Технологии социальной работы с неблагополучной семьей

В настоящее время все более увеличивается число неблагополучных семей. Причин тому очень много: это и личностные особенности супругов, несовместимость характеров; все больше становится семей, где родители ведут аморальный образ жизни, употребляют алкоголь, наркотики

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

СОДЕРЖАНИЕ
Введение.............................................................................………………...........3
1. Социально-психологические особенности неблагополучной семьи……...5
1.1. Критерии неблагополучия семьи и их связь с социальной
характеристикой несовершеннолетних………………………………..…...5
1.2. Направления и методика работы социального работника с
неблагополучными семьями…………………………………………….….10
2. Исследование особенностей социальной работы с неблагополучной
семьей при ГУП КЦСОН Бежицкого района г. Брянска………………….18
2.1. Организация работы с неблагополучной семьей при ГУП КЦСОН
Бежицкого района…………………………………………………………...18
2.2. Особенности и результативность применения технологий работы
с неблагополучной семьей при ГУП КЦСОН Бежицкого района….…....22
Заключение..........................................................................……………….........42
Список литературы.................................................................………………….44
Приложения

Введение
В настоящее время все более увеличивается число неблагополучных семей. Причин тому очень много: это и личностные особенности супругов, несовместимость характеров; все больше становится семей, где родители ведут аморальный образ жизни, употребляют алкоголь, наркотики. Все это оказывает негативное влияние на детей. У большинства детей из неблагополучных семей наблюдаются отклонения в общении со сверстниками: некоторые дети агрессивны, другие уходят в себя; наблюдается низкий уровень успеваемости в школе. Задача социального работника в работе с неблагополучной семье двояка: помимо неблагополучия супружеских отношений, корригировать и осуществлять профилактику неизбежного неблагополучия ребенка, воспитывающегося в такой семье. Это ставит проблему правильной организации программы работы.
С другой стороны, эффективная социальная работа с неблагополучной семьей как ни одна другая отрасль социальной работы требует постоянного исследовательского компонента. Чтобы успешно работать, специалист по социальной работе постоянно изучает супружеские, родительские отношения в неблагополучной семье, социальную адаптацию и личностные свойства подопечных. В отличие от педагогов-теоретиков, социальный работник и социальный педагог изучает ребенка из неблагополучной семьи в естественной обстановке, в единстве с условиями его жизнедеятельности, отслеживает индивидуальные и возрастные изменения, т. е. реализует диагностическую деятельность комплексно, изучая, воспитывает - воспитывая, изучает [20, с.25].
При работе над данной проблемой были использованы труды К. Д. Ушинского, И. П. Подласова, Т. М. Мишиной, Р. С. Немова, А. А. Осиповой и других.
Актуальность затронутой проблемы позволяет сформулировать цель исследования: выявить формы работы специалиста по социальной работе с детьми из неблагополучных семей.
Задачи исследования:
1. Дать характеристику неблагополучной семьи для целей социальной работы, факторов семейного неблагополучия и их влияния на каждого члена семьи.
2. Выявить основные направления социальной работы с неблагополучной семьей, их эффективность.
3. Определить основные этапы социальной работы с неблагополучной семьей, методику ее реализации.
4. Исследовать опыт работы с неблагополучной семьей при ГУП КЦСОН Бежицкого района г. Брянска, дать оценку ее эффективности, наметить перспективы и пути совершенствования.
Объектом исследования является работа социального работника с неблагополучной семьей.
Предмет изучения - формы работы социального работника с неблагополучной семьей.
В ходе работы была сформулирована и проверялась гипотеза: социальная работа с неблагополучной семьей будет эффективна, если:
1) проводится анализ причин семейного неблагополучия;
2) специалисты учитывают потребности и возможности неблагополучной семьи, обратившейся за помощью.
Методы исследования – анализ литературы, анализ документов, анализ работы со случаем.

l. Социально-психологические особенности неблагополучной семьи
1.1. Критерии неблагополучия семьи и их связь с социальной
характеристикой несовершеннолетних
Осуществление социальной работы с неблагополучной семьей прежде всего требует определения объекта такой работы.
Анализ понятия «семья» по научным источникам показывает, что понятие нормальной семьи совершенно неконкретно, представляет собой гипотетический идеал семьи, где все находятся в гармоничных отношениях друг с другом, общение основано на взаимосотрудничестве и помощи, отсутствуют проблемы и конфликты. Такое понимание идеальной семьи особенно характерно для психологов гуманистического направления, вносящих в исследования семьи и семейных отношений эталон нормы [11, с.166]. Однако чаще всего понятия «семья» конкретизируется путем указания на те или иные ее аспекты.
Анализ теоретической литературы по проблеме показывает, что под неблагополучной семьей чаще всего понимается семья дисфункциональная (или «дезадаптированная») [14, с.51]. Социальная дезадаптация, производная от термина «социальная адаптация», понимается как неэффективная реализация семьей своих основных функций:
а) воспроизводства (качественного и количественного) населения;
б) обеспечения материальных средств для поддержания жизни ее членов.
Система конкретных индикаторов дисфункциональности семьи в социально-ориентированных исследованиях охватывает разные аспекты ее жизнедеятельности. При этом в разных источниках подчеркивается, что норма гармоничной семьи - это не та оценка, которая задается внешними наблюдателями, а внутренняя, т. е. выбранная членами семьи. В этой логике дисфункциональной семьей считается та, в которой выполнение функций оказывается нарушенным, что незамедлительно сказывается на супружеской, родительской, материально-бытовой и других сферах жизнедеятельности членов семьи. (Э. Г. Эйдемиллер [34, с.82], В. К. Мягер, Т. М. Мишина [18, с.94] и др.) Как справедливо отмечает В. Н. Дружинин, введение «нормативов» для характеристики семьи зачастую приводит к тому, что реальные семьи в эмпирических исследованиях в большей степени отождествляются с аномальными или дисфункциональными [11, с.171]. Тем не менее, с точки зрения практики поиск таких критериев представляет собой актуальную задачу, т. к. диагностика составляет необходимый, первый этап социальной работы.
Наиболее известным на Западе и крайне мало представленным в России является системный подход. В его рамках семья и ее жизнедеятельность понимаются как единое целое, как единый биологический и психологический организм, элементы которого (члены семьи) постоянно обмениваются информацией не только друг с другом, но и с внешними институтами (государственными и общественными институтами, например, с образовательными и медицинскими учреждениями). В данной парадигме постулируется, что люди организуют свое поведение внутри семейных систем в соответствии с поколением, возрастом, полом, структурными и коммуникативными параметрами системы. В результате семьи повторяют сами себя, то, что происходит в одном поколении, часто повторяется в следующем, т. е. происходит процесс воспроизводства семьи как системы. В силу этого, в качестве «единиц» изучения семьи в данном подходе используются такие параметры, как: паттерны функционирования, исторически переходящие вниз по поколениям через эмоциональное триангулирование (вертикальное направление), текущие стрессы семьи (горизонтальное направление), циклы семейной жизни, поведенческие профили и т. д. Такой подход, с одной стороны, позволяет обеспечить необходимую ситуативность в диагностике неблагополучной семьи, а с другой стороны, оставляет простор для определения наиболее рациональных, конкретных форм социальной работы.
Как следует из ряда исследований системного направления (Д. Н. Оудсхоорн [22], С. Минухин, Ч. Фишман [17], Т. М. Мишина [18] и др.), семья как система одновременно подвержена как закону гомеостаза, направленного на сохранение ее константности, так и закону развития, предполагающего прохождение определенного жизненного цикла. Причины, побуждающие к этому движению, лежат в таких «кризисах развития» семьи, как рождение ребенка, изменение физического возраста членов семьи и соответствующие им стадии психического развития, принятие родителями той или иной роли по отношению к детям, выполнение ими определенных норм поведения. Помимо этого, в рамках данного подхода изучаются степень единства ценностей, социальные, моральные, экзистенциальные установки членов семьи и т. д. Чаще всего значение семьи рассматривают с позиций ее как среды становления и развития личности ребенка (педагогический подход), что создает методологическую основу для применения «педагогического» наследия в социальной работе с неблагополучной семьей (положений, высказанных в работах А. С. Макаренко, В. А. Сухомлинского, А. А. Аркина, Я. Корчака [15], П. Ф. Лесгафта и др.). Социальная работа в этом случае должна учитывать тот (эмпирически очевидный) факт, что семья представляет собой наиболее естественную основу формирования психического и нравственного склада личности, развития творческих способностей человека на всех возрастных этапах жизни. С точки зрения самого ребенка как участника семейной системы, основные принципы семейного воспитания, детерминирующие функциональность и благополучие семьи, достаточно убедительно, на наш взгляд, обоснованы в трудах А. Адлера и представляют собой: «отказ от борьбы за власть» и «учет потребностей ребенка» [3]. (Отметим, что данные принципы, в терминах системного изучения семьи, могут быть для целей диагностики рассмотрены как паттерны семейного поведения).
В построении модели благополучной семьи А. Адлер подчеркивал равенство между родителями и детьми, как в области прав, так и в области ответственности, - равенство, но не тождественность.
В противовес внутреннему строю семьи, внешние факторы благополучия / неблагополучия выступают в большей мере в функции индикаторов, которые наиболее полно исследованы представителями социологического подхода. В этом подходе диагностика семейного неблагополучия оперирует такими ключевыми понятиями, как «роль», «статус», «социальная норма».
Предполагается, что центральной функцией семьи является первичная социализация детей. Помимо этого, семья как социальный институт выполняет второстепенные функции: экономическую, социальную и функцию поддержания благосостояния членов семьи. Так, анализируя нормативно-правовые акты РФ в сфере социальной политики в отношении семьи и детства и ее защиты, можно выявить следующие индикаторы развития семьи [2]:
- возрастные границы;
- социологическая характеристика;
- динамика разводимости;
- социально-экономическое положение: уровень и структура доходов; жилищные условия; доступность медицинского обслуживания; уровень занятости (заняты оба супруга, один из супругов безработный, оба супруга безработные);
- динамика рождаемости: количество детей, ориентация на количество детей;
- уровень общего и профессионального образования супругов, образование как установка на успех и карьерное продвижение;
- система пассивной и активной социальной защиты (защищенности) семьи: льготы, социальные пособия, социальные программы поддержки семьи, мероприятия по охране здоровья матерей;
- доступ семьи к полноценному отдыху: семейные санатории и базы отдыха, семейные клубы, спортивные соревнования и т. п.
Таким образом, строго социологический подход к определению благополучия (неблагополучия) семьи приводит к смешению понятий «условие возникновения социальных проблем семьи» и «фактор благополучия семьи», а социальная защита семьи (с детьми) рассматривается одновременно и как условие, и как фактор ее благополучия.
В рамках конструктивизма благополучность / неблагополучность семьи определяется соответствием сложившегося образа семьи каждого ее члена нормативным представлениям о семье, на которые влияют индивидуальные особенности членов семьи, уровень их самосознания. Так, если рассмотреть семью глазами ребенка дошкольного возраста, то можно, во-первых, сделать вывод о том, что неблагополучной семьи у детей этого возраста не бывает [16, с.31]. В то же время вполне реально выделить те характеристики, которые для детей этого возраста воспринимаются обязательно присущими семье. В первую очередь - это наличие общего пространства. Помимо этого, особенности образа семьи у детей связаны с тем, что члены их семьи выполняют определенную деятельность. Зачатки расхождения нормативного и реального образа (собственной семьи) у ребенка появляются, как минимум, только к концу дошкольного возраста. Неблагополучная, «плохая» семья в данной системе - это наличие внешних препятствий, которые мешают традиционному выполнению членами семьи привычных действий.
Таким образом, само устойчивое существование семьи, во всем ее многообразии форм, является социально значимой целью. Соответственно, неблагополучие семьи следует рассматривать именно как ее (в первую очередь) социальную проблему – то, что объективно и субъективно препятствует ее существованию как единого целого. При этом важно учитывать, что именно полная семья является социальным «эталоном» благополучности, и этот взгляд имеет основания в логике развития семейной системы (например, Ю.Бронфенбренер [7, с.144], на примере японской семьи, обращал внимание на то, что однобокое, «материнское» воспитание в японской культуре до школы приводит к однобокости развития японских детей, нормативизму и стереотипности реакций).
На наш взгляд, только такое понимание неблагополучной семьи может рассматриваться как допустимое и плодотворное для построения системы социальной работы с ней.
С практической точки зрения социальная работа, построенная на основе данного определения неблагополучной семьи, будет, с одной стороны, дифференцирована по подсистемам внутрисемейного взаимодействия (детско-родительские, супружеские отношения, отношения детей между собой и с другими родственниками и т. д.), а с другой стороны, будет оставлять простор для «подкрепляющих» внутреннее единство семьи внешних воздействий, реализуемых социальным работником. Тем не менее, приведенная трактовка вопроса требует конкретизации методики социальной работы с неблагополучной семьей как с теоретической стороны, так и на основе реальной практики (опыта) социальной работы.

1.2. Направления и методика работы социального работника с
неблагополучными семьями
Формы работы с неблагополучной семьей, выработанные в практике социальной работы, существенно зависят от социального окружения семьи, социальной группы, в которую она входит, уровня ее сплоченности, от норм отношений, складывающихся в семье и ее ближайшем социальном окружении. Помимо прочего, для выбора формы работы большое значение имеет квалификация социального работника: специалист выбирает только те формы, с которыми он знаком, которыми владеет; многие формы сложны, требуют большого напряжения сил [20, с.41].
Как правило, поводом для начала социальной работы с неблагополучной семьей служит обращение в социальную службу по поводу тех или иных фактов поведения, поступков самого младшего члена семьи – несовершеннолетнего ребенка. При обращении по одному из таких поводов первичное построение программы работы строится на основе диагностики социальных проблем ребенка.
Программа изучения неблагополучного ребенка школьного возраста включает в себя прежде всего ознакомление с условиями его жизни в семье: каков состав семьи, ее материальная обеспеченность, традиции и отношения в семье и так далее. Специалиста по социальной работе интересует также здоровье родителей, их отношение к алкоголю, наркотикам, курению, то есть возможность наследственной предрасположенности детей к заболеваниям, тип воспитания, окружение семьи.
Помимо социологических данных, планирование социальной работой с семьей основывается на результатах исследования внутрисемейных коммуникаций, особенности взаимодействия членов семьи друг другом, вероятной потенциальной патогенности выявленных образцов поведения.
К неблагоприятным стилям (типам) семейных взаимоотношений, как правило, относят:
- попустительски - снисходительный тип («позиция круговой обороны»);
- демонстративный (либеральный) тип;
- увещевательный, отстраненно-равнодушный тип, тип «кумир семьи», которые объединяет присущий им «попустительский» стиль отношений.
Для авторитарного стиля внутрисемейных взаимодействий характерен жестко-авторитарный, педантично подозрительный, непоследовательный тип семьи. «Авторитет подавления» рассматривается специалистами как самый «вредоносный» вид авторитета в неблагополучной семье. Жесткость и террор - основные черты такого отношения родителя (чаще отца) к детям. При этом стиле отношений главной чертой является также насилие, в частности, физическое, когда на теле ребенка остаются следы травм, ремня. При плохом питании ребенок плохо растет, на теле сыпь, он неопрятен, плохо развивается физически. В результате из-за побоев или полуголодного состояния подростки бегут из дома [9, с.51].
Дети из семей с диагностируемыми признаками такого стиля воспитания могут переживать также сексуальное насилие, быть подверженными нервно-психическому расстройству. Дети характеризуются повышенной тревожностью, замкнуты, плохо учатся, плохо обращаются со сверстниками (агрессивны, враждебны). Этот способ воспитания неизбежно приводит к воспитанию детей безвольных, трусливых, ленивых, забитых, озлобленных, мстительных и нередко самодурствующих.
‘‘Авторитет расстояния и чувства’’ проявляется в том, что родители либо ‘‘в целях воспитания’’, либо по сложившимся обстоятельствам стараются быть подальше от детей – ‘‘чтобы они лучше слушались’’. Конфликты с детьми у таких родителей - явление чрезвычайно редкое: воспитание они поручили бабушкам и дедушкам, в результате начинается отчуждение ребенка, а вместе с ним приходят непослушание и трудновоспитуемость. В такой семье ребенка могут унижать словами или угрожать, его изолируют, ему лгут, с его здоровьем происходят патологические изменения. У ребенка печальный вид, задерживается его психическое и умственное развитие.
При авторитарном стиле отношений в неблагополучной семье ребенок долго помнит обиду, оскорбления, страх, возвращается своими воспоминаниями переживаниями в прошлое и не может так легко отталкиваться в своих действиях и поступках от настоящего [12, С.90 -95].
Либеральный стиль предполагает всепрощенчество, терпимость в отношениях с детьми. Источником его является родительская гиперопека. Дети растут недисциплинированными, безответственными, самолюбивыми, обладают повышенным чувством собственного достоинства; упрямые и одновременно активные и энергичные. Суть данного типа взаимоотношений в семье заключается, по Макаренко, в потакании ребенку, в погоне за детской привязанностью путем проявления чрезмерной ласки, вседозволенности. В стремлении «завоевать» ребенка родители не замечают, что воспитывают эгоиста, человека расчетливого, умеющего «подыгрываться» к людям. Это, можно сказать, социально опасный способ отношений с детьми.
Таким образом, для того чтобы выстроить программу работы с неблагополучной семьей, необходимо:
1) выявить причину неблагополучия семьи, семейных отношений;
2) определить тип неблагополучия семьи и его факторы;
3) провести диагностическое исследование неблагополучной семьи, прежде всего подсистемы детско-родительских отношений.
Общая схема такой работы представлена на рис. 1.

Рисунок 1 – Последовательность этапов социальной работы с
неблагополучной семьей
Работа с неблагополучной семьей как целым может осуществлять в из которых:
1. Приемы консультирования: эмоциональное заражение, внушение, убеждение, художественные аналогии и пр.
2. Наряду с индивидуальными консультативными беседами, могут применяться групповые методы работы с семьей (семьями) – тренинги. Социально-психологический тренинг определяется как область практической психологии, ориентированная на использование активных методов групповой психологической работы с целью развития компетентности в общении. Групповые методы работы дают возможность родителям обмениваться друг с другом опытом, задавать вопросы и стремиться получить поддержку и одобрение в группе. Кроме того, возможность принимать на себя роль лидера при обмене информацией развивает активность и уверенность родителей. [27, С.188 - 191]. Вместе с тем нужно отдавать себе отчет, что возможность проведения тренинга с родителями из неблагополучной семьи знаменует уже значительно продвинутый этап социальной работы с такой семьей. В подавляющем большинстве случаев у социального работника нет возможности осуществлять непосредственное влияние на «родительсую» или «супружескую» подсистемы неблагополучной семьи, чаще всего приходится применять косвенные методы.
Социально-педагогическая помощь детям из неблагополучных семей включает в себя различные направления. В первую очередь, это воспитательно-профилактическая работа, которая осуществляется в разнообразных формах. Основанием классификации форм могут служить средства, субъект, цели и задачи этой работы.
По критерию применяемых средств выделяют такие педагогические формы воспитательно-профилактической работы, как словесная, практическая, словесно-практическая.
Совершенствование форм воспитательно-профилактической работы предполагает, прежде всего, смещение акцентов с общей профилактики на индивидуально-профилактическую работу с детьми и их родителями, которую, однако, обычно проводит (должен проводить) социальный педагог при детских учебных заведениях. Реализация данного направления является одним из способов интенсификации работы с неблагополучной семьей при КЦСОН.
Общая профилактика представляет собой установление причин, порождающих отклоняющееся от нормы поведение, а также обстоятельств, благоприятствующих деформации сознания детей, проведение и активизацию нравственного, правового воспитания и профилактической работы в группах. Индивидуальная профилактика и коррекция включает в себя комплекс мер, направленных на выявление детей из неблагополучных семей и оказание коррекционно-профилактического воздействия с целью устранить отрицательное влияние неблагоприятных для формирования личности ребенка условий.
К задачам индивидуально-профилактической работы с детьми относятся:
- выявление детей из неблагополучных семей;
- постоянный и всесторонний контроль за их поведением и образом жизни;
- глубокое изучение личности и индивидуальности детей и источников положительного и отрицательного влияния на ребенка;
- определение путей и выработка мер по созданию обстановки, предотвращающей или исключающей пагубное влияние на ребенка;
- воспитательное воздействие на окружение, отрицательно влияющее на детей.
Индивидуальная работа ведется по ряду направлений: непосредственная работа с детьми, выявление лиц и условий, положительно влияющих на ребенка, и вовлечение их в профилактическую работу, выявление лиц и условий, отрицательно влияющих на детей, и нейтрализация их негативного воздействия.
Важным этапом повышения эффективности как общей, так и индивидуальной и профилактической работы является разработка и осуществление воспитательно-профилактических программ с целью управления процессом социализации детей, работа с выявленными отклонениями, восстановление дееспособности ребенка. Данное направление, на наш взгляд, тесно связано с организацией досуга ребенка. Согласно эмпирическим исследованиям, дети из неблагополучных семей – это чаще всего дети с большим количеством не заполненного содержательно досуга. В то же время продуктивное использование свободного времени ребенка – это возможность дополнительного воспитательного воздействия социального работника, коррекции негативных социальных установок, самооценки, снятия синдрома тревожности, нарушений во взаимоотношениях со взрослыми и со сверстниками. К проведению досуга ребенка в этих формах целесообразно привлекать и ответственных за него взрослых, «вовлекая» их в этот процесс.
Специалисты по социальной работе выделяют ряд направлений совершенствования воспитательно-профилактической работы с детьми из неблагополучной семьи:
- организация воспитательно-профилактической работы с ориентацией на более широкие возрастные границы, начиная с младшего школьного возраста;
- смещение акцентов на индивидуализацию этой работы;
- учет позиции ребенка как активного субъекта организации воспитательно-профилактической работы;
- применение форм, тормозящих развитие отрицательных качеств личности детей и подростков и стимулирующих развитие положительных.
В специальной литературе описаны многообразные приемы педагогической работы социального работника с детьми из неблагополучных семей. Их группировка представлена в Приложении 1:
1) приемы, применяемые в индивидуальной работе;
2) применяемые в организаций групповой деятельности:
3) связанные с организаторской деятельностью специалиста по социальной работе, направленной на изменение ситуации вокруг ребенка:
Однако каждая ситуация взаимодействия с таким ребенком рождает новые приемы, которые творчески перерабатывают в конкретных ситуациях общения в ходе коррекционной и тренинговой работы.

2. Исследование особенностей социальной работы с неблагополучной
семьей при ГУП КЦСОН Бежицкого района г. Брянска

2.1. Организация работы с неблагополучной семьей при ГУП КЦСОН
Бежицкого района
Комплексный Центр социального обслуживания населения Бежицкого района г. Брянска является государственным унитарным предприятием. Местонахождение Центра – г. Брянск, бульвар 50 Лет Октября, д. 4. КЦСОН создан на базе бывшего Центра социального обслуживания пенсионеров и инвалидов 29 декабря 2000 г. распоряжением главы местного самоуправления.
В организационной структуре Центра отсутствует специализированное подразделение по работе с неблагополучной семьёй, что создает некую «стихийность» в реализации такой работы. Ее основы на начальном этапе работы Центра заключались в патронаже семей социального риска. На каждую семью составлялась социальная анкета (Приложение 2). Эта работа выполнялась сотрудниками Центра на общественных началах. В результате в Центре был создан банк данных по Бежицкому району, несущий в себе полную информацию о семьях, имеющих детей и могущих быть отнесенными к разряду неблагополучных.
В дальнейшем по инициативе Центра осуществлялся патронаж этих семей не реже, чем 2 раза в месяц. При наличии изменений в их социальном статусе данные заносились в социальные анкеты. Велась работа, направленная на ликвидацию (хотя бы частичную) факторов социального риска, из-за которых дети в данных семьях могли бы оказаться в трудной жизненной ситуации.
В 2003 г. в Центре была организована социальная гостиная для детей из социально неблагополучных семей, которую посещали 15 детей. В социальную гостиную отбирались дети в возрасте 10 - 12 лет. На протяжении 2003 – 2008 гг. силами специалистов Центра проводилось социальное обследование семей социального риска Бежицкого района, оформлялись акты проверки материально-бытовых условий, собирались справки о составе семей, об их доходах, о состоянии здоровья детей. Были собраны заявления от родителей, желающих, чтобы их дети посещали социальную гостиную, составлялись договоры. На этом этапе система работы с неблагополучной семьей приобрела более оформленный вид, четко выделилсь ее три этапа: диагностика, коррекционная работа, выработка рекомендаций и дальнейшая работа с семьей.
Для работы в социальной гостиной Центр из-за нехватки специалистов необходимой квалификации был вынужден привлекать психолога - совместителя. Благодаря этому была полностью выполнена программа психологического исследования детей, однако аспект внутрисемейных отношений в неблагополучной семье оказался далеко не проработан.
В период работы социальной гостиной каждая семья, вовлечённая в данную работу, не реже одного раза в месяц посещалась специалистами. Отдельные родители, заинтересованные в социально-психологической реабилитации детей, сами постоянно шли на контакт со специалистами Центра, активно ходили на приёмы к социальному психологу, социальному педагогу, знакомились с рекомендациями по коррекционной работе с их ребёнком. В некоторых случаях обращались бабушки, тёти детей. Все родители, без исключения, отмечали положительные сдвиги в поведении детей в семье, в школе, на улице. Работа строилась в контакте с педагогами школ, в которых обучались дети из неблагополучных семей. Успеваемость детей стала лучше, уменьшилось количество прогулов. Опыт работы социальной гостиной используется в реализующейся в настоящее время деятельности Центра по оказанию социальной помощи неблагополучной семье и детям.
В 2007 – 2008 гг. при Центре реализовывались следующие виды программ, связанных с работой с неблагополучной семьей (табл. 1).

Таблица 1 – Реализация программ социальной работы с неблагополучной
семьей при ГУП КЦСОН Бежицкого района
«Социальная работа с детьми и их семьями» (2006 - 2008 годы) Организация комплексной социальной поддержки неблагополучных детей и их семей
Итоги реализации: отработана модель межведомственного взаимодействия, направленного на поддержку социально неблагополучных семей с детьми и создание условий для проживания детей в семьях
«Социальная работа с детьми, чьи родители злоупотребляют алкоголем» (2005 - 2009 годы) Профилактика рождения детей с врожденными дефектами, связанными с алкоголизмом родителей; проведение реабилитационной работы с детьми, родители которых злоупотребляют алкоголем
Итоги реализации: в структуре при ГУП КЦСОН Бежицкого района создано отделение социального сопровождения детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Создана межведомственная команда специалистов по работе с семьями, склонными к злоупотреблению алкоголем
«Открытые формы социальной работы. Деятельность социального бюро (2007 - 2008 годы) Организация профилактической работы по предупреждению социальных проблем в отдельном жилом районе путем создания сети информационно-социальных служб
Итоги реализации: в настоящее время на территории Бежицкого района г. Брянска успешно работает 2 социально-информационных бюро, в которых граждане всех категорий получают квалифицированную консультационную помощь по самым разным направлениям социальной поддержки
Приемные семьи в Брянске (2007 - 2009 годы) Развитие института приемной семьи, позволяющего ребенку реализовать свое право на проживание и воспитание в семье
Итоги реализации: отработан механизм подбора и обучения кандидатов в приемные родители, отработан механизм взаимодействия между органами государственной власти, государственными учреждениями и органами опеки и попечительства муниципальных образований по вопросам семейного жизнеустройства детей; в районе активизирована работа по устройству в семьи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Работниками КЦСОН неблагополучные семьи активно посещаются на дому - по сигналам соседей и иных жителей Бежицкого района. На учёте на сегодняшний день стоит 161 семья.
Активные посещения на дому проводятся не реже 1 раза в квартал, но при необходимости даже ежедневно (в острый кризисный период, если семья пошла на контакт с работниками Центра). Работу в данном направлении проводит директор, заместитель директора, специалисты отделения медицинской и социальной реабилитации, а также остальные работники Центра. Проводятся "посещения выходного дня" - в субботу или воскресенье, с 10 до 12 часов, для составления более наглядной и полной картины обстановки в неблагополучной семье и планирования социальной работы с такими семьями.
Отделение медицинской и социальной реабилитации КЦСОН Бежицкого района работает с детьми из неблагополучных семей, проводя с ними коррекционную и реабилитационную работу в условиях групп дневного пребывания. Для работы с группой привлекаются внешние совместители на условиях почасовой оплаты (логопед, психолог, инструктор по труду, инструктор ЛФК). Специалисты проводят не только групповые занятия, но также занимаются индивидуально на дому. В работе группы реабилитации активно принимают участие отдельные родители, которые помогают в подготовке праздников для детей, в организации походов. В группе реабилитации занимаются дети с 3 до 18 лет, из них 3 - дошкольного возраста, 5 – школьного возраста.
Совершенствование работы с семьями, дети которых находятся в социально опасном положении, послужило толчком для дальнейшей работы специалистов Центра по сетевому методу.
Начальным этапом является изучение ближайшего окружения ребенка из неблагополучной семьи, попавшего в сферу деятельности специалистов Центра. С этой целью проводится диагностика - составляются карты социальных связей, в которых дети отражают отношения между ними и родителями, другими родственниками, друзьями, родителями (воспитателями), соседями и др. В работе применяются 2 вида карт:
1) Карта социальных связей – ее изучение позволяет обозначить проблемы ребенка. В связи с этим решаются различные задачи: укрепить социальные связи или, наоборот, исправить негатив, связанный с окружением. Кроме того, это позволяет упорядочить всю информацию о ребенке.
2) Карта желаемого (будущего) помогает ребенку видеть перспективу, ощутить себя во времени, научиться вырабатывать самостоятельность в решении своих проблем.
Для устранения трудностей, возникших у ребенка или членов семьи, организуются мини-встречи как элемент сетевой методики. К числу таких проблем чаще всего относятся:
- алкоголизм отца;
- конфликт между матерью и дочерью по поводу воспитания внучки;
- отсутствие паспорта у подростка;
- непосещение ребенком школы;
- возвращение матери в семью.
На мини-встрече происходит активизация ближайшего окружения и специалистов для решения проблемы. Взаимодействие происходит с сотрудниками отдела образования, здравоохранения, ОВД, КДН. Данный метод позволяет разрешить кризисную ситуацию на раннем этапе развития.

2.2. Особенности и результативность применения технологий работы
с неблагополучной семьей при ГУП КЦСОН Бежицкого района
В деятельности специалистов Бежицкого КЦСОН присутствуют все три этапа работы с условно «неблагополучной» семьей, от диагностики до поддерживающих программ.
Исследование контингента и базы данных детей в возрасте 7 – 18 лет, семья которых в Анкетах определена как «обладающая низким воспитательным потенциалом», позволило выделить социально основные значимые типы (факторы) семейного неблагополучия (рис. 2).

Рисунок 2 – Сравнительная частотность факторов семейного неблагополучия
по результатам исследования детских анкет, всего случаев
Существенным с точки зрения преодоления стереотипа о том, что неблагополучная семья асоциальна, стали результаты, свидетельствующие о том, что вторым по распространенности фактором неблагополучия семьи является болезнь или инвалидность одного из родителей. В таких семьях, как правило, внешние конфликты не наблюдаются, но постепенно происходит фактическая утрата влияния родителей на ребенка (чаще всего – подростка). Если срок инвалидности одного из родителей (как правило, это одинокий родитель либо нестандартная семейная ячейка, например, в которой воспитание осуществляют мать и бабушка), неблагополучие оказывается в значительной мере связано с низкой материальной обеспеченностью, сопровождается вынужденной утратой социальных связей. Несмотря на личностную сохранность (как правило) всех членов такой семьи, работа с ними проблематична, т. к. требует постоянного патронажа и материального обеспечения нужд членов семьи.
Другой фактор – количество детей в семье, однодетные и многодетные семьи. В сформированной выборке преобладают первые; многодетные семьи, отнесенные к категории «семей с низким воспитательным потенциалом», это, как правило, семьи национальных меньшинств, переселенцев и т. д. В первом случае чаще наблюдается родительский эгоизм. С другой стороны, хотя педагоги считают, что воспитание в многодетной семье значительно облегчено, исследование показывает, что дети из многодетных неблагополучных семей чаще оказываются предрасположены к формированию делинквентного поведения. Т. е., в целом, исследование показывает, что воспитательные возможности семьи зависят не от числа детей в ней, а от общего нравственного и эмоционального климата.
Еще один фактор – неполная семья. Ограниченные воспитательные возможности неполной семьи вызваны факторами педагогического и морально-психологического порядка, т. к. при недостатке одного из родителей ребенок лишается целого спектра нравственно-эмоциональных отношений. Наблюдение ребенком социального взаимодействия родителей, их любви, взаимопомощи и т. д. – важный социализирующий фактор. Анализ позволил установить, что дефекты в структуре родительской семьи и в современных условиях имеют негативное значение для формирования личности. По оценкам многих специалистов, распространенными негативными последствиями разводов являются: снижение трудовой активности, высокая вероятность стрессов, запоев, психических расстройств. Взросление ребенка происходит в условиях постоянных конфликтов между разведенными супругами. Среди детей из неполных неблагополучных семей отмечается наибольшее количество случаев ухода из дома, бродяжничества, пристрастия к наркотикам.
Четвертый фактор – совершение детьми делинквентного поступка при внешних признаках благополучности семьи. Анализ семейной среды в этом случае для целей построения плана социальной работы особенно затруднен, требует кропотливого труда по воссозданию семейных взаимоотношений.
По отзывам работников Центра удалось установить следующие вероятные закономерности. Родители детей-делинквентов чаще всего они испытывают чувство разочарования, связанное с неоправданными ожиданиями, надеждами, которые возлагались на ребенка. Матери девиантных детей в 53% случаях воспринимали беременность как существенное препятствие, вызвавшее внутренний конфликт, который сопровождался негативными эмоциями, тревогой, смятением, чувством страха и требовал либо принятия новой жизненной позиции, либо отстаивания старой структуры отношений с миром. Обращает на себя внимание тот факт, что матери девиантных детей часто выражают неудовлетворенность браком, недовольство своим супругом. Они отмечают, что рождение ребенка повлекло за собой много проблем, неприятностей, трудностей. На основе обобщённого опыта работы с неблагополучной семьей при Бежицком КЦСОН с семьями с криминальным компонентом была составлена классификация неправильно сложившихся стилей воспитания в функционально несостоятельных семьях, в тех семьях, где родители плохо справляются с функциями воспитания своих детей, что способствует формированию делинквентности (таблица 2).

Таблица 2 - Факторы риска и защиты формирования детской
делинквентности, связанные с семейной средой неблагополучной
семьи

Факторы риска Защитные факторы

Семейные - Дисфункциональные воспитательные стили (гипопротекция, гиперпротекция, воспитание по типу повышенной моральной ответственности, противоречивое воспитание и т. д.).
- Отсутствие чувства принадлежности к семье, супружеские конфликты.
- Отсутствие или нарушение семейной коммуникации (в частности, взаимные «нападки», пренебрежение друг другом и т. д.).
- Злоупотребление ПАВ членами семьи.
- Несоблюдение членами семьи социальных норм. - Гармоничные семейные отношения, построенные на эмоциональной близости и взаимном уважении, и оптимальный стиль воспитания – сочетание высокой требовательности и контроля с демократичностью и принятием (эмоциональной поддержкой ребенка родителями).
- Ведение членами семьи здорового образа жизни (ЗОЖ).
- Признание ЗОЖ в качестве семейной ценности.

Важнейший фактор семейного неблагополучия – вредные привычки и пристрастия самих родителей, чаще всего – родительский алкоголизм.
«Портрет» семьи, в которой родители страдают алкоголизмом, сформированный в ходе исследования, практически не отличается от многократно описанного в специальной литературе. Однако важно, что, согласно производимой типологии факторов семейного неблагополучия, фактор алкоголизма весьма редко присутствует «изолированно». Чаще всего алкоголизм одного, реже обоих родителей сопровождается либо болезнью одного из супругов, либо многодетностью, либо делинквентными эпизодами у членов семьи и т. д.
К другим факторам условного семейного неблагополучия можно отнести: малообеспеченные семьи (как правило, с сочетанием неблагоприятных факторов), противоправное поведение одного из родителей («криминальные семьи») и др.
Планирование социальной работы с неблагополучной семьей сотрудниками КЦСОН осуществляется обычно после более детального ознакомления с особенностями внутрисемейной среды.
На основе изучения документации Центра, выявлены наиболее дисфункциональные стили детско-родительских отношений в неблагополучной семье, в соответствии с приводимой в табл. 3 типологией (рис. 3).
Таблица 3 - Дисфункциональные стили семейного воспитания,
провоцирующие формирование делинквентности

Стиль воспитания Описание стиля,
причины возникновения
Попустити
тельско-снисходи
тельный стиль Родители не придают значение проступкам детей, не видят в них ничего страшного, считают, что «все дети такие», либо рассуждают так: «Мы сами такими же были».
Причины различны, чаще всего за этим стоит низкая педагогическая культура родителей, неразвитость родительских чувств, их сосредоточенность на собственных проблемах
Демонстративный стиль Родители, чаще всего мать, не стесняясь, всем жалуются на своего ребёнка, рассказывают о его проступках, явно преувеличивая степень их опасности, в слух заявляют, что сын растёт «бандитом» и пр. Это приводит к утрате у ребёнка стыдливости, чувства раскаяния за свои поступки, снимает внутренний контроль за своё поведение, вызывает чувство озлобленности по отношению к взрослым и родителям.
Педантично-подозрительный стиль Родители не доверяют своим детям, подвергают их оскорбительному тотальному контролю, пытаются полностью изолировать от сверстников, выбирают друзей, контролируют свободное время ребёнка, круг его общения и интересов.
Жёстко-авторитарный стиль Характерен для родителей, злоупотребляющих физическими наказаниями. Родители, чаще отец, избивают ребёнка и считают, что существует лишь один эффективный приём воспитания – физическая расправа.
Обычно дети в подобных случаях растут агрессивными, жестокими, стремятся обижать слабых и беззащитных.
Отстранённо-равнодушный стиль Возникает, как правило, в семьях, где родители, в частности мать, поглощены устройством своей личной жизни. Женщина, расставшись с мужем перестаёт любить «его ребёнка», занята поиском нового спутника или поглощена воспитанием младшего ребёнка, совершенно забыв о старших. Ребёнок испытывает дефицит любви и внимания.
Непоследо
вательный стиль У родителей, особенно у матери, не хватает выдержки, самообладания для осуществления последовательной воспитательной тактики в семье. Возникают резкие эмоциональные перепады в отношениях с детьми – от наказания, слёз, ругани до умиления и всепрощения. Ребёнок становиться либо неуправляемым, либо, используя разногласия родителей, умело манипулирует ими.

Рисунок 3 – Распространенность дисфункциональных стилей детско-
родительских отношений в неблагополучной семье
Учитывая, что в сферу внимания сотрудников Центра попадают семьи с высокой проблематичностью внутрисемейной среды, полученный результат не оказался неожиданным. В неблагополучных семьях детско-родительские отношения чаще всего – авторитарные, реже – отстраненно-равнодушные. Можно сказать, что эти типы представляют собой «крайние» варианты инволюции внутрисемейной среды в неблагополучной семье.
Также распространено противоречивое воспитание: например, мать несколько раз выходила замуж. Каждый отчим воспитывал сына по-своему, всякий раз воспитание было разным. Такая смена воспитательных приемов в не прошла бесследно для психики ребенка, который, будучи уже подростком, поставлен на учет в связи с совершением ряда противоправных (и внешне ничем не мотивированных) поступков. В данном случае можно сказать, что речь идет не столько о неблагополучности семьи, сколько об отсутствии устойчивой семейной единицы как таковой и патогенности семейной среды. Негативность семейной среды неблагополучной семьи с точки зрения влияния на формирующуюся личность ребенка проявляется в создании предрасположенности детей к антисоциальной деятельности и личностной деформации.
В зависимости от особенностей внутрисемейной среды неблагополучной семьи, работниками Центра применяются дифференцированные меры воздействия (в случае, если такой непосредственный контакт возможен).
В работе с «трудными» детьми сотрудниками Центра применяются следующие приемы:
1) Просьба о помощи. Социальный работник (педагог), для того чтобы расположить к себе подопечного и установить доверительный контакт, обращается к нему за советом, рассказывая о своих проблемах. При этом просит ребенка представить себя на его месте и найти способ их решения.
2) Прием «Оцени поступок». Для выяснения нравственных позиций подростка и коррекции этих позиций специалист рассказывает историю и просит оценить различные поступки участников этой истории.
3) Обсуждение статьи. Подбирается ряд статей, в которых описываются различные преступления и другие асоциальные поступки людей. Социальный работник просит подростка дать оценку этим поступкам. В дискуссии воспитатель пытается через поставленные вопросы прийти вместе с воспитанником к правильным выводам.
4) Прием доброго поступка. В процессе работы с подростком ему предлагается оказать помощь нуждающимся. Важно при этом оценить положительно этот поступок, не возводя его в ранг «героического поведения».
5) «Обнаружение противоречий». Предполагает разграничение позиций социального работника и ребенка по тому или иному вопросу в процессе выполнения творческого задания с последующим столкновений противоречий суждений, различных точек зрения. Прием предполагает четкое разграничение расхождений во мнении, обозначение главных линий, по которым должно пройти обсуждение.
6) Прием «Стратегия жизни». В ходе беседы специалист выясняет жизненные планы ребенка. После этого он пытается выяснить вместе с ним, что поможет реализовать эти планы, а что может помешать их реализации.
7) Рассказ о себе и других. Спеицалист предлагает каждому из членов трениговой (досуговой) группы написать рассказ о прошедшем накануне (неделе, месяце). После этого ответить на вопрос: можно ли это время прожить по-иному?
7) Прием «Мой идеал». В процессе беседы выясняются идеалы ребенка и делается попытка оценить идеал, выявив его положительные нравственные качества.
8) Сказка для ребенка. Прием основан на методике сказкотерапии. Социальным работником сочиняется сказка, в которой герои очень похожи на подопечного и окружающих его лиц. Окончание сказки придумывают вместе социальный работник и ребенок.
9) «Ролевая маска»: детям предлагается войти в некоторую роль и выступить уже не от своего имени, а от лица соответствующего персонажа.
В ходе групповой работы часто применяются приемы:
1) Непрерывная эстафета мнений. Дети «по цепочке» высказываются на заданную тему: одни начинают, другие продолжают, дополняют, уточняют. От простых суждений (когда главным является само участие каждого ребенка в предложенном обсуждении) при введении соответствующих ограничений (требований) следует перейти к аналитическим, а затем проблемным высказываниям.
2) Самостимулирование: дети, разделенные на группы, готовят друг другу определенное количество встречных вопросов. Поставленные вопросы и ответы на них подвергаются затем коллективному обсуждению.
3) Импровизация на свободную тему: дети выбирают ту тему, в которой они наиболее сильны и которая вызывает у них определенный интерес; творчески развивают сюжетные основные линии, переносят события в новые условия, по-своему интерпретируют смысл происходящего и тому подобное.
4) Инструктирование. На период выполнения творческого задания устанавливаются правила, регламентирующие общение и поведение детей: в каком порядке, с учетом каких требований можно вносить свои предложения, дополнять, критиковать опровергать мнение своих товарищей. Такого рода предписания в значительной мере снимают негативные моменты общения, защищают ‘‘статус’’ всех его участников.
5) Распределение ролей: четкое распределение функций и ролей участников группового тренинга в соответствии с уровнем владения темы знаниями, умениями и навыками, которые требуются для выполнения задания.
6) Коррекция позиций: тактичное изменение мнений детей, принятых ролей, образов, снижающих продуктивность общения и препятствующих выполнению творческих заданий (напоминание аналогичных ситуаций, возврат к исходным мыслям, вопрос-подсказка и тому подобное).
7) Самоотстранение социального работника. После того как определены цели и содержание задания, установлены правила и формы общения в ходе его выполнения, социальный работник как бы самоустраняется от прямого руководства или же берет на себя обязательства рядового участника.
8) Распределение инициативы предполагает создание равных условий для проявления инициативы всеми детьми группы. Прием применим в ситуации «задавленной инициативы», когда позитивные выступления и атаки одних гасят инициативу и желание общаться у других. Главное здесь - добиться сбалансированного распределения инициативы по всей программе выполнения задания с вполне конкретным участием на каждом этапе всех детей.
9) Обмен ролями: участники группы обмениваются ролями (или функциями), которые получили при выполнении заданий. Другой вариант этого приема предполагает полную или частичную передачу социальным работником, проводящим тренинг, своих функций группе или отдельному ребенку.
10) Мизансцена. Суть приема состоит в активизации общения и изменении его характера посредством расположения детей в группе в определенном сочетании друг с другом в те или иные моменты выполнения творческой работы, и др.
Приведем пример работы специалистов Бежицкого КЦСОН с неблагополучной семьей Н., состоящей на учете с лета 2008 г. При посещении семьи по сигналам соседей выявлено: семья многодетная - 3 детей. Родители злоупотребляют алкоголем.
Этапы работы в данном случае заключались в следующем:
1. Изучение семьи и осознание существующих в ней проблем, изучение обращений семьи за помощью, изучение жалоб жителей (соседей).
Информация о необходимости социальной помощи неблагополучной семье Н. получена от соседей. В обращении последних в Центр содержалась информация о безнадзорности детей в семье, где родители страдают алкоголизмом.
Проведены консультации с базой данных Брянского областного наркодиспансера, результат запроса – отрицательный.
В КЦСОН семья ранее не обращалась.
Состоит на учете в органах социальной защиты населения (матери начисляется пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет).
Старший ребенок состоит на учете в комиссии по делам несовершеннолетних (в связи с правонарушением).
Специалистом Центра проведено посещение в июле 2008 г.
2. Первичное обследование жилищных условий неблагополучной (проблемной) семьи.
В ходе посещения специалистом КЦСОН отмечено, что семья проживает в неблагоустроенном деревянном доме, имеется большой приусадебный участок, но не была посажена даже картошка. В доме всё было раскидано, неопрятность присутствовала во всём. Отец спал, мать была в состоянии похмелья, в доме стоял тяжёлый запах перегара, резко пахло мочой.
3. Знакомство с членами семьи и ее окружением, беседа с детьми, оценка условий, выводов.
Когда начали беседу с матерью, она поначалу вела себя настороженно, но потом, узнав, что посетители не из комиссии по делам несовершеннолетних, постепенно пошла на контакт.
В ходе беседы выяснилось, что весь доход семьи складывается из пособия матери по уходу за ребёнком (младшей девочке нет ещё 1,5 лет) и детского пособия. Имелась задолженность по квартплате. Выписать и оплатить дрова на зимний период семья планировала с доходов от предстоящего сезона сбора ягод.
4. Знакомство с теми службами, которые уже оказывали помощь семье, изучение их действий, выводов.
В ходе беседы, запросов с КДН, управление социальной защиты Бежицкого района установлено, что старший ребенок в семье (14 лет) состоит на учете в КДН с 12 лет по факту правонарушения (мелкое хулиганство). Тем не менее, семья не отнесена данной службой к семьям, в которых дети находятся в тяжелых жизненных условиях, соответствующая работа с семьей не проводилась.
Управлением социальной защиты семья не информирована о льготах по оплате за коммунальные услуги, не получает дотацию на питание детей до 3-х лет, дополнительную материальную помощь.
5. Изучение причин неблагополучия семьи, ее особенностей, ее целей, ценностных ориентаций, личностных особенностей членов семьи.
Семья имеет следующий состав:
1) Отец, 34 года, среднее профессиональное образование, профессия – строитель. Не работает с 2003 г.
2) Мать, 33 года, среднее профессиональное образование, профессия – бухгалтер. Находится в отпуске по уходу за ребенком. До ухода в отпуск работала, часто меняла место работы в связи с алкогольной зависимостью.
3) Сын А., 14 лет.
4) Дочь Л., 9 лет.
5) Дочь О., 1 год 2 мес. (на дату постановки на учет).
Как выяснилось из разговора с матерью, муж был всегда склонен к алкоголизму. Неустроенность семьи, трудности в поисках работы, смерть матери привели, по словам женщины, к формированию алкогольной зависимости у нее в последние несколько лет.
Дополнительной проблемой семьи является поведение старшего сына. По мнению матери, в поведении А. присутствуют следующие недостатки:
1) Низкая успеваемость в школе в сочетании с безразличием к данному факту. Начиная с первого года обучения, А. плохо успевал практически по всем предметам (кроме физкультуры, трудового обучения), при этом если в начальной школе он старался «вытянуть» тройки, то с переходом в среднее звено (т. е. в подростковый возраст) А. окончательно утерял способность эмоционально реагировать на плохие оценки. По словам ребенка, школа его не привлекает. Родители никакого влияния на ребенка почти не имеют.
2) Игнорирование воспитательных воздействий со стороны семьи. Воспитанием детей в семье занимается мать. Однако, по ее собственному признанию, старшему сыну она в свое время уделяла недостаточно внимания, т. к. «не имела такой возможности». Мальчик фактически был предоставлен сам себе, воспитывался на улице, мать его видела редко, эпизодический контроль осуществляли прочие родственники (бабушка). То же можно сказать в отношении отца, который длительные периоды отсутствовал дома в связи с работой в г. Москва. В итоге воспитание сына оказалось запущенным, семья утратила для него значение референтной группы.
3) Фактически постоянное отсутствие в семье. Большую часть времени А. проводит «неизвестно где» - «гуляет», т. е. находится либо на улице, либо у знакомых, «лишь бы не дома». Просьбы матери о помощи по дому не выполняет.
Брак Н. следует отнести к ранним. К моменту замужества мать А. не завершила даже получение среднего профессионального образования. В связи со сложной экономической ситуацией от продолжения образования пришлось отказаться. Практически сразу после рождения ребенка мать А. вышла на работу, впоследствии работала сразу в двух учреждениях. Ребенок фактически воспитывался бабушкой, должного внимания ему не уделялось. С 1,5 лет посещал детский сад. Детство А. прошло не только на фоне отсутствия матери, но и ее ссор с отцом, завершившихся его решением сменить место работы с переездом в другой город.
Отношения супругов несколько стабилизировались лишь к моменту поступления А. в школу и рождения второго ребенка. Мать ушла в достаточно длительный (3 года) отпуск по уходу, стала в большей степени обращать внимание на поведение А. Отец вернулся в Брянск, однако периоды его запоя значительно участились, возникло соматическое заболевание. От лечения он отказывался. Матери пришлось совмещать уход за семьей с работой. В 2005 г. умерла помогавшая ей бабушка.
На данном этапе семья столкнулась со значительными трудностями в воспитании сына. Попытки воздействовать на него авторитарными методами положительного эффекта не дали (стал больше отсутствовать дома), критику в свой адрес он не воспринимает, кроме того, у родителей, по-видимому, нет ни желания, ни времени заниматься сыном. К 2005 г. относится первое правонарушение А.
На этом фоне стала развиваться алкогольная зависимость матери.
В 2007 г. в семье родилась третья дочь, заботы о которой также полностью легли на плечи матери.
На момент первого посещения оба старших ребенка Н. дома отсутствовали. Состояние младшей дочери – удовлетворительное.
В результате беседы установлен контакт с матерью, составлен план дальнейших посещений. Сделан запрос по месту обучения старших детей, которые были приглашены в КЦСОН для консультации.
6. Составление карты семьи. Координационная деятельность со всеми заинтересованными организациями. Составление программы работы с неблагополучной семьей. Текущие посещения семьи.
По итогам посещения семьи составлены:
- Акт жилищных условий;
- характеристика семьи;
- личные дела детей (после их посещения Центра).
По результатам посещения данной семьи Н. старшим детям (14 и 9 лет) было предложено посещать бесплатную гуманитарную столовую. На семью была заполнена анкета социального положения.
Дальнейшие посещения проводились еженедельно в течение месяца, затем ежемесячно. Согласно Плану работы с семьей, первостепенные диагностические задачи дальнейшей работы в том, чтобы:
1) Конкретизировать социально-психологические особенности семьи, личностные особенности членов семьи (особенно детей).
2) Выявить состояние отношений старших детей с матерью.
В ходе одного из посещений (февраль 2009 г.) проведен мониторинг материнского отношения с помощью методик:
1) Тест-опросник родительского отношения (А. Я. Варга, В. В. Столин).
2) Методики PARI -семейная жизнь глазами матери (Е.С. Шефер и Р.К. Белл, адаптация Т.В. Нещерет) (см. описание и результаты в Приложении 3).
Исследование с применением методики Варги-Столина показало, что отношение матери к сыну характеризуется достаточно высокой степенью принятия в сочетании с социальной нежелательностью, несимбиотичностью. Мать проявляет высокую степень авторитаризма, которого категорически не хватает отцу, а также проявляет высокую степень инфантилизации ребенка.
Рассмотрим результаты по методике PARI. По шкале «эмоциональный контакт» они приближаются к средним значениям, в целом согласуется с данными предыдущего тестирования, однако, на наш взгляд, отражают скорее идеальные представления матери, чем реальное положение дел, т. к. в реальности отношение матери далеко от стремления к «уравнительности» при контактах с сыном. Скорее, средний результат свидетельствует об отсутствии типичной для российской семьи авторитарной гиперсоциализации вследствие попустительского отношения к воспитанию.
По шкале «излишняя эмоциональная дистанция» выявлен оптимум такой дистанции. Действительно, дистанцируясь на протяжении длительного периода от воспитания сына, мать на данном временном периоде вынуждена констатировать достаточно большую эмоциональную дистанцию, однако в этом нет ее заслуги – сын сам дистанцируется от матери, что находит отражение в ее восприятии сложившейся ситуации.
Данные по шкале «излишняя концентрация на ребенке» противоречивы. С одной стороны, чрезмерная забота и стремление обезопасить А. со стороны родителей отсутствуют. С другой стороны, характерны высокие показатели по шкалам «исключение внесемейных влияний», «подавление агрессивности» и «подавление сексуальности». Очевидно, такой результат является проекцией матери своего желания на данном этапе усилить контроль над сыном, хотя это стремление не продиктовано объективной (или даже субъективной) необходимостью, а выступает как реакция собственности – желание «вернуть ребенка в семью во что бы то ни стало», т. е. проявление эгоизма матери.
Далее, анализ отношения матери к семейной роли позволяет уточнить влияние брачно-семейных отношений родителей на сложившуюся ситуацию. Значимые результаты получены по шкалам:
Шкала №5 (ощущение самопожертвования в роли матери) – 20 баллов – у женщины гипертрофировано и ясно представлено в сознании.
Шкала №7 (семейные конфликты) – 15 баллов, что является средним показателем, однако тяготеет к высокому, т. е. и на данном этапе нельзя полностью исключить из анализа фактор супружеской конфликтности, не говоря о прошлом семьи.
Шкала №17 (безучастность мужа) – 18 баллов – высокая оценка, тенденция к высокому показателю: отец не проявляет достаточной заботы о ребенке, не участвует в его воспитании в должной мере.
Выявленные данные а) подтверждают мысль о самоустранении отца от воспитательного процесса в семье; б) свидетельствуют о болезненной фиксации матери на роли «хозяйки дома», присутствует невротический компонент; в) указывают на напряженность внутрисемейной среды, что может негативно влиять на восприятие семьи ребенком.
Проведенное тестирование позволяет уточнить намеченную в ходе предварительного анализа картину детско-материнских взаимоотношений в семье. Желание уменьшить существующую межличностную дистанцию на данном этапе, выросшую по инициативе сына, противоречит сложившейся холодности в отношениях, отсутствию опыта в тесном межличностном контакте ребенка с матерью. Существовавший прежде попустительский стиль воспитания в семье со стороны матери в данный момент трансформировался в авторитарный, который также нельзя признать оптимальным с точки зрения стоящих перед семьей воспитательных задач. Можно заключить, что принятая тактика поведения способна лишь усилить отчуждение А. и нуждается в существенной коррекции.
В результате посещений социального работника был налажен контакт с сестрой матери, социально сохранной, которая помогала в дальнейшей работе с этой семьёй.
Дети поставлены на учет в КЦСОН. В результате беседы на старшего сына составлена краткая социальная характеристика (табл. 4).

Таблица 4 - Краткая социальная характеристика старшего сына Н.
Физическое состояние
• Рост
• Вес
• Наличие хронических заболеваний

• Диагноз психиатра
• Физические дефекты

• Опыт злоупотреблений (наркотики, токсикомания, употребление алкоголя, табакокурение)
Социальные характеристики
• Состав семьи
• Профессия родителей
• Образование родителей

• Уровень материального достатка родителей
• Наличие жилья у ребенка
• Наличие у родителей задержек психического развития, психиатрических диагнозов
• Кто реально вовлечен в воспитание ребенка
• Правонарушения в семье

• Наличие злоупотреблений по отношению к ребенку (сексуальное, физическое, психическое насилие)
• Опыт злоупотреблений у родителей (наркотики, токсикомания, употребление алкоголя, табакокурение)
• Наличие правонарушений у ребенка

• Посещаемость школы

• Успеваемость
• Любимые школьные предметы
• Хобби ребенка (увлечения)
165 см.
52 кг.
Отсутствуют, 2 года назад стоял диагноз «вегетососудистая дистония»
Здоров
Отсутствуют (при сильном волнении заикается)
Употребление алкоголя, курение

Живет с родителями
Рабочие
Мать - среднее профессиональное, отец - среднее
Низкий

Присутствует
Предположительно отсутствуют

Мать, сестра матери

Родители к уголовной ответственности не привлекались
Предположительно – отсутствуют

Употребление алкоголя, курение у обоих родителей

2 случая мелкого хулиганства, на учете в КДН
Неохотно посещает школу, регулярны периоды отсутствия (2 – 3 недели/ полгода)
Удовлетворительно / Неудовлетворительно
Трудовое обучение, физ-ра
Бродяжничество
Таким образом, выявленная ранее закономерность о связи стиля детско-родительских отношений с формированием делинквентного поведения ребенка в данном случае нашла подтверждение. Данный факт учет специалистами Центра при планировании психолого-педагогической работы.
А. малоконтактен, от дневного пребывания в Центре отказался. Налажен контакт с педагогами школы по месту учебы подростка, где он поставлен на особый учет.
Старшая дочь Н. охотно принимает участие в психолого-педагогических тренингах, соблюдает график посещения Центра, школу посещает регулярно. В процессе социальной работы у девочки был выявлен запущенный энурез, мать ранее по этому поводу к врачам не обращалась. По рекомендации Центра Н. обратилась к невропатологу ЦРБ, с которым специалисты Центра работают в тесном контакте. Деньги на поездку в больницу самостоятельно скопила мать девочки.
Матери оформлены дополнительные выплаты по линии органов социальной защиты на питание младшего ребенка, льготы по оплате коммунальных услуг, оказана разовая материальная помощь в подготовке к отопительному сезону.
7. Выводы о результатах работы с неблагополучной семьей.
Активная работа с матерью велась 10 месяцев. Антисоциальная ориентация у женщины не выявлена, в органы опеки и попечительства работниками Центра принято решение не обращаться. В апреле 2009 г. женщина приняла твёрдое решение обратиться к врачу-наркологу. Работники Центра всячески поддерживали её психологически в данном стремлении излечиться от алкоголизма. После прохождения наркологического лечения Н. устроилась на работу.
Её старшие дети продолжают питаться в гуманитарной столовой, но полноценный завтрак и ужин они получают дома. Мониторинг результатов работы показал, что дети перестали попрошайничать у соседей.
В настоящее время оба старших ребенка Н. посещают школу, Л. – социального педагога-психолога при КЦСОН.
Семью Н. ежемесячно продолжают посещать работники Центра на дому. При необходимости мать обращается к ним сама.
В целом, анализ данных по работе с неблагополучными семьями при Бежицком КЦСОН позволяет сделать вывод, что за период 2005 - 2008 гг. в результате принимаемых мер по улучшению обслуживания семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, наметились положительные тенденции:
- помощь, оказываемая социальной службой, стала более квалифицированной и более соответствующей общепринятому в мировом сообществе пониманию социальной поддержки семьи;
- уменьшились сроки оказания помощи семье (расширение штата Центра позволило более оперативно реагировать на поступающую информацию об острой потребности в помощи неблагополучной семье, увеличить периодичность посещения семей при патронаже);
- привлечение узких специалистов к оказанию помощи семье (психологов, специалистов психиатрического профиля). Увеличение общего числа специалистов, принимающих участие в решении проблем семьи.
Мониторинг выявил проблемные зоны по данному направлению работы:
1. Трудности в решении организационных вопросов.
2. Отсутствие квалифицированных, специально обученных координаторов – менеджеров.

Заключение
Неблагополучная семья – это семья, в которой нарушена структура, обесцениваются или игнорируются основные семейные функции, имеются явные или скрытые дефекты воспитания, в результате чего появляются «трудные дети».
В ходе изучения теории (технологий) социальной работы с неблагополучной семьей и практики этой работы при Бежицком КЦСОН мы пришли к выводу: эффективность работы в данном направлении возможна только при понимании, что «неблагополучная семья» - не синоним «асоциальной семьи». Неблагополучной семьей, в строгом смысле слова, является такая семья, где имеются явные дефекты воспитания, «неблагополучное отношение к ребенку». Далеко не обязательными признаками неблагополучной семьи являются злоупотребление родителями правами, жестокое обращение, аморальное и антиобщественное поведение и другие. То, что в сферу внимания социальных работников попадают преимущественно дети из неблагополучных семей, в которых это явление приобрело настолько значительные масштабы, что повлекло явные социально негативные последствия, свидетельствует лишь об ограниченности системы такой работы и о необходимости более полного включения в нее «условно-профилактического» направления.
К сожалению, реализация этой задачи требует ресурсов, которыми учреждения социального обслуживания населения, как правило, не располагают. На наш взгляд, единственным способом противодействовать негативным тенденциям в семьях, состоящих на социально-педагогическом учете в Бежицком КЦСОН, является возведение в правило чуткости отношения к каждому нуждающемуся в помощи, использование каждой предоставляющейся возможности для оздоровления семейной среды, недопустимость формализма в исполнении сотрудниками Центра профессиональных обязанностей. Важно добиться того, чтобы семья «с открытой формой неблагополучия» (как характеризуются такие семьи в специализированной литературе) была поставлена в условия максимально благоприятствующие восстановлению ее социального потенциала. В этом процессе чрезвычайное значение имеет установление устойчивого контакта и сотрудничества с социальным работником, на основе которого можно будет воссоздать систему социальных связей членов семьи. Несмотря на то, что ребенок в неблагополучной семьи является наиболее «слабым», подверженным риску звеном, субъективное мнение автора состоит в том, что в большинстве случаев «оградительные», пенитенциарные меры социальными службами применяются нецелесообразно часто, добавляя неустойчивости в и без того пошатнувшуюся семейную среду. Иными словами, социальная работа с неблагополучной семьей эффективна лишь в одном случае – если она изначально носит «поддерживающую» направленность и не претендует на подмену собой функций семьи, которые ей не под силу.

Список литературы
1. Федеральный закон РФ от 10 декабря 1995г. «Об основах социального обслуживания населения в РФ» // Правовая система Консультант.
2. Концепция государственной политики в отношении молодой семьи. Утв. Приказом Минобрнауки России от 08 мая 2007 г. № АФ-163/06 // Правовая система Консультант.
3. Адлер А. Воспитание детей, взаимодействие полов. - Ростов н/Д., 2008.
4. Азаров Ю.П. Семейная педагогика. - М., 2005.
5. Артюхов А. В. Государственная семейная политика и ее особенности в России // Социс. - № 7. - 2004.
6. Беличева С. А. Основы превентивной психологии. - М., 2005.
7. Бронфенбренер Ю. Два мира детства. Дети в США и СССР. - М., 2002.
8. Буянов М. И. Ребенок из неблагополучной семьи. - М., 1998.
9. Валлон А. Психическое развитие ребенка. - М., 2004.
10. Дементьева И. Ф. Негативные факторы воспитания детей в неполной семье // Социс. - № 11. - 2007.
11. Дружинин В. Н. Психологические типы семьи в европейской культуре. - М., 1995.
12. Дружинин В. Н. Психология семьи. М., 2006.
13. Желбанова Р. И., Козлова Л. П., Савина Н. Г. Основы педагогических исследований. - Брянск: Издательство БГПУ, 2004.
14. Игнатьев В. Реабилитация подростков в семейной воспитательной группе // Социальная работа. - № 1. - 2005.
15. Корчак Я. Избранные педагогические произведения. - М., 1986.
16. Кравцова Е. Современная семья и ее роль в развитии ребенка // Дошкольное образование. - №17. - 2006.
17. Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной терапии. - М., 1998.
18. Мишина Т.М. Семейная психотерапия и динамика «образа семьи» / Психогигиена и психопрофилактика: Сборник научных трудов / Под ред. В. К. Мягер, В.П. Козлова, Н.В. Семеновой-Тянь-Шанской. - СПб: Медицина, 2004.
19. Мишина Т.М. Семейные конфликты и семейная психотерапия / Психологические проблемы психологии, профилактики и медицинской деонтологии. - СПб., 2007.
20. Основы социальной работы / Под ред. Е.В. Ханжина. - М.: Академия, 2008.
21. Основы социальной работы / Под ред. П.Д. Павленюк. - М.: Инфра, 2007.
22. Оудсхоорн Д. Н. Теория объектных отношений. - М., 1993.
23. Павленок П. Д. Введение в профессию: социальная работа. - М., 2002.
24. Пивоварова Н. Комплексная помощь семьям с детьми // Социальная работа. - № 3. - 2003.
25. Савинов А. Н., Зарембо Т. Ф. Организация работы органов социальной защиты. - М., 2006.
26. Содержание и организация деятельности территориальных центров социальной помощи семье и детям / Под ред. Е.И. Холостовой. - М., 2007.
27. Социальная педагогика / Под ред. М. А. Галагузовой. - М., 2006.
28. Социальная работа / Под ред. В.И. Курбатова. - Ростов н/Д., 2003.
29. Территориальные социальные службы: теория и практика функционирования. - М., 2005.
30. Технология социальной работы / Под ред. Е.И. Холостовой. - М.: Инфра, 2006.
31. Фирсов М. В. История социальной работы в России. - М.: Владос, 2004.
32. Фирсов М. В., Студенова Е. Г. Теория социальной работы. - М.: Владос, 2008.
33. Холостова Е. А. Теория и практика социальной работы. - М.: Инфра-М, 2005.
34. Эйдемиллер Э. Г. Психология и психотерапия семьи. М., 2008.


Скачиваний: 1
Просмотров: 1
Скачать реферат Заказать реферат