Смертная казнь

Актуальность темы исследования связана с тем, что вопрос о применении смертной казни занимает особое место в общественном сознании.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 2
ГЛАВА 1 УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СМЕРТНОЙ КАЗНИ 6
1.1 Смертная казнь как уголовно-правовое явление 6
1.2 Признаки смертной казни 12
1.3 Конституционно-правовые аспекты смертной казни 20
ГЛАВА 2 СМЕРТНАЯ КАЗНЬ И МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО 30
2.1 Смертная казнь и современный мир 30
2.2 Проблемы отмены смертной казни 40
2.3 Перспективы отмены смертной казни 60
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 67
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ЛИТЕРАТУРЫ 70

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования связана с тем, что вопрос о применении смертной казни занимает особое место в общественном сознании.
Во все времена она была обречена на особенное внимание и не знала границ общественного интереса. Смертная казнь была и остается явлением общественным; это особенный культурный и социально-психологический феномен, которому совсем не случайно посвящена обширная философская, историческая, юридическая и художественная литература.
У общественного интереса к проблеме смертной казни были и остаются собственные позитивные и негативные эпизоды.
Обычно, люди прибегают к вопросу применения сметной казни, в периоды смуты, неустойчивости в обществе, на исторических переломах, когда законы уже не действуют, а вакханалия насилия все больше становится явлением рутинным. Устремляясь возвратить обычное течение жизни, люди заместо неповиновения против неспособности власти противостоять разгулу преступности нередко обращаются к наиболее радикальным мыслям, из числа которых идея смертной казни обычно считается более привлекательной. Полемика во всяком обществе по этому поводу практически постоянно проводится в высочайшей степени эмоционально, так как нередко производимые преступления поражают своей сложно объяснимой жестокостью и повергают людей в шок.
Смертная казнь - это не только инструмент уголовной политики, но и социокультурный феномен. Отношение к этой мере санкции - вопрос высоконравственной доминанты любого человека; отношение к ней общества - индикатор главенствующих в нем нравов и умонастроений, признак того, как оно прониклось мыслями справедливости, гуманизма и цивилизованности.
На рубеже XXI века масштабные направленности в использовании смертной казни претерпели значительные перемены - все шире и методичнее крупное объединение следует к ее отмене и ограничению, все заметнее усилия аболиционистского перемещения. Они существенно скорректировали масштабы и географию смертной казни (от нее уже категорически отказались две трети стран), оказали сильное действие на умонастроения и взоры политических лидеров, миллионов людей на всех континентах, вынудили переосмыслить отношение к данной мере наказания, пополнили крупное информационное пространство гуманистическими мыслями ценности человеческой жизни.
Тем не менее, население земли еще не пришло к желанной интеграции - у любого народа свое отношение к задаче смертной казни, своя история, своя память, своя боль. Потому социальное воззрение в различных государствах по-всякому относится к преступности, разнообразно относится к мерам наказания, иными словами, различается по уровню ригоризма. Отсюда и разное отношение к высшей мере наказания. В то же время в настоящее время половина населения планеты до сих пор живет со смертной казнью. Не говоря уже о том, что, часто - и в России, и за рубежом - раздаются настойчивые призывы еще шире использовать данную меру, вернуться к ней там, где она была отменена.
Особое место проблема смертной казни всегда занимала и занимает в уголовно-правовой и криминологической литературе. Но даже это не дивно - чуть ли можно найти иную проблему, коя имела возможность бы поспорить с ней по своей притягательной силе, по остроте полемики и полярности взглядов.
Объектом исследования в выпускной квалификационной работе являются общественные отношения, образующиеся в ходе законодательного регулирования назначения и исполнения смертной казни как вида наказания.
Предметом исследования выступает анализ государственных решений, теоретических концепций и общественного мнения связанным с использования смертной казни в современном мире.
Целью работы считается анализ проблемы использования смертной экзекуции в современном мире.
Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
- исследовать смертную казнь как уголовно-правовое явление;
- рассмотреть признаки смертной казни;
- провести анализ конституционно-правовых качеств смертной казни;
- выявить соотношение условий современного мира и такого явления, как смертная казнь;
- обозначить трудности де-юре существующий смертной казни;
- выявить перспективы отмены смертной казни.
В ходе выполнения выпускной квалификационной работы применялись следующие методы: анализ научной литературы, компиляционный, обобщения, сравнения, абстрагирования и другие способы исследования.
Нормативную правовую базу исследования составляют: Конституция России, федеральные конституционные законы и федеральные законы, нормативные правовые акты Президента России, Правительства России, федеральных органов исполнительной власти связанных с, возникающим по вопросу применением смертной казни в России.
Кроме того были изучены положения международно-правовых актов, многосторонних и двусторонних соглашений, имеющих отношение к исследуемой проблеме.
Положения, выносимые на защиту:
1. Главными тенденциями становления смертной казни в истории российского и зарубежного уголовного законодательства считаются: во-первых, сокращение численности составов преступлений, за совершение которых возможно использование этого вида наказания, так же, постепенное «вытеснение» смертной казни другими видами наказаний, не связанными с лишением виновного жизни.
2. Современное российское общество сегодня не готово к отмене смертной казни. Вопрос об отмене смертной казни обязан решаться с учетом многих моментов, оказывающих большое влияние на общественную сферу. Исключительно при высочайшем материальном и духовном уровне жизни, можно принимать решение об отмене смертной экзекуции.

ГЛАВА 1 УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СМЕРТНОЙ КАЗНИ
1.1 Смертная казнь как уголовно-правовое явление

Смертная казнь - одно из древнейших наказаний, известных человечеству, а его теоретической системы, системе правовых параметров ни разу не уделялось должного внимания. Построение теоретической модели смертной казни предполагает не совсем только академический интерес, но и позволяет более ответственно подходить к любому вопросу, связанному со смертной казнью. Сегодня теоретические основы смертной казни слишком мало разработаны и довольно противоречивы. Одной из трудностей считается определение места, и роли смертной казни в уголовной политике страны. Сначала, отсутствует устоявшееся понятие, в каком бы фиксировались более общие, существенные характеристики и данные этого явления. Уголовное законодательство России ни разу не пыталось использовать какую-нибудь дефиницию, относящуюся к смертной казни, подчеркивая только качественную форму её существования - в виде меры общественной защиты, в виде исключительной меры охраны страны, в виде исключительной меры наказания. Доктрина уголовного права данному вопросу не придает, в большинстве случаев, самостоятельного значения, поэтому в своем понятии смертная казнь освещается несколько неполно .
Так как тем или иным образом смертная казнь фиксируется в системе мер государственного принуждения (репрессий), её понятие выводится с помощью указания на принадлежность к такой системе, с последующей характеристикой её содержания. Далеко не всегда в этом формальном понятии находится отражение необходимо присущих свойств исследуемого объекта, поэтому вопрос остается открытым уже много лет, особенно если принять к сведению очень слабый теоретический интерес к нему. После того как наука уголовного права более-менее сориентировалась с понятием и показателями уголовного наказания можно бы было не поднимать этот вопрос, если б не одно но: с исчезновением ярко воплощенного классового характера наказания для смертной казни не нашлось места в системе уголовной репрессии страны.
Вопрос о понятии смертной казни неразрывно связан с раскрытием её сути. На первый взгляд, все очень просто: в случае если смертная казнь - наказание, а значит, суть наказания – кара - и сущность смертной казни соотносятся как сущности разного порядка. Впрочем при наиболее кропотливом исследовании выясняется, что сущностные данные наказания, как явления общественной реальности, не в состоянии быть распространяемы на прогрессивный институт смертной казни. Сущность с диалектической точки зрения есть совокупность всех необходимых, внутренних сторон и взаимосвязей (законов), присущих объекту, взятых в их естественной взаимозависимости.
Оно известно всем государствам мира с библейских времен, хотя как обычай оно появилось гораздо раньше, когда повсеместно действовала кровная месть и причинителя зла родственники пострадавшего просто-напросто истребляли.
С появлением государства смертная казнь конкретно ассоциировалась со методом борьбы с нарушителями запретов был воспринят законодателями Вавилона, Ассирии, Хеттского царства, Египта, Древней Греции, Рима, Византии и так далее На Руси смертная казнь помимо прочего известна с древнейших времен, о чем говорят данные еще из Русской правды, Судебников 1497 и 1550 гг. и последующих памятников уголовного права .
Методы выполнения смертной казни вполне подходили господствующей в те времена идее устрашения преступника. В Рф и неких иных государствах употреблялись: четвертование (поочередное отрубание рук, ног и головы); посажение на кол; подвешивание за ребро, за ноги; кипячение в масле; сдирание кожи с живого человека; вытягивание кишок; отравление; задушение; сбрасывание со скалы или же иного возвышенного места; отдание на съедение диким зверям .
Во время «просвещенных» монархий смертная казнь пошла на убыль, а в период царствования Елизаветы и Екатерины II была решительно отложена. По Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. смертная казнь была восстановлена в очень ограниченных пределах (только за беззаконные действия против правителя, бунт против власти, государственную измену, и еще за преступное сопротивление предостережению распространения чумы, насильственный прорыв через карантинную зону и так далее). В Уголовном уложении 1903 г. смертная казнь сохранилась лишь за государственные правонарушения. Осуществлялся данный вид наказания через повешение. С 1866 по 1900 гг. всего в общей сложности было казнено 420 осужденных .
В XX в. в России колебания законодателя относительно смертной казни простиралась от полной отмены до увлечения ее использованием. Так, по УК РСФСР 1926 г. смертная казнь предусматривалась в 37 статьях, а в УК РСФСР 1960 г. - в 35 статьях. Уголовное законодательство России того периода по этому признаку уступало, наверное, только Воинским артикулам Петра I. По степени жесткости уголовной репрессии УК РСФСР 1960 г. соперничал исключительно с УК Турции и ЮАР. Для сравнения укажем, что на тот момент в УК Болгарии смертная казнь предусматривалась в 29, в УК Польши - 7, в УК ГДР - 21, в УК КНР - 17 статьях.
В юридической литературе насчет смертной казни высказывались довольно критические суждения, практически до полного отказа от этого вида наказания.
Смертная казнь как исключительная мера наказания согласно ст. 59 УК РФ устанавливается в виде основного вида наказания исключительно за наиболее тяжкие преступления, посягающие на жизнь. Она не назначается: а) женщинам; б) лицам, совершившим преступление в возрасте до 18-ти лет; в) мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста.
Причиной для исполнения наказания в виде смертной казни по де-юре действующему закону считаются вступивший в законную силу приговор суда, заключения Председателя Верховного Суда и Генерального прокурора РФ о недоступности оснований для принесения протеста на приговор суда в порядке надзора, а также уведомление о отклонении ходатайства о помиловании или же акт об отказе осужденного от обращения с ходатайством о помиловании .
В ст. 186 УИК РФ установлено, что смертная казнь исполняется непублично путем расстрела. Выполнение смертной казни в отношении нескольких осужденных делается отдельно в отношении любого и в отсутствие других. Администрация учреждения, в котором исполнена смертная казнь, обязана поставить в известность об исполнении наказания суд, вынесший приговор, а также одного из близких членов семьи осужденного. Тело для захоронения не выдается, и о месте его захоронения не сообщается.
Смертная казнь предусмотрена за совершение всего пяти преступлений: убийство при отягчающих обстоятельствах (ст. 105 УК РФ); посягательство на жизнь государственного либо общественного деятеля (ст. 277 УК РФ); посягательство на жизнь лица, исполняющего правосудие или же предварительное следствие (ст. 295 УК РФ); посягательство на жизнь работника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ); геноцид (ст. 357 УК РФ). Однако наличие смертной казни в российской системе наказаний вовсе не значит ее реального применения, которое заблокировано с 1996 г.
При вхождении в Совет Европы Россия подписала Дополнительный протокол № 6 к Европейской конвенции о защите гражданского права и основных свобод, взяв на себя тем самым обещание законодательно отменить смертную казнь на протяжении трех лет, а до этого - ввести мораторий на выполнение смертных приговоров. Пока же данный вид наказания официально не был отменен, Президент России собственным указом заблокировал выполнение смертной казни. Потом Конституционный Суд РФ 2 февраля 1999 г. постановил, что российские суды в отсутствии приговора присяжных неправомочны приговаривать к смертной казни, поэтому назначение данного наказания невозможно до учреждения суда присяжных во всех субъектах РФ. В 2009 г. к вопросу о моратории на использование смертной казни пришлось возвратиться вновь. Верховный Суд РФ обратился в Конституционный Суд России с ходатайством о разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г., так как считал, что у него есть возможность породить противоречивую правоприменительную практику по вопросу о способности назначения наказания повторяющий вид смертной казни после введения с 1 января 2010 г. судов при участии присяжных заседателей на всей территории Российской Федерации.
Конституционный Суд РФ сделал вывод, что выполнение объясняемого пункта Постановления в части, затрагивающей введения суда при участии присяжных заседателей на всей территории России, не раскрывает вероятность использования смертной казни, даже по обвинительному приговору, вынесенному на основании вердикта присяжных заседателей.
Доказывая свою точку зрения, Конституционный Суд РФ показал, что в системе действующего правового регулирования, на базе которого в результате долгого моратория на использование смертной казни сложились устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни и сформировался конституционно-правовой режим, в масштабах которого - с учетом международно-правовой направленности и обязательств, взятых на себя РФ, - случается необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носящей кратковременный характер и предполагаемой только в течение определенного переходного периода.
Следовательно, смертная казнь, продолжая оставаться в УК РФ как вид наказания, ни назначена, ни тем более исполнена фактически быть не может.

