Технология социального обслуживания пожилых граждан

Постоянное возрастание доли пожилых во всём населении планеты стано¬вится влиятельной социально-демографической тенденцией практически всех развитых стран.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
1. Проблемы пожилых людей 6
1.1. Пожилые люди как социальная общность 6
1.2. Качество жизни пожилых людей как социальная проблема 14
2. Исследование опыта социального обслуживания пожилых людей в ГУ «Комплексный центр социального обслуживания населения Бежицкого района» 19
2.1. Общая характеристика системы работы Бежицкого КЦСОН с пожилыми 19
2.2. Дифференциация социального обслуживания пожилых при Бежицком КЦСОН в зависимости от их социальной позиции 26
2.3. Выводы по результатам исследования 37
Заключение 39
Список литературы 41
Приложения 43

Введение

Постоянное возрастание доли пожилых во всём населении планеты стано¬вится влиятельной социально-демографической тенденцией практически всех развитых стран.
Такой процесс обусловлен двумя причинами. Во-первых, успехи здраво¬охранения, взятие под контроль ряда опасных заболеваний, повышение уровня и качества жизни ведут к увеличению средней ожидаемой продолжи¬тельности жизни людей.
С другой стороны, процесс устойчивого снижения рождаемости, ниже уровня простого замещения поколений, уменьшения числа детей, рожденных одной женщиной, за весь ее репродуктивный период, приводит к тому, что уровень естественной смертности в нашей стране превысил уровень рождае¬мости. На смену каждому поколению приходит следующее поколение мень¬шей численности; доля детей и подростков в обществе неуклонно снижается, что вызывает соответствующий рост доли лиц старшего возраста.
Человечество стареет, и это становится серьезной проблемой, решение которой должно вырабатываться на глобальном уровне.
Конституцией Российской Федерации, каждому гражданину гарантирует¬ся «социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом». Это означает, что государство берет на себя обязательства спо¬собствовать сохранению и продлению полноценной жизни пожилого челове¬ка, признает свой долг перед ним. Для осуществления полномасштабных функций социальной помощи, поддержки и социального обеспечения в Рос¬сийской Федерации действует система социальной защиты, на функциониро¬вание которой отпускаются бюджетные средства. Все трудоспособное насе¬ление, все общество в целом, поддерживает пожилых и старых сограждан.
Конкретное выражение социальная защита пожилых находит в системе льгот на жилье, лекарства, проезд, предметы первой необходимости для пожилых, ветеранов и инвалидов, предоставлении государственной пенсии по старости и т.п.
В последнее десятилетие активно стали обновляться стационарные учре¬ждения для пожилых людей: дома-интернаты и геронтологические центры. Появилась система стационаров для дневного пребывания пенсионеров. Строятся жилые многоэтажные дома, в которые вселяются только пожилые и старые люди. Более активными стали клубы социальной взаимопомощи по¬жилых. Боязнь одиночества, утрата многих производственных и дружеских контактов приводят к тому, что многие пенсионеры принимают участие в ор¬ганизациях, основанных на возрастной общности с целью регулирования как внутри, так и вовне этой социально-демографической группы.
Актуальность исследования работы с пожилыми людьми в социальной сфере обусловлена следующими обстоятельствами:
- во-первых, возрастанием в современных условиях роли учреждений со¬циального обслуживания по организации социальной поддержки пожилых людей;
- во-вторых, большим значением в настоящее время деятельности соци¬альных работников - людей, которые непосредственно контактирует с пожи¬лыми, знают их проблемы и пытаются им помочь;
- в-третьих, возрастанием количества пожилых людей в стране, что влечет за собой всё большую нагрузку на службы социального обеспечения.
К настоящему времени выполнен ряд исследований, обращенных к различным проблемам психологической геронтологии. В первую очередь здесь должны быть названы научные труды М.Д. Александровой, Б.Г. Ананьева, А.А. Богомолец, И.В. Давыдовского, И.И. Мечникова, В.В. Фролькис и др., которые заложили основы отечественной геронтологии и психологии старения. В современной психогеронтологии наиболее активно проводятся исследования такими учеными как Л.И. Анцыферова, Т.В. Карсаевская, О.В. Краснова, А.Г. Лидерс, Т.Н. Марцинковская, О.Н. Молчанова, С.Г. Максимова, У.Б. Поднебесная, М.М. Тульчинский, И.В. Шаповаленко, А.Т. Шаталова, Н.Ф. Шахматов, Н.А. Коротчик и др.
Итак, предметом исследования является технология социальной работы с пожилыми людьми.
Объектом является процесс предоставления пожилым людям различной помощи социальными службами, и в частности социальным работником.
Цель исследования - выявление социальных проблем пожилых людей, а также изучение форм и методов технологии социальной работы с данной категорией граждан.
Достижение этой цели предусматривает решение следующих задач:
1) определение основных социальных проблем пожилых людей;
2) исследование проблем взаимодействия социального работника и пожилого человека;
3) изучение ведения беседы социального работника с клиентом;
4) анализ деятельности Государственное учреждение «Комплексный центр социального обслуживания населения» (КЦСОН) Бежицкого района Брянской области.
В качестве гипотезы было выдвинуто предположение о том, что пожилые люди характеризуются разной степенью адаптации в посттрудовой период. Личностные особенности выступают как факторы успешности процесса адаптации. Особенности самосознания, мотивационно-потребностной и эмоциональной сфер личности определяют адаптацию пожилого человека в посттрудовой период.
Для исследования использовались:
 метод беседы
 методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда.

1. Проблемы пожилых людей
1.1. Пожилые люди как социальная общность

Одна из тенденций, наблюдаемых в последние десятилетия в развитых странах мира, - рост абсолютного числа и относительной доли населения пожилых людей. Происходит неуклонный, довольно быстрый процесс уменьшения в общей численности населения доли детей и молодежи и уве¬личения доли пожилых.
Так, по данным ООН, в 1950 г. в мире проживало приблизительно 200 млн. людей в возрасте 60 лет и старше, к 1975 г. их количество возросло до 550 млн. По прогнозам, к 2025 г. численность людей старше 60 лет достигнет 1 млрд. 100 млн. человек. По сравнение с 1950 г. их численность возрастет более чем в 5 раз, тогда как население планеты увеличится только в 3 раза .
Главные причины постарения населения - снижение рождаемости, уве-личение продолжительности жизни лиц старших возрастных групп благодаря прогрессу медицины, повышению уровня жизни населения. В среднем в странах Организации экономического сотрудничества и развития продолжи¬тельность жизни мужчин за 30 лет увеличилась на 6 лет, у женщин - на 6,5 лет. В России же за последние 10 лет наблюдалось снижение средней ожи¬даемой продолжительности жизни [13].
Социально-демографическую категорию пожилых людей, анализ их про¬блем теоретики и практики социальной работы определяют с разных точек зрения - хронологической, социологической, биологической, психологиче¬ской, функциональной и т.п. Совокупность пожилых людей характеризуется значительными различиями, что объясняется тем, что она включает в себя лиц от 60 до 100 лет. Геронтологи предлагают разделить эту часть населения на «молодых» и «пожилых» (или «глубоких») стариков, подобно тому, как во Франции существует понятие «третий» и «четвертый» возраст. Границей пе¬рехода из «третьего» в «четвертый» возраст считается преодоление рубежа в 75-80 лет. «Молодые» старики могут испытывать иные проблемы, чем «пожилые» старики, - например, трудовая занятость, главенство в семье, распределение домашних обязанностей и т.д.
В соответствии с классификацией ВОЗ к пожилым относятся люди в воз¬расте от 60 до 74 лет, к старым - в возрасте 75-89 лет, к долгожителям - люди в возрасте 90 лет и старше.
В соответствии с документами ООН и Международной организации труда (МОТ) пожилыми считаются лица в возрасте 60 лет и старше. Именно этими данными, как правило, руководствуются на практике, хотя возраст выхода на пенсию в большинстве развитых стран - 65 лет (в России - 60 и 55 лет со¬ответственно для мужчин и женщин) [8].
К пожилым относятся разные люди - от относительно здоровых и креп¬ких до глубоких стариков, обремененных недугами, выходцы из самых раз¬ных социальных слоев, имеющие разные уровни образования, квалификации и разные интересы. Большинство из них не работают, получая пенсию по ста¬рости.
Среди пожилых людей во всем мире гораздо больше женщин, чем муж¬чин. Согласно Всероссийской переписи населения 1989 г. на 1000 женщин в возрасте 60-64 лет приходилось 633 мужчины, на 1000 женщин в возрасте 65-69 лет - 455 мужчин, а на 1000 женщин в возрасте 80 лет и старше - 236 мужчин. Десять лет спустя эта тенденция не изменилась.
Итак, число женщин выше в старших возрастных группах. Такая значи¬тельная разница частично объясняется более ранней смертностью мужчин, частично - большим долголетием женщин. В России, пострадавшей от вто¬рой мировой войны, эта диспропорция достигла таких больших размеров вследствие военных потерь, а также вследствие высокого уровня смертности мужчин от неестественных причин [5].
Социальные условия жизни пожилых людей прежде всего определяются состоянием их здоровья. В качестве показателей состояния здоровья широко используется самооценка. В силу того, что процесс старения у отдельных групп и индивидов происходит далеко не одинаково, самооценки сильно раз¬личаются.
Другой показатель состояния здоровья - активная жизнедеятельность, которая снижается у пожилых людей в силу хронических заболеваний, ухудшение слуха, зрения, наличия ортопедических проблем. Уровень заболе¬ваемости пожилых людей почти в 6 раз выше, чем молодых .
В среднем на одного пожилого больного России приходится от 2 до 4 за¬болеваний, а стоимость лечения пожилых в 1,5- 1,7 раза выше стоимости лечения молодых людей. Особого внимания заслуживает тот факт, что воз¬растные потребности в расширении услуг по долгосрочному уходу за преста¬релыми увеличивают расходы на эти цели [22].
Материальное положение - единственная проблема, которая может со-перничать по своей значимости со здоровьем. Пожилые люди встревожены своим материальным положением, уровнем инфляции, высокой стоимостью медицинского обслуживания. Сегодня в результате всемирного финансового кризиса 2008 г. еще актуальнее стал вопрос о необходимости существенного повышения пенсий. По данным А. Г. Симакова, каждая пятая семья пенсио¬неров испытывает затруднения в приобретении одежды и обуви. Именно в этой группе семей имеются живущие «впроголодь». Многие пожилые люди продолжают работать, причем по материальным соображениям. Согласно проводимым социологическим исследованиям хотели бы работать 60% пен¬сионеров. Наблюдаются значительные различия в психике пожилых людей, живущих в домашних условиях и в домах для престарелых.
По некоторым оценкам 56% проживающих в домах для престарелых стра¬дают хроническими отклонениями в психике, вызванными старостью, и 16% - психическими заболеваниями. В домашних условиях проживают лишь 5- 6% пожилых, страдающих старческим слабоумием, в стационарных учреж¬дениях их доля гораздо выше. Вместе с тем в ряде домов-интернатов для по¬жилых людей нет ставок психиатра, психолога, социального работника [15].
Современные теории старения играют важную роль в организации соци¬альной работы с пожилыми людьми, ибо они интерпретируют и обобщают опыт, информацию и результаты наблюдений, помогают предвидеть буду¬щее. Они нужны социальному работнику прежде всего для того, чтобы орга¬низовать и упорядочить свои наблюдения, составить план действий и наме¬тить их последовательность.
Социальная работа с пожилыми людьми предусматривает использование теорий освобождения, активности, меньшинств, субкультуры, возрастной стратификации и др.
Согласно теории освобождения в процессе старения люди отчуждаются от тех, кто моложе; кроме того, происходит процесс освобождения пожилых людей от социальных ролей - имеются в виду роли, связанные с трудовой деятельностью, а также руководящие и ответственные роли. Этот процесс отчуждения и освобождения обусловлен социальной ситуацией, в которой находятся стареющие люди. Его можно считать также одним из способов приспособления пожилых людей к ограничению своих возможностей и при¬мирения с мыслью о неизбежно надвигающейся смерти. Согласно теории ос¬вобождения в социальном аспекте процесс отчуждения пожилых людей не¬избежен, поскольку занимаемые ими должности в какой-то момент должны переходить к людям более молодым, способным трудиться более продуктивно .
Современная социальная работа с престарелыми должна строиться в соот¬ветствии с Планом действий по проблемам престарелых, разработанным ООН. В предисловии к этому Плану страны мира торжественно признают, что качество жизни не менее важно, чем ее продолжительность, в связи с чем стареющим людям следует (насколько это возможно) жить в собственных семьях плодотворной, здоровой, приносящей удовлетворение жизнью и счи¬таться органической частью общества [21].
Исходя из данного документа можно рекомендовать правительствам всех стран предпринять следующие меры в области социальной поддержки по¬жилых людей:
1) разработать национальную политику в отношении престарелых, тем самым укрепляя связь между поколениями;
2) поощрять благотворительные организации;
3) защитить пожилых людей от экономических потрясений;
4) обеспечить качество жизни в специализированных учреждениях для престарелых;
5) полностью обеспечить пожилого человека независимо от места его проживания - на родине или в другой стране.
В России в настоящее время принят ряд федеральных социальных про¬грамм, авторы которых менее всего озабочены теоретической чистотой заду¬манного. К сожалению, многим социальным программам присущи деклара¬тивность, несистематичность, внутренние противоречия. Так, в проекте Фе¬деральной программы «Старшее поколение» читаем, что этот документ впер¬вые в истории России предлагает «решение проблем пожилых людей на ка¬чественно новом уровне». Но пожилые люди - не объект деятельности раз¬нообразных социальных служб, а субъект, принимающий решения; большая часть проблем пожилых людей, как, впрочем, и социальных проблем в це¬лом, принадлежит к разряду не решаемых и остается таковой для каждого следующего пожилого поколения.
Изучению содержания пожилых людей в домах-интернатах в мире уделя¬ется большое внимание. Этому посвящена серия исследований отечествен¬ных ученых. В США с 70-х гг. 20 века действуют «Омбудсмановские про¬граммы долгосрочного попечения». Практика подтверждает актуальность ус¬тановки ООН на то, чтобы «позволить жить стареющим людям в собствен¬ных семьях», ибо в домах-интернатах пожилой человек попадает в сложную ситуацию: с одной стороны, резкая смена окружающей обстановки, с другой - переход к коллективной жизни, необходимость подчиняться установленному порядку, боязнь утраты независимости. Это усугубляет неустой¬чивость нервно-психического состояния, служит причиной подавленного на¬строения, неуверенности в себе, своих действиях отрицательно сказывается на состоянии здоровья. Одетые в одинаковые халаты, лишенные собственно¬го угла, старики переживают полную деперсонализацию. Проживающие в домах-интернатах для престарелых в основном жалуются на качество ухода за ними, питание, нарушение их прав [6].
Приоритетное направление социальной работы с пожилыми - организа¬ция среды их обитания таким образом, чтобы у пожилого человека всегда был выбор способов взаимодействия с этой средой. Свобода выбора порож¬дает ощущение защищенности, уверенности в завтрашнем дне, ответственно¬сти за свою и чужую жизнь.
Прекрасным примером удачного создания окружающего пространства для стареющих людей являются пешеходные зоны в центрах городов - не толь¬ко потому, что люди должны пройти пешком выбранный маршрут, но и по¬тому, что, находясь в пешеходной зоне, они иначе воспринимают окружаю¬щее пространство. Пешеход получает возможность не только наблюдать себе подобных людей, но и концентрировать свое внимание на архитектуре зда¬ний, сопоставлять атмосферу центра города с его атмосферой в целом.
В городах России очень мало мест, где можно просто посидеть (речь идет не о ресторанах и кафе, хотя и их в расчете на возможности пожилых людей крайне мало). Это не пустое времяпровождение или отдых - это одновре¬менно и «способ передвижения» для престарелых людей, и демонстрация ав¬тономной позиции. Места, где пожилой человек мог бы просто посидеть, же¬лательно многовариантные, должны быть не только в тихих уголках города. Некоторые избегают многолюдных городских улиц и площадей, но есть и та¬кие, для которых пребывание в толпе спешащих куда-то людей усиливает ощущение жизни, дает дополнительный эмоциональный заряд.
Другими стимулирующими элементами городского пространства являют¬ся его малая архитектура, деревья, ручьи или речки, создающие впечатление «дружественности уголков», укрепляющие чувство безопасности.
Парадокс заключается в том, что чем больше мы стараемся помочь ста¬реющим людям, тем меньше вероятность получения ими эффективной, про¬фессиональной помощи, ибо страстное желание помочь означает в конечном счете взятие на себя ответственности за решение проблем пожилого челове¬ка, за его судьбу. Это форма эгоцентризма, недопустимая с профессио¬нальной точки зрения. Пожилой человек, даже являясь клиентом социальной службы, - субъект, т.е. лицо, принимающее решение [19].
Важную роль в решении подобного рода задач в настоящее время играют группы самопомощи. Самостоятельное объединение социально нуждающих¬ся существовало в России издавна. «Склонность людей к взаимной помощи имеет такое отдаленное происхождение, - писал П. Кропоткин, - и она так переплетена со всею прошлою эволюцией человеческого рода, что люди со¬хранили ее вплоть до настоящего времени, несмотря на все превратности ис¬тории» [9].
Группы самопомощи - это небольшие, привязанные к определенному месту группы, члены которых, имея общие проблемы (потребности, которые они сообща решают), помогают друг другу. Такие группы, как свидетельст¬вует практика, состоят из 5-7 человек, живущих поблизости и имеющих пе¬риодические контакты. Эти группы иногда возникают спонтанно, но чаще их организует один из наиболее активных будущих ее членов или (реже) соци¬альный работник, оказывающий им бытовую помощь. Каждый участник та¬кой группы не только принимает, но и осуществляет помощь, актуализируя и развивая для этого собственные ресурсы. Цель работы в группе - смягчение влияния негативных явлений, а не полное их преодоление (что невозможно), поддержка человека, а не форми¬рование нового стиля жизни, постепенное научение позитивным жизненным навыкам, а не полное отрицание прошлых норм жизни .
Причины создания групп самопомощи:
1) самореализация и развитие личности;
2) кризисная ситуация или горе;
3) плохие социальные условия, состояние здоровья, наличие ин¬валидности;
4) принадлежность к группе «изгоев», меньшинствам и др.
На первый взгляд группы самопомощи аналогичны терапевтическим группам. Но при более подробном анализе их деятельности становится оче-видным, что для групп самопомощи характерны самоуправление, а не управ¬ление со стороны профессионального работника, а также самопомощь.
Итак, человек ищет новые формы помощи, ибо государственная помощь нередко не совсем своевременна, неэффективна; к тому же, как говорят, «сы¬тый голодного не разумеет».
В группах самопомощи нет иерархической структуры, ее членам обеспе¬чивается максимальное участие в жизни группы, которую они покидают, ко¬гда хотят.
Опыт такого рода групп в России настолько мал, что серьезная экспертиза пока невозможна. Однако, группы самопомощи нуждаются в специальной поддержке социальных работников, работающих в органах самоуправления. Связь «группы взаимопомощи - социальный работник» нуждается в даль¬нейшем анализе, равно как и характер связей со всей системой социальной защиты населения.
Таким образом, мы приходим к выводу, что пожилые люди имеют право на полноценную жизнь. И это возможно лишь в том случае, если они сами принимают деятельное участие в решении вопросов, их непосредственно ка¬сающихся.

1.2. Качество жизни пожилых людей как социальная проблема

Ещё в 1995 г. Государственной Думой был принят ряд законов в области социальной защиты населения - «О социальной защите инвалидов в Рос¬сийской Федерации», «Об основах социального обслуживания населения Российской Федерации».
Вместе с этими документами был принят федеральный закон «О социаль¬ном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов».
Названные законы являются правовой базой для деятельности специали¬зированных органов в социальном обслуживании (в том числе медицинского) престарелых граждан и инвалидов. При этом следует обратить внимание на то, что в сознании российских законодательных структур самого высокого уровня (точно также и исполнительных) «пожилой или престарелый гражда¬нин» находится рядом с «инвалидами». Такова официальная установка на социальное положение двух совсем разных групп населения. «Престарелые граждане» даже формально не могут быть приравнены к инвалидам (не все престарелые инвалиды; не все инвалиды престарелые; и положение в обще¬стве, и социальная значимость этих двух категорий граждан весьма и весьма различна). Отсюда проистекает много «неудобств» в осуществлении этих за¬конов [11].
Социально-медицинские проблемы долгожителей (престарелых, пожилых, старых) прежде всего делятся на сугубо социальные и сугубо медицинские. Но это деление не по существу, а по форме. Обе проблемы возникли на заре цивилизации и культуры. Само положение пожилого человека не только в обществе, а в жизни таково, что отличает его по существу от всех других возрастных групп, и в зависимости от того, как данное конкретное общество относится к старости, определяются и решаются соответствующие социаль¬но-медицинские проблемы. До сих пор в положении престарелых граждан в разных странах («благо¬получных» и «неблагополучных») можно разглядеть или древнеегипетскую,
или спартанскую модели. Что же представляет собой старость как явление? Прежде всего, каждый пожилой человек обременен массой так называемых хронических болезней (в среднем 9-13). Они появляются, как только чело-век начинает стареть и болеет от 20 до 30 лет. Патологоанатомы хорошо знают, что пожилые люди не умирают от своих хронических заболеваний, даже если это гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца или яз¬венная болезнь (от них умирают чаще всего в возрасте от 40 до 50 лет). Од¬нако хронически больные пожилые люди продолжают сидеть в очередях в поликлиниках, и каждая вторая-третья койка в больницах также занята ими. Врачи чаще всего относятся к ним «по-спартански», особенно в современной России, когда денег не хватает ни на содержание больного в отделении, ни на лекарство (оплата медперсонала в нашей стране ниже, чем в слаборазвитых странах «третьего мира») .
Особое положение престарелого человека в жизни состоит в том, что он «близок к богам». Сущностная черта пожилого человека состоит в том, что он все полнее оказывается перед лицом смерти.
Специальные исследования подтверждают, что мысли о скорой и неиз¬бежной смерти так или иначе присутствуют в сознании каждого, кому за 60, как сверхценные переживания. Это объясняется тем, что с возрастом соот¬ветствующим образом изменяется психологическая защита человека, с кото¬рой он рождается и в программу которой входит и сознание собственной смерти. Психологическая защита помогает смертнику и неизлечимому боль¬ному справляться с мыслями о неизбежной смерти, которые поэтому никогда не доходят до сверхценных переживаний [22].
Долголетие и психическое здоровье. За крайне редким исключением, каж¬дый долгожитель страдает рядом хронических соматических заболеваний (сердечнососудистых, желудочно-кишечных, гинекологических, уроло¬гических, заболеваниями опорно-двигательного аппарата и др.). Если оставить в стороне заболевания, связанные с центральной нервной системой, то уже этого достаточно, чтобы причислить большинство престарелых людей к категории «пограничных» больных. Из этого следует, что они нуждаются в наблюдении и лечебной коррекции у психиатра или психотерапевта. Эти яв¬ления старости изучает особый раздел геронтологии.
Особое место занимают и проблемы гериатрии (занимающейся психиче¬скими заболеваниями позднего возраста), хотя провести четкую грань между геронтологией и гериатрией невозможно.
Каждый пожилой человек проживает непростую жизнь (трудно предста¬вить человека, который дожил бы до 60 лет, не испытав ни страданий, ни стрессов). Однако в особенно тяжком положении находятся пожилые люди в современной России, пережившие целый ряд глобальных социальных катак¬лизмов. Самое страшное для человека (после утраты иллюзий юности) - пе¬режить крах всех своих внутренних ценностей, потерять все то, на что ориен¬тировался. Ценностно переориентироваться, то есть принять ценности капи¬талистического мира, пожилые люди не могут. Таким образом, они представ¬ляют собой огромную армию социопатов.
Характер пожилого человека деформируется уже в силу старения. Эта де¬формация представляет собой достаточно сложный процесс (как человек жил, так он и стареет). До поры до времени все работающие (неважно, в ка-кой области социальной занятости) сохраняют черты характера, имеющие наследственное происхождение. С возрастом появляется профессиональная деформация характера, так называемая акцентуация определенных черт ха-рактера - мнительности, вспыльчивости, ранимости, тревожности, педантич¬ности, обидчивости, эмоциональной лабильности, истеричности, замкнуто¬сти, истощаемости, придирчивости, несправедливых оценок своих поступков и поступков окружающих, реактивный регресс умственных способностей, стереотипно повторяющийся в «ранимых ситуациях», и т.п [17].
А если пожилому человеку пришлось еще похоронить родных и близких, в особенности своих детей или супруга, вряд ли его психика и характер могут остаться «нормальными». Особое место, безусловно, занимает проблема одинокой старости. Изменение в психике одиноких людей не укладывается ни в какие синдромы, по причине уникальности и полиморфности своей в каждом конкретном случае. И тем не менее, ни «клинической», ни «геронто-логической», ни «социальной» нормой состояние одиноких стариков назвать нельзя.
Здесь следует назвать еще две категории престарелых граждан, каждая из которых, в силу своих социально-медицинских особенностей, выделяется в особый ряд. Во-первых, это состарившиеся инвалиды (получив инвалидность в молодости или в зрелые годы, тем не менее были ранее хорошо адаптиро¬ваны: имели семьи, детей, работу и т.д.). Во-вторых, это лица, получившие инвалидность в престарелом возрасте. Психика пожилых людей весьма своеобразна, с набором различных характерологических, аффективно-эмоциональных и интеллектуальных особенностей, которые (в зависимости от специалиста - психиатра, психолога, занимающегося реабилитацией, или социального медика) не укладываются в существующие профессиональные шаблоны. Здесь, как нигде, требуется индивидуальный подход [13].
Долгожитель и его семья. Чтобы понять, как строятся отношения в семьях с долгожителями, следует принять во внимание два основных момента: один - микро-социальный; другой - индивидуально-психологический, или, что почти одно и то же, медицинский. Первый фактор: долгожитель уже в силу своего «статуса» (то есть независимо от семьи и ее характеристик) всегда на¬ходится в центре внимания всех членов семьи, то есть является ее «ядром» («крепким» или «мягким» - другой вопрос). Второй фактор: для долгожите¬ля «родной» - очень широкое понятие.
Воспринимая людей как «родные типы», пожилой человек тем самым лег¬ко строит с ними отношения (на выработанных с годами стереотипах обще¬ния), адаптируется к ним, включает их в свою эмоциональную память как родных. И именно поэтому пожилые люди, и особенно долгожители, не хо¬тят и не могут вступать хотя бы в поверхностные эмоциональные отношения с другими людьми, которые для них «чужие» - уже по одному своему типо¬логическому статусу. Есть и другая сторона этой проблемы: дожив до опре¬деленного возраста, родные становятся для пожилых людей «чужими», ибо на первый план выступают именно те «существенно общие» типологические черты, на которые только и ориентируется пожилой человек.
Долгожитель и его семья - одна из актуальнейших проблем и нашего общества в целом, и социальной медицины в частности. Проблема эта кажет¬ся не разрешаемой ни общественными, ни правительственными мерами, на¬правленными на укрепление социальной защиты народонаселения; еще в меньшей степени - медицинскими путями. Появившиеся в нашей стране хосписы для долгожителей пока демонстрируют полнейшую беспомощность, поскольку, выражая хорошую идею, они требуют, во-первых, изрядных де¬нег, а во-вторых, иной, чем на Западе, концепции. В европейских странах, за исключением Италии и Испании, давно сложилась традиция жить отдельно от родителей. Эта же традиция в США и Канаде. В Израиле живут и порознь, и как в России, где родители до сих пор чаще живут с одним из детей, то есть одной семьей. «Свой дом» - понятие чрезвычайно разное для европейца и для русского: для европейца - это дом, где родились его дети; для русского (точно так же, как для итальянца и испанца) - это дом, где родился он сам .

2. Исследование опыта социального обслуживания пожилых людей в ГУ «Комплексный центр социального обслуживания населения Бежицкого района»

2.1. Общая характеристика системы работы Бежицкого КЦСОН с пожилыми

Государственное учреждение «Комплексный центр социального обслуживания населения» (КЦСОН) Бежицкого района г.Брянска создано в соответствии с Постановлением Администрации г.Брянска от 21.05.98 г.
Комплексный центр социального обслуживания населения осуществляет на территории Бежицкого района организационную и практическую деятельность по оказанию различных видов социальных услуг престарелым гражданам, инвалидам, детям и молодёжи, а также другим группам населения, нуждающимся в социальной поддержке.
Основные направления деятельности КЦСОН (Приложение 2):
- выявление одиноко проживающих пенсионеров и инвалидов, нуждающихся в социальной помощи и социальных услугах;
- выявление малоимущих семей с детьми, подростков “группы риска”, безнадзорных подростков для проведения с ними профилактической работы и оказания социальной помощи и поддержки;
- совершенствование форм и методов работы по социальному обслуживанию на дому нуждающихся граждан;
- развитие новых форм социального обслуживания населения, привлечение внимания органов местного самоуправления, руководителей предприятий для решения социальных проблем в районе;
- совершенствование работы специалистов отделений КЦСОН по оказанию социальной помощи и социальных услуг клиентам, внедрение в практику работы новых технологий социального обслуживания;
- оказание консультативно–адресной, срочной и иной помощи одиноким гражданам, инвалидам и семьям с детьми, состоящим на социальном обслуживании в КЦСОН;
- совершенствование работы отделения дневного пребывания, и др.
В учреждении на 20.05.2009 г. согласно штатного расписания работает 62 человека.
Структура кадрового состава Бежицкого КЦСОН по образованию (Приложение 1) приведена на рис. 1.

Рисунок 1 - Структура кадрового состава Бежицкого КЦСОН по образованию
Как можно заключить из данных схемы, среди сотрудников КЦСОН преобладают лица со средним специальным образованием (медицинским, техническим, юридическим), а также средним образованием, что ставит задачу увеличения кадрового потенциала Центра.
Основными структурными подразделениями, непосредственно осуществляющими функции постоянного социального обслуживания и оказания материальной помощи разового характера, являются (Приложение 3):
- отделение срочного социального обслуживания;
- 2 отделения социального обслуживания на дому;
- специализированное отделение социально-медицинского обслуживания на дому;
-отделение дневного пребывания для граждан пожилого возраста и инвалидов.
Таким образом, работа с пожилыми и инвалидами в Бежицком КЦСОН выделена в особое, приоритетное направление, общая ответственность за реализацию которого возложена на Отделение дневного пребывания граждан пожилого возраста и Отделение социально-медицинского обслуживания на дому. Особенностью работы Центра по данному направлению является объединение ее с обслуживанием нетрудоспособных инвалидов.
По инициативе КЦСОН в Бежицком районе развивается молодёжное движение «Милосердие», в ходе проведения которого организовано шефство над престарелыми гражданами и инвалидами со стороны школьников. Дети под руководством социальных работников оказывают пожилым людям посильную помощь в уборке помещений, подготовке их к зиме, помогают обрабатывать приусадебные участки, заготавливают дрова и т. п.
Учреждение поддерживает самые тёплые отношения с Советом Ветеранов Великой Отечественной войны и труда и Обществом инвалидов Бежицкого района. Стало доброй традицией ежегодно проводить совместные благотворительные акции «Поможем старикам и инвалидам!»
Развивается сотрудничество у Учреждения и с православной церковью. Регулярно священнослужители посещают на дому престарелых и инвалидов, состоящих на учете в КЦСОН, оказывая им при этом не только моральную, но и материальную поддержку.
Учреждение оказывает существенное влияние на решение социальных вопросов пожилых граждан района, решает их насущные проблемы. Для престарелых жителей г.Брянска КЦСОН - прежде всего тот уголок, где можно найти свой круг общения, получить ответы на интересующие вопросы, принять участие в работе многочисленных кружков и т. д. На базе Центра работают кружки и клубы: хор ветеранов «Пойте с нами», «Шахматный клуб». К услугам пожилых людей просторная библиотека с солидным книжным фондом, подшивки газет и журналов. Регулярно проводятся вечера отдыха. Вместе с тем существенную проблему составляет удаленность части контингента пожилых Бежицкого района от центрального здания КЦСОН, вынужденная ограниченность их обслуживания удаленными (выездными) формами работы.
Динамика общей численности обращений пожилых за помощью в Бежицкий КЦСОН отражена на рис. 2.

Рисунок 2 - Динамика обращений пожилых за помощью в Бежицкий КЦСОН по кварталам (за 2008 г.)
Таким образом, в среднем за помощью в Центр обращаются 133 чел. / квартал, или 33 чел./ месяц.
В 2008 г. Бежицким КЦСОН был проведен целый цикл мероприятий по социальной поддержке пожилых:
1) Подготовлены постановления главы администрации:
- «О проведении городского смотра-конкурса работы предприятий, организаций, хозяйств различных форм собственности по соц. поддержке ветеранов войны и труда, инвалидов, пенсионеров «Старшему поколению – нашу заботу»;
- «О Международном дне пожилых людей».
2) Организованы и проведены спортивно-оздоровительные мероприятия для пожилых людей.
3) Организовано участие в областном смотре-конкурсе на лучшую организацию физкультурно-массовой работы среди пожилых людей.
4) Обеспечивалось оказание одиноким пенсионерам, одиноким супружеским парам пожилого возраста адресной социальной помощи на основе совокупного среднедушевого дохода с учетом прожиточного минимума.
5) Осуществлялось предоставление одиноким пожилым людям и инвалидам, нуждающимся в постоянном постороннем уходе, места в отделениях социальной помощи на дому и социально-медицинского обслуживания.
6) Оказывалась единовременная материальная помощь гражданам пожилого возраста, попавшим в экстремальные условия на основе актов обследования и материально-бытового положения.
7) Оказывалась пожилым людям, попавшим в сложные жизненные ситуации помощь в натуральных видах продуктами, одеждой, обувью и т. д.
8) Организовывалась медицинская помощь пожилым людям путем создания отделения дневного пребывания.
9) Обеспечено участие работников ГУ КЦСОН в семинарах по вопросам развития социальной среды, особенностями работы с гражданами пожилого возраста, направление специалистов медико-социальной экспертизы и специализированного отделения социально-медицинского обслуживания на дому на курсы повышения квалификации по направлению работы.
10) Организовано проведение дня пожилых людей специальных мероприятий, посвященных памятным датам, и благотворительные акции:
- День Победы (9 Мая);
- Международный день пожилых людей (1 октября);
- Международный день инвалидов (3 декабря).
Наиболее затратным направлением работы КЦСОН с пожилыми в 2008г. стала подготовка открытия отделения социальной реабилитации для граждан пожилого возраста, которое планировалось на первое полугодие 2009 г. Открытие этого отделения на базе Отделении дневного пребывания для пожилых граждан вызвано увеличивающимися затруднениями в удаленном социальном обслуживании пожилых граждан, проживающих в райцентрах, и нуждающихся в социальном обслуживании в условиях дневного пребывания. Отделение предназначено для бытового, медицинского, культурного обслуживания пенсионеров и инвалидов, организации их отдыха, привлечения к посильному труду, поддержания активного образа жизни. Пенсионеры и инвалиды, как правило, обслуживаются Отделением бесплатно. Посильная трудовая деятельность в специально оборудованных мастерских или подсобных хозяйствах осуществляется, как правило, под руководством инструктора по трудовой терапии и под наблюдением медицинского работника.
Наряду с бесплатным, КЦСОН также оказываются платные услуги по социальному обслуживанию пожилых:
- наблюдение за состоянием здоровья;
- оказание экстренной доврачебной помощи;
- выполнение медицинских процедур, перевязок, других назначений врача;
- кормление больных, проведение санитарно-просветительской работы.
С выездом на дом предоставляются услуги прачечной и парикмахерской, по раскрою одежды, пошиву постельного белья, ремонту часов и обуви, сопровождению в больницу, мытью окон, предоставлению санаторно-курортных путевок.
К услугам по реабилитации относятся групповая и индивидуальная психокоррекция, тренинг общения, компьютерная диагностика, массаж, а также по регулируемым ценам – консультации логопеда, дефектолога, психолога, сурдопереводчика, анонимное консультирование специалистами.
Перечень платных услуг формировался исходя из потребностей населения, а также материальных и кадровых возможностей Бежицкого КЦСОН. При оказании платных услуг соблюдаются следующие условия:
1. Бесплатные социальные услуги на дому предоставляются одиноким гражданам пожилого возраста (женщинам старше 55 лет, мужчинам старше 60 лет) и инвалидам, нуждающимся в постоянной или временной постороннее помощи в связи с частичной утратой способности к самообслуживанию и (или) передвижению, возможности самостоятельного удовлетворения жизненных потребностей.
2. На надомное социальное обслуживание могут быть приняты граждане пожилого возраста (женщины старше 55 лет, мужчины старше 60 лет) и инвалиды, нуждающиеся в постоянной или временной постороннее помощи в связи с частичной утратой способности самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, имеющие родственников, которые не могут в связи с отдаленностью проживания, малообеспеченностью, болезнью и другими объективными причинами обеспечить им помощь и уход.
3. Правом внеочередного принятия на надомное обслуживание пользуются инвалиды, участники ВОВ и трудового фронта.
4. Правом первоочередного принятия на надомное обслуживание пользуются вдовы погибших (умерших) инвалидов и участников ВОВ, не вступившие в повторный брак, одинокие нетрудоспособные граждане и инвалиды, в том числе из числа вынужденных переселенцев.
5. Обследование материально-бытовых условий проживания одиноких пожилых граждан и инвалидов, нуждающихся в постороннем уходе, для их принятие на надомное обслуживание проводится специалистами по социальной работе учреждения социального обслуживания на основании личного заявления граждан, а также по информации, поступившей от жителей города или организаций независимо от формы собственности. Результаты обследования оформляются актом.
6. Зачисление на надомное обслуживание осуществляется с момента издания соответствующего приказа по учреждению социального обслуживания.
7. Услуги медицинского характера оказываются медицинскими работниками учреждения на основании государственной лицензии.
8. Гражданам пожилого возраста и инвалидам, принимаемым на социальное обслуживание на дому, вручается памятка, содержащая информацию о порядке и условиях предоставления социальных услуг.
9. Отношения между администрацией учреждения социального обслуживания и клиентом регулируются договором.
Таким образом, основу работы специалистов КЦСОН с пожилыми гражданами составляет дифференцированный подход, а его развитие в практике работы представляет собой направление ее совершенствования в ближайшей перспективе.

2.2. Дифференциация социального обслуживания пожилых при Бежицком КЦСОН в зависимости от их социальной позиции

В ходе проведения исследования мы предположили, что дифференциация социальной работы с пожилыми в условиях КЦСОН по критерию психологической установки на «социальную позицию пожилого» способствует повышению ее эффективности.
В психологической литературе выделяют следующие виды социальной позиции лиц старческого возраста (А. В. Толстых):
1. «Конструктивная позиция». Люди с такой позицией всю жизнь были спокойными, довольными и веселыми. Они сохраняют эти черты и в старости, радостно относятся к жизни, активны, стремятся помогать друг другу. Из своего возраста и недомогания не делают трагедии, ищут развлечений и контактов с другими людьми. Такие люди, скорее всего, благополучно проживут свою старость.
2. «Зависимая позиция». Она присуща людям, которые всю жизнь не очень доверяли себе, были слабовольными, уступчивыми, пассивными. Старея, они с еще большим усердием ищут помощи, признания, а не получая их, чувствуют себя несчастными и обиженными.
3. «Защитная позиция». Формируется у людей, которые как бы «покрыты броней». Они не стремятся к сближению с людьми, не желают получать от кого бы то ни было помощь, держатся замкнуто, отгораживаются от людей, скрывая свои чувства. Старость они ненавидят, так как она вынуждает их быть зависимыми, отказаться от работы и активности.
4. «Позиция враждебности миру». Характерна для людей, обвиняющих окружение и общество, которые, по их мнению, виноваты во всех неудачах их прошлой жизни. Люди такого типа подозрительны и агрессивны, никому не верят, не хотят от кого-либо зависеть, испытывают отвращение к старости, цепляются за работу как за спасательный круг.
5. «Позиция враждебности к себе и своей жизни». Люди этой позиции пассивны, склонны к депрессии и фатализму, у них отсутствуют интересы и инициативы. Они чувствуют себя одинокими и ненужными, свою жизнь считают неудавшейся, к смерти относятся без боязни, как к избавлению от несчастного существования.
Дифференцированный подход должен стать обязательным в социальной работе с пожилыми и старыми людьми как с личностями, членами общества, семьи, жильцами коммунальной квартиры, дома для престарелых и т. д. Так, по определению ВОЗ, “старые старые” существенно отличаются от “новых старых”, тех, кто вышел на пенсию недавно. Для социальных работников важна в первую очередь, исчерпывающая информация о контингенте пожилых и старых людей, которых они обслуживают. В гериатрии и геронтопсихиатрии стало аксиомой, что физические и психологические характеристики людей существенно различаются по 5-летним периодам: 60 - 64 года, 65 - 69 лет, 70 - 74 года и т. д. Возрастная дифференциация пожилых, которым оказывалась помощь специалистами КЦСОН в 2008 г., отражена на рис. 3.

Рисунок 3 – Дифференциация пожилых клиентов КЦСОН по возрастному признаку, 2008 г.

Тем не менее, несмотря на возрастную неоднородность обслуживаемых пожилых, специалисты Центра отмечают общую закономерность: основная часть клиентов старших возрастов, с которыми ведется социальная работа в различных ее видах, выражает свою искреннюю благодарность социальным работникам, высоко оценивает их труд, однако нередким является и недоброжелательное отношение, подозрительность, недовольство оказываемыми услугами. Иногда прибегают и к чрезмерному восхищению, восхвалению социального работника, чтобы добиться от него тех услуг, которые не входят в перечень выполняемых обязанностей. Работа со старыми людьми во всех странах считается одной из самых тяжелых во всех отношениях: велико разочарование лиц, обеспечивающих уход за ними; чтобы его избежать, необходимы высокая профессиональная подготовка, понимание и знание психологических особенностей пожилого и старческого возраста, высокая степень дифференциации оказываемых услуг в зависимости от индивидуально- и социально-психологических особенностей каждого пожилого клиента. Нельзя воспринимать старого человека изолированно, вне его жизненного пути. Напротив, то, что он представляет собой сейчас, есть отражение многоаспектного и многослойного становления личности. Биография каждого старого человека представляет собой отражение удавшейся или неудавшейся судьбы, возможно, разломанной или порушенной жизни.
В ходе исследования мы обозначили первый тип социальной позиции как высокоадаптированный. Предполагается, что соответствие этому типы составляет норму адаптации пожилых к условиям нового социально-экономического положения.
Второй и третий типы социальной позиции пожилых («зависимая» и «защитная») есть основания считать среднеадаптированными, в силу их большой распространенности.
Четвертый и пятый типы социальной позиции пожилых, характеризующиеся враждебным отношением, относятся к разряду неконструктивных и свидетельствуют о низкой адаптации или дезадаптации к условиям выхода на пенсию, в т. ч. к условиям социального обслуживания работниками КЦСОН.
Мы предположили, что удовлетворенность пожилых клиентов КЦСОН социальным обслуживанием зависит от типа их социальной позиции: конструктивная социальная позиция связана со сравнительно высокой удовлетворенностью обслуживанием, неконструктивная – с низкой степенью удовлетворенности, критичностью по отношению к социальному работнику.
Обследование включало тестирование и анкетирование пожилых клиентов Бежицкого КЦСОН в количестве 30 человек. Для изучения типа социальной установки применялась методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда, для исследования личностных особенностей – методика «Личностный дифференциал». Удовлетворенность социальным обслуживанием оценивалась с помощью анкеты.
На основе анализа интегрального показателя адаптации были выделены 3 экспериментальные группы испытуемых:
1. Пенсионеры с высоким уровнем адаптации – группа A. Значение показателя адаптации от 66 до 72 баллов. (M=67)
2. Пенсионеры со средним уровнем адаптации – группа B. Значение показателя адаптации от 49 до 65 баллов. (M=56,6)
3. Пенсионеры с низким уровнем адаптации – группа C. Значение показателя адаптации от 38 до 48 баллов. (M=41,3)
Большинство пожилых людей характеризуются средней степенью адаптации (65%). Пенсионеров с высоким уровнем адаптации – 19%. Существует группа пенсионеров с низким уровнем адаптации (16%).
В результате тестирования получены данные о личностных особенностях обследованных пожилых людей, рассмотрена статистическая значимость этих различий.
В группе обслуживаемых пожилых людей с конструктивными установками на свое социальное положение (группа А) большинство испытуемых данной группы имеют высокий и средний уровень самоприятия (33%). У испытуемых группы A низких показателей по школе «Самопринятие» выявлено не было. Пожилые люди с высоким уровнем адаптации высоко оценивают свою внешность, свою способность справляться с трудными ситуациями, считают себя интересными как личность. У большинства испытуемых данной группы обнаружен оптимальный уровень самооценки по фактору силы (58% - средние значения, 17% - высокие). Встречаются также и очень высокие значения (25%). Это свидетельствует о том, что пожилые люди с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период уверены в себе, независимы, рассчитывают на собственные силы в трудных ситуациях. По фактору оценки в группе A значения большей части испытуемых отнесены к оптимальному уровню (высокие значения – 50%, средние – 25%). Встречаются также и очень высокие значения (25%). Это говорит о том, что испытуемые принимают себя как личность, осознают себя как носители позитивных, социально желательных характеристик. По фактору активности наибольшее количество средних (42%) и высоких (33%) значений. Очень высокие значения встречаются у 28% испытуемых. Данные результаты указывают на высокую активность пожилых людей с высоким уровнем адаптации, общительность. Для изучения локализации контроля над значительными событиями применялась шкала «Интернальность». При анализе результатов не выявлено низких значений по данному фактору у испытуемых группы A. В равной степени присутствуют средние (50%) и высокие значения (50%). Это свидетельствует о том, что люди с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период считают, что большинство важных событий в их жизни является результатом их собственных действий, что они могут ими управлять, и, таким образом, они чувствуют ответственность за эти события и за то, как складывается жизнь в целом. Таким образом, пожилые люди с конструктивной социальной установкой обладают оптимальным уровнем самооценки (средним и высоким). Они принимают себя как личность, уверенны в себе, независимы, оценивают себя как активных и общительных. Люди данной группы склонны рассчитывать на собственные силы, умеют управлять собой, своими поступками, считают себя ответственными за то, как складывается их жизнь в целом.
С точки зрения удовлетворенности социальным обслуживанием, на данную категорию приходится большая часть удовлетворенных (табл. 1).

Таблица 1 – Удовлетворенность социальным обслуживанием в зависимости от социальной позиции пожилых (Бежицкий КЦСОН), %
Удовлетворенность социальных обслуживанием Категория пожилых по типу социальной позиции
конструктивная зависимая/защитная Враждебная к миру/к себе
Полностью удовлетворены 74 31 0
Есть существенные претензии к качеству обслуживания 26 53 52
Совершенно не удовлетворены 0 16 48

В группе пожилых клиентов КЦСОН (В) с типами социальной поизиции «зависимая» или «защитная» (средним уровнем адаптации) результаты, по параметру «Самопринятие» показывают, что большинство из них имеют средний уровень самопринятия (90%). С высоким уровнем самопринятия – 5%, с низким – 5% обследованных.
Анализ результатов по факторам показал, что у большинства испытуемых группы B по фактору силы оптимальный уровень самооценки (75% - средние значения, 17% высокие). Встречаются также низкий (5%) и очень высокий (2,5%) уровень значений.
По фактору оценки преобладает адекватный уровень самооценки (62,5% - средний уровень значений, 10% - высокий). Низкий показатель у 2,5% испытуемых. Большой процент очень высоких показателей (25%).
По фактору активности наибольшее количество оптимальных значений (60% - средних, 22,5% - высоких). Низких значений 7,5%, очень высоких – 10%.
При анализе результатов по шкале «Интернальность» было выявлено, что у большинства пожилых людей с зависимой или защитной социальной позицией средний уровень показателя интернальности (80%). Испытуемых с низким значением по данной шкале - 7,5%, с высоким - 12,5%. Это говорит о том, что в целом люди со средним уровнем адаптации в посттрудовой период предъявляют высокие требования к себе, рассчитывают на собственные силы, но часть людей из этой группы не считают себя способными контролировать события в своей жизни, ответственность за них приписывают обстоятельствам, другим людям.
Таким образом, большинство пожилых клиентов Бежицкого КЦСОН с типами социальной позиции «защитная» и «зависимая» обнаруживают оптимальный уровень самооценки, т. е. они принимают себя как личность, удовлетворены собой. У некоторого процента пожилых данной группы наблюдается завышенная самооценка, а также заниженная, что говорит о личностной не зрелости, не умении правильно оценивать себя, результаты своей деятельности. Пожилые данной группы склонны преувеличенно высоко оценивать свои социальные качества.

Рисунок 4 – Удовлетворенность социальным обслуживанием пожилых клиентов КЦСОН с зависимой и защитной социальной позицией
С точки зрения удовлетворенности социальным обслуживанием (рис. 4) среднеадаптированные пожилые клиенты КЦСОН склонны предъявлять претензии по качеству предоставляемых услуг (53%), однако среди них существенны доли как полностью удовлетворенных (31%), так и совершенно неудовлетворенных предоставляемыми услугами (16%), при этом доля первых почти в 2 раза больше доли вторых. Таким образом, можно заключить, что в целом социальное обслуживание воспринимается такими клиентами КЦСОН как нужное, востребованное, вследствие чего они склонны сотрудничать с социальным работниками, что, в свою очередь, повышает качество предоставляемых услуг.
Напротив, пожилые лица группы С, тип социальной позиции так или иначе враждебен (по отношению к себе или к миру), в равной степени либо вовсе неудовлетворены предоставляемым социальным обслуживанием, либо предъявляют к нему серьезные претензии. В любом случае, отношение этой группы клиентов КЦСОН к обслуживанию крайне негативно. В то же время, они не отказываются от услуг социальных работников, продолжают ими пользоваться, несмотря на негативное восприятие любых их действий.
Результаты по шкале «самопринятия» показали, что большинство испытуемых данной группы имеют низкий уровень самоприятия (70%). У части испытуемых средний уровень самоприятия (30%). Высоких значений по данной шкале выявлено не было. Пожилые люди с враждебной социальной установкой по отношению к своему статусу резко отрицательно оценивают свою внешность, считают, что ни в чем не проявили себя.
При анализе результатов группы C не было выявлено очень высоких значений ни по одному фактору, высокие значения встречаются только по фактору оценке (10%). По фактору силы у большинства испытуемых низкие значения (60%). Встречаются и средние значения (40%). По факторам оценки и активности максимальное число средних значений (80%). Низкие значения по фактору оценки встречаются у 10% испытуемых, по фактору активности у 20%. Таким образом, у испытуемых группы C преобладает средне низкие значения самооценки. Особенно низко испытуемые это группы оценивают свои волевые качества.
При анализе результатов по шкале «Интернальность» было выявлено, что у большинства пожилых людей низкий уровень интернальности (60%) и средний уровень интернальности (30%). Людей с высоким уровнем интернальности в это группе 10%. Это свидетельствует о том, что большая часть пожилых людей с низким уровнем адаптации склонны приписывать более важное значение внешним обстоятельствам, не считают себя способными контролировать собственную жизнь.
Таким образом, пожилые люди с низким уровнем адаптации в посттрудовой период характеризуются низким и средним уровнем самооценки. Они негативно относятся к себе, не удовлетворены собственным поведением, уровнем достижений. Люди этой группы полагают, что большинство событий их жизни являются результатом случая или действий других людей, к которым относят и социальных работников.
Главная драма пожилого человека групп 4 и 5 (неадаптированных), отличающихся враждебностью к миру и к себе (если не считать инвалидность, тяжелую болезнь, или нищету, или бесприютность) - драма невостребованности - нереализуемый потенциал, ощущение или опасение собственной ненужности. Больше того, наблюдения показывают, что потенциал пожилого человека с неконструктивной социальной позицией чаще всего резко не соответствует менталитету новых поколений. В целом, невостребованность пожилого человека входит в противоречие с общественной сущностью человека.
В высказываниях пенсионеров данной группы чаще всего встречается отсутствие ожидания каких - либо перемен: «В будущем моя жизнь не изменится»; ожидания трудностей: «В будущем моя жизнь станет еще труднее»; бытовые проблемы. Заботы о здоровье отражены в ответах большинства опрошенных. Категория «ожидания достижений» в ответах испытуемых с низким уровнем адаптации не встречается.
Оценивая свое прошлое, пожилые этой группы отмечают, что не сделали то, что могли бы («Оглядываясь на свою жизнь, я думаю, что мог бы прожить ее лучше и веселее»), что неудач было больше, чем достижений («Оглядываясь на свою жизнь я думаю, что в жизни часть не везло»). Однако лишь единицы признают ошибочность своих целей, стремлений в прошлом.
Анализ высказываний пожилых людей данной группы относительного выхода на пенсию показал, что большинство переживали это событие тяжело. При беседе было обнаружено, что для пенсионеров группы С характерны пассивные интересы (просмотр телевизора, вязание, чтение), а многие отмечают отсутствие любимого занятия. Можно говорить о том, что отсутствие интересов затрудняет процесс выхода на пенсию, поскольку не компенсируется значительными видами занятности. В высказываниях, связанных с общением с родственниками, эти люди часто ожидают от близких поддержки и выражают страх остаться одному. Лишь у некоторых в ответах звучит забота о родственниках. Давая свое определение старости пожилые люди группы С отмечают, что старость для них - это обуза, болезнь, выражают опасение смерти. Лучшим периодом жизни большинство пожилых людей с низким уровнем адаптации считают детство и юность.
Сравнительный анализ показателей удовлетворенности социальным обслуживанием по группам пожилых клиентов Бежицкого КЦСОН позволил выявить значимые различия:
tst = 3,1
tA, B = 1,6
tA, C = 3,8
tB, C = 3,3
Таким образом, значимые различия по уровню удовлетворенности социальным обслуживанием существуют между группами пожилых клиентов КЦСОН:
1) с конструктивной социальной позицией и враждебной;
2) со среднеадаптированной социальной позицией (защитной / зависимой) и враждебной.
Таким образом, дифференциация социального обслуживания пожилых по признаку социальной позиции обслуживаемых эффективна с точки зрения повышения удовлетворенности пожилых предоставляемыми социальными услугами. При этом необходима разработка особых мер при работе с пожилыми, отношение которых к своему статусу характеризуется враждебностью.

2.3. Выводы по результатам исследования

Проведенный анализ показал: основу негативного восприятия частью пожилых оказываемых им социальных услуг является их невостребованность обществом в социальном статусе пенсионера, которая, в силу индивидуально-психологических особенностей воспринимается особенно остро.
Социальная защита этой категории граждан должна быть нацелена на гуманизацию всех сфер жизни. Недопустимо, чтобы кто-либо из них ощущал себя лишним человеком, обременяющим близких, общество.
Мы полагаем, что принцип дифференциации обслуживания применительно к данной категории пожилых должен заключаться, в частности, в том, что все формы и методы социальной защиты пожилых должны быть для них обязательно доступными, полноценными, предоставляться исключительно на бесплатной основе. Особое значение следует уделить полной реализации в социальном обслуживании таких пожилых государственных социальных стандартов. При этом определяющее значение в успехе решения проблем социальной защиты этих граждан, конечно, будет иметь адекватность финансовых ресурсов КЦСОН, предназначенных на эти цели. Однако именно наглядность заинтересованности работника в интересах обслуживаемого пожилого гражданина позволит вовлечь его в диалог с обслуживающим работником, организовать сотрудничество на этой основе, что, с другой стороны, будет способствовать повышению удовлетворенности социальных работников выполняемым трудом, улучшению условий труда, т. к. работа с пожилыми данной категории относится к разряду наиболее сложных как в физическом, так и в психологическом плане.
Главное, что необходимо принимать во внимание при организации социального обслуживания пожилых: каждый старый человек есть личность и как личность имеет самоценное значение. Личность - сердцевина человеческого бытия, его чувств, переживаний и действий. Личность определяет и поведение человека в процессе старения. Каждый человек уникален в своем “Я” и никак не может быть подменен другим человеком, и в таком виде иного человека не существует. Самоценность человека должна быть сохранена полностью, она должна быть неделимой. Неотделима от индивидуальности человека и другая характерологическая особенность - социабельность, т. е. возможность открыть себя для контактов с другими людьми. Человек вступает в контакты с окружающими его людьми, создает с ними длительные или кратковременные связи, поддерживает их или отвергает; в ходе этих контактов возникает приязнь или неприязнь, доверие или недоверие.

Заключение

Теоретический анализ литературы по теме работы позволил сделать следующие выводы:
1. Социально-демографическую категорию пожилых людей, анализ их проблем теоретики и практики социальной работы определяют с разных точек зрения – хронологической, социологической, биологической, психологической, функциональной и т. п.
2. Наиболее острой проблемой является ограничение жизнедеятельности пожилых людей и инвалидов.
3. Отделения дневного пребывания составляют важнейшее направление социальной работы с пожилыми и пользуются большой популярностью у людей пенсионного возраста.
В работе была исследована структура социальной работы Бежицкого КЦСОН с пожилыми гражданами, важнейшей задачей которой является поддерживание уровня жизни пожилых людей и инвалидов в сложных жизненных ситуациях, содействие их адаптации к условиям рыночной экономики. Главной целью обслуживания пожилых людей, носящего системный характер, является создание ориентированных на конкретного человека мобильных структур, при этом социальный работник организует предоставление услуг независимыми, добровольными и государственными организациями, он так же ответственен за сотрудничество с медицинскими учреждениями и агентствами разного рода. Установлено, что пожилой человек и его семья – одна из актуальнейших проблем и нашего общества в целом, и социальной работы в частности. Выявлено, что только комплексный подход к анализу социальной среды пожилого человека продуктивен для диагностики и построения на этой основе программы его социальной поддержки (адаптации). Проведенное исследование, во-первых, показало, что одиночество пожилых, субъективно воспринимаемое негативно, враждебно, что отражается и на эффективности социальной работы с таким пенсионерами - одна из самых сложных для современного человека психологических проблем, хорошо знакомая социальному работнику, работающем с этим контингентом. В нашей работе мы подошли к пониманию одиночества как к субъективно переживаемому чувству, отличному от состояния уединенности или объективной изолированности.
Возвращаясь же к стороне этой проблемы, связанной с социальным обслуживанием пожилых людей и стариков, следует отметить: психологическая привлекательность человека независимо от возраста может возрастать, а может убывать. Это зависит от человека, его личности, личных усилий, глубины и полноты его душевной жизни, навыков гуманистического общения с другими людьми.
В связи с этим можно сказать, что «готовиться» к старости надо начинать задолго до того, как она наступит, повышая свою психологическую привлекательность. Такой вывод также выливается в тот объективный факт, что люди старшего возраста менее склонны чувствовать себя одинокими, чем респонденты репродуктивного возраста. В старшем возрасте большая часть респондентов переживает ситуативное одиночество.
Таким образом, важный с точки зрения организации социальной работы с пожилыми заключается в том, что чувство одиночества не является характеристикой пожилого возраста как такового, что дает основание рассматривать проблему негативного восприятия одиночества и критичности к предлагаемой помощи в старости не столько как социальную, но и психологическую проблему. Реализация принципа дифференциации социальной помощи таким пожилым гражданам предполагает сугубо бесплатную и безвозмездную основу оказания им социальных услуг в пределах государственного стандарта, что может создать основу для повышения критичности мышления пожилого клиента к своей социальной позиции, психологическому отношению к оказываемой помощи и наладить на этой основе контакт и плодотворное сотрудничество с социальным работником.
Список литературы

1. Альперович В. Д. Старость. М., 1998.
2. Басов Н. Ф. Гендерные аспекты социальной работы с пожилыми. Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2002.
3. Вейс Р. Вопросы изучения одиночества//Лабиринты одиночества/ Под ред. И.Е Покровского. М., 1989.
4. Гессе Г. Степной волк. Избранное. М.,1997.
5. Козлова Т. З. Пенсионеры о себе. М.: Институт социологии РАН, 2001.
6. Кораблина Е.П. Женщина в мире экзистенциальных проблем. СПб.,1997.
7. Лейтес Н. С. Умственные способности и возраст. М., Педгогика, 1971.
8. Майленова Ф. В. Два лика одиночества // Человек. №6. 2001.
9. Миюскович Б. Одиночество: междисциплинарный подход // Лабиринты одиночества / Под общ. ред. Н. Е. Покровского. М., 1989.
10. Моргун В. Ф., Ткачева Н. Ф. проблема периодизации развития личности в психологии. М.: Изд-во МГУ, 1981.
11. Одиночество: современная теория, исследования и терапия / Под ред. .А. Пеплау и Д. Перлмана. Пер. с англ. М., 1989.
12. Пузько В. И. Экзистенциальный невроз как бегство от одиночества // Материалы научной конференции «Теология, философия и психология одиночества». Владивосток, 1995.
13. СадлерУ Джонсон Т От одиночества-к аномии//Лабиринты одиночества/Ред.: И.Е. Покровского. М., 1989.
14. Словарь-справочник по социальной работе, под редакцией доктора исторических наук, профессора Е.И. Хлолостовой. М.: «Юристъ», 2000.
15. Толстых А. В. Возрасты жизни. М.: Молодая гвардия, 1988.
16. Фрейджер Р., Фейдман Д. Личность. Теории, эксперименты, упражнения. М., 2000.
17. Фромм Э. Искусство любви. М., 1995.
18. Хараш А.У. Психология одиночества // Педология/новый век. № 4. 2000.
19. Хорни К, Невротическая личность нашего времени. -СПб., 2002.
20. Шапиро В.Д. Человек на пенсии. М., 1980.
21. Шихи Г. Возрастные кризисы. СПб.,1999.
22. Шотаева А. В. Особенности переживания чувства одиночества людьми разного возраста. М., 1992.
23. Эткинд А. М. Психология одиночества. М., 1989.
24. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М., 2000.
25. ЯнгДж. Одиночество, депрессия и когнитивная терапия: теория и ее применение // Лабиринты одиночества / Под ред. И,Е. Покровского. М.,1989.


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат