рабочий и продуктивный скот, семена, хозяйственные постройки, которые находились в собственности не только помещиков или государства, но и крестьян, ремесленников.
Следовательно, экономической основой феодального государства являются феодальная собственность на орудия и средства производства и частичная собственность на крестьянина. Основной признак крепостного права – прикрепление крестьянства (оно составляло большинство населения, города были развиты крайне слабо) к земле. Отсюда произошло и само понятие «крепостное право». Крестьянин мог работать определенное число дней на себя на том участке, который выделял ему помещик, остальное время он работал на хозяина.
В истории феодального общества можно также выделить три периода развития.
В Западной Европе феодализм занял более чем тысячелетнюю эпоху (V–XVII вв.). Экономический строй, взаимоотношения классов, государственные порядки и правовые институты нашли свое отражение в сословно-корпоративной структуре феодализма. Антагонистические противоречия между феодалами и угнетенными массами, борьба между различными группировками среди феодалов составляли характерные черты этого общества.
Эволюция социально-экономических и политических институтов приводила и к изменениям в государстве. На первом этапе раннефеодального строя существует раннефеодальное государство (конец V – середина XI в.). Феодализм еще только консолидируется и упрочивается как новая общественно-экономическая формация; в рамках данного этапа государства сначала организуются в большие, но весьма слабые по степени интеграции монархии (феодально-раздробленные государства). Для второго этапа – периода полного развития феодального строя, фазы его расцвета (середина XI – конец XV в.) типичны централизованные сословно-представительные монархии. Для третьего этапа – периода позднего средневековья (конец XV–XVII в.), полосы заката, упадка феодализма и зарождения капиталистического способа производства характерны абсолютные монархии.
Первый этап феодализма характеризуется незрелостью феодального способа производства; его классовая структура обусловлена тем, что наряду с феодально-зависимым крестьянством сохранялась еще большая масса свободных крестьян-общинников и мелких земельных собственников; с земледельцами-феодалами сливалась военно-дружинная знать; эксплуатация осуществлялась как в форме ренты, так и в виде взимания дани; завершение процесса становления феодального способа производства связано с узурпацией общинных земель.
Второй этап отличается господством крупной земельной собственности, незначительной ролью городского ремесла, торговли и товарно-денежных отношений при сохранении натурального хозяйства; народное ополчение заменено феодальным, что привело к ослаблению королевской власти, так как отдельные феодалы стали богаче королей; произошло полное слияние дружинной знати и земледельцев-феодалов; короли становятся первыми среди равных (primus inter pans); при натуральном в основном хозяйстве прочные экономические связи отсутствовали; существовали коллективные органы феодальной олигархии: королевская курия или совет, боярская дума (XIII–XIV вв.), съезды феодалов, княжеские съезды.
Связь по вертикали от короля до простого рыцаря обеспечивалась иерархией собственности и политической власти, установлением вассальной зависимости менее крупных феодалов от более крупных, наличием системы сюзеренитета-вассалитета.
На третьем этапе государство существует в виде абсолютной монархии, где верховная власть всецело и нераздельно (неограниченно) принадлежит монарху, который издает законы, назначает чиновников, собирает и расходует народные деньги без всякого участия народа в законодательстве и в контроле за управлением. Самодержавие есть поэтому самовластие чиновников и полиции при бесправии народа.
Феодальное государство принимает форму абсолютной монархии в переходный период, когда старые феодальные сословия приходят в упадок, а из средневекового сословия горожан формируется современный класс буржуазии, когда ни одна из борющихся сторон не может взять верх над другой. Это четко прослеживается на примере Англии в правление Тюдоров в XVI в., когда появилось новое дворянство – джентри.
Классовая сущность феодального абсолютизма не меняется, так как государство, по общему правилу, является государством самого могущественного, экономически господствующего класса. Абсолютная монархия характеризуется ликвидацией или полным упадком значения сословно-представительных учреждений, неограниченной властью монарха, увеличением аппарата подавления.
Рассматривая сущность феодального государства, следует исходить из общей закономерности происхождения государства. Государство и право феодального типа возникают там, тогда и постольку, где, когда И поскольку классовые противоречия между феодалами и крестьянами объективно становятся непримиримыми.
Для того, чтобы обеспечить классовое господство, используется сила, которая стоит над обществом, – феодальное государство, которое выступает политической организацией экономически господствующих политических сил, стоящих у власти. Классовая сущность такого государства – диктатура этих политических сил.
Механизм феодального государства в процессе его эволюции претерпевал существенные изменения: он был относительно прост на первом этапе и становился все более сложным по мере развития государства. Абсолютизм доводит его до гигантских размеров. Исполнительная власть с ее громадной бюрократической и военной организацией, с ее сложной государственной машиной, с войском чиновников наряду с армией, точно сетью накрывшая все тело общества и затыкающая все его поры, возникла в эпоху абсолютной монархии, при упадке феодализма. Основная роль в этой машине принадлежала карательным органам: армии, полиции, жандармерии, суду, тюрьмам и т.п.
Большую роль в феодальном государстве играла церковь, догматы которой были одновременно и политическими аксиомами, а библейские тексты получали во всяком суде силу закона. Особенно сильное влияние христианская церковь имела в Западной Европе, где она безраздельно господствовала в сфере духовной жизни в период средних веков. Религия была ядром мировоззрения феодального общества, стержнем единой христианской культуры. В руках священнослужителей политика и юриспруденция, как и все остальные науки, оставались простыми отраслями богословия, и к ним применялись те же принципы, которые господствовали в нем. «Нет власти аще не от бога, существующие же власти от бога установлены» – непререкаемая догма феодального строя. Происходила ожесточенная борьба между римско-католической церковью и светскими феодалами за главенствующую роль в обществе.
Большое влияние в период феодализма имела божественная теория Фомы Аквинского, носившего титул «ангельского доктора», которого в 1323 г. церковь причислила к лику святых. В 1879 г. папа Лев XIII объявил его учение «единственно истинной философией католицизма». Надо сказать, что в тот период велась активная борьба против засилья церкви, широкое распространение особенно в XI–XIII вв. получили ереси – плебейско-крестьянские и бюргерские. Последние проповедовали идеи объединения и создания сильной централизованной власти. Доктор богословия, профессор Оксфордского университета в Англии Джон Уиклиф (1324-1384) и чешский теолог Ян Гус (1371-1415) провозглашали независимость церкви от папства, оспаривали принцип непогрешимости пап, возражали против вмешательства церкви в дела государства, полагали частную собственность и деление на сословия идущими от бога.
В. Буржуазное государство и право
Возникновение буржуазного (капиталистического) государства в ходе разложения феодального строя связано с победой новых капиталистических общественных отношений. Основной задачей его становится обеспечение господства диктатуры класса буржуазии. Экономической предпосылкой появления этих отношений является универсализация существующей частной собственности, возрастание степени ее обобществления. Экономическая структура капитализма вырастает из экономической структуры феодализма. В основе этого государства лежит капиталистическая частная собственность на орудия и средства производства, но не на работника. На первый план выходит экономическое принуждение, отношения эксплуатации сохраняются. Появляется наемный труд в национальном масштабе, поэтому капиталистический способ производства возможен только там, где работник лично свободен, независим как личность от капиталиста. На первых порах своего развития буржуазное государство выступает подчас компромиссом между старой властью в лице монарха и уходящего с исторической сцены класса и новым классом – буржуазией, которая обладает экономической властью, а с помощью государства становится и политически господствующей силой.
Буржуазное государство, являясь политической организацией всего класса буржуазии в период своего становления, по мере развития капиталистического общества сужает свою социальную базу, выражает интересы монополистической буржуазии, начинает активно вмешиваться в экономику, отказываясь от политики «государства – ночного сторожа».
Со временем происходит перерастание монополистического капитализма в государственно-монополистический, что означает сращивание государства с монополиями. Повышение экономической роли буржуазного государства объясняется тем, что оно становится совокупным капиталистом, так как будучи собственником целых отраслей промышленности проводит государственную политику, используя законодательную, исполнительную и судебную власти. Причем активизация экономической деятельности происходит в интересах не только одной буржуазии, как это подчас упрощенно понималось.
Констатируя тот факт, что современное буржуазное государство является сложным политическим организмом, учитывающим реалии современного развития, сглаживающим противоречия между различными социальными группами и слоями, классами общества (государственное регулирование экономики, установление минимального уровня заработной платы, проведение социальных программ, осуществление пенсионного обеспечения), подчеркнем, что все это осуществляется в интересах имеющего политическую власть многочисленного слоя собственников, частных предпринимателей.
Г. Социалистическое государство и право
Социалистическое государство и право представляют собой четвертый тип государства, который может возникнуть только в ходе социалистической революции, при соответствующих условиях, связанных с развитием буржуазного общества. Прав В.В. Лазарев, считающий, что социалистическое государство не тождественно совокупности государств, входивших ранее в так называемый социалистический лагерь. В теоретическом плане «социалистическое государство» означает некую абстракцию (а в политическом отношении – идеал), содержащую набор признаков, принципов и норм, отличающих данное государство от капиталистического. По-новому диктаторское и по-новому демократическое, оно является политической организацией большинства населения во главе с рабочим классом.
Если все предыдущие государства были основаны на частной собственности, то экономическую основу социалистического государства составляет общественная собственность в различных ее формах, что дает возможность ликвидировать эксплуатацию человека человеком, устранить причины, ее порождающие.
Социалистическое государство не есть государство в собственном смысле слова, так как оно не является орудием власти меньшинства над большинством. Реальный процесс эволюции советского государства оказался иным, чем должен был быть в идеале: в условиях сталинского режима неуклонно разрастался партийно-государственный аппарат, подминавший под себя все возможные формы самоуправления народа, неоправданно усиливались репрессивные функции государственной машины, общественные организации стали практически полностью зависимыми от государства. Курс на укрепление «аппаратного государства» противоречил идее «полугосударства», наоборот, было создано мощное во всех отношениях государство.
В.В. Лазарев справедливо подчеркивает, что К. Маркс и Ф. Энгельс могли лишь прогнозировать коммунистическое будущее. Ставка делалась на бестоварный, безгосударственный, самоуправляемый образ жизни. Переходное государство виделось по типу Парижской коммуны, без специального аппарата, без разделения властей, с допущением насилия только в отношении сопротивляющихся эксплуататоров. В.И. Ленин с учетом опыта послереволюционного развития России строил обновленную модель социализма, где допускается использование закона стоимости и товарно-денежных отношений; признается существование разных форм собственности; отдается предпочтение кооперативной форме производства; делается упор на совершенствование государственного аппарата и на активное участие в его работе трудящихся; актуализируется проблема государственных форм решения национального вопроса.
Модель социализма 30–50-х годов базировалась на полном огосударствлении основных средств производства, вмешательстве государства во все сферы общественной жизни, административно-командной организации труда и других видов общественной деятельности, примате общественного интереса перед личным и свертывании на этой основе ряда прав и свобод граждан, первенстве партийного интереса и интереса государственной безопасности над всякими другими, идеологическом давлении государства на граждан. Практическому воплощению данной модели сопутствовали тоталитаризм и вождизм, произвол и террор, конформизм, догматизм и идеологический вакуум.
Современная модель социализма реально ставит человека с его потребностями и интересами в центр всей общественной жизни, освобождает его от патерналистской политики государства, допускает разнообразие форм собственности, утверждает трудовой характер присвоения, гарантирует социальную справедливость в распределительных отношениях, социальную защищенность малоимущих через государственные и общественные фонды, устанавливает экономические методы хозяйствования при демократизации планирования, отдает предпочтение регулирующей роли рынка, развитию науки и культуры, обеспечивает формирование правового государства.
Перечисленные идеи совпадают с общечеловеческими ценностями, реализация которых может осуществляться, как представляется, в различных государственных формах, что дает основание не противопоставлять их, а находить как общее в реализации этих ценностей, так и особенное. Современное цивилизованное государство – это институт, направленный на организацию нормальной жизни и развития общества в целом, защиту прав, свобод и законных интересов граждан и народов, орудие решения споров и конфликтов как внутри государства, так и за его пределами.
В силу этого под типом государства и права понимаются взятые в единстве наиболее общие черты различных государств и их правовых систем, совокупность их важнейших свойств и сторон, порождаемых соответствующей эпохой, характеризующихся общими сущностными признаками.
Опыт развития государственно-организованного общества, с одной стороны, показал важность и значимость экономических изменений, с другой – отразил необходимость учета многофакторности в развитии государства и права.
Следует присоединиться к точке зрения Г.Х. Шахназарова, отметившего, что в современных условиях следует расстаться с представлением, согласно которому за ключевой и, в сущности, единственный источник развития принимаются революционные изменения в производительных силах и производственных отношениях; придется также отказаться от взгляда на историю как процесс закономерной смены социально-экономических формаций, где каждая последующая «выше» предыдущей. Даже если формы собственности сменяли друг друга именно в такой очередности, экономическая «ось» – всего лишь один из векторов общественного развития, а развитие производительных сил – один из источников. Во всем мире понятия «феодализм», «капитализм», «социализм» в качестве обобщающих характеристик целостных общественных систем приобрели значение аксиом. Они настолько укоренились не только в научном, но и в обыденном сознании, что, кажется, убери их, и ничего не останется, рухнет само представление об истории как некоем связном и закономерном процессе. Подобно изменениям в экономике не может приниматься за главный источник развития научно-технический прогресс. С этой точки зрения должны быть отведены попытки многих футурологов опрокинуть марксову схему, «подставив» вместо экономической оси индустриальную ось. Например, концепция Д. Белла, поделившего историю на доиндустриальный, индустриальный и постиндустриальный периоды, а также многочисленные другие технологические теории вроде «технотронного общества», информатики, телематики и т.п. Не годится, не «тянет» на роль главного «толкача» общества, возбудителя перемен и какой-либо другой фактор.
Опыт XX столетия не опроверг многофакторный подход и убедительно показал, что на формирование той или иной общественной структуры и уклада жизни, влияет много факторов: прогресс науки и техники, состояние экономических отношений, устройство политической системы, вид идеологии, уровень духовной культуры, геополитические условия, национальный характер, международная среда или существующий миропорядок.

3. Цивилизационный (культурологический) подход в типологии государства

Наряду с формационным подходом к решению вопроса типологии государств широко применяется Цивилизационный подход, в основе которого тоже лежит идея соотношения государства, права и социально-экономического строя общества с учетом духовно-нравственных и культурных факторов общественного развития. Таким образом, вместо общественной формации критерием типизации выступает категория «цивилизация». Следует согласиться с утверждением, что последняя выглядит весьма аморфно и неопределенно. Она, по справедливому замечанию исследователей, принадлежит к числу тех явлений и понятий, которые не поддаются сколько-нибудь строгому и однозначному определению. Если попытаться как-то объединить различные значения ее определения, получим скорее «некий интуитивный образ, чем логически выверенную категорию».
О.И. Чистяков вполне справедливо подчеркивает, что для истории вообще, и истории государства и права в частности, характерна такая форма систематизации научного материала, как периодизация. В наше время колеблются устои привычной систематизации – по общественно-экономическим формациям и соответственно по типам государства и права. Прежняя четкая схема: рабовладельческое, феодальное, буржуазное, социалистическое государство и право – заменяется другими категориями, строго говоря, исключающими всякую периодизацию. Наиболее модным стал так называемый Цивилизационный принцип. При нем общества и государства характеризуются по внешним признакам культуры, порой трудноуловимым. Вместе с тем большинство авторов используют маленькую хитрость: они подменяют прежние формации новыми «цивилизациями». Рабовладельческое общество становится античным, феодальное –
средневековым, буржуазное – «современным» и т.д.
При цивилизационном подходе тип государства и права определяется не столько объективно-материальными, сколько идеально-духовными, культурными факторами. При таком подходе основное внимание уделяется анализу обществ, в меньшей степени – государств, правовых систем.
В последнее время этот подход все чаще связывают с именем английского ученого-историка А. Тойнби. Прежде всего он подходит к исследованию истории как совокупности человеческих отношений, так как ее подлинный предмет – жизнь общества, взятая как во внутренних, так и во внешних аспектах. Внутренняя сторона есть выражение жизни любого данного общества в последовательности глав его истории, в совокупности всех составляющих его общин, а внешняя – это отношения между отдельными обществами, развернутые во времени и пространстве.
А. Тойнби пишет, что культурный элемент представляет собой душу, кровь, лимфу, сущность цивилизации; в сравнении с ним экономический и тем более политический планы кажутся искусственными, несущественными, заурядными созданиями природы и движущих сил цивилизации. Понятие цивилизации он сформулировал как относительно замкнутое и локальное состояние общества, отличающееся общностью религиозных, психологических, культурных, географических и иных признаков, два из которых остаются неизменными: религия и формы ее организации, а также территориальный признак. «Исследуя основания каждого отдельного общества, в одних случаях мы обнаруживаем, – пишет А. Тойнби, – что оно состоит в сыновнем родстве с более древним обществом благодаря наличию вселенской церкви ... (которая) является основным признаком, позволяющим предварительно классифицировать общества одного вида. Другим критерием для классификации обществ является степень удаленности от того места, где данное общество первоначально возникло. Сочетание этих двух критериев позволяет найти общую меру для размещения обществ на одной шкале, с тем чтобы определить место каждого из них в непрерывном процессе развития».
Эти общества принято называть цивилизациями (полностью независимых – около десяти), в отличие от примитивных обществ (около 650), которые обладают сравнительно короткой жизнью, ограничены территориально и малочисленны. Жизнь цивилизаций, наоборот, более продолжительна, они занимают обширные территории, а число людей, охватываемых цивилизациями, как правило, велико.
Из 21 цивилизации, считает А. Тойнби, сохранились лишь те, которые смогли последовательно освоить жизненную среду на основе разделения труда, приобщиться к социальным ценностям на базе социального подражания, перейти из статического состояния в динамическое и развить духовное начало во всех видах человеческой деятельности (египетская, китайская, иранская, сирийская, мексиканская, западная, дальневосточная, православная, арабская и т.д.). Каждая цивилизация придает устойчивую общность всем государствам, существующим в ее рамках. Интересно, что А. Тойнби характеризует и альтернативный способ возникновения цивилизации – «через отчуждение пролетариата от правящего меньшинства ранее существовавших обществ, утративших свою творческую силу. Правящее меньшинство такого рода обществ статично, и отделение пролетариата представляет собой динамическую реакцию именно на эту статичность, что в конечном счете оказывается главным условием возникновения нового общества».
Представляется, что понятие «цивилизация» можно определить как социокультурную систему, включающую не только социально-экономические условия жизнедеятельности общества, но и этнические, религиозные его основы, степень гармонизации человека и природы. Цивилизация, ее ценности влияют не только на социальную, но и на государственную организацию общества.
Заключение

Заканчивая рассмотрение данной темы необходимо сделать следующие выводы:
Изучение типологии государств является необходимым элементом процесса познания развития государства и права, закономерностей их развития, что имеет большое значение для правовой науки.
Как объясняет формационный подход, любое общество находится в рамках определенной общественно-экономической формации и включает два основных и неравнозначных по характеру компонента. Первый - экономический базис, состоящий из системы производственных отношений и, прежде всего, отношений собственности. Второй - надстройка, куда относятся общественное сознание, мораль, право, государство, религия и наука.
Последовательное развитие производительных сил общества (орудий труда, трудовых навыков человека) приводит к изменению формы производственных отношений. Собственниками основных средств производства становятся новые более прогрессивные классы (вначале рабовладельцы, затем феодалы и буржуазия, наконец, трудящиеся классы). С изменением производственных отношений, меняются и надстроечные элементы, По мере того, как они становятся соответствующими новому экономическому базису, происходит переход к более высокому типу общественно-экономической формации.
Первый исторический тип государства – рабовладельческое государство, возникшее в результате разложения первобытнообщинного строя и представляющее собой политическую организацию экономически господствующего класса рабовладельцев. Второй тип государства – феодальное. Третий – буржуазное, предполагающее частную собственность на средства производства. Четвертый тип – социалистическое государство, где господствует общественная собственность и власть трудящихся. Еще один тип государства по теории Маркса – переходное государство, то есть разновидность государства в рамках одного и того же исторического типа, где господствуют сразу несколько классов.
В нашей стране долгое время доминировала формационная теория. Это было последствие господства марксистской идеологии.
Что касается цивилизационного подхода, то согласно ему, определяющими в развитии государства являются факторы социокультурные, включающие духовную жизнь общества, идеологию, нравственность, религию. Именно они главным образом определяют особенности развития данной общественной системы и характерные черты ее государственной власти.
В развитии цивилизации проходят несколько этапов. Первый – локальные цивилизации, каждая из которых имеет совокупность взаимосвязанных социальных институтов, включая государство. Второй – особенные цивилизации (индийская, китайская, западно-европейская, восточно-европейская) с соответствующими типами государств. И, наконец, третий этап – современная цивилизация с ее государственностью, которая в настоящее время только складывается и для которой характерно совместное существование традиционных и современных социально-политических структур.
Существуют также другие критерии типологии государств, отличные от формационного и цивилизационного подходов.
Современное понимание прогресса государственности выдвигает на первый план качество жизни, положение личности, которое обеспечивает государство. Кроме того, есть еще один подход к изучению государства – информационный, который объединяет экономические и этнокультурные, социально-политические структуры в единое целое.
С точки зрения современного научного подхода, любую проблему необходимо исследовать всесторонне, опираясь на различные теории и учитывая различные точки зрения.
Список литературы

1. Байтин М.И. Сущность и типы государства. // Государство и право. 1997.
2. Венгеров А.В. – Теория государства и права, М.: Юриспруденция, 1999
3. Вехорев Ю.А. – Типология государств. Цивилизационные типы государств// Вестник Нижегородского Университета, 1999
4. Всеобщая история государства и права. Под. Ред. З.С. Черниловского. М. 1999.
5. Гумплович Л. Общее учение о государстве. М., 1998.
6. Еллинек Г. Общее учение о государстве. М., 1999.
7. Иноземцев В.Л. К теории постэкономической общественной формации. М., 1995.
8. История государства и права России. / Под ред. И.А. Исаева. М 1999.
9. История политических учений / Под ред. В. С. Hepсесянца М, 1983.
10. История политических и правовых учений / Под ред. О.Э. Лейста. М., 1997.
11. Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 1996.
12. Новицкий И. Б Римское право М , 1993.
13. Общая теория государства и права / Под. ред. Лазарева С.Н., М.: Юрист, 2001.
14. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. Т. 1. Теория государства. М., 1998.
15. Принципы и методы типологии государства и права / Рожкова Л.П., Байтин М.И.. - Саратов; Изд-во Сарат. ун-та, 1984.
16. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Бережнов А.Г., Глебов А.П., Кененов А.А. и др.. - М.; Юристъ, 2001.
17. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристь, 2001.
18. Теория государства и права. / Под ред. В.М. Корельского. М. 1998.
19. Теория государства и права: Хрестоматия: В 2-х томах. Т. 1 / Лазарев В.В., Липень В.В.. - М.; Юрист, 2001.
20. Теория права и государства. Проблемы теории государства и права: Вопросы и ответы / Протасов В.Н.. - М.; Новый Юрист, 1999.
21. Тойнби А.. Постижение истории. М. 1997
22. Чистяков О. И. Введение в историко-правовые науки // Вестник Московского университета. Серия 11 Право. 1996. № 4.
23. Шахназаров Г. Цена свободы. Реформации Горбачева глазами его помощника. М , 1993.


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат