Соучастие в преступлении

Характерной чертой деятельности человека является коллективизм. Решение какой-либо задачи всегда становится более реальным, если в работе по ее достижению принимает участие несколько индивидов.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
1. Понятие соучастия в преступлении. Объективный и субъективный признаки соучастия 5
2. Виды соучастников 17
3. Основания и пределы уголовной ответственности соучастников. Эксцесс исполнителя 27
Заключение 33
Список литературы 35

Введение

Характерной чертой деятельности человека является кол¬лективизм. Решение какой-либо задачи всегда становится более реальным, если в работе по ее достижению принимает участие несколько индивидов. Следует также отметить, что определенные виды работ могут осуществляться только со¬вместными усилиями большого количества участников (на¬пример, постройка крупного технического сооружения). Сказанное в полной мере относится и к преступной деятель¬ности, которая может осуществляться как одним, так и не¬сколькими субъектами. Не случайно, как свидетельствуют данные статистики, около 34,7 % всех регистрируемых в на¬шей стране преступлений совершаются в соучастии. Данное обстоятельство нашло отражение в уголовном законе, отде¬льная глава которого посвящена регулированию вопросов соучастия в преступлении.
Установления, определявшие ответственность соучастников в связи с совершением конкретных преступлений, ранее других были сформулированы в Русской Правде.
В Уголовном уложении Российской империи 22 марта 1903 г. соучастию были посвящены всего 2 статьи, в которых соучастниками признавались исполнители, подстрекатели и пособники (ст. 51), а также выделялись такие формы соучастия, как сообщество и шайка, и определялись условия ответственности их членов (ст. 52).
В советский период законодательное определение понятия соучастия впервые было дано в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР. Согласно ст. 21 "за деяния, совершенные сообща группою лиц (шайкой, бандой, толпой), наказываются как исполнители, так и подстрекатели и пособники".
Вместе с тем в 30-50-е гг. правоприменительная практика нередко расширяла границы соучастия.
Итог активному, хотя и не всегда последовательному развитию института соучастия был подведен принятием в 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.
Действующий УК РФ существенно расширил регламентацию института соучастия, введя новые, ранее неизвестные, нормы, в которых дается определение видов соучастников и форм соучастия, в том числе и новой - преступного сообщества (преступной организации).
Отражением дискуссионности института соучастия является то обстоятельство, что не существует единства взглядов по вопросу о том, является ли сформулированное в ст. 32 УК РФ законодательное определение соучастия универсальным и, следовательно, охватывающим все случаи совершения одного преступления несколькими лицами или же оно должно касаться только тех его форм, когда между соучастниками существует распределение ролей.
Исходя из всего вышесказанного можно судить об актуальности данной темы на сегодняшний день.
Цель данной курсовой работы - рассмотреть сущность соучастия в преступлении.
Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие вопросы:
- рассмотреть понятие и признаки соучастия в преступлении;
- рассмотреть основные виды соучастников;
- рассмотреть основания и пределы уголовной ответственности соучастников, эксцесс преступления. Структурно работа состоит из трех глав, введения, заключения и списка литературы.
Материалом для исследования послужил разнообразный монографический материал, данные периодической печати. При написании работы использовались различные нормативно-правовые акты.

1. Понятие соучастия в преступлении. Объективный и субъективный признаки соучастия

УК РФ 1996 г. определяет соучастие как "умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления" (ст. 32). В данном определении законодатель отражает специфические признаки, которыми характеризуется совместная преступная деятельность, в отличие от случаев индивидуального совершения преступления.
На протяжении всей истории развития отечественного уголовного права, начиная с первого крупного исследования профессора О.С.Жиряева, институт соучастия является одним из наиболее сложных и дискуссионных в учении о преступлении и в целом в теории уголовного права и в целом в теории уголовного права. Еще известный российский ученый Г.Е.Колоколов отмечал, что соучастие составляет венец общего учения о преступлении и справедливо считается труднейшим разделом уголовного права. Соответствующая оценка института соучастия обусловлена тем, что, как и правомерная, преступная деятельность может выполняться не только одиночными лицами, но и несколькими лицами, объединяющими свои усилия. Анализ статистических данных за последнее десятилетие свидетельствует о постоянном росте преступлений, совершаемых в соучастии. В соучастии совершаются наиболее тяжкие и сложные преступления (насильственные, корыстно-насильственные).
Сложным является вопрос о юридической природе соучастия. В теории уголовного права сложились две устоявшиеся концепции юридической природы соучастия. Одна из них имеет в основе акцессорную природу (от лат. accessorium - "дополнительный", "несамостоятельный") характера соучастия. Сторонники другой теории рассматривают соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности. Существо акцессорной природы соучастия выражается в том, что центральной фигурой соучастия признается исполнитель, деятельность же остальных соучастников является вспомогательной, лишенной самостоятельного значения. Оценка действий соучастников и их ответственность полностью зависят от характера действий исполнителя и его ответственности: наказуемы действия исполнителя - наказуемы и действия соучастников, если же исполнитель не привлекается к ответственности, то не может наступать ответственность и соучастников. Кроме того, наказуемость соучастников должна наступать по той статье, которая предусматривает действия исполнителя. Активным сторонником логической акцессорности в уголовном праве выступает М.И.Ковалев. В своей работе он приходит к выводу, что состав преступления выполняется непосредственным исполнителем, остальными же соучастниками "сам состав преступления не выполняется", а в действиях подстрекателей и пособников есть некий "общий состав преступления", который и определяет их ответственность.
С некоторыми оговорками акцессорную теорию, как лежащую в основе ответственности по российскому уголовному праву, поддерживает и А.В.Наумов. Вместе с тем он признает, что ответственность соучастников, будучи в основном зависимой от ответственности исполнителя, все же в определенной мере носит самостоятельный характер.
Соучастие в преступлениях следует отличать от случаев совершения преступлений вследствие стечения действий нескольких лиц, хотя и направленных на один и тот же объект, но действующих отдельно друг от друга и не объединенных единым умыслом. Существо соучастия известный русский ученый Н.С.Таганцев выразил следующим образом: "...к соучастию относятся лишь те совершенно своеобразные случаи стечения преступников, в коих является солидарная ответственность всех за каждого и каждого за всех; в силу этого условия учение о соучастии и получает значение самостоятельного института".
Совместное совершение преступления представляет по сравнению с иными случаями повышенную общественную опасность. Это обусловлено тем, что несколько человек, как правило, способны причинить более существенный вред по сравнению с совершением преступления одним субъектом (например, втроем виновные могут нанести потерпевшему большее количество ударов, похитят не один, а несколько предметов и т. п.). Во многих случаях совместная деятель¬ность двух или более субъектов существенно облегчает до¬стижение преступного последствия. Кроме того, в преступ¬ную деятельность оказываются втянутыми сразу нескольких субъектов, что существенным образом повышает вредоносность совершаемого деяния. При совместном участии в пре¬ступлении лицу гораздо легче решиться на его совершение и более трудно отказаться от осуществления задуманного.
На этом основании п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ в качестве отяг¬чающего обстоятельства предусматривает совершение пре¬ступления в составе группы лиц, группы лиц по предварите¬льному сговору, организованной группы или преступного сообщества. Кроме того, совместная преступная деятель-ность является квалифицирующим признаком, предусмот¬ренным рядом статей Особенной части уголовного закона.
Совместное совершение общественно опасного деяния остается характерной чертой преступности несовершенно¬летних. Как правило, подростки не обладают достаточным уровнем социальной зрелости, более подвержены влиянию со стороны других лиц, а также не имеют достаточных навы¬ков преступной деятельности. Для лиц молодого возраста ха¬рактерно стремление к самоутверждению, желание доказать свою значимость, а также подсознательное стремление к коллективизму, боязнь оторваться от общей массы. По этой причине несовершеннолетние более легко соглашаются ш совершение преступления в соучастии.
Необходимо также отметить, что отдельные составы пре¬ступлений могут совершаться только в соучастии. К их числу, в частности, относятся: организация незаконного воору¬женного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ), бандитизм (ст. 209 УК РФ), организация преступного сооб¬щества (ст. 210 УК РФ).
Регулирование вопросов соучастия в уголовном законе позволяет провести четкую грань между совместной пре¬ступной деятельностью и совершением антиобщественного деяния одним лицом, а также четко индивидуализировать ответственность сообщников в зависимости от роли и степе¬ни участия в совершенном преступлении. Необходимость законодательного регулирования рассматриваемого уголовно-правового института определяется также тем, что при со¬участии в преступлении имеются существенные особенности добровольного отказа от доведения посягательства до конца, а равно правовой оценки содеянного. В отдельных случаях квалификация действий сообщников находится в прямой зависимости от поведения иных соучастников. Так, на основании ч. 5 ст. 34 УК РФ в случае недоведения испол¬нителем преступления до конца по независящим от него об¬стоятельствам остальные соучастники несут ответствен¬ность за приготовление или покушение на совершение пре-ступления.
Институт соучастия является неотъемлемой, органической частью системы норм и институтов уголовного законодательства. Следовательно, его цели и задачи определяются в соответствии с целями и задачами уголовного законодательства. Вместе с тем он имеет и свое специальное назначение, которое выражается в следующем. Во-первых, его закрепление в законе позволяет обосновать ответственность лиц, которые сами непосредственно не совершали преступление, но определенным образом способствовали его выполнению.
Являясь самостоятельным уголовно-правовым институ¬том, соучастие обладает набором объективных и субъектив¬ных признаков, каждый из которых является обязательным. Отсутствие любого из них исключает возможность призна¬ния деяния соучастием в преступлении.
К числу объективных признаков соучастия относятся: участие в посягательстве двух или более лиц, обладающих признаками субъекта преступления; временной признак, т. е. возможность соучастия только на стадии неоконченного преступления; совместность действий соучастников, а также наличие причинной связи между действиями каждого из со-общников и наступившим последствием.
Первым из объективных признаков, который вытекает из законодательного определения соучастия, является участие в преступлении двух или более лиц. Данный признак предпола¬гает объединение в одном деянии усилий нескольких чело¬век. При этом каждый из участников должен обладать всеми предусмотренными законом признаками субъекта преступ¬ления: вменяемость и достижение возраста уголовной ответ-ственности.
Не является соучастием использование виновным для со¬вершения преступления невменяемого либо лица, не достиг¬шего возраста уголовной ответственности. Например, взрос¬лый мужчина просит двенадцатилетнего подростка проникнуть через форточку в квартиру и вынести для него магнитофон, стоящий на подоконнике. В данном случае имеет место только один субъект преступления, так как ма¬лолетний подросток не достиг возраста уголовной ответст¬венности. На этом основании содеянное в приведенном примере соучастием не признается.
Следует отметить, что согласно постановлению пленума Верховного суда РСФСР «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» от 22 марта 1966 г. и постановлению плену¬ма Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об изнасиловании» от 22 апреля 1992 г. такие преступления, как грабеж, разбой и изнасилование, признаются групповыми и в тех случаях, когда лицо, обладающее признаками субъекта преступления, использует для совершения этих посяга¬тельств невменяемых или лиц, не достигших возраста уго¬ловной ответственности. Данные положения дают основа¬ния для утверждений о том, что указанные случаи являются особой разновидностью соучастия. С этим, однако, нельзя согласиться, так как в законе четко оговаривается признак умышленности соучастия, т. е. каждый из сообщников дол¬жен четко осознавать факт совершения преступления в соу¬частии и желать этого, что невозможно при осуществлении деяния малолетним или невменяемым. На данном основа-нии рассмотренные случаи использования при совершении грабежа, разбоя или изнасилования лиц, не являющихся субъектами преступления, необходимо квалифицировать как групповое посягательство, но не по признаку соучастия, а по способу его совершения. Это обусловлено тем, что ука¬занные лица не могут рассматриваться в качестве соучастни¬ков и признаются орудиями преступления.
Также не образует соучастия использование виновным в процессе совершения преступления животных, механизмов или агрегатов. Так же, как малолетние или невменяемые, указанные предметы признаются не соучастниками, а ору¬диями посягательства.
Следующий объективный признак соучастия - временной -характеризуется тем, что действия сообщников осуществля¬ются на стадии неоконченного преступления, а именно при¬готовления либо покушения, когда посягательство началось, по еще не закончено. В том случае, если преступление завер¬шено, возможность соучастия в нем исключается, так как предусмотренное законом последствие уже наступило, следовательно, преступный результат, к которому стремился виновный, не может быть достигнут совместными действиями сообщников. Так, Судебная коллегия Верховного суда РСФСР не установила признаков соучастия в убийстве в дей¬ствиях Сучкова. По делу было установлено, что сосед Сучкова по дому Николаев, убив в ссоре свою супругу Елену, пришел к нему домой и, сообщив о произошедшем, попросил за возна¬граждение помочь спрятать труп и скрыть иные следы убийства, после чего Сучков совместно с Николаевым расчленили и закопали труп, а также смысли с пола и стены следы крови. Суд первой инстанции ошибочно квалифицировал его дейст-вия как пособничество в убийстве. По этому поводу Судебная коллегия Верховного суда РСФСР указала, что, так как Суч¬ков не был осведомлен о намерениях Николаева совершить убийство и заранее не обещал скрыть следы преступления, его действия не образуют соучастия в убийстве .
Рассматривая изучаемый признак соучастия, необходимо принимать во внимание то обстоятельство, что в ряде случа¬ев момент фактического и формального окончания преступ¬ления может не совпадать. В таких ситуациях соучастие воз¬можно до момента фактического прекращения виновным преступного деяния. Например, истязание (ст. 117 УК РФ) считается оконченным с момента совершения насильствен¬ных действий, причиняющих физические или психические страдания. В том случае, если виновный, осуществив указанное деяние, продолжает причинять страдания потерпевшему, формально это преступление является оконченным, хотя реально оно еще осуществляется. Если в процессе указанных действий к виновному присоединится второй сообщник, со¬деянное будет признано соучастием, так как фактически преступление продолжает совершаться.
Совместность действий соучастников. Данный признак соучастия предполагает взаимосвязанность действий всех соучастников. Совершая преступление в соучастии, они действуют сообща, совместно стремясь к достижению еди¬ного для всех результата. При этом действия каждого из со¬общников взаимообусловлены и взаимно дополняют друг друга. Например, двое преступников совместно нападают на потерпевшего, при этом один из них держит его за руки, а второй наносит удары.
Соучастие отсутствует, если каждый из виновных дейст¬вует самостоятельно и не способствует своими действиями достижению преступного результата другими лицами. Так, за совершение кражи провода были задержаны Кустовский и Бурдин, которые одновременно срезали оборванные силь¬ным ветром провода электрической линии. Первоначально действия виновных были квалифицированы органами след¬ствия как кража, совершенная группой лиц по предварите¬льному сговору. Однако впоследствии указанный признак был исключен в силу того, что, хотя преступление соверша¬лось одномоментно и в одном месте, действия виновных не дополняли друг друга, а каждый из них реализовывал собст-венный умысел .
Также не образует соучастия присутствие другого лица на месте преступления, если он не способствует его соверше¬нию. На этом основании Военная коллегия Верховного суда РФ отменила обвинительный приговор в отношении Т., ко¬торый вместе со своими знакомыми Н. и А. провожал домой общую знакомую. Проходя через лес, Н. вместе с А. неожи¬данно напали на потерпевшую, совместно изнасиловали ее и убили. При этом Т. по их указанию должен был находиться рядом и наблюдать за происходящим. Однако он за обстановкой не следил, а увидев, что потерпевшую начали уби¬вать, с места происшествия убежал. Таким образом, действия Т. не дополняли действий других Н. и А., в связи с чем его дело обоснованно было прекращено в связи с отсутствием состава преступления .
Следующим объективным признаком соучастия является наличие причинной связи между действиями каждого соучаст¬ника и наступившим последствием. Это означает, что пре¬ступное поведение любого сообщника находится в законо¬мерной связи с наступившим последствием. Так, склоняя другое лицо совершить преступление, подстрекатель воз¬буждает у него желание осуществить это посягательство, что обуславливает достижение преступного результата. Прода¬вая исполнителю оружие, пособник предоставляет орудие убийства и способствует совершению этого преступления. Отсутствие причинной связи между действиями лица и на-ступившим последствием исключает правовую оценку соде¬янного как соучастия в преступлении. Например, если к ли¬цу обращаются с просьбой предоставить исполнителю яд для совершения убийства, а оно, боясь наступления уголовной ответственности, дает заведомо непригодное средство (без¬вредный порошок вместо яда), действия такого субъекта не признаются соучастием, так как они не могут обусловить на¬ступление смерти потерпевшего, что исключает причинную связь.
Рассматривая объективные признаки изучаемого инсти¬тута уголовного права, необходимо также обратить внима¬ние на то обстоятельство, что за исключением исполнителя, деяния всех иных соучастников могут выражаться только в форме активных действий. Организация преступления, склонение к его совершению, а также содействие в реализа¬ции преступного замысла, из которых складывается пре¬ступное поведение организатора, подстрекателя или пособ¬ника, по своей сути могут выражаться только в действиях. В то же время преступное поведение исполнителя может иметь как активную, так и пассивную форму. Например, подстре катель склоняет должностное лицо к неисполнению возло¬женной на него обязанности, в результате чего наступают об-щественно опасные последствия. Здесь деяние подстрекате¬ля выражается в активной форме, в то время как непосредственный исполнитель бездействует, не исполняя должностные обязанности.
Субъективные признаки соучастия. Наряду с внешними свойствами соучастие обладает набором признаков, характе¬ризующих внутреннюю сторону совместного преступного по¬ведения. К числу субъективных признаков соучастия отно¬сятся: умышленность совершаемого преступления, умыш¬ленный характер действий соучастников, направленность действий сообщников на достижение общего результата.
Первым из названных признаков является возможность соучастия умышленных преступлениях. Это объясняется при¬родой соучастия, которое является совместной деятельно¬стью нескольких субъектов, направленной на совершение общего для них преступления. Такая направленность созна¬ния свойственна только умышленным преступлениям, в ко¬торых виновный осознает как фактический характер, так и общественную опасность совершаемого деяния. При этом умысел может быть как прямым (более распространен), так и косвенным. Исключается возможность совершения в соуча¬стии неосторожных преступлений. Содержание неосторож¬ной формы вины определяется тем, что виновный, причи¬няя вред, не предвидит возможности его наступления либо предвидит абстрактную, маловероятную возможность при¬чинения последствия. Например, опаздывая в аэропорт, пас¬сажир такси просит водителя ехать быстрее, нарушая при этом правила дорожного движения, обещая за это двойное вознаграждение. В результате превышения скорости проис¬ходит наезд на пешехода, повлекший его смерть. В данном случае пассажир склоняет водителя только к превышению скорости, что является административным правонарушени¬ем, не намереваясь при этом причинить лишить человека жизни. В силу этого вести речь о соучастии в неосторожном преступлении нельзя.
В практике встречаются случаи, когда несколько лиц со¬вместно совершают неосторожное преступление. Например, нарушая правила производства технологического процесса, операторы, управляющие деятельностью электростанции, допускают аварию, в результате которой по неосторожности причиняется крупный материальный ущерб. Здесь соуча-стие в преступлении в силу его неосторожного характера исключается, и указанные лица будут нести ответственность самостоятельно.
Умышленность соучастия представляет собой второй субъективный признак соучастия, вытекающий из ст. 32 УК РФ. Он означает, что каждый из соучастников сознает факт совершения преступления в соучастии и желает осуществить его совместно с другими сообщниками. При этом их дейст¬вия должны быть согласованными и целенаправленными.
Данный признак отсутствует, если один из участников де¬яния не осознает его общественной опасности и, соответст¬венно, преступности. Например, совершая хищение мото¬цикла, субъект просит своего товарища помочь перекатить его в гараж, утверждая, что данный предмет принадлежит ему. Здесь, несмотря на совместность действий, содеянное не образует соучастия, так как лицо, помогавшее катить мо¬тоцикл, не осознает преступности совершаемого деяния.
Умышленность соучастия предполагает взаимную осве¬домленность сообщников о совместном совершении пре¬ступления. Если одно лицо, совершая преступление, неволь¬но помогает другому субъекту осуществить преступное пося¬гательство (например, вскрыв квартиру и совершив хищение, он оставляет дверь открытой, чем пользуется дру¬гое лицо, похищая оставшиеся вещи), это не может расцени¬ваться как соучастие.
Рассматриваемый признак соучастия предполагает осоз¬нание виновными факта совместности совершения преступ¬ления. Это, однако, не означает, что сообщники обязательно должны знать друг друга в лицо и поименно. В отдельных случаях они могут вообще не встречаться ни до, ни после со¬вершения преступления. Например, заказчик по телефону связывается с исполнителем, договариваясь о совершении убийства, а после перечисляет деньги на заранее оговорен¬ный счет.
Следующим субъективным признаком соучастия являет¬ся направленность действий сообщников на достижение общего для всех результата. Соучастие представляет собой совмест¬ную преступную деятельность, когда действия всех соучаст¬ников объединены единым умыслом, они стремятся к дости¬жению общей для всех цели. Например, совершая преступ¬ление в составе банды и имея умысел на убийство по предварительному сговору группой лиц, Дюков, Бурмистров и др. совместно и одновременно стреляли по автомашине, в которой находились потерпевшие . Здесь каждый из сообщ¬ников, осознавая факт совместного совершения преступле¬ния, направлял свои действия на достижение общего для всех результата — причинение смерти потерпевшим, в силу чего в данном случае имеет место соучастие в убийстве.
Сказанное не означает, что, направляя умысел на дости¬жение общего результата, соучастники во всех случаях руко¬водствуются одинаковыми для всех мотивами. В некоторых ситуациях они могут быть различными. Например, на почве личной неприязни виновный подговаривает другое совмест¬но избить своего недруга, обещая ему за это денежное возна-граждение. Здесь, стремясь к единому результату — нанести потерпевшему побои, они совершают совместное посягате¬льство, однако один из них руководствуется чувством лич¬ной неприязни, в то время как второй действует из корыст¬ных побуждений.
Изучаемый признак отсутствует в том случае, если неско¬лько человек одновременно совершая преступление, пресле¬дуют различные цели и не действуют совместно. Так не явля¬ется соучастием разграбление остатков сгоревшего магазина случайными прохожими, т. к. каждый преследует собственную цель и их действия не объединены единым умыслом.

2. Виды соучастников

Согласно ч. 1 ст. 33 УК РФ в качестве соучастников в российском уголовном праве наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.
Установление факта совместной преступной деятельности нескольких лиц не означает последующего вывода, что каждое из этих лиц вносит одинаковый вклад в достижение общего преступного результата. Реальный вклад того или иного соучастника зависит от того, какую роль он играет в совершении преступления, с какой интенсивностью осуществляет свои действия и ряда других обстоятельств. При этом российский УК не признает обязательного смягчения уголовной ответственности для других соучастников по формальным основаниям.
Подразделение соучастников на организаторов, подстрекателей, пособников и исполнителей имеет смысл применительно лишь к тем случаям, когда виновные действуют с распределением ролей. В случаях, когда два и более лица совместно выполняют объективную сторону конкретного преступления, они признаются соисполнителями. Вместе с тем и в этом случае возможно различие в характере и степени участия в преступлении отдельных соисполнителей.
В учебной литературе характеристику конкретных видов соучастников обычно начинают не с самой опасной фигуры, например, с организатора, а с исполнителя преступления. Такой последовательности имеется логическое объяснение: исполнитель является тем лицом, которое реализует преступное намерение соучастников, это центральная фигура, которая связывает через выполнение объективной стороны конкретного преступления действия других соучастников с наступившими преступными последствиями.
Согласно ч. 2 ст. 33 УК исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных Уголовным кодексом. Применяя термин "непосредственное совершение преступления", законодатель тем самым ограничивает сферу исполнительства совершением действий, которыми: а) начинается выполнение объективной стороны и б) осуществляется объективная сторона.
Из законодательного определения исполнителя следует, что таковым признаются три категории субъектов: а) лицо, которое единолично непосредственно совершает преступление; б) лицо, которое совместно с другими непосредственно участвует в совершении преступления; в) лицо, которое использует для совершения преступления других лиц, в соответствии с законом не подлежащих уголовной ответственности. Последние две категории лиц впервые закреплены в УК РФ, хотя в теории уголовного права они также относились к исполнителям. Однако отношение к ним в специальной литературе далеко не однозначное.
Исполнитель - это лицо, которое непосредственно совершает преступление либо участвует в его непосредственном совершении совместно с другими лицами. Следовательно, данное лицо должно обладать как общими признаками субъекта преступления (быть вменяемым и достигнуть возраста уголовной ответственности), так и специальными признаками в тех случаях, когда конкретная статья, предусматривающая ответственность за совершенное им преступление, содержит указание на специальный субъект. Так, исполнителем (соисполнителем) воинского преступления может быть только военнослужащий или гражданин, пребывающий в запасе во время прохождения им военных сборов. Лицо, которое не обладает такими признаками, даже если оно выполняет объективную сторону преступления, как, например, вольнонаемное лицо, которое совместно с военнослужащим совершает насильственные действия в отношении его начальника (ст. 334 УК), не может признаваться исполнителем преступления.
В случаях, когда непосредственное участие в совершении преступления принимает два или более соучастника, они признаются соисполнителями.
Для признания соисполнителем достаточно, чтобы лицо хотя бы частично выполнило действия, описанные в конкретной статье Особенной части УК. Более того, это могут быть технически различные действия, и выполняться они могут в разное время. Главное, чтобы эти действия были юридически однородными - непосредственно образовывали объективную сторону преступления. Например, А. изымает со склада материальные ценности и прячет их на охраняемой территории предприятия. Через некоторое время Б., действуя по предварительной договоренности с А., вывозит на машине эти ценности за пределы предприятия. Несмотря на то, что в данном случае существует различие в характере совершаемых действий А. и Б., а также разрыв во времени, оба они являются соисполнителями кражи, совершенной по предварительному сговору группой лиц (п. "а" ч. 2 ст. 158 УК).
Непосредственное участие в совершении преступления может быть связано не только с выполнением каждым соучастником однородных действий, образующих объективную сторону преступления (например, нанесение ударов при причинении вреда здоровью), но и выражать в случаях, когда лицо в момент совершения преступления оказывает помощь другим соисполнителям путем совершения иных по характеру действий. Если А. взламывает дверь, Б. в это время стоит на страже, а С. проникает в квартиру и изымает имущество, то все они являются соисполнителями
Третий вид исполнителя связан с посредственным причинением. Соучастником может быть только лицо, достигшее шестнадцати, а в случаях, исчерпывающим образом изложенных в ст. 20 УК, четырнадцати лет.
Использование организатором или подстрекателем для совершения преступления лица, не достигшего указанного возраста, следует расценивать как выполнение указанными лицами состава преступления. Несовершеннолетний в таких случаях является орудием совершения преступления в руках организатора или подстрекателя.
Таким образом, исполнитель является обязательной фигурой при совершении преступления в соучастии. Без любого другого соучастника преступление может быть совершено; физическое же отсутствие исполнителя означает невозможность совершения преступления. По его действиям определяется степень завершенности преступления, совершаемого в соучастии. Не может быть оконченного преступления у соучастников, если исполнитель не довел преступление до конца. С субъективной стороны действия исполнителя могут характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом.
В соответствии с ч. 3 ст. 33 УК организатор - это лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.
Организатор преступления является самой опасной фигурой среди соучастников. Как правило, организатор является тем инициирующим фактором, с которого начинается подготовка преступления, его планирование. Именно он подбирает других соучастников, обеспечивает координацию и слаженность их действий в процессе реализации преступного намерения. Свои функции организатор может выполнять как в качестве самостоятельной фигуры совместно с другими соучастниками, так и выступая одновременно в качестве соисполнителя. Когда лицо выполняет только функции организатора, оно непосредственно не выполняет состава преступления, как это бывает, например, при найме другого лица на убийство за плату. Ответственность за такого рода организационные действия наступает на основании норм Общей части УК. Если же лицо одновременно является и исполнителем, а также, если оно действует в составе организованной группы или преступного сообщества, предусматриваемых в качестве квалифицирующих обстоятельств совершения преступления (п. "ж" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 158 и т.д.) или обязательного признака основного состава (ст. 208-210), его ответственность определяется нормами Особенной части. Ссылаться в этих случаях на ст. 33 УК РФ нет необходимости.
Законодатель выделяет четыре вида организационной деятельности: а) организацию совершения преступления; б) руководство совершением преступления; в) создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации); г) руководство организованной группой или преступным сообществом. Первый и частично третий вид характеризуют этап подготовки к совершению преступления. При пресечении деятельности организатора на этом этапе содеянное образует приготовление к преступлению. Организационные действия здесь могут выражаться в подборе соучастников, разработке планов, выборе объекта преступления, приискании орудий и средств совершения преступления, совершении действий по сплочению соучастников и т.д. Так, Б. был признан судом организатором ограбления инкассатора. Он указал К. маршрут движения инкассатора, сообщил об отсутствии у последнего оружия и охраны, показал место, где К. должен был вырвать портфель с деньгами и куда скрыться, определил место ожидания К. и М. на мотоцикле инкассатора и обусловил встречу в лесу всех участников преступления после ограбления для раздела похищенных денег. Второй и четвертый вид организационных действий выполняются непосредственно во время совершения преступления и могут включать в себя распределение обязанностей между членами группы, расстановку людей, определение последовательности совершения действий, обеспечение прикрытия, выработку форм связи между соучастниками и т.п. При недоведении преступного умысла до конца по причинам, не зависящим от воли организатора, содеянное квалифицируется как приготовление или покушение.
Наиболее опасной является фигура организатора, который создает организованные группы или преступные сообщества либо руководит ими.
В отличие от исполнителя организатор действует только с прямым умыслом.
Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом (ч. 4 ст. 33 УК). Подстрекатель является интеллектуальным соучастником, который сам не принимает непосредственного участия в совершении преступления. Его задача сводится к тому, чтобы путем внушения необходимости, целесообразности или выгодности совершения преступления возбудить у исполнителя такое намерение. В тех случаях, когда подстрекатель принимает непосредственное участие в совершении преступления, он привлекается к ответственности как соисполнитель, а его предшествующая деятельность по возбуждению желания на совершение преступления учитывается судом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание (п. "г" ч. 1 ст. 63 УК). Фигура подстрекателя известна и зарубежному уголовному праву, однако способы подстрекательства в законодательстве этих стран, как правило, не описываются.
Сущность подстрекательства проявляется в том, что он воздействует на сознание и волю исполнителя в целях склонения последнего к совершению преступления. Особенностью данного воздействия является то обстоятельство, что оно не парализует волю исполнителя, который по-прежнему остается свободным в выборе своего последующего поведения. Применяя различные способы и методы воздействия, подстрекатель стремится не к тому, чтобы ввести в заблуждение подстрекаемого, а наоборот, вызвать в нем решимость сознательно принять решение о совершении преступления. Подстрекательство предполагает привлечение к совершению преступления других лиц в качестве соучастников, а не использование чужой невиновной деятельности.
По форме выражения подстрекательство может совершаться словами, жестами, письменными знаками, носить открытый или завуалированный характер, но обязательно должно быть конкретным. Нельзя склонить к совершению преступления вообще, а лишь к конкретному преступлению, например, к убийству, краже и т.д. Склонение как сущностную характеристику подстрекательства следует отличать от случаев вовлечения, призывов, агитации, которые иногда образуют объективную сторону отдельных преступлений, например, ст. 150, ч. 3 ст. 212, ч. 1 ст. 280 УК РФ. Отличие здесь состоит, во-первых, в том, что склонение всегда адресовано одному или нескольким, но конкретно определенным лицам. Во-вторых, оно направлено на возбуждение желания совершения индивидуально определенных общественно опасных действий (бездействия), причиняющих вред конкретному объекту, в то время, как, например, в призывах к массовым беспорядкам адресатом является неопределенно широкий круг лиц, а характер деяния не всегда четко определен.
Так, В. была признана судом подстрекателем Ч. к совершению кражи денег у потерпевшего М. Увидев, откуда последний достал деньги, а затем положил их обратно, она дала понять Ч., что их нужно взять, а сама вместе с М. вышла из комнаты. В их отсутствие Ч. похитил из шкафа деньги и перчатки, а впоследствии часть денег передал В.
Действия подстрекателя всегда носят умышленный характер.
Особо следует оговорить вопрос о так называемой провокации. Правовая оценка действий провокатора может быть различной. Так, например, в ст. 304 УК РФ предусматривается ответственность лица за провокацию взятки или коммерческого подкупа. Об уголовно наказуемой провокации здесь следует говорить в том смысле, что передача взятки или подкуп осуществляются без согласия принимающего лица, и такие действия преследуют цель искусственного создания доказательств совершения преступления или шантажа.
Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступника либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы (ч. 5 ст. 33 УК).
От исполнителя пособник отличается тем, что он непосредственно не выполняет объективной стороны преступления, а либо в процессе подготовки преступления, либо на стадии его совершения оказывает помощь исполнителю путем создания реальной возможности завершения преступления. По делу Ш. Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что Ш., реализуя предварительный сговор на разбойное нападение, предоставила в распоряжение соучастников квартиру, передала Н. баллончик со слезоточивым газом, впоследствии использованный при нападении, и, уничтожив следы преступления, тем самым лишь содействовала преступлению. Действия Ш. могут быть расценены лишь как пособничество . Пособничество, как правило, выполняется путем активных действий, но в отдельных случаях оно может заключаться и в бездействии, когда пособник в силу своего положения был обязан действовать (например, сторож, действуя по предварительной договоренности с другими соучастниками, не выполняет своих обязанностей по охране материальных ценностей). Вместе с тем "несообщение о готовящемся или совершенном преступлении, а также заранее не обещанное укрывательство преступления соучастием не признается ввиду отсутствия признака совместности" .
Пособничество возможно на любой стадии преступления, но до его фактического завершения. Действия, совершенные после окончания преступления, не находятся в причинной связи с совершенным преступлением и, соответственно, не могут образовывать соучастие. Российское уголовное право, в отличие от английского и американского, не признает "соучастие после факта", т.е. после окончания преступления. Этим пособничество отличается от укрывательства преступления.
Единственным исключением из этого правила является оценка действий лица как пособничества, когда планируется их совершение после окончания преступления (скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, среды преступления либо предметы, добытые преступным путем, обещание приобрести или сбыть такие предметы), и это обстоятельство обговаривается соучастниками заранее, как правило, до начала совершения преступления.
В специальной литературе пособничество традиционно делят на интеллектуальное и физическое. Интеллектуальное пособничество характеризуется психическим влиянием пособника на сознание и волю исполнителя в целях укрепления в нем решимости совершить преступление. К интеллектуальным способам пособничества относятся: а) советы, т.е. рекомендации по эффективному и безопасному осуществлению механизма совершения преступления; б) указания - наставления исполнителю, как действовать в конкретных случаях; в) предоставление информации - новая форма, выражающаяся в передаче сведений, имеющих значение для исполнителя (облегчающая совершение преступления), при видимом отсутствии личной заинтересованности информатора, что характерно для советов или указаний; г) данное заранее обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем; д) данное заранее обещание приобрести или сбыть такие предметы.
Физическое пособничество характеризуется оказанием физической помощи исполнителю при подготовке или в процессе совершения преступления.
К физическим способам пособничества относятся: предоставление средств или орудий совершения преступления (передача исполнителю различных предметов, необходимых для совершения преступления) и устранение препятствий (изменение окружающей обстановки, связанное с устранением помех на пути исполнителя).
С субъективной стороны пособничество, как и другие виды соучастия, может совершаться только с умыслом. Интеллектуальным моментом умысла пособника охватывается сознание общественно опасного характера своих действий и действий исполнителя, предвидение возможности или неизбежности наступления в результате совместных действий единого общественно опасного результата. Волевой момент умысла пособника характеризуется, как правило, желанием (прямой умысел), а в некоторых случаях и сознательным допущением указанных последствий либо безразличным к ним отношением (косвенный умысел).

3. Основания и пределы уголовной ответственности соучастников. Эксцесс исполнителя

Соучастие в преступлении является особой формой преступной деятельности, в которой находит свое отражение объединение усилий нескольких лиц в целях достижения единого для соучастников преступного результата. Данная форма деятельности является при прочих равных условиях более опасной по сравнению с индивидуальными действиями отдельных лиц.
Ответственность соучастников должна быть самостоятельной и строго индивидуальной. Любое из совместно действующих лиц должно отвечать только за свои деяния и лишь в пределах личной виновности. При описании института соучастия законодатель не указывает на обязательность ответственности соучастников лишь в пределах умысла. Однако это непреложное обстоятельство вытекает из основополагающего принципа уголовного права - принципа вины. Именно поэтому за эксцесс исполнителя другие соучастники преступления ответственности не подлежат.
Ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления (ч. 1 ст. 34 УК). Следовательно, ответственность лица зависит, прежде всего, от того, какую функцию оно выполняло в совершенном преступлении. Если лицо полностью или частично, единолично или с кем-либо непосредственно выполняет объективную сторону преступления, то оно признается исполнителем (соисполнителем) и его действия квалифицируются только по статье Особенной части УК (ч. 2 ст. 34 УК).
Когда же соучастник не принимает непосредственного участия в выполнении объективной стороны, но содействует исполнителю различным образом в качестве организатора, подстрекателя или пособника, его действия квалифицируются по статье, вменяемой исполнителю совместно совершенного преступления со ссылкой на ст. 33 УК. Такая ссылка необходима по той причине, что иные соучастники сами непосредственно конкретного состава преступления не выполняют, а описание объективной стороны конкретных преступлений рассчитано на индивидуальные действия субъекта. Состав преступления организатора, подстрекателя и пособника, как отмечалось выше, слагается из признаков, указанных в ст. 33 и статье, охватывающей деяние исполнителя. Если лицо одновременно выполняет функции исполнителя и подстрекателя (пособника, организатора), квалификация осуществляется по правилам ч. 2 ст. 34 УК (ч. 3 ст. 34).
Применяя вышеуказанные правила, вместе с тем следует иметь в виду два обстоятельства. Первое: законодатель подчеркивает, что наказуемость соучастника зависит как от выполняемых функций, так и от степени участия лица в совершении преступления, а также от значения этого участия для достижения цели преступления, т.е. необходимо учитывать фактический вклад лица в совместную деятельность (ч. 1 ст. 67 УК). Поэтому, несмотря на то, что по общему правилу пособник и подстрекатель наказываются более мягко, чем исполнитель, в конкретном случае реальное наказание подстрекателя может быть и более суровым, нежели исполнителя. Второе обстоятельство связано со следующим. Все соучастники отвечают за одно и то же преступление, которое, как правило, описывается в одной статье Особенной части УК или в одной части статьи. Вместе с тем возможны случаи, когда преступления будут предусмотрены в разных статьях и, более того, в разных главах и разделах УК. Такое положение может создаться, когда речь идет об общей и специальной норме, квалифицированной какими-либо обстоятельствами, которые могут быть вменены лишь одному соучастнику.
Соучастники отвечают за самостоятельные действия. Вместе с тем, поскольку с совершаемым преступлением они связаны через действия (бездействие) исполнителя, вопрос об окончании преступления решается в зависимости от стадии осуществления действий исполнителя. Когда исполнителю преступления не удается довести до конца совместно задуманное по причинам, не зависящим от него (вынужденно), остальные соучастники в зависимости от стадии совершения преступления исполнителем несут ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление (ч. 5 ст. 34 УК).
Преступления, совершаемые в соучастии, точно так же как и сами соучастники, могут характеризоваться различными объективными и субъективными признаками. В связи с этим возникает вопрос о пределах вменения соучастникам различных элементов, характеризующих деяние, совершенное исполнителем. По общему правилу объективные признаки, характеризующие деяние (способ, время совершения преступления и т.д.), имеющиеся на стороне одного, вменяются в ответственность другим соучастникам, если они охватывались их умыслом. Субъективные признаки, характеризующие свойства самого деяния (особые мотивы и цели), также вменяются другим соучастникам при условии, что они охватываются их умыслом. Однако если субъективный признак целиком связан с личностью исполнителя, то он вменяется только его носителю вне зависимости от того, знают или нет о нем другие соучастники. Данное положение можно проиллюстрировать следующим примером. Согласно п. "н" ч. 2 ст. 105 УК квалифицированный вид убийства образует совершение его неоднократно. Однако если другие соисполнители впервые совершают убийство, то их действия не могут быть квалифицированы по п. "н". Их действия в отличие от действий соисполнителя, ранее уже совершившего убийство, подлежат оценке только по пункту "ж" ч. 2 ст. 105 УК, который предусматривает такой квалифицированный вид убийства, как совершение его группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
Согласно ч. 2 ст. 67 УК смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику. Перечень таких обстоятельств излагается в ст. 61 и 63 УК.
Индивидуализация наказания соучастников осуществляется в соответствии с положениями ст. 67 УК на основе общих начал назначения наказания.
Важное значение для определения пределов ответствен¬ности соучастников преступления имеет рассмотрение во¬проса акцессорности, т. е. зависимости правовой оценки де¬ятельности сообщников от поведения исполнителя. На ос¬новании ч. 5 ст. 33 УК РФ в случае недоведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам, остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление или покушение к преступлению. При этом стадия неоконченного преступле¬ния, на которой деятельность организатора, подстрекателя или пособника признается завершенной, напрямую зависит от этапа преступного деяния исполнителя, на котором оно
Если один субъект пытался склонить другого к соверше¬нию преступления, но ему это не удалось, имеет место неу¬давшееся соучастие. Такое лицо несет ответственность за приготовление к преступлению. При этом ссылка на ст. 33 УК РФ не требуется. В случае, если исполнитель соглашается на совершение преступления, но впоследствии добровольно отказывается от его продолжения, остальные сообщники также будут нести ответственность за приготовление к дан¬ному преступлению.
Повышенную степень общественной опасности пред¬ставляют случаи группового совершения преступлений. На том основании в ряде статей Особенной части уголовного закона указанное обстоятельство предусматривается в каче¬стве квалифицирующего или особо квалифицирующего об¬стоятельства. В иных случаях факт совершения преступле¬ния в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщест¬ва в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ признается обстоя¬тельством, отягчающим наказание.
Обязательным субъективным признаком соучастия явля¬ется осведомленность всех сообщников о факте совместного совершения преступления, а также направленность на достижение общего для всех результата. Кроме того, в соответствии с принципом вины (ст. 5 УК РФ) лицо подлежит уголовной ответственности только за те последствия, которые охватывались его умыслом. На этом основании, если испол¬нитель совершает преступление, которое не было предвари¬тельно оговорено с другими сообщниками, они не могут не¬сти за него ответственность. Такие случаи называются в уго¬ловном праве эксцессом исполнителя.
В соответствии со ст. 36 УК РФ эксцессом признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. По своей сути эксцесс представляет собой случаи отклоняющегося поведения исполнителя, когда он выходит за оговоренные с иными соучастниками границы и совершает другое преступление, которое не осознается организатором, подстрекателем или пособником.
За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат. В свою очередь, исполнитель несет ответственность за все фактически осуществленные им преступные деяния. Это напрямую вы¬текает из принципа субъективного вменения, в соответствии с которым лицо несет ответственность только за те общественно опасные последствия, которые он мог и должен был предвидеть.
Необходимо отметить, что эксцесс исполнителя преступ¬ления отсутствует в том случае, если, оговаривая план совер¬шения преступного посягательства, соучастники предостав¬ляют исполнителю относительную свободу действий, допус¬кая при этом возможность совершения и иного преступления.
В зависимости от содержания выделяется два вида экс¬цесса исполнителя: количественный и качественный.
Количественный эксцесс имеет место тогда, когда в резу¬льтате совершения преступления причиняются аналогичные по характеру, но иные по размеру последствия, нежели было оговорено с другими соучастниками
Качественный эксцесс означает совершение исполните¬лем иного по характеру преступления, которое не охватыва¬ется умыслом других сообщников. К примеру, совершив ого¬воренное с другими соучастниками убийство, виновный за¬мечает на руке у потерпевшего дорогие часы и в соответствии с внезапно возникшим умыслом похищает их. Здесь им со-вершается качественно иное преступление, за которое толь¬ко он может быть привлечен к уголовной ответственности.
Следует отметить, что при эксцессе исполнителя возмож¬ны два варианта преступного поведения виновного: а) совер¬шение оговоренного преступления и наряду с ним иного, выходящего за пределы умысла соучастников; б) отказ от со¬вершения задуманного посягательства и совершение вместо него другого уголовного деликта.

Заключение

Заканчивая рассмотрение данной темы можно сделать следующие выводы:
УК РФ 1996 г. определяет соучастие как "умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления" (ст. 32). В данном определении законодатель отражает специфические признаки, которыми характеризуется совместная преступная деятельность, в отличие от случаев индивидуального совершения преступления.
Соучастие в преступлениях следует отличать от случаев совершения преступлений вследствие стечения действий нескольких лиц, хотя и направленных на один и тот же объект, но действующих отдельно друг от друга и не объединенных единым умыслом
Необходимо также отметить, что отдельные составы пре¬ступлений могут совершаться только в соучастии. К их числу, в частности, относятся: организация незаконного воору¬женного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ), бандитизм (ст. 209 УК РФ), организация преступного сооб¬щества (ст. 210 УК РФ).
Являясь самостоятельным уголовно-правовым институ¬том, соучастие обладает набором объективных и субъектив¬ных признаков, каждый из которых является обязательным. Отсутствие любого из них исключает возможность призна¬ния деяния соучастием в преступлении.
К числу объективных признаков соучастия относятся: участие в посягательстве двух или более лиц, обладающих признаками субъекта преступления; временной признак, т. е. возможность соучастия только на стадии неоконченного преступления; совместность действий соучастников, а также наличие причинной связи между действиями каждого из со-общников и наступившим последствием.
Наряду с внешними свойствами соучастие обладает набором признаков, характе¬ризующих внутреннюю сторону совместного преступного по¬ведения. К числу субъективных признаков соучастия отно-сятся: умышленность совершаемого преступления, умыш¬ленный характер действий соучастников, направленность действий сообщников на достижение общего результата.
Согласно ч. 1 ст. 33 УК РФ в качестве соучастников в российском уголовном праве наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.
Установление факта совместной преступной деятельности нескольких лиц не означает последующего вывода, что каждое из этих лиц вносит одинаковый вклад в достижение общего преступного результата. Реальный вклад того или иного соучастника зависит от того, какую роль он играет в совершении преступления, с какой интенсивностью осуществляет свои действия и ряда других обстоятельств. При этом российский УК не признает обязательного смягчения уголовной ответственности для других соучастников по формальным основаниям.
Подразделение соучастников на организаторов, подстрекателей, пособников и исполнителей имеет смысл применительно лишь к тем случаям, когда виновные действуют с распределением ролей. В случаях, когда два и более лица совместно выполняют объективную сторону конкретного преступления, они признаются соисполнителями. Вместе с тем и в этом случае возможно различие в характере и степени участия в преступлении отдельных соисполнителей.
Ответственность соучастников должна быть самостоятельной и строго индивидуальной. Любое из совместно действующих лиц должно отвечать только за свои деяния и лишь в пределах личной виновности. При описании института соучастия законодатель не указывает на обязательность ответственности соучастников лишь в пределах умысла. Однако это непреложное обстоятельство вытекает из основополагающего принципа уголовного права - принципа вины. Именно поэтому за эксцесс исполнителя другие соучастники преступления ответственности не подлежат.
Список литературы

1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. М., 2002.
2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // Российская газета от 25 декабря 2001 г.
3. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Д.Н. Козака, Е.Б. Мизулиной М.: Юристъ, 2002.
4. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк истории развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1998.
5. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1995.
6. Воинов И. “Разрешение коллизий норм европейского и российского права” // Российская юстиция, №6, 2001г
7. Голубев В.В. Как побороть иммунитет от уголовной ответственности // Законодательство, N 9, 2002.
8. Дроздов Г. В. Общие условия производства предварительного следствия и дознания. М., 1999.
9. Жогин Н. В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 2001.
10. Ковалев М.И. Уголовное право. Общая часть. М.: НОРМА-Инфра-М, 1997.
11. Козловский В.И. Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. М, 1999.
12. Кузнецов Н. П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 2001.
13. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1999.
14. Ларин А.М. Уголовный процесс в России. М.: БЕК, 1997.
15. Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в уголовном процессе. Саратов, 2000.
16. Николюк В.В., Магометов А.Ю., Шаламов В.Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования. Омск, 1999.
17. Петрухин И.Л. Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы // Законодательство, N 3, март 2001.
18. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М., 2001.
19. Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003.
20. Уголовный процесс России / Под редакцией З. Ф. Ковриги, Н. П. Кузнецова. Воронеж: ВГУ, 2001.
21. Уголовно-процессуальное право РФ / Под ред. П.А. Лупинской – М.: Юристъ. 1999.
22. Уголовный процесс / Под ред. Божьева М.: Спартак, 2002.
23. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. СПб., 1996.
24. Якупоров Уголовный процесс / Под ред Галузо В.Н. М.: Зерцало. 2001.
25. Яшин В. Н., Победкин А. В. Возбуждение уголовного дела. Теория, практика, перспективы. М., 2002.
26. Обзор законодательства и судебной практики Верховного суда Россий¬ской Федерации за четвертый квартал 1999 года. — М., 2000.
27. Архив Володарского суда г. Брянск. Уголовное дело № 81 -294/99.
28. Бюллетень Верховного суда РФ. - 1997. - № 8. — С. 9-10.
29. Сборник постановлений пленумов Верховного суда Российской Феде¬рации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. — М., 2000. — С. 494.
30. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 9. С. 5.
31. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 12. С. 4.


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат