Специфика социальной организации российского общества. Проблема преемственности

«Повесть временных лет» содержит следующее описание социальной организации одного из основных русских племен на заре их истории: «Поляне жили родами, каждый род контролировал находящуюся вокруг территорию».

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
1. Социальная организация общества 5
2. Историческая преемственность и ее значение в развитии государства 14
Заключение 19
Список литературы 19

Введение

«Повесть временных лет» содержит следующее описание социальной организации одного из основных русских племен на заре их истории: «Поляне жили родами, каждый род контролировал находящуюся вокруг территорию».
Этот известный фрагмент служил отправной точкой для создания так называемой теории «родового быта», которая преобладала в русской исторической мысли на протяжении девятнадцатого века. Эта теория может быть названа ведущим обобщением или наиболее популярной «рабочей гипотезой» этой стадии русской историографии, направленной на раскрытие истоков социального порядка на ранних ступенях русской истории.
Ее создателем был Д.П.Г. Эверс, выдающийся исследователь русской истории права, немец по рождению, а С.М. Соловьев сделал ее краеугольным камнем крупнейшего своего произведения «История России с древнейших времен». Юрист К.Д. Кавелин далее развил эту концепцию. Согласно Эверсу, русское общество прошло от родовой стадии до государственного состояния почти без какого-либо переходного периода. Раннее Киевское государство было всего лишь комбинацией родов. По мнению Соловьева, сам факт того, что княжеской род Рюриковичей пользовался исключительной властью над государственной машиной в киевский период, является решающим аргументом в пользу теории Эверса.
Эта теория встретила сильное противоборство с самого начала со стороны славянофильского историка К. Аксакова. С его точки зрения, не род, а община, мир были основанием древнерусского социального и политического порядка. Мнение Аксакова не было тогда принято в целом, но в основном из-за некоторой туманности его определения общины.
Для дальнейшего обсуждения проблемы обладает большой ценностью сравнительное изучение социальной организации различных ветвей славянства, равно как и других народов. Являясь блестящим исследователем в области сравнительной юриспруденции и экономической истории, M.M. Ковалевский собрал важные материалы, относящиеся к организации осетин и других кавказских племен; он также проанализировал проблему как целое в свете сравнительной этнологии [+6]. Одновременно Ф.И. Леонтович изучил социальные институты славянских народов, подчеркивая некоторые параллельные направления в истории русских и южных славян, введя термин задруга в русскую историографию. Среди имен младшего поколения русских историков, уделивших проблеме большое внимание, следует в любом случае упомянуть А.Е. Преснякова. Недавно некоторые советские историки, в особенности Б. Д. Греков, рассмотрели проблему в целом, используя в качестве теоретической базы - и этого можно было ожидать - сочинения Фридриха Энгельса.

1. Социальная организация общества

В настоящее время существует согласие в мнении ученых, что русские, равно как и большинство других народов, должны были пройти через стадию патриархально-родовой организации, но в киевский период эта стадия была давно преодолена. Непосредственная историческая связь между родом и государством не просматривается. Объединение родов привело к формированию племен, но племенная организация никогда не была сильна на русской почве; более того, в период переселения не только племена, но и сами роды подвергались ломке. В любом случае, составные части Киевской Руси - города-государства и удельные владения - лишь частично совпадали с прежним племенным делением, а в некоторых случаях и вовсе не совпадали. Итак, древнерусское государство не выросло прямо из русских племен, которые были просто промежуточным типом социальной и политической организации. В большинстве случаев племя политически являлось тупиковой единицей.
Но если род нельзя рассматривать как базовое социальное звено Древней Руси, что же было таковым? Разумеется, не семья в современном смысле слова. Это была слишком маленькая и слабая группа, для того чтобы справиться с трудностями первобытной экономики, в особенности в период миграций. И таким образом мы приходим к проблеме задруги, т. е. «большой семейной» общины - более или менее опосредующему социальному звену между родом и семьей, базировавшемуся на сотрудничестве трех или более поколений. Термин взят из сербского языка и означает «дружбу», «соглашение», «гармонию». В Югославии община-задруга все еще существующий институт или был таковым до последней войны. Согласно кодексу законов княжества Сербского (1844 г. ), задруга «является общиной для совместной жизни и владения имуществом, появившейся и утвердившейся в процессе кровных отношений и естественного размножения». Средняя югославская задруга насчитывает от двадцати до шестидесяти членов (включая детей). Иногда количество членов может достичь восьмидесяти или даже ста.
Среди русских крестьян меньшее звено этого типа, известное просто как «семья», выжило почти до революции 1917 г. В рапорте волостного старшины Орловской губернии конца девяностых годов прошлого века этот институт описан следующим образом: «Крестьянская семья в нашем поселении состоит из многочисленных родственников, их жен и детей, в целом от пятнадцати до двадцати человек, живущих в одном доме. Старейшина обладает большой властью над семьей. Он содержит семью в мире и согласии; все члены подчинены ему. Он распределяет подлежащую выполнению работу для каждого члена семьи, распоряжается хозяйством и платит налоги. После его смерти власть переходит к его старшему сыну, и если ни один из его сыновей не является совершеннолетним, то к одному из его братьев. Если в семье не остается совершеннолетних мужчин, старшая вдова принимает его полномочия. Когда несколько братьев живут таким образом в одном доме, сохраняя семью в единстве и согласии, они рассматривают все, что у них есть, в качестве общей собственности семьи, за исключением одежды женщин, белья и холста. Это - не принадлежит общине. За исключением названного, всем остальным распоряжается старейшина - старейший мужчина в семье или любой другой член семьи, избранный по соглашению всех иных. Жена старейшины наблюдает за работой женщин; однако, если она не подходит для этой роли, для этого может быть избрана более молодая женщина. Вся работа распределяется между мужчинами и женщинами согласно силе и здоровью каждого».
В «Русской Правде» нет упоминания о задруге. Вместо этого используется для определения местного поселения термин вервь. Это же самое слово также означает «веревку», «шнур». Возникло предположение, что вервь в смысле общины должна была подчеркивать кровные отношения, или скорее линию поколений. В данной связи можно упомянуть другое понятие: ужь, «шнур», с которым связано ужика, «родственник», «член семейной общины». Даже признавая, что слово вервь могло изначально обозначать большую семейную общину типа задруги, мы можем подчеркнуть, что в одиннадцатом и двенадцатом столетиях понятие уже изменило свое изначальное смысловое содержание. Из «Русской Правды» очевидно, что вервь в это время была схожа с англо-саксонской гильдией. Это была соседская община, связанная ответственностью своих членов платить штраф за убийство, совершенное в границах общины, в случае если убийца не может быть найден. Членство в общине было свободным. Люди могли вступить в гильдию или воздержаться от этого. В более поздний период русской истории гильдия сменилась сельской общиной, также именовавшейся мир. В «Русской Правде» понятие мир используется для обозначения более широкого сообщества - города с сельским районом вокруг него. Специфической формой русской земельной системы было совместное владение землей несколькими совладельцами (сябры). Подобно верви, ассоциация сябров должна была развиться из семейной общины. Сябр или себер - архаическое слово, изначальным значением которого кажется должно быть «член семьи, работающий с другими родственниками на семейной земле». В санскрите существуют параллельные термины: sabha, «родня», «деревенское сообщество»; и sabhyas, «член деревенского сообщества». Рассмотрим также готское sibja и немецкое sippe, «родственники» (коллективно) [+13]. По своей структуре слово себер (отметим конечное «р») сходно с базовыми терминами родства в индо-европейских языках, подобно pater и mater в латыни; brother и sister в английском; брат и сестра в славянском. Более специфичное слово «себер» должно быть связано с рефлексивным местоимением «себе». Между прочим, по мнению некоторых современных филологов, славянское слово «свобода» происходит от того же корня.
Иные типы социальных объединений появились в древнерусском для поддержания торговли и промышленности. Там существовали кооперативные ассоциации ремесленников и рабочих, схожие с теми, которые позднее стали известны как артель (древнерусский термин дружина происходит от друг). Торговцы, как мы видели, составили различные самостоятельные компании или гильдии.
Об обществе, состоящем лишь из семейных общин, можно думать как о гомогенном по своей основе. Все члены задруги имеют равную долю как в общем труде, так и в производственном продукте. Это «бесклассовое» общество в миниатюре.
С надломом задруги и эмансипацией семьи от рода, со схожим обособлением индивида от общества и формированием территориальных общин нового типа вся социальная структура нации становится более комплексной. Постепенно оформляются различные социальные классы. Процесс социального расслоения начался среди восточных славян задолго до формирования Киевского государства. Мы знаем, что склавены и анты в шестом веке обращали военно-пленных - даже той же расовой принадлежности - в рабов. Мы также знаем, что среди антов была аристократическая группа и что некоторые из военных вождей владели большими богатствами [+15]. Итак, мы имеем у восточных славян элементы по крайней мере трех существующих социальных групп уже в шестом столетии: аристократия, простонародье и рабы. Подчинение некоторых из восточнославянских племен зарубежным завоевателям могло также реализовываться в политической и социальной дифференциации различных племен. Мы знаем, что восточные славяне платили дань зерном и другими сельхозпродуктами аланам, готам и мадьярам, по мере того как каждый из этих народов поочередно устанавливал контроль над частью восточнославянских племен. В то время как некоторые из славянских групп в конце концов утверждали свою независимость или автономию, другие оставались под иноземным контролем на более длительный период. Крестьянские общины, изначально зависимые от зарубежных господ, позднее признали власть местных славянских князей, но их статус не изменился, и они продолжали платить прежние повинности. Итак, установилось различие в положении разных славянских групп. Некоторые из них были самоуправляемы, другие - зависимы от князей.
Учитывая этот неординарный социальный и исторический фон, мы и должны подходить к изучению русского общества в киевский период. Можно предположить, что общество было достаточно сложным, хотя в Киевской Руси не существовало таких высоких барьеров между индивидуальными социальными группами и классами, которые существовали в феодальной Европе того же периода. В целом следует сказать, что русское общество киевского периода состояло из двух крупных групп: свободных и рабов. Подобное суждение, однако, хотя и правильно, является слишком широким, для того чтобы адекватно охарактеризовать организацию киевского общества.
Следует отметить, что среди самих свободных были различные группы: в то время как некоторые были полноправными гражданами, правовой статус других был ограничен. Фактически положение некоторых свободных классов было столь ненадежным, вследствие правовых или экономических ограничений, что некоторые из них по собственной воле предпочитали переход в рабское состояние. Итак, можно обнаружить между свободными и рабами промежуточную группу, которую можно назвать полусвободными. Более того, некоторые группы собственно свободных были в лучшем экономическом положении и лучше защищены законом, нежели другие. Соответственно, можно говорить о существовании высокопоставленного класса и среднего класса свободных в киевском обществе.
Нашим главным правовым источником для этого периода является «Русская Правда», и к этому кодексу мы должны обратиться для получения правовой терминологии, характеризующей социальные классы. В варианте «Правды» одиннадцатого столетия - так называемом «Кратком варианте» - мы обнаруживаем следующие основополагающие понятия: мужи - для высшего слоя свободных, люди - для среднего класса, смерды - для ограниченно свободных, челядь - для рабов.
В социальном развитии России каждый из вышеупомянутых терминов имеет свою собственную историю. Термин «смерд» приобрел уничижительное значение в связи с глаголом «смердети», «вонять». Термин «муж» в смысле специфической социальной категории постепенно исчез, и из мужей в конечном итоге развился класс бояр. В своей уменьшительной форме термин мужик («маленький человек») применялся к крестьянам, подчиненным боярской власти. Отсюда - мужик, «крестьянин». Термин людин (в единственном числе) также исчез, за исключением комбинации простолюдин.
Множественная форма люди до сих пор используется; ей соответствует в современном русском языке слово человек, используемое лишь в единственном числе. Первая часть этого слова (чел-) представляет тот же корень, что присутствует в древнерусском слове челядь («домашние рабы»). Изначальное значение корня - «род»: сравним гальское clann и литовское keltis.
Высшие классы киевского общества имели гетерогенный источник. Их становой хребет состоял из выдающихся людей (мужей) основных славянских родов и племен. Как нам известно, даже в период антов существовала племенная аристократия - «старейшины антов». Некоторые из этих старейшин, должно, быть имели аланское происхождение. С подъемом княжеской власти в Киеве окружение князя (дружина) стала основным катализатором для формирования новой аристократии - бояр. Дружина в киевский период была сама по себе плавильным тиглем. При первых киевских князьях ее ядро состояло из шведов племени русь. Скандинавский элемент нарастал, когда князья нанимали новые варяжские отряды из Скандинавии. Однако княжеское окружение также вобрало в себя славянских мужей, равно как и разнородных искателей приключений иностранного происхождения. Осетины, косоги, мадьяры, тюрки и другие упоминаются в различных ситуациях как члены дружины. К одиннадцатому столетию она уже славянизировалась.
Социально она состояла из различных элементов. Некоторые из ее членов занимали высокое положение даже до присоединения к ней; другие находились внизу по рождению, а некоторые были даже рабами князя. Для этих служба в дружине не только открывала путь к доходному месту, но также давала возможность вскарабкаться до самого верха социальной лестницы.
Свита состояла из двух групп, которые могут быть названы старшей и младшей дружиной соответственно. Среди высших приближенных в одиннадцатом веке упоминаются судебный пристав (огнищанин), занимающийся конюшней (конющий), дворецкий (тиун) и адъютант (подъездной). Все они первоначально были просто служащими князя в деле управления двором и имениями, но позднее также использовались в государственной администрации. Термин огнищанин производен от огнище, очаг. Итак, огнищанин - член княжеского «очага», т. е. хозяйства. Термин тиун - скандинавского происхождения; в старошведском тиун означает «слуга». В России он означал сначала дворецкого, но позднее начал в основном использоваться в значении «судья». Следует кстати упомянуть, что аналогичный процесс трансформации слуг князя в государственных чиновников имел место в Англии, Франции и Германии в раннее средневековье.
Младшие вассалы были коллективно обозначены как гридь, термин скандинавского происхождения, изначальным значением которого было «жилище», «дом». Отсюда древнерусское слово гридница, «дом» или «большое помещение». Сначала они являлись пажами князя и младшими служилыми людьми в доме, а также слугами дружинных офицеров. Член гриди иногда называется в источниках отроком, детским или пасынком, что видимо указывает на то, что их воспринимали как членов княжеской семьи, как оно и обстояло на самом деле. В Суздале в конце двенадцатого века появился новый термин для обозначения младших вассалов - дворянин, дословно «придворный», от «двор» в смысле княжеский (а также просто «двор»). В имперской России восемнадцатого и девятнадцатого столетий термин дворянин приобрел значение «человек благородного происхождения».
Не весь русский высший класс служил в дружине. В Новгороде, где власть князя и длительность его пребывания на этом посту были ограничены условиями контракта, его вассалам открыто чинились препятствия для постоянного поселения на Новгородской земле. Итак, в дополнение к служилой аристократии в Киевской Руси существовала аристократия по праву. Ее члены называются по-разному в источниках раннего периода; например, «выдающиеся люди» (мужи нарочитые) или лучшие люди, также во многих случаях «городские старейшины» (старейшины градские). Некоторые из них были потомками племенной аристократии, другие, в особенности в Новгороде, стали выдающимися вследствие своего богатства, в большинстве случаев полученного от зарубежной торговли.
В конце концов княжеская и местная аристократии стали известны как боярство. Хотя некоторые из местных бояр должны были быть потомками торговцев, а княжеские бояре изначально создали свое богатство от содержания и наград, полученных от князя, и от своей доли в военной добыче, с течением времени все бояре стали землевладельцами, а сила и социальный престиж боярства как класса опирались на обширные земельные владения.
Неразвитость средних классов обычно рассматривается как одна из основных черт русской социальной истории. Верно, что как в московский, так и в имперский периоды вплоть до девятнадцатого столетия пропорциональное соотношение людей, вовлеченных в производство товаров и торговлю, и жителей городов в целом в сравнении с крестьянством было низким. Однако даже применительно к этим периодам любое обобщающее утверждение об отсутствии в России средних классов требует оговорок. В любом случае, подобное обобщение не подойдет к киевскому периоду. Большинство городского населения России вне сомнения принадлежала к слою, который может быть обозначен как низшие классы; нет данных, которые дали бы нам возможность установить с достаточной точностью относительную пропорцию средних классов к целому населению. Однако, зная о распространении торгового класса Киевской Руси, мы можем быть уверены, что, по крайней мере в Новгороде и Смоленске, торговый люд как социальная группа был пропорционально более велик, нежели в городах Западной Европы этого времени.
В то время как в нашем мышлении термин «средние классы» обычно ассоциируется с городской буржуазией, можно также говорить о средних классах сельского общества. Процветающие хозяева, имеющие достаточно земли для удовлетворения своих потребностей могут быть охарактеризованы как составляющие сельский средний класс при сопоставлении с владельцами крупных поместий, с одной стороны, и безземельными и малоземельными крестьянами - с другой. Поэтому мы сталкиваемся с вопросом существования такого сельского среднего класса в России этого времени.
Люди низших классов в русских городах киевского периода назывались «младшими людьми» (молодшие люди). Они были в основном рабочими и ремесленниками различного рода: плотниками, каменщиками, кузнецами, сукновалами, кожевниками, горшечниками и т. д. Люди одной и той же профессии обычно жили в одной части города, носившей соответствующее имя. Так, в Новгороде упоминаются Горшечный район и Плотницкий район; в Киеве - Кузнецкие Ворота и т. д.
Для этого периода не существует свидетельств относительно существования ремесленных гильдий как таковых, но каждая часть большого русского города этого времени составляла самостоятельную гильдию (см. гл. VII, разд. 6), и «уличная гильдия» или «гильдия ряда» в ремесленной части должна была быть не только территориальной общиной, но в определенном смысле также профессиональной ассоциацией.
К низшим классам киевского общества принадлежали также наемные рабочие или работники. В городах ремесленники, не имеющие своих собственных мастерских, и младшие члены ремесленных семей, видимо, предлагали свои услуги любому, кто в них нуждался. Если для крупной работы собиралось вместе много рабочих, как при строительстве церкви или большого дома, то в большинстве случаев они создавали кооперативные ассоциации.
Крепостничество как правовой институт не существовало в Киевской Руси. В техническом смысле слова крепостничество - продукт феодального права.
Подчинение крепостного не было результатом свободной игры экономических сил, а являлось скорее итогом неэкономического давления. Феодализм может быть определен как слияние публичного и частного права, а природа власти сеньора была дуальной. Сеньор являлся как землевладельцем, так и правителем. Как владелец манора он обладал двойственной властью и над сервами и над арендаторами в его имении.
Потенциально князь Киевской Руси имел тот же тип власти над населением своих владений. Однако социально-политический режим в стране в это время не способствовал развитию феодальных институтов, и процесс консолидации манориальной власти князей, не говоря уже о боярах, никогда не заходил столь далеко, как в Западной Европе того же периода. Несмотря на все посягательства со стороны князей, смерды, как мы видим, оставались свободными.

2. Историческая преемственность и ее значение в развитии государства

Термин преемственность можно охарактеризовать, как связь между явлениями в процессе развития и становления, когда новое, заменяя старое, сохраняет в себе некоторые его элементы. Историческая преемственность обозначает передачу и усвоение социальных, культурных ценностей от поколения к поколению, от формации к формации, обозначает так же всю совокупность действия традиций.
В истории, преемственность сыграла огромное значение. Перенятие опыта предшественников с целью создания более практичного и справедливого государства – основной принцип преемственности.
Важнейшим моментом являлась правильная оценка правителем государственной деятельности своих предшественников и сделать соответствующие выводы и коррективы в государственную политику, т.е. убрать отжившие свое, неэффективные элементы государственного управления, аппарата управления государством.
Так историческая преемственность была широко распространена в истории Российского государства во все времена.
Яркий пример преемственности можно видеть в принятии христианства на Руси. Это важнейшее событие совершилось, согласно летописной хронологии, принимаемой некоторыми исследователями, в 988 году, по мнению других - в 989-990 годах. Приняв христианскую православную веру, князь Владимир (в крещении Василий) решился «обратить всю Землю в христианство». Он руководствовался, конечно, и государственными соображениями, ибо для русского народа христианизация означала приобщение к высокой культуре христианских народов и более успешное развитие своей культурной и государственной жизни. Принятие христианства из Византии оторвало Русь от магометанской и языческой Азии, сблизив ее с христианской Европой. Болгарская письменность сразу позволила Руси не начинать литературу, а продолжать ее и создавать в первый же век христианства произведения, которыми мы вправе гордиться. Сама по себе культура не знает начальной даты. Но если говорить об условной дате начала русской культуры, то я считал бы самой обоснованной 988 год.
Преемственность так же прослеживается в памятниках права. Так Корнчья книга (свод законов принятый в 911 г.) давала гарантии материального обеспечения государственным служащим. Этот закон был частично перенят у Византии и содержал некоторые моменты литовского законодательства.
Летописные описания появились только спустя пару веков, поэтому к ним то же надо относиться взыскательно. Так, в «Повести временных лет» с большой буквы названы имена трех варяжских князей Рюрик, Синеус и Трувор, хотя в древнескандинавском языке последние два — это не имена, а существительные, означающие, соответственно, со своим родом и с верной дружиной. Так что логично предполагать, что призван был один князь и множество сопровождающих его лиц. Интерес к историческим корням пробудился в российском обществе только в конце 18 века. Это, кстати, в значительной степени объясняет появление пресловутой «норманнской теории». Ее предложили первые историки Российской академии наук, которые все как один были немцами — Шлецер, Байер, Миллер. Их ярым и ярким оппонентом выступил Ломоносов. В настоящее время тезисы норманнской теории, согласно которым государственность на Русь была привнесена иностранцами, просто не является предметом спора. Потому что Рюрик пришел не на пустое место, а в Новгород, а это по определению означает, что у ильменских слоев уже было к тому времени вполне развитое социальное общество, поселения, они владели ремеслами и так далее. Было куда пригласить. И, как это ни крамольно звучит теперь, был куда прогонять. Кстати, в той летописи упоминается о восстании, поднятом неким Вадимом, против Рюрика, который вынужден был бежать из Новгорода в Старую Ладогу.
Историческое значение призвание варягов на княжение в 862 году заключается в том, что именного с этого момента прослеживается устойчивая, осмысленная преемственность государственной власти на Руси, которую разделяли все правители последующих времен. Вот, почему в 1862 году, в Российской Империи пышно и торжественно праздновали 1000-летие Руси. И в Великом Новгороде тогда специально к этой годовщине была приурочена церемония открытия памятника. Памятника 1000-летия России. Кстати, это само по себе еще одна памятная историческая дата сегодняшнего дня.
Памятник этот, работы скульптора Михаила Микешина, во всех отношениях — уникальный. И символический. Шар — символ державы, крест и ангел-хранитель, христианство и православие. 17 фигур, по замыслу авторов «колоссальных» — это выдающиеся правители — великие князья, цари, императоры. В нижней части монумента 109 горельефов выдающихся людей — просветителей, военачальников, писателей, деятелей культуры и искусства. Каждый из которых заслуживает отдельного памятника и отдельного разговора.
Можно провести множество параллелей преемственности и в “смутное время”, когда за довольно короткий промежуток времени поменялось множество правителей. Независимо каким путем они добрались до вершин власти, все правители использовали опыт предшественников. Так как бояре на Руси имели веское слово, в августе 1610 года они призывают на престол Руси сына короля Сегизмунда – Владислава из Польши. Здесь четко просматривается параллель с призванием Рюрика на Русский престол.
Черты преемственности можно видать в политике Ивана IV. Многие особенности его правления можно видеть в правлении Ивана III, который шел по тому же пути феодального развития, что и вся русская земля. Иван Грозный так же перенял систему приказов, которая была довольно эффективна. Рассмотрение вопроса о законодательстве в Русском государстве второй половины XVI века дает возможность сделать еще один вывод большой важности. Это вывод об огромной роли приказов в законодательстве. Сосредоточивая свое внимание на вопросе о Боярской думе и ее роли, дворянско-буржуазная историография недооценила роль приказов. Между тем именно приказы, в частности казначеи, фактически держали в своих руках московское законодательство как в подготовительной стадии, разрабатывая проекты законов, так и в заключительных этапах законодательного процесса, где именно в руках казначеев находилось формулирование и редактирование текста законов на основе норм царского приговора. В этой роли приказного аппарата в законодательстве нашло свое яркое выражение развитие и укрепление централизованного Русского государства.
Боярство при Иване IV имело определенный вес, так же как и в другие времена. Иван IV создал государственную думу, в чью задачу входила разработка законов. Вряд ли можно говорить о какой-либо зависимости применения той или иной законодательной процедуры от содержания закона. Привлечение или непривлечение Боярской думы к обсуждению закона зависело целиком от конкретных обстоятельств момента.
Традиция предписывала участие бояр в обсуждении новых законов и для большинства их отмечено участие бояр в “приговорах” об издании законов. Боярская Дума во второй половине XVI века представляла собой одно из звеньев в государственном аппарате Русского централизованного государства, и хотя аристократический состав думы давал ей возможность занимать позицию защиты княжеско-боярских интересов, но как учреждение дума являлась царской думой, собранием советников царя, к выяснению мнений которых по тем или иным вопросам обращался царь, когда он считал это нужным. Поэтому видеть в обсуждении закона в Боярской думе нечто похоже на обсуждение закона в парламенте - значит совершенно произвольно переносить на Боярскую Думу Русского самодержавного государства черты законодательного учреждения конституционного государства. Поэтому нельзя видеть в обсуждении законов в Боярской Думе ограничения царской власти.
На современном этапе самым ярким примером преемственности является возрождение Государственной Думы, как законодательного органа.

Заключение

О социальной структуре древнерусского общества нам известно из древнейшего юридического памятника - «Русской правды». Это сложный юридический памятник, основанный на нормах обычного права и прежнем княжеском законодательстве, до нас не дошедшем. Она состоит из «Правды Ярослава» (первые 17 статей) и «Правды Яроелавичей» (сыновей Ярослава Мудрого), «Устава Владимира Мономаха». «Правда Ярослава» регламентирует отношения между свободными людьми, прежде всего в среде княжеской дружины. «Правда Ярое лави чей» же уделяет большее внимание отношениям внутри княжеской или боярской вотчины с зависимым населением.
Как и многие другие памятники древнерусской книжности, «Русская Правда» не раз переписывалась и редактировалась на протяжении нескольких столетий. Имеется более 100 ее списков и три редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная. Древнейшей редакцией является Краткая Правда, но наиболее распространенной на Руси была Пространная редакция «Русской Правды».
Все свободное население Руси называлось людьми, отсюда пошел термин «полюдье». Значительная часть населения была лично свободна, но платила дань в пользу государства. Сельское население называлось смердами. Смерды могли жить как в свободных сельских общинах, так и в вотчинах феодалов и князей, являясь при этом лично зависимыми.
Однако «Русская правда» знает уже несколько категорий лично зависимых крестьян - закупов, холопов, рядовичей. Феодально-зависимое население пополнялось из рядов свободного, то есть происходил процесс закрепощения. Другим источником его пополнения были немногочисленные рабы (часто пленники-иноземцы), лично зависимые от князя или бояр-дружинников и посаженные на землю в вотчинах.
«Русская правда» дает широкий перечень лиц княжеской администрации, выполнявшей государственные функции управления и сбора налогов - дани, торговых и судейских пошлин. Интересно, что рядом с лицами, занятыми в управлении княжеским хозяйством, «Русская правда» упоминает тех же лиц в хозяйстве боярском. Социальная принадлежность всех этих людей могла быть различной: были и свободные люди на службе князя, и лично зависимые от него холопы, челядь, рабы, и отпущенные им на волю и посаженные на землю чепядины.
В истории, преемственность сыграла огромное значение. Перенятие опыта предшественников с целью создания более практичного и справедливого государства – основной принцип преемственности.
Важнейшим моментом являлась правильная оценка правителем государственной деятельности своих предшественников и сделать соответствующие выводы и коррективы в государственную политику, т.е. убрать отжившие свое, неэффективные элементы государственного управления, аппарата управления государством.
Так историческая преемственность была широко распространена в истории Российского государства во все времена.

Список литературы

1. Деревянко А.П. История России: учеб. для вузов. М.: Проспект, 2009.
2. История России: учеб. для техн. вузов/А.А. Чернобаев, И.Е.Горелов, М.Н. М., 2010.
3. История России: Учебное пособие для вузов / Под ред. С.В.Леонова. М.: Владос, 2008. Т. 2.
4. Новосельцев А.П. Образование Древнерусского государства и первый его правитель. // Вопросы истории. 2011, №2-3.
5. Отечественная история. Учебное пособие./под ред.А.А. Радугин и др.- М: Центр, 2004. 397 с.
6. Отечественная история: Учеб. пособие. / Под науч. ред. А. Г. Рогачева. Красноярск: ИПЦ КГТУ, 2012. 223 с.
7. Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979.
8. Стешенко Л. А., Шамба Т. М. История государства и права России: Академический курс. В 2 т. - Т. 1. V начало - XX в. М., Издательство НОРМА, 2011.
9. Тихомиров М. Н. Древнерусские города. М., 2006.


Скачиваний: 1
Просмотров: 7
Скачать реферат Заказать реферат