1.2 Признаки смертной казни

Смертная казнь, как и иные наказания, - явление национальное. На современном этапе истории нашей страны, когда криминогенная обстановка такая, что убийство стало каждодневным, обыденным преступлением, вопрос об использовании смертной казни особенно остро дебатируется как в органах законодательной и исполнительной власти, так и в обществе в целом. Имея объективную основу своего происхождения, смертная казнь теснее в самом начале эволюции государственных систем стала наиболее целесообразной мерой наказания преступников со стороны власти, действовавшей с позиции права силы.
Важным шагом в определении сущности смертной казни является определение её существенных признаков, единство которых и будет образовывать искомую сущность. А именно: 1) смертная казнь представляет собой вид наказания; 2) осуществление смертной казни причиняет страдания, как преступнику, так и его родным; 3) является самым суровым наказанием; 4) применяется независимо от желания осужденного; 5) приводится в исполнение от имени государства; 6) применяется только по приговору суда; 7) может быть назначена только за определенные виды преступлений; 8) временная мера в законодательстве; 9) цель – достижение частной превенции .
С.В. Жильцов выделяет семь основных сущностных признаков смертной казни :
1) Она является наказанием. При этом автор пытается избежать категоричной привязки смертной казни к наказанию, указывая, что «в случае применения смертной казни надо говорить не о применении наказания, а о каре, лишении человека жизни».
2) Применяется по приговору суда.
3) Может быть назначена только за определенные виды преступлений. В контексте этого признака С.В. Жильцов несколько мимоходом отмечает, что «объективным свойством высшей меры наказания, согласно её происхождению, является защита жизни человека путем кары преступника за совершение убийства».
4) Смертная казнь – временная мера.
5) Исключительность смертной казни.
6) Смысл применения смертной казни – «кара преступника и устрашение от совершения преступлений».
В случае если наказывается никак не действие, а деятель, то при смертной казни деятель лишается не жизни, а фактически «самого себя», то имеется «человек, лишенный жизни» присутствует в небытии, его нет в действительности. Жизнь не владеет способности быть объектом расправы, это чистейшей воды фикция. Лишение жизни есть содержание смертной казни, хотя не содержание расправы.
Смертная смерть не существует сама по себе, а располагаться необычайно в масштабах уголовно-правового пространства, являясь устройством уголовной политики страны. Вследствие этого только уголовное преимущество сможет породить либо, напротив, умертвить такой институт как смертная казнь. Отсюда вытекает первый главный и самый основной признак – это объективная уголовно-правовая природа смертной казни. Конкретно данный признак дозволяет отличить ее от иного выбора узаконенного либо же преступного умерщвления людей. Данные варианты, как правило, облекаются в уголовно-правовую форму, это делается для сокрытия своих настоящих целей. Вот их примеры: 1) меры классового или группового подавления: 2) меры уничтожения политических и идеологических врагов: 3) меры превентивного уничтожения: 4) расовая борьба. Этот признак имеет возможность посодействовать в рассмотрении этих мер в масштабах одного исследования при поддержки схожих методик, а еще никак не позволить их экстраполяции на современный институт смертной казни.
Из первого показателя неминуемо вытекает вторичность смертной казни относительно к преступлению. Исключительно в масштабах уголовной ответственности виновный, быть может, подвергнут таковой мере реакции страны. Значит, второй, и третий признак смертной казни – следование за преступлением и государственный (общественный) нрав этой меры, в соответствии с этим. Все три перечисленные показателя считаются общими с признаками наказания, хотя недостающими, чтоб принять смертную казнь наказанием. Так как, к примеру, в идущем в ногу со временем уголовном законодательстве есть меры, которые и еще владеют этими признаками, – принудительные меры воспитательного воздействия и меры медицинского характера – но никем не называются наказанием.
Последующий главный признак содержится в единстве общественной пользы смертной казни и общественной легитимации этого института. Данный признак не является стабильным, то есть свойственен не любым институтам смертной казни, существующими в уголовном праве всех стран, но имеется определенная направленность отмирания институтов, не обладающими этим признаком. Современный уровень общественного становления делает данный признак немаловажным условием присутствия в государстве этого института как смертная казнь . Также выделение этого признака разрешает опровергать право на существование напрасного и антисоциального государственного насилия, а смертная казнь в большинстве, если не заявить – во всех, государств не удовлетворяет или же притязанию социальной выгоды, либо общественной легитимации. Снова подчеркнем, что на практике признак встречается нечасто, хотя все развитые страны, ещё применяющие в своей деятельности смертную казнь, оправдывают её суждениями социальной выгоды. Идеология смертной казни все более приближается к тому, что объективным свойством этой меры становится защита жизни человека и социальная защита.
Факт вины состоит в абсолютной необратимости смертной казни. Примененная единожды, данная мера не имеет возможности быть изменена, прекращена или же обращена вспять в силу собственного одномоментного бытия. Наука не представляет ни одного метода воскрешения людей, в отношении которых ожидается пересмотреть эту меру; максимум, что в состоянии сделать страна – это выполнить посмертную реабилитацию. Хотя практически никакая помощь не имеет возможности перечеркнуть коренное свойство необратимости смертной казни, восстанавливая только сопутствовавшие данной мере нравственные и имущественные лишения .
Смертная казнь может быть назначена только судом. Сущность состоит в том, что смертная казнь (как мера и как правовой институт) реализуется исключительно государством через свои собственные уполномоченные органы. Это означает, что исключительно государственные органы примут участие в отношениях, регулируемых нормами законодательства о смертной казни, другой стороной которых являются конкретные физические лица. Во-первых, само установление или отмена смертной казни как института производится законодательными органами государства или именно либо в норме выполнения воплощенной воли общества (референдум). Так же, к точным лицам смертная казнь применяется судебными либо другими государственными юрисдикционными органами. Выход в свет «других органов» не значит призывов к внесудебным расправам, а всего лишь не исключает вероятность рассмотрения данной группы дел не трибуналом в обычном смысле этого слова. В-третьих, исполнение решения о использовании смертной казни производится людьми, состоящими на государственной службе в рамках личных служебных обязанностей или по уполномочию государства.
Многие ученые правоведы отмечают неспособности смертной казни как уголовно-правового наказания удовлетворить основным требованиям наказания в идущем в ногу со временем его понимании. Недоступность помощи абсолютно ясно. Одна часть научных работников, по всей видимости, безосновательно опасается, что остановка искусственного сдерживания смертной казни в плоскости наказания выльется в нарушения законности и т.д., иная часть (сторонники смертной казни) – боится потерять почву под ногами, третья часть видит в этом некую авантюру. Впрочем, в прогрессивных российских условиях данный показатель имеет возможность воплотить исключительно одно из двух собственных закономерных следствий – обеспечить квалифицированную беспроблемную отмену смертной казни. Второе следствие почти, что нереализуемо в силу отличительных черт отечественного политического режима, положений Конституции и интернациональных актов, а еще отсутствия желающих брать на себя большую обязанность.
Также необходимо отметить такой признак смертной казни как ее чрезвычайность. Специальные условия устанавливают специальную политику, предусматривающую в своем арсенале мер и смертную казнь. Что касается обычных условий жизни общества, то смертная казнь считается анахронизмом, не преследующим практически никаких целей и опирающимся на низменные темы. Чрезвычайностью определяется также такое свойство смертной казни как временное приспособление, т.е. введение-отмена-введение, ограничение-расширение-пауза в применении, суррогатная корректировка уголовной политики и другие средства.
Рассмотрев эти основные признаки в их совокупности, можно прийти к выводу, что смертная казнь представляет из себя государственную меру охраны общества от беззаконных посягательств в чрезвычайных критериях. Термин «охрана» здесь подчеркивает направленность меры не на точное лицо, а на все общество в целом. Для обозначения в последующем смертной казни как государственной меры, чтобы не изобретать велосипед, возможно, пользоваться термином, ранее существовавшем в нашем законодательстве и считающимся неудачным и соответственно считается менее удачным по отношению вовсе не к смертной казни. Замена «наказания» на «меру социальной защиты судебно-исправительного нрава» на самом деле не повлияла на создание данной меры как кары, хоть и конечно развеяла мысли о возмездии, поэтому наказание и было через 10 лет «восстановлено в правах». Понятие «мера социальной обороны», учитывая изложенные симптомы, вполне соответствует прогрессивной характеристике смертной казни. При всем при этом социальная охрана понимается в более широком своём значении. Данный термин поможет также разграничить смертную казнь и наказание, которое в свою очередь также можно условно считать одним из видов мер социальной обороны. Приспособление санкции и смертной казни к одной системе мер общественной обороны в уголовной сфере обуславливает все их общие черты, и различает их как виды одного рода.
Социальная защита означает также целевую тенденцию смертной казни. Следовательно, смертная казнь есть чрезвычайная мера общественной охраны уголовного характера. Следует заметить, что уголовно-правовая концепция общественной обороны не относится к определению сущности смертной казни. Не следует также рассматривать смертную казнь как теоретическую конструкцию какой-либо позиции в отношении содержания мер общественной обороны антропологической, традиционной и социологической школ, - она выступает в виде меры общественной охраны лишь для удобства разделения её с наказанием .
Следует с акцентировать внимание на том, что возрождение политики мер социальной защиты в уголовном законодательстве не всегда ведет к социально защищенному государству, а наоборот в некоторые случаях ведет к произволу, глобальным репрессиям, беззаконию и т.д., в качестве примера привести советские массовые репрессии, которые проводились под лозунгом «наказание». Тоталитарные режимы вовсе не устремлялись обособить смертную казнь, а скорее, наоборот, связать её именно с наказанием.
Исходя из вышеизложенного смертную казнь можно рассматривать фактически как меру социальной защиты, но в законодательстве во избежание загромождения лишними конструкциями её следует позиционировать как своеобразную форму уголовного принуждения равноправную с наказанием. Есть другой путь, который снял бы все вышеописанные проблемы – это пересмотреть всю теорию наказания, исключив ряд существенных признаков и расширив содержание понятия наказания, но таковой путь предположительно породит ещё больше новых серьезных противоречий. Вопрос про то, как именно должен быть устроен в уголовном законодательстве институт смертной казни, к сожалению, выходит за рамки настоящей работы, поэтому сейчас следует обратиться к понятию смертной казни.
В научной литературе практически не встречается обстоятельного определения смертной казни, особенно с разных углов зрения, а приводятся энциклопедические дефиниции типа «…наказание…по приговору…в лишении жизни…». Тридцать лет назад проф. Г.З. Анашкин сформулировал понятие смертной казни применительно к буржуазным государствам: «Смертная казнь в эксплуататорском обществе представляет собой классовую принудительную меру государства, состоящую в насильственном лишении человека жизни и осуществляемая не только судом, но и другими органами государства за деятельность, которая признается особенно опасной для господствующего эксплуататорского класса». В этом определении автор не ограничивает смертную казнь рамками наказания, причем даже рамками уголовной ответственности .
С.В. Жильцов дает такое определение смертной казни: это правомерное лишение жизни деликтоспособного преступника за умышленное убийство по приговору суда. Достоинством такого определения считается недоступность в нем категории наказания.
Исходя из ракурса рассмотрения смертной казни можно уяснить следующие определения.
Смертная казнь как мера государственного принуждения представляет собой установленную в законе специфическую форму уголовной ответственности за совершение наиболее опасных преступлений, используемую государственными органами для обороны особо охраняемых удобств и интересов всего общества в целом и каждого человека в отдельности от посягательств антисоциальных преступных элементов, заключающуюся в причинении смерти лицу, совершившему такое преступление.
Смертная казнь как правовой институт представляет собой совокупность уголовно-правовых норм, устанавливающих смертную казнь в виде наказания за совершение всевозможных беззаконных действий а еще регулирующих правила применения смертной казни в уголовной политике государства, процессуальное сопровождение реализации этой меры и порядок её исполнения.
Смертная казнь как акция государства представляет собой приведение в исполнение данного приговора, исполняемое специально уполномоченными лицами в виде насильственного прекращения биологического существования конкретного человека.

1.3 Конституционно-правовые аспекты смертной казни

Основной момент, оказывающий большое влияние на изменение политической ситуации во всем мире, - повышающийся уровень правового, духовного, высоконравственного становления общества. Но, анализируя правовые сложности использования смертной казни в современном уголовном праве, юридическая общественность сделала вывод, что движущая сила выхода в свет этих самых сложностей - серьезное воздействие политического нюанса, который в ряде государств, даже в России, существеннее влияния Конституции.
Главная правовая неувязка РФ в применении смертной казни, одинаково как и правовая проблема всего института наказания высшей меры, - проблема легитимности практической отмены смертной казни. Сам прецедент легитимности значит абсолютное соотношение точного юридического прецедента законодательству в той его иерархии, в какой она установлена в стране.
Например, в РФ все законы основываются на Конституции, которая описывает правовое положение интернационального законодательства, государственных законов, выстраивает иерархию законов, соподчиняя их и вовсе не дозволяя коллизионности, также запрещая регулирование тех взаимоотношений, которые не интегрированы в их юрисдикцию.
Смертная казнь как вид наказания прикреплена как правило законе страны - Конституции РФ 1993 года (п. 2 ст. 20), конкретизирована в ст. 59 УК РФ 1996 года. Впрочем, поэтапное выведение практического использования данного вида наказания в этих документах - Основном законе и федеральном кодифицированном законе - не отражено.
Тогда впредь применение исключительной меры наказания судом при участии присяжных заседателей исказило бы предназначение и создание права, гарантированного ст. 20 (ч. 2) Конституции России. И еще, оно появилось бы важным нарушением принципа равенства, закрепленного ее ст. 19.
В ситуации практической отмены смертной казни возможно выделить три этапа.
Первый рубеж связан с выходом в свет Указа Президента РФ от 16.05.1996 № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни по вопросу вхождением России в Совет Европы» . Отмеченный документ, покоряясь установленной в Конституции иерархии законов, располагается на 5-ом месте и находится после федеральных законов, именно тем владея наименьшей юридической силой, нежели УК РФ.
Накануне принятия Уголовного кодекса РФ Указом Президента России «О поэтапном уменьшении использования смертной экзекуции связанным с вхождением России в Совет Европы» от 16 мая 1996 г. № 724 Правительству России, было рекомендовано ежемесячный срок приготовить для внесения в Казенную Думу РФ чертеж Федерального закона о присоединении РФ к Протоколу № 6 от 28 апреля 1983 г. к Европейской конвенции о охране прав человека и главных свобод от 4 ноября 1950 г. Тогда же был поставлен вопрос о сокращении составов правонарушений, за совершение которых быть может назначена смертная казнь .
Международно-правовой традиции свойственна устойчивая направленность безвозвратной отмены смертной казни. Об этом разговаривает немного международно-правовых актов, а конкретно Протокол № 6 к Конвенции об охране прав человека и ключевых свобод, который не допускает внедрения смертной казни в мирное время. Протокол № 13 к указанной Конвенции, начавший работать для ряда государств в 2003 г., исключат использование смертной казни, даже во время вооруженного конфликта.
Свидетельством этой общемировой тенденции действуют кроме остального принятые Генеральной Ассамблеей ООН Резолюции № 62/149 от 18 декабря 2007 г. и № 63/168 от 18 декабря 2008 г., призывающие державы - члены ООН ограничивать применение смертной казни и сокращать численность преступлений, за совершение которых она может назначаться, а также использовать мораторий на приведение смертных приговоров в исполнение.
В соответствии с ч. 3 ст. 90 Конституции России указы и распоряжения Президента не должны противоречить Конституции и федеральным законам. Но вышеуказанный Указ фактически подменил собой федеральный закон и потребовал от судей поэтапно сократить применение смертной казни, хотя и в Конституции РФ, и в УК РФ смертная казнь как исключительная мера наказания оставалась, не дополнялась, не изменялась, мораторий на нее не накладывался.
Полугодом ранее ВС РФ в Постановлении Пленума от 31.10.1995 № 8 пояснил, что нормативные указы Президента России как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных дел, если они не противоречат Конституции РФ и федеральным законам . Следовательно, у судов имелось четыре документа, а конкретно: Конституция и УК РФ, обязывающие при наличии особо тяжкого состава преступлений при отягчающих обстоятельствах назначать исключительную меру наказания, Указ Президента РФ, требующий поэтапного уменьшения применения данной меры наказания, также Постановление Пленума от 31.10.1995 № 8, которое одобряет нелегитимность Указа Президента и мощь Конституции и УК РФ.
При таком варианте, конечно, подлежат использованию положения Конституции и УК РФ, а Указ Президента не должен был мешать вынесению приговоров и выполнению смертной казни. И на это КС РФ обязан был отреагировать и отдать адекватную оценку, объясняющую сущность вещей, и конечно поставить в вопросе точку. Впрочем данного сделано не было.
В развитии первого этапа практической отмены смертной казни немалую роль сыграла Комиссия по вопросам помилования при Президенте РФ. Она приостановила более чем на год рассмотрение ходатайств осужденных к смертной казни, а значит, полностью исключив возможность исполнения судебных приговоров .
Анализируя юридический аспект первого этапа фактической отмены смертной казни как исключительного наказания, мы пришли к выводу, что в указанный период перевес политических сил едва заметен. Не взирая что Указ не был постановлен КС РФ незаконным, судами он во внимание не принимался, смертные приговоры выносились вплоть до 1999 года, статистика по исполненным судебным решениям сокращалась только в периоды серьезного давления со стороны Президента. Например, в период «затишья» Комиссии по помилованию при Президенте серьезных противоречий Конституции, исключая факт законности Указа Президента, не наблюдалось.
Впрочем, и на тот момент с выходом в свет Указа Президента, противоречащего Конституции и УК РФ, юридическое общество хоть и осознавало, собственно отмена смертной экзекуции нелегитимна, хотя надеялось, собственно многострадальный Указ Президента - конкретная формулировка политические деятели страны относительно к смертной казни, которая в последующем обретет полностью законную форму - держава хочет влиться в Совет Европы, сам же прецедент данного планы требовал ликвидировать из УК РФ смертную казнь вообщем.
А именно, профессор В.В. Лунеев категорически не соглашался ни с «непонятным мораторием», ни с правом Президента РФ «открыто ставить интересы своей политики над правопорядком» .
В свою очередь профессор В.Е. Квашис и Э.Ф. Побегайло , выступая на разных сторонах оппозиции в вопросе политики государства по отношению к высшей мере, одновременно заявили, что вялотекущая ситуация вокруг принятия достойных, адекватных и легитимных законов носит характер казуистический и непредвиденный. Это касается как принятия Указа Президента, так и недальновидного подписания Протокола № 6 к Конвенции и нератификации последнего в течение положенных трех лет.
Ратификация указанного Протокола, - как отмечалось в пояснительной записке, - подтвердит приверженность РФ принципам гуманизма, демократии и права, а еще станет содействовать претворению в жизнь установленных Конституцией РФ положений, затрагивающих обороны основного естественного гражданские права - права на жизнь».
Постановление КС РФ от 02.02.1999 № 3-П ознаменовало второй критический момент в истории фактической отмены смертной казни. В данном случае вопрос легитимности указанного Постановления даже не рассматривается - КС РФ в полном соответствии с полномочиями, закрепленными в Конституции, постановил признать неконституционным возможность вынесения смертных приговоров в отсутствие судов присяжных заседателей во всех регионах страны.
Данный документ наложил как фактический, так и юридический мораторий на смертную казнь, строго запретив судам выносить высшую меру в качестве наказания. Как видно из основания вынесения данного Постановления (невозможность соблюдения уголовно-процессуального законодательства при судопроизводстве, в результате которого может быть вынесена смертная казнь, что нарушает права подсудимых), вопрос политический не повлиял.
Это Постановление стало неотъемлемой частью Определение Конституционного Суда от 19.11.2009 № 1344-О-Р и обязано применяться в нормативном единстве с ним. К нему в полной мере применимы положения ст. 79 и 80 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде России» о его обязательности, даже для федерального законодателя .
Следовательно, уже после опубликования вышеуказанного Определения Конституционного Суда РФ, формально ставящего точку в споре об использовании смертной казни в России, Государственная Дума, внося корректирующие поправки в ст. 59 УК РФ, практически приняла вероятность существования смертной казни как вида наказания. При всем этом невозможность внедрения положений федерального законодательства о смертной экзекуции как облике уголовного наказания, процедурах его назначения и исполнения в контексте работающего правового регулирования была установлена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2010 г. № 8-П .
Надо заметить, что обсуждение вопроса в данной сфере продолжается, в том числе и ведущими учеными-юристами. За границей вопрос о ратификации Протокола № 6 к Европейской конвенции часто рассматривается как инструмент явного политического действия. Похожий расклад сложно именовать мудрым, потому что служба охраны персоны, включая и жизнь человека, считается повинностью страны на основании ст. 2 Конституции РФ. Еще бы, хоть какое резонансное преступление, направленное против жизни человека, а именно террористические акты, представляющие на данный момент серьезнейшую опасность обществу, вызывает самые ясные впечатления со стороны социума .
Говоря о неприемлемости смертной казни, следует помимо прочего подразумевать вероятность судебной ошибки при вынесении обвинительного приговора. Действующее уголовно-процессуальное законодательство наряду с апелляционным, кассационным и надзорным порядком пересмотра судебных актов учитывает и пересмотр приговоров судов по опять открывшимся обстоятельствам. При всем этом, как определено в ст. 414 Уголовно-процессуального кодекса РФ, пересмотр обвинительного приговора ввиду новейших или же возобновил открывшихся обстоятельств в пользу осужденного практически никакими сроками не ограничен. Из этого можно сделать вывод, что даже через десять, а может быть пятьдесят лет не исключена отмена обвинительного приговора и реабилитация осужденного.
Целью реабилитации по смыслу ст. 133 - 139 Уголовно-процессуального кодекса РФ считается восстановление прав лица, незаконно привлеченного к уголовной ответственности. И если при осуждении лица к пожизненному лишению свободы у него есть возможность быть освобождено с выплатой компенсации морального ущерба, то при выполнении санкции в виде смертной казни восстановить его право на жизнь уже никак невозможно. Право на жизнь человека считается и постоянно станет высочайшей ценностью страны и сообщества.
Подходя с особой тщательностью к анализу второго этапа и непосредственно к документу, давшему юридическое начало отмене смертной казни в виде временного моратория, но с четкой установкой, что мораторий должен окончиться полной отменой высшей меры, трудно не согласиться с мнением профессора Д.А. Корецкого, который затрудняется сделать вывод, в чем именно состоит нарушение прав лиц, приговоренных к смертной казни судами присяжных тех территорий, где они имеются, при невозможности вынесения смертных приговоров в тех территориях, где такие суды отсутствуют.
Скорее, считает профессор, отсутствие в некоторых местностях судов присяжных нарушает право особо опасных преступников на применение к ним смертной казни .
Как бы то ни было, решение КС РФ состоялось и до устранения основания принятия такого решения мораторий на применение смертной казни в России является легитимным.
В указанном решении КС РФ постановлялось основание (отсутствие судов присяжных на всей территории России) устранить в самые кратчайшие сроки, и, несмотря на игнорирование Указа сделать это в сроки кратчайшие, суды присяжных заработали на всей территории России только с 01.01.2010.
Дабы быть подготовленными к тому, что фактическая основа моратория будет устранена, а юридического разрешения у судов нет, осенью 2009 года Председатель ВС РФ обратился с запросом о возможности применения смертной казни в России в КС РФ.
Определение КС РФ от 19.11.2009 № 1344-О-Р стало документом, который наглядно продемонстрировал политический противовес силе Конституции и федеральных законов. В соответствии с этим документом, разъясняя Постановление, налагающее мораторий на смертную казнь, КС РФ признал невозможность назначения смертной казни.
В качестве мотивировки суд указал, что в результате длительного моратория на применение смертной казни сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни и сложился конституционно-правовой режим, в рамках которого с учетом международно-правовых тенденций и обязательств, принятых на себя Россией, происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носящей временный характер («впредь до ее отмены») и допускаемой лишь в течение определенного переходного периода, то есть на реализацию цели, закрепленной ч. 2 ст. 20 Конституции РФ. Это означает, что введение суда присяжных заседателей на всей территории страны не открывает возможность применения смертной казни, в том числе по обвинительному приговору, вынесенному на основании вердикта присяжных заседателей.
В то же время 17 декабря 2009 г. Государственная Дума Федерального Собрания РФ приняла Федеральный закон № 324-ФЗ, которым внесла добавление в ст. 59 Уголовного кодекса РФ повторяющий вид ч. 2.1 . Сообразно этой норме смертная казнь не назначается личику, выданному России иностранным государством для уголовного преследования согласно с международным договором РФ либо на базе принципа взаимности, раз согласно с законодательством зарубежного страны, выдавшего лицо, смертная казнь за совершенное этим лицом преступление не предусмотрена или неприменение смертной казни является условием выдачи либо смертная казнь не имеет возможности быть ему назначена по другим причинам.
Определение КС РФ, как и Указ Президента, в равной степени можно считать облеченной в письменную форму национального нормативного документа концепцией политики государства и судебной власти в частности по отношению к смертной казни.
В общем же видится полностью логичной вновь выработанная правовая позиция Конституционного Суда России про то, что в РФ действует длительный и комплексный мораторий на использование смертной казни, сохраняющий свое действие более 10 лет - с момента принятия РФ на себя обязанностей при предисловии в Совет Европы 28 февраля 1996 г. и подписания Протокола № 6 (16 апреля 1997 г.), а также установления Конституционным Судом России прямого запрета на назначение смертной казни - в недоступность соответствующих процессуальных гарантий. Она легитимирована образовавшейся правоприменительной практикой, такие как дальнейшими решениями Конституционного Суда России и решениями судов совокупной юрисдикции. Сущность этой правовой позиции сводится к тому, что в России на базе Конституции России и конкретизирующих ее правовых актов смертная казнь как наказание теснее долго не назначается и вовсе не осуществляется.
В результате столь длительного по времени воздействия моратория на использование смертной казни, как заключил Конституционный Суд России в резолютивной части Определения от 19 ноября 2009 г., сложились устойчивые гарантии гражданское право не быть подвергнутым смертной казни и сформировался конституционно-правовой режим, в масштабах которого с учетом международно-правовой тенденции и обязательств, взятых на себя Россией, происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носившей временный характер и допускаемой только на протяжении особого переходного периода, то есть на реализацию цели, прикрепленной ст. 20 (ч. 2) Конституции России, из этого можно сделать вывод, что правовой содержание Постановления Конституционного Суда России от 2 февраля 1999 г. № 3-П в части, касающейся введения суда присяжных на всей территории РФ, не открывает возможность применения смертной казни, таким как по обвинительному приговору, вынесенному на основании приговора присяжных заседателей.
Учитывая характер неполного соответствия и отсутствия каких-либо противоречий как внутри одного закона (имеется в виду противоречие сущности смертной казни целям наказания, выражающейся в провозглашенной цели «исправление осужденного», ведь казненный исправленным не становится), так и коллизии норм в системе права в целом, как отмечал профессор Д.А. Корецкий, КС РФ «вряд ли он может вместо толкования Конституции ограничивать ее действие, по существу применяя аналогию неприменения закона» .
Установив в качестве высшей меры наказания смертную казнь закреплением ее в Конституции 1993 года, государство обязало УК РФ отрегулировать уголовно-правовые отношения, сопряженные в строго определенных случаях со смертной казнью, но практически одновременно с принятием ныне действующего УК РФ в 1996 году сначала поэтапно потребовало сократить применение высшей меры, привлекая ресурсы исполнительной власти, а затем и вовсе наложило мораторий на институт через власть судебную, провозгласив политику полного отказа от смертной казни.

ГЛАВА 2 СМЕРТНАЯ КАЗНЬ И МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО
2.1 Смертная казнь и современный мир

Институт смертной казни - законодательство и, главное, практика внедрения и выполнения данной меры наказания - считается одним из таких общезначимых фактов общественной реальности. Смертная казнь - это не совсем только институт уголовного права, не совсем только инструмент уголовной политики, это - феномен социокультурный. Отношение к высочайшей мере наказания - вопрос высоконравственной доминанты любого человека; отношение к ней общества - указатель главенствующих в нем характеров и умонастроений, признак того, как оно прониклось мыслями справедливости, гуманизма и цивилизованности. Не зря У. Черчилль когда-то обнаружил, что настроения и прихоти общества в отношении преступности и преступников - самая надежная проверка на цивилизованность любой державы.
Состояние и характер группового сознания применительно к предмету реального исследования имеют необыкновенную природу и специальное значение. Как показывает вся история цивилизации, основной источник и опора смертной казни - масса. Во все века она настоятельно просила крови, настоятельно просила уничтожить хоть какого, кто обвинен (не так важно - объективно либо нет). Масса признает лишь одно - месть. У индивидуума есть ум, есть совесть, есть свое сознание вещей. У массы ничего данного нет, есть исключительно впечатления, исключительно многовековой инстинкт, подсказывающий только «Убить!» . В то же время заповедь «Не убий» Христос, как известно, назвал первой.
Род людской еще далековато от долгожданной интеграции, у любого народа, как теснее отмечалось, своя ситуация, своя память, своя боль. Потому в различных государствах публичное воззрение разнообразно относится к преступности, по-всякому рассматривает состояние публичной защищенности и работа структурах правопорядка, разнообразно относится к мерам санкции и поэтому различается по уровню ригоризма. Отсель и разное отношение жителей нашей планеты к высочайшей мере санкции - от ее полного неприятия в неких государствах, до полнейшей веры в ее потребность, справедливость и отдача - в иных, где, не взирая на ее сакральный нрав и мистификацию, смертная казнь стала обязательным составляющей не совсем только системы противодействия преступности и охраны около, ведь и государственной культуры.
Особенное отношение к данной мере санкции складывается на базе и методом взаимодействия исторических, культурных, политических, религиозных, социально-психологических, правовых и прочих моментов социальной жизни. В следствие данного социологические изыскания не позволяют вскрыть те трудные взаимосвязи и глубинные механизмы, которые сформировывают личные установки и отношение к смертной экзекуции на уровне массового и глобального сознания. И все же непосредственно неприемлемость отмены смертной казни социальным воззрением - один из ключевых доводов сторонников применения этой меры.
Издавна известно, что представления людей о потребности и справедливости карательных мер, формирующие ригоризм глобального сознания, находятся в зависимости от культурного и высоконравственного становления общества, таком как от его образованности - нежели выше его уровень, тем, обычно, менее жесткой считается принятая в данном обществе система наказания и практика его применения. Социологические изыскания кроме того признают, что чем менее интеллигентен, чем менее обеспечен и чем менее защищен человек, чем ниже стоит он на общественной лестнице, тем дешевле он оценивает жизнь, тем больше принимает репрессию основным инструментом наведения порядка.
Сейчас мы живем в тяжелом обществе и исходя из убеждений материальной обеспеченности, и на взгляд минимизации государственных культурных черт, этих, как сострадание, сочувствие, сопереживании. Культура, как ведомо, характеризует склад ума людей. Вместе с массой позитивных достоинств, как ни прискорбно, имеем и нежелание принимать обязанность, и наплевательское отношение к закону, и воровство.
Социальная полемика активировалась ещё до издания указа об уменьшении использования смертной экзекуции. Печатное издание «Коммерсантъ» в конце 1996 года в отсутствии каких-то объяснений сказала о каких-либо помилованных президентом законопреступниках, в их числе оказались убийца детей, организатор 14 разбойных нападений, убийца сокамерников и прочие. В середине 1998 года то же издание извещало про то, как проходило обсуждение законопроекта «О моратории на выполнение санкции повторяющий вид смертной казни». Противники принятия моратория тогда ссылались на то, что опыт западных стран в России неприменим.
Особенно мощным возмущение сторонников сохранения смертной казни стало после взрывов домов в Москве осенью 1999 года. Командующий Северо-Кавказским округом Геннадий Трошев призвал к общественным казням чеченских террористов:
Президент России Владимир Путин в 2001 году говорил, что готов самолично расправиться с террористами, хотя не имеет возможности данного делать, так как «страна не может присваивать себе право лишать человека жизни» .
В 2001 году с очередной инициативой восстановления внедрения смертной казни выступила категория «Этнический депутат», поводом стали теракты в Соединенных Штатах, произошедшие 11 сентября 2001 года:
В противовес им выступил «Союз правых сил», подготовивший план поправки в Госдуму о законодательной отмене смертной казни. Как сообщал вебсайт «Новости Федерации», только в Волгограде за два дня под обращением «Народного депутата» подписались наиболее тысячи горожан. В начале 2002 года инициативу «НарДепа» оказали поддержку фракции ОВР, КПРФ.
Но в начале 2002 года за принятие обращения к президенту Путину с просьбой об отмене моратория и возобновлении смертной казни проголосовало 266 депутатов при нужном минимальном количестве 226. А лидер «Народной партии России» Геннадий Райков объявил о необходимости рассмотрения вопроса о референдуме, при помощи которого народ бы принял решение судьбу моратория. За референдум агитировал и член комитета Госдумы по безопасности Аркадий Баскаев.
В 2001 году использовать смертную казнь за распространение наркотиков предложил губернатор Свердловской области Эдуард Россель. Данная мысль была поддержана оренбургскими депутатами и председателем Законодательного собрания Ульяновской области Сергеем Рябухиным. В начале сентября такого же года казни для наркоторговцев настоятельно попросили представители ярославского отделения движения «Славянское возрождение».
В начале февраля 2002 года такого же наказания для наркодилеров потребовал муфтий Перми Мухаммед гали Хузин. Муфтий Татарстна Гусман Исхаков кроме того выступил за отмену моратория, так как тот, кто «преступил нравственный закон», оставил «себя за чертой милосердия и сострадания».
Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев в 2002 году призвал правительство страны вспомнить теракты в Москве и устроить соответствующие выводы, отменив мораторий на смертную казнь.
В начале 2004 года после взрыва в столичном метро об отмене моратория заговорили в ФСБ России. За использование исключительной меры по отношению к террористам высказался замдиректора Федеральной службы безопасности Вячеслав Ушаков. Председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников отметил в ответ, что «наши спецслужбы не желают утверждать, что важна не тяжесть наказания, а его неотвратимость». Впрочем, инициативу ФСБ поддержал мэр Калининграда Юрий Савенко.
Глава Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев назвал некорректным затрагивание темы смертной казни «по случаю», но всё же выступил с законодательными инициативами «о расширении функциональных задач» Службы внешней разведки и ФСБ .
В начале сентября 2004 года опосля событий в Беслане за возвращение смертной казни выступил руководитель комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктор Озеров, заместитель губернатора Амурской области, руководитель комиссии по борьбе с преступностью и терроризмом Виктор Марценко, депутаты Екатеринбургской городской мысли, парламентарии Ставрополья, спикер парламента Карелии Николай Лёвин, руководитель Волгоградской области Николай Максюта и прочие.
Впрочем на первой осенней сессии, посвящённой борьбе с террором, депутаты Госдумы вопрос о возвращении смертной казни поднимать не стали. По словам Бориса Грызлова, подобные обсуждения не были предусмотрены регламентом, «но в последующем Дума готова трудиться над подходящими переменами в Уголовный кодекс». По достоверным сведениям ВЦИОМ, после теракта в школе Беслана за смертную казнь для террористов выступали 84 % жителей России.
В начале мая 2005 года к полной отмене смертной казни в России призвал комиссар Совета Европы по правам человека Альваро Хиль Роблес, напомнив о давних обязательствах. К данному времени количество противников внедрения исключительной меры наказания в сообществе немного возросло. По достоверным сведениям выборочных опросов «Левада-центра», категорически против применения казни высказались 25 %, за отмену моратория - 65 % респондентов. В количестве сторонников отмены моратория были и матери убитых в Беслане детей. Сначала 2006 года семеро из этих матерей после объявления приговора причастному к трагедии в школе террористу Нурпаши Кулаеву в знак протеста начали голодовку. Смертной казни для преступника потребовал и замгенпрокурора России Николай Шепель.
Террориста действительно приговорили к казни, но из-за действующего моратория выполнена она не была.
В конце 2006 года Госдума РФ продлила мораторий на смертную казнь ещё на три года, аргументировав данное отсутствием института суда присяжных в Чечне. Депутат Госдумы, лидер Народно-патриотического союза «Родина» Сергей Глазьев в тоже время разговаривал о потребности решения вопроса об отмене смертной казни на всенародном референдуме.
Публичная полемика вокруг моратория на смертную казнь в России возобновилась в конце 2008 года. К ужесточению санкции за преступления в отношении не достигших совершеннолетия призвали самарские депутаты. Тем временем депутат от «Единой России» Владимир Плигин объявил, что абсолютная отмена смертной экзекуции обязана случится после того, как к данному будет готово большинство людей страны .
Отменить мораторий призвал в очередной раз лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Введение смертной казни, с точки зрения представителей КПРФ, должно было способствовать выходу России из экономического кризиса.
О необходимости проведения референдума по отмене моратория в мае 2009 года заговорил уже председатель комиссии по помилованию Санкт-Петербурга, писатель Алексей Козырев. При этом он отметил, что сам не является ни противником, ни сторонником высшей меры, так как её применение даёт возможность судебной ошибки, а отмена даёт возможность преступнику сбежать из тюрьмы и избежать наказания. Это вызвало возобновление дискуссии об отмене моратория. Например, депутат Госдумы Любовь Слиска предложила ужесточить наказание вплоть до смертной казни для производителей и распространителей поддельных лекарств.
В это же время о необходимости отмены высшей меры напомнила Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ). Но нижегородские депутаты предложили Госдуме отложить вопрос о ратификации протокола № 6.
В августе 2009 года о желательности введения смертной казни за распространение наркотиков высказался мэр Москвы Юрий Лужков.
Вопрос о необходимости казни стали поднимать и в связи с расстрелом людей в московском супермаркете «Остров» майором милиции Денисом Евсюковым. Однако пресс-секретарь президента России Наталья Тимакова заявила тогда, что отмены моратория на смертную казнь в ближайшее время не будет
Определиться с выбором в вопросе применения или отмены смертной казни осенью 2009 года призвал Верховный суд России. И сделать это, по мнению суда, необходимо было до истечения срока моратория 1 января 2010 года. Депутат от КПРФ Николай Рябов по этому поводу сообщил, что, что бы ни ответил Верховному суду Конституционный суд, не нужно будет казнить людей, обвинённых в тяжких преступлениях во время действия моратория. Председатель комитета Госдумы РФ по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин отметил, что России необходимо «следовать сложившейся европейской практике».
Пока Конституционный суд рассматривал вопрос о применении смертной казни после истечения сроков моратория, в политической среде полемика ещё больше обострилась. Лидер ЛДПР призвал публично вешать коррумпированных мэров. Дмитрий Медведев высказался в пользу поэтапной отмены смертной казни. Спикер Совета федерации Сергей Миронов заявил, что не следует идти на поводу у большинства россиян и отменять мораторий. Между тем, Конституционный суд посчитал невозможным применение смертной казни.
Особое мнение оказалось у судьи КС Юрия Рудкина. Он проголосовал против решения КС о неиспользовании смертной казни с 1 января 2010 года.
По информации «Левада-центра», решение КС не поддержали 53 % россиян. По данным ВЦИОМ, казнь за преступления в отношении несовершеннолетних подержали 79 % респондентов, терористам смерти пожелали 65 %, наркоторговцам - 61 %, убийцам - 60 %. И даже преступник Александр Бирюков - единственный в России приговорённый к казни и избежавший её, - сообщил, что проголосовал бы за отмену моратория .
На встрече с представителями ПАСЕ спикер Госдумы Борис Грызлов сообщил, что Россия пока не готова отменить смертную казнь из-за угрозы терроризма. По информации ВЦИОМ, к этому времени за разрешение казни проголосовало 44 % россиян, из них 62 % являются сторонниками коммунистов, 52 % - пожилые люди. Но и мораторий, по словам председателя комитета Госдумы по безопасности Владимира Васильева, из-за прогремевших в московском метро взрывов власти отменять не намерены.
Тем временем, по сообщениям разных СМИ, комитет Совета Федерации по правовым и судебным вопросам пообещал разработать поправки в УК РФ, предусматривающие «смертную казнь за организацию и проведение терактов, повлёкших массовую гибель людей» .
Дмитрий Медведев высказался по этому поводу неоднозначно. Как пишет оппозиционный «Ежедневный журнал», он, «заявивший о несогласии с введённым в 90-е годы мораторием на смертные приговоры, пообещал, что организаторы преступлений ответят за них «своей жизнью, даже, несмотря на отсутствие смертной казни», то есть фактически призвал к внесудебным расправам».
В июле 2010 года Верховный суд РФ вновь обратился в КС с просьбой разъяснить, вправе ли российские суды применять казнь к осуждённым после 16 апреля 1997 года - дня подписания Россией протокола № 6. Специалисты в 2010 году отметили новую тенденцию - ужесточение наказания для закоренелых преступников и смягчение за неопасные деяния.
В 2012 года Осенняя сессия депутатов Государственной Думы началась с обсуждения внесения поправок в международные договоры, устанавливающие мораторий на смертную казнь.
Громкие убийства детей, буквально захлестнувшие Россию летом, вынудили парламентариев всерьез задуматься о возврате смертной казни в виде уголовного наказания для определенного типа преступлений.
Что касается мировой практики применения смертной казни, то все 47 стран-членов Совета Европы не применяют смертную казнь. Отсутствие смертной казни - обязательное условие членства в этой организации. Совет Европы полагает и распространяет в мире идею о том, что смертная казнь несовместима с демократическими устоями общества. Единственной европейской страной, где применяется смертная казнь, остаётся Белоруссия, не входящая в Совет Европы. Европейцы пытаются воздействовать на США и Японию, но большинство американцев поддерживают смертную казнь,[134]а японцы не считают своё общество готовым для отмены смертной казни, причём доля считающих так в 2011 году достигла 76 %.
По данным ежегодного доклада правозащитной организации Amnesty International в пятерку стран, в которых смертная казнь практикуется наиболее часто, входят в порядке убывания Китай, Иран, Саудовская Аравия, Йемен и США. Регионы, где это наказание распространено – Азия и Ближний Восток.
Страной-чемпионом поэтому печальному показателю является Китай, где за год совершается больше казней, чем во всем остальном мире. Преступления, подлежащие наказанию смертью в этой стране, не только убийство и изнасилования, но также торговля и распространение наркотиков, экономические и сексуальные правонарушения.
Торговля наркотиками карается смертью также в Египте, Индонезии, Иране, Лаосе, Ливии, Малайзии, Таиланде, ОАЭ, Саудовской Аравии и Йемене. В Иране, Пакистане, Судане и ОАЭ разрешено казнить граждан младше 18 лет.
К 2010 году в мире существовали и применялись шесть способов казни: повешение, расстрел, отсечение головы, побивание камнями, электрический стул и смертельная инъекция.
По состоянию на 1 января 2010 года смертная казнь была законодательно упразднена в 95 странах мира, а всего в мире смертную казнь не используют 130 стран. В 2010 году Монголия объявила мораторий на смертную казнь, но наблюдатели отметили отсутствие единодушной поддержки такого решения в обществе. Швейцария в 2010 году, напротив, захотела вернуть высшую меру наказания при помощи референдума.[140]
Отмена моратория не повысит безопасность людей на наших улицах, не защитит наше общество отвсе увеличивающегося криминала, не оздоровит правоохранительную систему и практику правосудия. «Утверждать обратное - не что иное, как обман и самообман» .
Говоря о проблеме наличия или же отсутствия данного вида наказания в уголовном праве России, проблеме возвращения смертной казни или же ее поэтапной отмене, мы пришли к следующему выводу: это тот выбор, который должен внутренне сделать каждый из нас, независимо от решения власти. Возможно, потому, что это выбор, прежде всего моральный.

2.2 Проблемы отмены смертной казни

Последние несколько лет проводится очень любопытная дискуссия вокруг проблемы смертной казни.
Именно в данный момент существует три теоретические позиции относительно к проблеме этого вида наказания, как смертная казнь. Одни научные работники и практики выступают полностью против использования смертной казни и за ее безотлагательную отмену, изъясняя данное аморальностью и нецелесообразностью подобного наказания. Иные поддерживают использование смертной казни, рассматривая ее не только как правовое ограничение, но и как физическое устранение преступника, которое гарантирует обществу полную безопасность от подобного деяния этого лица. Третьи, в принципе поддерживая данную меру, выступают за сокращение применения и постепенную отмену смертной казни. Эти все воззрения довольно грамотно аргументированы, и выбор более верного расклада к дилемме смертной казни видится тяжелым.
В случае если подойти к дилемме смертной экзекуции исторически, то возможно в любой эпохе, измеряемой десятилетиями, а подчас и столетиями, увидеть, как поднималась обсуждение вопроса около проблемы аналогичного вида наказания. Дошли свидетельства про то, что вопрос смертной казни активно дебатировался уже в Древней Греции в эпоху Пелопонесской войны. С тех пор прошло в пределах 2500 лет, и мы получили от далеких предков смертную казнь в прогрессивное законодательство, а сообща с этим унаследовали и всю проблематику, как правовую, но и нравственную, в прогрессивной правовой мысли. Прежде всего, обратимся к тому, как определена эта мера наказания в законодательстве важнейших стран.
В крупном обществе после Второй мировой войны четко обозначилась наметившаяся к концу XIX в. направленность отмены смертной казни как противоречащая Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Статья 3 Декларации устанавливает, что «каждый человек имеет право на жизнь», а в ст. 5 отмечается, что «никто не может подвергаться пыткам или же жестоким, бесчеловечным и унижающим его достоинство обращению и наказанию» .
Возможно, в XXI в. казнь исчезнет из кодексов как наказание, не подходящее прогрессивному правовоззрению. Она противоречит положению о правах человека, негативно работает на социальное воззрение не удовлетворяет притязаниям прогрессивной доктрине наказаний: казнь не индивидуальна, так как нелегко переносится близкими законопреступника; неделима, а потому не может быть назначаема по мере вины; не служит цели исправления; непоправима, в случае судебной ошибки; не имеет возможности быть оправдана интересами сохранности общества, так как этого возможно добиться и долгосрочным заключением и устрашением. Последнее, как показывает уголовная хроника, далеко не всегда достигается смертной казнью.
В условиях перехода России к рыночной экономике, формирования гражданского общества и правового государства увеличивается необходимость в оптимизации государственной правовой системы. Укрепление в Конституции РФ положения о том, что «общепринятые основы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации считаются составной частью ее правовой системы» (ч. 4 ст. 15), говорит о том, что соблюдение прав человека (гражданина) перестало быть только лишь внутренним делом. Оно перешло в момент интернациональной политики и стало объектом заботы мирового сообщества.
Изменения, происходящие в обществе, предъявляют высокие требования к работе правоохранительных органов, обеспечивающих защиту прав и свобод граждан. Система уголовных наказаний базируется на юридических традициях и школах, которые динамично развивались на протяжении нескольких веков. Начиная со времени правления Ярослава Мудрого (Русская Правда) шла постоянная, кропотливая работа по юридическому закреплению новых форм и методов уголовного преследования. К середине XIX века благодаря энтузиазму практических работников и мудрости ученых-теоретиков сформировалась достойная правовая система, доказавшая, что она способна не только наказывать преступника за содеянное, но и работать на перспективу, т. е. предсказывать свое становление.
Возведение демократического правового государства невозможно в отсутствии соблюдения законности и правопорядка, потому, чтобы избежать ошибок, практические работники настоятельно требуют как легального, так и научного толкования каких-нибудь норм, связанных с назначением и исполнением уголовных наказаний. Работники правоохранительных органов устремляются исполнять законность и правопорядок, что, к тому же, содействует предотвращению и искоренению преступности в стране.
Смертная казнь - одно из самых древних видов наказания, которое придумало и которым пользуется человечество на протяжении многих столетий. Истоки этого явления лежат в обычае кровной мести, когда убийство себе подобного несло характер справедливого возмездия и священности.
Не взирая, что цивилизация прошла долгий путь становления, устроила значительные шаги в сфере назначения и исполнения наказаний, постигла истину того, что жизнь дарована человеку природой (высшей силой) и отбирать ее ему аналогичные существа не имеют права, смертная казнь как исключительная мера уголовного наказания присутствует в законодательстве многих государств.
Проблема смертной казни - не просто проблема одного из видов уголовного наказания, поскольку ее назначение и выполнение затрагивают почти все общественные, правовые, политические, финансовые, высоконравственные, психологические, криминологические и прочие сферы публичной жизни. Ее использование, как и мораторий, требует основательного, многостороннего научного анализа и моделирования вероятных результатов.
Отмена смертной казни считается проблемой, над решением которой общество бьется уже не первое десятилетие. Свое воззрение по этому вопросу высказывают не столько эксперты в сфере права, но и социологи, политологи, философы, священнослужители.
В общем, присутствует стабильная направленность отказа от этой меры наказания. В Европе это стало уже общеобязательным региональным эталоном. 28 апреля 1983 г. был открыт к подписанию Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., запрещающий смертную казнь в мирное время. Сегодня его ратифицировали все державы - члены Совета Европы, помимо России. Абсолютная отмена смертной казни при всех жизненных обстоятельствах, даже в военное время, была провозглашена Протоколом № 13 к Конвенции от 3 мая 2002 г. В настоящее время его подписали 45 стран и ратифицировали 42. Россия в Протоколе не принимает участие.
Встав на путь демократического и правового становления, Россия в Конституции 1993 г. не запретила использование смертной казни, а только провозгласила стремление категорически отказаться от данной меры наказания, закрепив, что смертная казнь впредь до ее отмены имеет возможность устанавливаться федеральным законом в виде исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 20). С 1994 г. одним из критерий вступления стран в Совет Европы стало внедрение ими моратория на приведение смертной казни в исполнение, а также обязательство подписать Протокол № 6 к Конвенции в течение года с момента вступления в Организацию и ратифицировать его в течение трех лет с момента ратификации. Проблема отмены смертной экзекуции через призму единых основ права; отказ от смертной казни есть отказ от принципа права. При всем при этом, как следует из соразмерности наказания совершенному преступному действию, смертная казнь считается правомерной мерой ответственности исключительно за умышленное убийство, так как убийство считается безусловным преступлением, истребляющим абсолютную и высшую значение - человеческую жизнь. Противоправным будет назначение смертной казни за другие преступления, не сопряженные с умышленным убийством.
Согласно данным опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) на июль 2011 г., сторонниками смертной казни являлись 62%, в 2012 г. 69%.
В 2013 г. вопрос применения смертной казни в России волновал большинство наших сограждан (73%). Относительное большинство опрошенных выступают за разрешение и применение смертной казни (44%) .
За смертную казнь чаще высказываются респонденты старше 40 лет, имеющие среднее специальное образование и средний достаток; противников этой меры наказания больше среди женщин, людей моложе 40 лет, с высшим образованием и доходами выше среднего уровня.
Все опросы общественного мнения в России, так или иначе, показывают, что в представлении большинства людей, поддерживающих сохранение смертной казни, необходимость этой меры связывается, как уже отмечалось, не только с мотивами возмездия и справедливости, но и с нестабильностью и неуверенностью в будущем, с низким уровнем жизни, с разгулом преступности и общей незащищенностью людей. Не менее важным является и тот факт, что абсолютное большинство респондентов, выступающих за сохранение высшей меры наказания, идентифицируя себя с обществом в целом, одновременно отказывается взять на себя какую-нибудь ответственность за принимаемые решения, не знает и не хочет знать о процедурах и механизмах назначения и исполнения высшей меры наказания. На фоне такой отстраненности людей от сути проблемы, их нежелания нести ответственность за принимаемые решения резко возрастает значимость политической воли руководства страны, на которое возлагается вся ответственность за принятие решений.
Говоря о значении общественного мнения для уголовной политики, следует учитывать несколько объективных факторов, характеризующих субъективное восприятие проблемы. Один из них - правовая неосведомленность населения, неполнота и искаженность правовых представлений. Причем это фактор универсальный, не зависящий от особенностей культурного развития, правовых систем и механизмов правосудия.
Правовая неосведомленность большинства людей формирует, как показывают многочисленные специальные исследования, установки без четкого представления об основных аспектах проблемы. Наряду с неполнотой и противоречивостью сообщаемой им информации это обстоятельство весьма важно для оценки значимости итогов опросов. К тому же механизмы, детерминирующие формирование индивидуальных установок по отношению к мерам наказания, их утилитарные и эмоциональные основы исследованы еще явно недостаточно. Все это дает возможность для весьма вольной интерпретации результатов опросов, ориентированной на складывающуюся политическую конъюнктуру.
Чтобы отмена смертной казни не встала в разряд проблем, порождающих конфликты в отношениях власти и населения страны, нужна умелая информационная и разъяснительная работа, психологически подготавливающая общественное сознание к восприятию именно такого политического решения. Особая роль здесь принадлежит средствам массовой информации. Являясь своего рода «проводниками» мировоззрения и социальных ценностей, СМИ способны «создавать» действительность; именно они, как отмечалось, в основном формируют у населения представления о преступности и эффективности борьбы с ней.
Общественное мнение зависит, таким образом, от степени правды, которую несут средства массовой информации. Потому так важно формирование информационной политики, направленной на борьбу с атавистическими представлениями о роли наиболее суровых мер наказания. Такая политика должна быть направлена на внедрение правозащитных и аболиционистских идей в контекст общественного сознания и в конечном итоге на общую гуманизацию нравов.
Что касается вопроса дальнейшего применения или замены смертной казни пожизненным решением из числа российских законодателей и сотрудников системы исполнения наказания однозначного мнения не существует. В пользу пожизненного лишения свободы или длительных, более 20 лет, сроков лишения свободы выступает экономическая составляющая: лицо, совершившее тяжкое преступление, может во время отбывания наказания обрести достаточную профессию и выполнять трудовые повинности на протяжении долгого времени, принося некую прибыль государству, собственно одобряет практика. Следовательно, компенсируется материальный вред и отчасти нравственный вред от содеянного. В выгоду такой замены разговаривает и вероятность корректировки судебной ошибки, гуманность наказания в этой форме, противоречие смертной казни духовным и религиозно высоконравственным основам.
Смертная казнь в сравнительном намерении считается экономически безвыгодной и не несет гарантированно характера компенсации содеянного, хотя существуют предложения юристов, к примеру, по использованию органов приговоренного к высшей мере для трансплантации тяжело больным.
По мнению Т.Г. Морщаковой, доктора юридических наук, профессора: «Актуальная сторона данного вопроса содержится в том, что еще ни у кого во всем мире смертная казнь не оказывала влияния на состояние преступности. Но даже это ясно, так как основная масса страшных преступлений, связанных с убийствами, совершается ситуационно, импульсивно. Предупреждать эти преступления смертной казнью нельзя. Иную часть тяжких преступлений - заказных, планируемых - просто не умеют раскрывать. У нас не находят заказных убийц. Со ссылками на Конституцию, идет правильно ее объяснять. Почти все считают, что Основной Закон предусматривает смертную казнь. С чисто формальной точки зрения статья 20 Конституции должна интерпретироваться как предусматривающая отмену смертной казни. Если взять эту статью в целом, она, в том числе и называется «Право на жизнь». Если интерпретировать Конституцию, рассмотреть иные ее нормы, то нужно приступать к иным статьям Основного закона страны, в каких конкретно замечено обеспечение прав и свобод, настолько же какие существуют во всем остальном цивилизованном мире» .
Парадоксы русской ментальности особо ощутимо проявляются в перспективе, на первый взгляд, несочетающихся эмоциональных действий. Вроде как, в социальном сознании все наибольшее место занимает привыкание к насилию и, как последствие, увеличивающаяся терпимость к преступлениям. Если взглянуть под другим углом, в групповом сознании, как теснее отмечалось, растут страх перед преступностью и чувство полной незащищенности. Данные противоречивые направленности оказывают очень негативное влияние на составление публичной психологии и в тот момент обусловливают репрессивность группового сознания. Несмотря на то, что население России не образует единого целого, деградация общественного сознания приобретает все наиболее широкий характер, ибо реалии прогрессивной жизни не содействуют нейтрализации атавизмов, мифов, идеологической замбированности массового сознания.
Следовательно, применение смертной казни в настоящее время приостановлено.
Смертная казнь опровергает неотчуждаемое право на жизнь, делая преступника только объектом уголовно-правового действия страны.
Представляется, что отмена смертной казни обусловлена официальным признанием приоритета прав человека перед интересами общества и страны. Конституция РФ, провозгласив Российскую Федерацию демократическим правовым государством, закрепила положение про то, что «человек, его права и свободы считаются высочайшей ценностью», а ключевые права и свободы человека утвердила прирожденными и неотчуждаемыми (ст. ст. 2, 17 ч. 2). Также, согласно ст. 18 Конституции РФ «права и свободы человека и гражданина считаются лично действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, работа законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Таким образом, основные права человека, как пишет С.С. Алексеев, «приобрели прямое юридическое действие и заняли центральное место во всей юридической системе современного гражданского общества» .
Смертная казнь противоречит международно-правовым эталонам в сфере гражданских прав, не соблюдает признанную норму о праве на жизнь.
Установление запрета на использование смертной экзекуции в современном международном праве связано с утверждением в виде ключевого принципа почтения прав и ключевых свобод человека и единым признанием безусловного права на жизнь. Норма о запрете на смертную казнь уже признана почти всеми странами - членами ООН, Совета Европы, Европейского союза, ОБСЕ, Организации американских государств и другие. Крупное объединение стран категорически отказалось от внедрения смертной казни и за международные преступления. В связи с этим отмена смертной казни обусловлена последующей интеграцией России в Европейское объединение.
Сохранение в Уголовном кодексе РФ смертной казни имеет возможность работать причиной отказа в удовлетворении заявки России об экстрадиции .
В соответствии с Европейской конвенцией о выдаче 1957 г., участницей которой считается Россия, когда правонарушение, по вопросу которым запрашивается выдача, наказуемо смертной казнью согласно с законом запрашивающей Стороны и в случае если в отношении этого преступления смертная казнь не учитывается законом запрашиваемой Стороны либо обыкновенно не приводится в выполнение, в выдаче быть может отказано, если запрашивающая Сторона не предоставит таких гарантий, которые запрашиваемая Сторона считает необходимыми, про то, собственно смертный вердикт не станет, приведен в выполнение (ст. 11). Напротив, в выдаче не имеет возможности быть отказано, в случае если преступление наказуемо пожизненным лишением свободы, так как УК РФ допускает возможность условно-досрочного освобождения лиц, отбывающих это наказание.
Выполнение смертной экзекуции в отличие от иных мер уголовного наказания необратимо и поэтому ликвидирует корректировку вероятных судебных ошибок.
Как указывает кассационная и надзорная судебная практика, чаще всего суды допускают ошибки непосредственно при назначении меры наказания. Например, в 2012 г. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ в порядке надзора были изменены судебные решения в отношении 700 лиц, тогда как в отношении 605 лиц было смягчено наказание в отсутствии изменения квалификации, вместе с тем в отношении 3 лиц изменена квалификация в отсутствии смягчения наказания, в отношении 97 лиц изменена квалификация со смягчением наказания .
Реализация соответствующих уголовно-процессуальных гарантий имеет возможность свести возможность ошибки к наименьшему количеству, хотя не исключает ее вполне. Как предписывает В.И. Радченко, в практике Верховного Суда РФ было несколько дел, по которым посмертно реабилитировались те, кто был осужден в результате судебной ошибки: «...к тому времени устанавливались лица, совершившие те убийства, за которые были казнены другие» . Так, известно о лицах, расстрелянных за правонарушения, которые были осуществлены Чикатило и Михасевичем (Белоруссия) . Следует и еще упомянуть случаи осуждения к смертной казни лиц, которые в последующем были признаны невиновными.
Использование смертной экзекуции не имеет статистически ощутимого общепредупредительного результата и не оказывает большего мотивирующего воздействия по сравнению с пожизненным лишением свободы.
В РФ специальное изыскание велось В.А. Никоновым, который при сравнении характеристик удельного веса смертной экзекуции и значения убийств сделал вывод о недоступности корреляции между переменными, из чего же надлежит, что в количестве причин, обусловливающих уровень убийств, смертная казнь не играет практически никакой роли . Не говоря уже о том, что, приобретенный итог, учитывая мнение В.А. Никонова, «фактически ликвидирует статистически ощутимый общепредупредительный результат смертной экзекуции, хотя разрешает сделать теоретико-вероятностную математическую модель зависимости значения убийств от удельного веса смертной казни, демонстрирующую... негативное влияние последней» .
Аналогично считал С.В. Бородин, предписывая, что «в России убийства при отягчающих обстоятельствах и вероятность смертной казни за них в реальности не только существуют как самостоятельные факторы, ведь и корреляция между ими не усматривается», а вежливое значение смертной казни «не выше уровня предупредительного значения долгого лишения свободы и, тем более, пожизненного лишения свободы» .
Сравнив признаки значения убийств до установления в России моратория на использование смертной казни и в последствии, В.Е. Квашис пришел к выводу, что после введения моратория на смертную казнь динамика убийств не изменилась к лучшему, наоборот, «количество убийств уже в первые три года сократилось, а затем данный признак стабилизировался и оставался фактически настолько же на протяжении 10 лет» .
В 2007 г. было зарегистрировано 32285 убийств (с покушениями); в 2008 г. - 31430; в 2009 г. - 31453; в 2010 г. - 30849; в 2011 г. - 27442; в 2012 г. - 22235. Отрицательная динамика сохранилась и в 2008 г., в котором было зарегистрировано 20056 убийств (с покушениями) . Таким образом, действие моратория на смертную казнь не привело к росту убийств.
Возможности уголовного наказания в предупреждении преступлений весьма ограниченны. Главным средством достижения цели предупреждения преступлений (как общего, так и специального), как известно, является неотвратимость ответственности. Однако ежегодно в стране остаются невыявленными тысячи убийц. По данным МВД России, убийств, следствие по которым приостановлено, насчитывается около 90 тыс. . Выступая на расширенном заседании коллегии МВД России, Д. Медведев указал, что в 2008 г. остались нераскрытыми 2300 убийств (с покушениями) .
В последнее время в российском обществе наметилась тенденция к смягчению позиции в отношении к смертной казни. В то же время отмена смертной казни в зарубежных государствах в основном происходила без помощи народонаселения, которое после чего воспринимало позицию законодателя и разделяло ее.
Данные общероссийских выборочных опросов, проделанных ВЦИОМом и Левада-центром с конца 1990-х гг. до последнего времени, проявляют постепенное изменение отношения российского сообщества к применению смертной экзекуции и наметившуюся направленность к смягчению ее поддержки.
Наибольшая доля сторонников смертной экзекуции за все годы опросов - 73% опрошенных (а не 80 или 90%, как предписывают какие-либо авторы) была в 2002 г., после террористического акта в Театральном центре на Дубровке в Москве. При всем при этом доля противников смертной казни не изменилась, хотя тогда видно сократилось количество респондентов, затруднившихся с ответом .
Общероссийский опрос, проведенный Левада-центром в 2012 г., показал, что до 11% увеличилась (по сравнению с 5% в 2011 г.) доля выступающих за полную отмену смертной казни . Доля противников смертной казни - по позициям «отменить» (11%) и «соблюдать мораторий» (31%) составила 42%, доля сторонников этого наказания - «восстановить» (40%) и «расширить применение» (8%) - 48%.
Интересно, что при высоком уровне карательных притязаний население с недоверием относится к правоохранительным органам и к органам правосудия. На вопрос о том, как часто допускаются судебные ошибки в России, 80% опрошенных в 2011 г. ответили «довольно часто» (56%) и «очень часто» (24%), по позиции «крайне редко» - лишь 13% .
Как писал А.Ф. Кистяковский, «особенно странным представляется то, что защитники смертной казни в этом случае опираются на воззрения народные, не давшие себе труда понять их сущность. Отчего те же защитники не прибегают к воззрениям народным для решения других, первой важности государственных, общественных и научных вопросов... С воззрениями народными необходимо во многих случаях соображаться..., но соображаться с ними без разбору, только потому, что они народные, значило бы иногда обречь все успехи цивилизации на совершенную погибель» .
К такому же выводу пришли и современные криминалисты. Как пишет В.Н. Кудрявцев, «а) с общественным мнением считаться нужно, но лишь до определенных пределов, обозначенных законом; б) общественное мнение нужно формировать, причем формировать исходя из демократических, прогрессивных задач и принципов; в) населению и должностным лицам необходимо разъяснять политику государства, в том числе и стратегии, применяемые в борьбе с преступностью...» . Правосознание формируется и под влиянием законодательства. Поэтому следует согласиться с А.Д. Сахаровым, который, говоря о проблеме смертной казни, указывал, что «...власти могут в какой-то мере идти впереди общественного мнения и управлять им. Здесь это оправданно» .
Сторонники смертной казни в качестве контраргумента указывают на то, что игнорирование мнения населения будет способствовать учинению самосудов. Уменьшение этих отрицательных явлений, по-видимому, находится в зависимости для начала не от абстрактной угрозы наказанием, а от обеспечения неотвратимости ответственности и увеличения значения доверия людей к структурам правопорядка и к суду.
Именно в данный момент во всем мире имеется устойчивая направленность к отказу от применения смертной казни, отражающая верность множества стран демократическим обыкновениям и гуманистическим ценностям.
Так, по состоянию на декабрь 2010 г. смертную казнь формально отложили уже 102 страны, 36 стран отложили это санкцию де-факто, в 59 странах смертная казнь применялась. В 2010 г. смертные приговоры были приведены в выполнение исключительно в 25 государствах .
Смертная казнь - это архаичный вид наказания, а его применение служит исключительно утилитарным целям истребления преступников и устрашения населения. Это наказание противоречит общечеловеческим этическим требованиям и представляет собой пример неправа. Применение смертной казни неизбежно сопряжено с негативными социальными последствиями, поскольку исполнение этой меры необратимо.
Таким образом, можно сделать следующий вывод: полная отмена смертной казни - это наиболее приемлемый вариант для России и других стран мира. Однако наряду с этим вариантом встанет вопрос о том, что делать с теми людьми, которые могут быть социально опасны для общества. В этой связи очень важно не создавать иллюзию того, что, применив смертную казнь, можно будет полностью избавиться от всего зла в мире. Любое общество, в том числе и российское, должно брать на себя ответственность, чтобы обеспечить законный приговор и тюремное заключение тем, кто опасен для общества. Другой вопрос - положение в тюрьмах, которое в настоящее время продолжает оставаться крайне тяжелым. Представляется, что сегодня в России приоритетнее наведение порядка в тюрьмах, чем возвращение к смертной казни.
Стремление отказаться от смертной казни, провозглашенное в международно-правовых актах и в Конституции РФ, является отходом от принципа права. Оно основано на гуманизме в его морально-нравственном аспекте. Отказ от смертной казни здесь является уступкой «твердого и уверенного в себе правопорядка в пользу более мягких общественных нравов».
Рассматривая вопрос отмены смертной казни с точки зрения принципов права, можно прийти к выводу, что смертная казнь не нарушает сущность права, а является правовой мерой, адекватной умышленному убийству. Необходимость ее отмены обосновывается соображениями неправового характера, поэтому сделать это может лишь законодатель, который представляет и выражает интересы общества и, следовательно, может принимать в расчет не только правовые доводы. Все иные процедуры запрета смертной казни (посредством актов органов исполнительной или судебной власти) идут вразрез с принципом разделения властей.
Вопрос в другом, готова ли Россия к такому повороту событий, ведь такая мера как отмена смертной казни должна решаться с учетом многих моментов, оказывающих большое влияние на общественную сферу. Исключительно при высочайшем материальном и духовном уровне жизни, можно принимать решение об отмене смертной экзекуции. А в данный момент это невозможно.
Для восполнения пробелов законодательства в материальном закреплении смертной казни и разрешения вопроса о легитимности фактической отмены смертной казни в России, нужно сделать следующее.
1. Привести в соответствие все нормативные акты, регулирующие смертную казнь (как в материальном смысле, но и в процессуальном и в смысле исполнения), с Конституцией России и ратифицированными международными документами, согласно которым Россия брала на себя ряд обязанностей. Иными словами, пересмотреть цели наказания, закрепленные в УК РФ, чтобы они не противоречили сущности смертной экзекуции, а непосредственно в отдельной заметке Совокупной доли УК РФ показать, что наказание в виде смертной казни не преследует цели исправления осужденного.
2. Подробным образом произвести описание процедуры исполнения наказания, чтобы у исполнителей не было возможности толковать закон со своей точки зрения либо с учетом каких-то событий, другими словами соблюсти принцип единства и гуманизма, который неимением детализированного укрепления процедуры нарушается.
3. В соответствии с Конституцией России, например с положениями о порядке внесения поправок, изменений и пересмотре отдельных положений, должным образом закрепить общественно поддержанную политику страны в отношении смертной казни.
Парламентская ассамблея Совета Европы 28 июня 2006 года на 57-й сессии в Страсбурге в очередной раз призвала Российскую Федерацию не откладывать отмену смертной казни. В рекомендациях, принятых на сессии, рассказывается, что ПАСЕ «рекомендует Комитету министров Совета Европы обязать РФ мгновенно ратифицировать шестой протокол об отмене смертной казни в мирное время». «Применение смертной казни считается нарушением самого главного права человека - права на жизнь. Смертная казнь должна быть полностью и навсегда исключена из законодательства всех государств, выступающих за демократию, верховенство закона и права человека».
В официальном докладе отмечено, что из 46 европейских государств исключительно Россия юридически не отложила смертную казнь. Признавая, что Россией прилагаются усилия по продвижению к исполнению этого обещания, Ассамблея сожалеет о том, что пока не получила от властей России ясного ответа по этому вопросу. Резолюция доклада имеет призыв к отечественным властям «показать в отношении публичного воззрения своей державы настолько же решимость и мощь убеждения, как и иные страны - члены Совета Европы, которым хватило политической воли и смелости отменить смертную казнь, невзирая на потенциальную непопулярность данной темы».
Таким образом, можно утверждать, что на сегодняшний день сложился легитимный конституционно-правовой режим, в рамках которого с учетом международно-правовых тенденций и обязательств, взятых на себя Российской Федерацией, происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания.
Как известно, применение смертной казни часто приводит к катастрофическим судебным ошибкам, так как идет речь о наказании необратимом. Учитывая мнение профессора В. Квашиса, практически никакая система правосудия, сколь абсолютной она ни бы была, не застрахована от невосполнимых ошибок, так как обсуждение такового рода дел «человеческим учреждением» вначале не имеет возможности быть точным. Помимо всего этого, на решение суда, как проявляет иностранная и российская практика, очень большое действие оказывают потери работы иных звеньев системы правосудия и для начала - качество следствия .
Говоря о значении общественного мнения для уголовной политики (особенно применительно к дилемме смертной казни), следует учитывать субъективное восприятие проблемы, эмоциональное отношение к ней. Зарубежные и российские исследования публичного воззрения предписывают на то, что правовая неосведомленность народонаселения, неполнота и искаженность правовых представлений - момент всепригодный, не зависящий от отличительных черт культурного становления, правовых систем и приспособлений правосудия. В следствии этого страна, заявлял академик А. Сахаров, обязано идти впереди общественного воззрения, содействовать его информированности и разумному формированию, объяснять желанные первопричины, общественные и политические выгоды принимаемого решения. Законодатель должен проявить конкретную смелость, подняться над уровнем рутинного сознания, отдать нравственные ориентиры обществу .
Эту идею развивал еще русский юрист С. Познышев, который считал, что законодатель не должен идти на поводу у народа, а должен его образовывать, быть всегда впереди масс .
Опыт зарубежных государств кроме того говорит, что смертная казнь была отменена, не взирая, что против данного возражало две трети народонаселения. Следовательно, состояние социального воззрения решительно не является главным для выбора политического решения. Конкретно поэтому решения об отмене смертной казни почти всегда оказываются непопулярными.
Следует отметить, что в большинстве стран, отменивших смертную казнь, принятие такового рода решений происходило со веским опережением важных изменений в общественном сознании. При всем этом практика множества государств проявляет, что в случае отмены смертной казни нет оснований опасаться резкого всплеска общественного недовольства, поскольку, во-первых, часть общества уже психологически свыклась с многолетним отказом от этой меры defacto и, во-вторых, судя по опыту этих же государств, отмена смертной экзекуции ведет к постепенному убавлению количества ее приверженцев, к переосмыслению консервативных взглядов и смягчению нравов в обществе.
Смертная казнь - неотъемлемый элемент тоталитарной власти. Уже только поэтому почти все державы от нее отреклись. Отмена высочайшей меры санкции - это не только смелый политический шаг, но и одна из числа тех основательных ценностей, в отстаивании которой политические деятели обязаны играть направляющую роль, но не идти на поводу у публичного воззрения. Потому, чтобы отмена смертной казни не встала в разряд проблем, порождающих конфликты в отношениях власти и населения страны, необходима опытная информационная политика и разъяснительная работа, нацеленная на дальнейшую гуманизацию нравов общества. Сейчас это особенно существенно, потому что отмена смертной казни в России политически предрешена .
Таким образом, смертная казнь является самой политизированной мерой государственного принуждения, давно вышедшей за пределы доктрины уголовного права и ставшей проблемой государственной политики. Однако связывать стремление к ее отмене исключительно с внешнеполитическими интересами России нельзя, это, прежде всего интересы национальные.

2.3 Перспективы отмены смертной казни

Вопрос допустимости применения смертной казни издавна волнует мировое сообщество. Большая часть государств определяют в праве негативное к ней отношение. Но все еще не решен вопрос о использовании смертной казни к террористам.
В Международном пакте о гражданских и политических правах, имеющем универсальное значение, говорится о надобности ограничения круга деяний, наказуемых смертной казнью. «В государствах, которые не отменили смертную казнь, смертные вердикты имеют все шансы выноситься исключительно за самые солидные правонарушения» (ч. 2 ст. 6). В документе указывалось и на то, что любой приговоренный к смертной казни правомочен умолять о помиловании либо о смягчении вердикта, собственно смертной казни не пригодны не достигшие совершеннолетия, осуществившие правонарушения до 18 лет, а еще беременные женщины (ч. ч. 4, 5 ст. 6). Согласно с ч. 6 ст. 6 Пакта эти положения не имеют возможности препятствовать отмене смертной казни участвующим в нем странам.
К концу 60-х годов XX столетия среди стран начал складываться консенсус условно того, что смертная казнь - это очередная форма убийства, организованного государством. Принцип безусловной неприкосновенности и святости человеческой жизни, настолько девальвированной в каком-то из самых кровавых веков, обещал быть реконструирован.
В универсальных документах дальнейшего периода притязание предельного ограничения круга действий, наказуемых смертной казнью, смешивалось с все наиболее упрямыми призывами к отмене этой меры наказания. Так, еще Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 08.12.1977 № 32/61 призвала государства к «постепенному уменьшению числа правонарушений, за которые может быть назначена смертная казнь, с целью ее последующей отмены».
Особое место среди осматриваемых международно-правовых актов в данной области занимают Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни, принятые в становление положений ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах. Данный документ был одобрен Резолюцией Экономического и социального совета ООН (ЭКОСОС) от 05.05.1984 № 1984/1985, принятой по рекомендации Комиссии ООН по предостережению преступности и уголовной юстиции. В нем, например, отмечено следующее правило: «В государствах, которые не отменили смертной казни, смертный приговор быть может вынесен только за самые серьезные преступления, кроме того учитывается, собственно их состав ограничивается преднамеренными преступлениями со смертельным исходом или же иными чрезвычайно серьезными результатами».
В 2004 году в Монреале прошел Второй всемирный конгресс против смертной казни, на котором дискутировалась тема «Терроризм, международная юстиция и как судить террористов и диктаторов». Конгресс собрал более 1000 участников, из числа которых были дипломаты, парламентарии, эксперты, юристы, судьи, научные работники, корреспонденты и представители социальных организаций со всего мира.
Конгресс высказал свои опасения по поводу тем, что в борьбе против терроризма, как бы необходима она ни была, очень активно и больше надеются на смертную казнь, на тот момент как международные уголовные юрисдикции не обращаются к смертной казни при преследовании самых серьезных преступников. Он осудил расовую, половую и финансовую дискриминацию, которая оказывает влияние на вынесение и выполнение наказания в виде смертной казни. Конгресс опять заявил, что казни не в состоянии повлиять на боль и страдания жертв преступлений, и призвал все страны разработать соответствующие механизмы, которые были бы обращены на удовлетворение нужд жертв.
Третий всемирный конгресс против смертной казни прошел в Париже (1 - 3 февраля 2007 года). Организаторами Конгресса выступила французская организация ECPM при поддержке Всемирной коалиции за отмену смертной казни. В работе Конгресса принимали участие 3 тыс. делегатов из десятка стран мира. С посланием к участникам Конгресса обратились премьер-министр Франции Доминик де Вильпен и Папа Римский Бенедикт XVI. Принявшие участие в форуме видные политики, общественные и церковные деятели разных вероисповеданий, а также представители культуры выступили за отмену смертной казни во всем мире. В ходе Конгресса было подчеркнуто, что для того чтобы препятствовать совершению преступлений, государства имеют в своем распоряжении более действенные средства, чем смертная казнь, которые не позволяют преступникам делать зло, но не отнимают у них окончательной возможности искупить свою вину. «Смертная казнь - это не только посягательство на жизнь, но и оскорбление человеческого достоинства», - эти слова понтифика завершили работу Конгресса, по итогам которого была принята декларация.
Именно в данный момент вопросы, связанные с применением смертной казни, регулируются 3 международно-правовыми актами: Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (так называемой Европейской конвенцией по правам человека), Шестым и Тринадцатым дополнительными протоколами к данной Конвенции. Ключевым судебным учреждением, объясняющим и применяющим данные договоры, считается Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).
Как известно, одним из наиглавнейших условий вступления в Совет Европы, сформулированным Парламентской ассамблеей Совета Европы, считается требование «подписать в течение одного года и ратифицировать не позже чем через 3 года с момента вступления в Совет Европы Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите гражданских прав, касающейся отмены смертной казни в мирное время, и установить безотлагательно мораторий на выполнение смертных приговоров», а (начала действовать 3 сентября 1953 года) ратифицирована всеми государствами - членами Совета Европы. Она считается важнейшим основательным документом, на который ориентировано законодательство этих стран.
В тексте Конвенции не находятся ограничения на использование смертной казни, когда эта мера наказания предусмотрена за данное преступление законом и назначена по приговору суда (ст. 2). Тогда как согласно Конвенции смертная казнь может применяться при соблюдении норм, запрещающих придание обратной силы закону, предусматривающему более суровое наказание (п. 1 ст. 7), а также дискриминацию (ст. 14).
Помимо всего этого, практика ЕСПЧ указывает, что использование смертной казни ограничено положениями ст. 3 Конвенции, содержащей запрет пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания.
Прямое отношение к вопросцу о смертной экзекуции имеет доп к Конвенции Протокол № 6 (1983), который определяет положения в данной сфере, сознательно новые не столько для европейского права, ведь и для интернационального права в общем. На самом деле дела, это первое обязательное для выполнения интернациональное соглашение об отмене смертной казни за преступления, совершенные в мирное время.
В статье 1 Протокола № 6 сказано: «Смертная казнь отменяется. Никто не может быть ни приговорен к этому наказанию, ни казнен». Государствам-участникам в соответствии со ст. 2 разрешено введение смертной казни за преступления, совершенные в период войны или в условиях, когда грозит ее приближение. Главное выделить, что подписание данного Протокола подразумевало добровольное принятие на себя вытекающих из него обещаний и любое из государств-участников имеет право само решать вопрос о присоединении к этому протоколу, а также вопрос о времени присоединения к нему.
В настоящее время его ратифицировали 45 европейских государств. Необходимо также отметить, что дополнительный Протокол № 6 является составной частью Европейской конвенции по правам человека, а следовательно, все нормы ст. 2 Конвенции должны применяться при реализации норм Протокола № 6.
Второй саммит Совета Европы в октябре 1997 года призвал к всеобщей отмене смертной казни и введению в мирное время моратория на казни в Европе. Это решение глав государств побудило Комитет по правам человека Совета Европы предложить создание должности верховного комиссара СЕ по правам человека, который должен заниматься проблемами смертной казни. Саммит Европейского союза в декабре 2000 года принял хартию ЕС по правам человека, где в ст. 2 провозглашается абсолютный и безоговорочный запрет на смертные казни.
Вопрос об отмене смертной казни постоянно рассматривается в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Этот вопрос обсуждался на Конференции по человеческому измерению СБСЕ, проходившей в Копенгагене (1990), совещаниях в Санкт-Петербурге (1999), Бухаресте (2000), получил закрепление в принятых на них документах. Парламентская ассамблея ОБСЕ 9 июля 2001 года приняла Резолюцию «Об отмене смертной казни».
Международные стандарты в сфере защиты прав человека, а также ограничения и запрета применения смертной казни оказали большое влияние на развитие правовых систем, национальную уголовную юстицию, в том числе и российскую.
Российская Федерация является участником ряда международных договоров, которые в той или иной степени регулируют вопрос о смертной казни. Это Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 года и Дополнительные протоколы к ним 1977 года, Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года и Дополнительные протоколы к ней, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года, Конвенция против пыток и других жестоких или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года, Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания 1987 года, Конвенция о правах ребенка 1989 года.
Ни к одному из вышеуказанных международных договоров Россия не заявляла оговорки, касающиеся норм о смертной казни (кроме Протокола № 6). Следовательно, все нормы международного права, которые были проанализированы Россией, действуют для нее в полном объеме.
Что касается рекомендательных норм (резолюций ГАООН и ПАСЕ, то они, на наш взгляд, тоже обязательны. Причем, как отмечает А. Мезяев, «они в большей степени обязательны по национальному праву, чем по международному. Россия голосовала за эти резолюции, следовательно, признала их нормы обязательными для себя» .
Анализ изложенного материала свидетельствует о том, что в современном международном праве установление пределов применения смертной казни, а затем и запрета этого вида наказания связано с появлением в цивилизованном обществе таких основополагающих принципов, как верховенство права и соблюдение прав человека. Бесспорным является тот факт, что смертная казнь не совместима с принятыми международно-правовыми стандартами в области защиты прав человека. Такой подход превращает проблему смертной казни из правовой в нравственную, гуманитарную, общечеловеческую.
XX век ознаменовал собой общемировую тенденцию к отказу от смертной казни. Как отмечает профессор В. Квашис, «именно в этот период движение за отмену смертной казни не только серьезно изменило масштабы и географию применения этой меры, но и оказало мощное по силе воздействие на умонастроения политических лидеров, миллионов людей на всех континентах». Из всех стран Европы продолжают казнить людей лишь в Белоруссии (как известно, не являющейся членом Совета Европы). Заметно сократили сферу ее применения целый ряд стран Азии и Африки. Значительно активизировалось аболиционистское движение в наиболее крупных штатах США. В конечном итоге инициативы ООН, Совета Европы, усилия религиозных, правозащитных и аболиционистских организаций привели к значительному сокращению сферы и масштабов применения смертной казни во всем мире .
Однако эволюция в указанном направлении не является повсеместной и не носит системного характера. Более того, в ряде стран сфера применения этой меры наказания расширялась, в некоторых странах к применению смертной казни возвращались спустя много лет после отказа от нее.
Необходимо также учитывать широкую практику применения смертной казни в одном только Китае, чтобы сделать вывод о том, что «у движения за отмену смертной казни впереди еще очень непростой и, похоже, довольно продолжительный путь». И все же можно смело сказать, что в XXI веке мир на пути к отмене смертной казни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По результатам проведенной работы можно сделать следующие выводы.
Смертная казнь как исключительная мера наказания согласно ст. 59 УК РФ устанавливается в виде основного вида наказания исключительно за наиболее тяжкие преступления, посягающие на жизнь. Она не назначается: а) женщинам; б) лицам, совершившим преступление в возрасте до 18-ти лет; в) мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста.
Смертная казнь предусмотрена за совершение всего пяти преступлений: убийство при отягчающих обстоятельствах (ст. 105 УК РФ); посягательство на жизнь государственного либо общественного деятеля (ст. 277 УК РФ); посягательство на жизнь лица, исполняющего правосудие или же предварительное следствие (ст. 295 УК РФ); посягательство на жизнь работника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ); геноцид (ст. 357 УК РФ).
Существует признаки, которые характеризуют смертную казнь, как уголовно-правовое явление: смертная казнь есть наказание; причинение страданий преступнику; страдания родных и близких приговоренного; самое суровое наказание; применяется независимо от желания осужденного; применяется от имени государства; применяется только по приговору суда; может быть назначена только за определенные преступление; применяется только к виновному лицу; временная мера в законодательстве.
Смертная казнь как мера государственного принуждения представляет собой установленную в законе специфическую форму уголовной ответственности за совершение наиболее опасных преступлений, используемую государственными органами для обороны особо охраняемых удобств и интересов всего общества в целом и каждого человека в отдельности от посягательств антисоциальных преступных элементов, заключающуюся в причинении смерти лицу, совершившему такое преступление.
С учетом вышеизложенного, можно прийти к выводу о существующих проблемах смертной казни в современном мире:
Главными тенденциями становления смертной казни в истории российского и зарубежного уголовного законодательства считаются: во-первых, сокращение численности составов преступлений, за совершение которых возможно использование этого вида наказания, так же, постепенное «вытеснение» смертной казни другими видами наказаний, не связанными с лишением виновного жизни.
Смертная казнь - одно из самых древних видов наказания, которое придумало и которым пользуется человечество на протяжении многих столетий. Истоки этого явления лежат в обычае кровной мести, когда убийство себе подобного несло характер справедливого возмездия и священности.
И при этом не взирая, что цивилизация прошла долгий путь становления, устроила значительные шаги в сфере назначения и исполнения наказаний, постигла истину того, что жизнь дарована человеку природой (высшей силой) и отбирать ее ему аналогичные существа не имеют права, смертная казнь как исключительная мера уголовного наказания присутствует в законодательстве многих государств.
2. Современное российское общество сегодня не готово к отмене смертной казни. Вопрос об отмене смертной казни обязан решаться с учетом многих моментов, оказывающих большое влияние на общественную сферу. Исключительно при высочайшем материальном и духовном уровне жизни, можно принимать решение об отмене смертной экзекуции.
Правовая неосведомленность большинства людей формирует установки без четкого представления об основных аспектах проблемы. Наряду с неполнотой и противоречивостью сообщаемой им информации это обстоятельство весьма важно для оценки значимости итогов опросов. К тому же механизмы, детерминирующие формирование индивидуальных установок по отношению к мерам наказания, их утилитарные и эмоциональные основы исследованы еще явно недостаточно.
Чтобы отмена смертной казни не встала в разряд проблем, порождающих конфликты в отношениях власти и населения страны, нужна умелая информационная и разъяснительная работа, психологически подготавливающая общественное сознание к восприятию именно такого политического решения.
Таким образом, смертная казнь прошла путь от нелегитимного требования Президента в 1996 году сократить применение наказания до полной фактической отмены в 1999 году с последующим подтверждением через 10 лет в 2009 году КС РФ. И до сих пор она юридически не отрегулирована в части своей сущности и применения и не получила устоявшегося правового статуса в системе уголовно-правовых отношений.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ЛИТЕРАТУРЫ
I. Нормативные акты

1. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948)//Российская газета, № 67, 05.04.1995.
2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950)(с изм. от 13.05.2004) // Собрание законодательства РФ, 08.01.2001, № 2, ст. 163.
3. Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 12, 1994.
4. Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Нью-Йорк, 10 декабря 1984 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР, 1987, № 45, ст. 747.
5. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) // Сборник международных договоров СССР», выпуск XLVI, 1993.
6. Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 26.11.1987 // Собрание законодательства РФ. 7 сентября 1998 г. № 36. Ст. 4465.
7. Конституция РФ от 12.12.1993 (с изм. от 30.12.2008) // Парламентская газета 29.01.2009г., № 4.
8. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (с изм. и доп. от 30.12.2012г.) // СЗ РФ 17.06.1996 г., № 25 ст. 2954.
9. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с изм. и доп. от 23.07.2013) // Российская газета от 22 декабря 2001 г. № 249.
10. Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г. (с изм. и доп. от 05.04.2013) // Российская газета от 23 июля 1994 г. № 138-139.
11. Федеральный закон № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 18.12.2001(с изм. и доп. от 24.07.2007) // Российская газета, № 249, 22.12.2001.
12. Федеральный закон от 23.02.1996 № 19-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Уставу Совета Европы» // Российская газета, № 38, 24.02.1996.
13. Федеральный закон от 05.04.2013 № 49-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета, № 77, 10.04.2013.
14. Указ Президента РФ от 16 мая 1996 г. № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы» // Российские вести от 18 мая 1996 г. № 91.

II. Литература
15. Алексеев С.С. Право: Азбука. Теория. Философия: опыт комплексного исследования. М., 2009.
16. Алексеев С.С. Философия права. М., 2007.
17. Анашкин Г.З. Смертная казнь в капиталистических государствах. М., 2001.
18. Бачинин В.А. Философия права и преступления. Харьков, 2009.
19. Бородин С.В. Еще раз о смертной казни за убийство // Государство и право. 2009. № 4.
20. Борсученко С. Криминологические аспекты смертной казни // ЭЖ-Юрист. 2012. № 23.
21. Всероссийская конференция по проблемам отмены смертной казни. Москва, 3 - 4 июня 1999 г. М., 2000.
22. Гернет М.Н. Смертная казнь. М., 1913. С. 98 - 99; Пионтковский А.А. Смертная казнь в Европе. Казань, 1908. С. 95; Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России. М., 2002.
23. Дубин Б. Цена жизни и границы права: россияне о смертной казни, российском законе и суде // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ. Дискуссии. 2007. № 6.
24. Елисеев И. Не сажать, а перевоспитывать // Российская газета. 2009. 12 фев.
25. Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России. - М., 2002.
26. Квашис В.Е. Смертная казнь: мировые тенденции, проблемы и перспективы. М., 2008.
27. Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни. Тула, 2010.
28. Корецкий Д.А. Проблема легитимности фактической отмены смертной казни. М.: Уголовное право, 2010. № 6.
29. Кропачев Н.М. Уголовно-правовое регулирование: механизм и система. СПб., 2009.
30. Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. М., 2011.
31. Лаврин А. 1001 смерть. М., 1991. С. 105.
32. Лепешкина О.И. К вопросу о возможности применения смертной казни в России // Российская юстиция. 2009. № 9.
33. Лепешкина О.И. Перспектива отмены смертной казни в России в контексте международно-правовых стандартов // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление, 2009, № 1.
34. Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005.
35. Мезяев А.Б. Международное право об отмене смертной казни: Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2001.
36. Михлин А.С. Высшая мера наказания. // Государство и право. 2005.№10.
37. Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право. 2005.№10.
38. Морщакова Т.Г. Исключительная мера. Не надо обманывать народ // Время МН. 15 февраля. 2010.
39. Морщакова Т.Г. Конституционное право России. - М.: Проспект, 2007. Никонов В.А. Эффективность общепредупредительного воздействия уголовного наказания: теорет.-методол. исслед. М.-Тюмень, 2008.
40. Побегайло Э.Ф. Современная криминологическая ситуация и проблема смертной казни // Российский криминологический взгляд. 2009. № 4.
41. Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. М.: Изд. А.А. Карцева, 1912.
42. Преступность и правонарушения (2007 - 2012): Статистический сборник. М., 2012.
43. Рарога А.И. Уголовно-правовое воздействие: Монография. М.: Проспект, 2012.
44. Российский вестник Международной амнистии. 2012. № 4.
45. Сахаров А.Д. Письмо в организационный комитет симпозиума по проблеме смертной казни // Хроника-пресс. Нью-Йорк, 2007.
46. Сахаров А.Д. Смертная казнь // Смертная казнь: за и против. М., 2009.
47. Сергеевский Н.Д. Лишение жизни как уголовное наказание // Юридический вестник. 1879. № 6.
48. Симанович А.А. Смертная казнь: за и против // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление», 2009, № 2. С. 21.
49. Соловьев В.С. Оправдание добра: нравственная философия. М., 1996.
50. Федоранич С. Смертная казнь. Есть она в России или нет? // ЭЖ-Юрист. 2011. № 46.
51. Филалеев М. Приказано раскрыть // Российская газета. 2007. 24 авг.
52. Цивилев Р.М. Смертная казнь в России: немного статистики // Всероссийская конференция по проблемам отмены смертной казни. М., 2010.
53. Шаров Л. По три маньяка на одно место // Общая газета. 1998. 19 - 25 ноября.

III. Судебная практика
54. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31.10.1995 (с изм. и доп. от 16.04.2013) // Российская газета, № 247, 28.12.1995.
55. Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан» // Российская газет от 10 февраля 1999 г. № 25.
56. Определение Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2009 г. № 1344-О-Р «О разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях” // Текст Определения официально опубликован не был.
57. Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2010 № 8-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части второй статьи 30 и части второй статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Р.Р. Зайнагутдинова, Р.В. Кудаева, Ф.Р. Файзулина, А.Д. Хасанова, А.И. Шаваева и запросом Свердловского областного суда» // Собрание законодательства РФ, 03.05.2010, № 18, ст. 2276.
58. Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2007 год // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2012. № 10. С. 29.


Скачиваний: 1
Просмотров: 14
Скачать реферат Заказать реферат