Российская политическая элита

Слово «элита» в переводе с французского означает «лучшее», «отборное», «избранное». В повседневном языке оно имеет два значения.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
1. Понятие и причины существования элиты 5
2. Особенности формирования российской политической элиты 9
3. Особенности современной политической элиты России 17
Заключение 21
Список литературы 23

Введение

Слово «элита» в переводе с французского означает «лучшее», «отборное», «избранное». В повседневном языке оно имеет два значения. Первое из них отражает обладание каки¬ми-то интенсивно, четко и максимально выраженными чертами, наивысшими по той или иной шкале измерений. В этом значе¬нии термин «элита» употребляется в таких словосочетаниях, как «элитное зерно», «элитные лошади», «спортивная элита», «элит¬ные войска», «воровская элита» и т.п.
Во втором значении слово «элита» относится к лучшей, наи¬более ценной для общества группе, стоящей над массами и при¬званной в силу обладания особыми качествами управлять ими. Такое понимание слова отражало реальности рабовладельческого и феодального общества, элитой которого выступала аристокра¬тия. (Сам термин «аристос» означает «лучший», соответственно, аристократия — «власть лучших».)
В политической науке термин «элита» употребляется лишь в первом, этически нейтральном значении. Определяемое в самой общей форме, это понятие характеризует носителей наиболее ярко выраженных политико-управленческих качеств и функций. Теория элит стремится исключить нивелировку, усредненность в оценке влияния людей на власть, отражает неравномерность ее распреде¬ления в обществе, соревновательность и конкуренцию в области политической жизни, ее иерархичность и динамизм. Научное употребление категории «политическая элита» основывается на вполне определенных общих представлениях о месте и роли политики и ее непосредственных носителей в обществе. Теория политической элиты исходит из равноправности и равно¬ценности или даже приоритета политики по отношению к эко¬номике и социальной структуре общества. Поэтому эта кон¬цепция несовместима с идеями экономического и социально¬го детерминизма, представленного, в частности, марксизмом, трактующим политику всего лишь как надстройку над эконо¬мическим базисом, как концентрированное выражение эко¬номики и классовых интересов. Из-за этого, а также вследст¬вие нежелания правящей номенклатурной элиты быть объек¬том научных исследований, понятие политической элиты в советском обществоведении рассматривалось как псевдонаучное и буржуазно-тенденциозное и в позитивном значении не употреб¬лялось.
Первоначально в политической науке французский термин «элита» получил распространение в начале XX в. благодаря тру¬дам Сореля и Парето, хотя идеи политического элитизма возник¬ли вне Франции в глубокой древности. Еще во времена разложе¬ния родового строя появляются взгляды, разделяющие общество на высших и низших, благородных и чернь, аристократию и про¬стой люд. Наиболее последовательное обоснование и выражение эти идеи получили у Конфуция, Платона, Макиавелли, Карлей-ля, Ницше. Однако такого рода элитарные теории сколь-нибудь серьезного социологического обоснования еще не получили. Пер¬вые современные, классические концепции элит возникли в кон¬це XIX — начале XX в. Они связаны с именами Гаэтано Моски, Вильфредо Парето и Роберта Михельса.
Цель настоящей работы заключается в рассмотрении российской политической элиты, в частности рассмотреть особенности ее формирования и развития.

1. Понятие и причины существования элиты

В своем первоначальном, этимологическом значении понятие элиты не содержит в себе ничего антигуманного или антидемократического и широко распространено в повседневном языке. Так, например, нередко говорят об элитном зерне, элитных животных и растениях, о спортивной элите и т.п. Очевидно, что в человеческом обществе существуют естественные и социальные различия между людьми, которые обусловливают их неодинаковые способности к управлению и влияние на политические и общественные процессы, и это дает основания ставить вопрос о политической элите как носителе наиболее ярко выраженных политико-управленческих качеств.
Элитарность современного общества – это реальность. Устранить же политическую элитарность можно лишь за счет общественного самоуправления. Однако на нынешнем этапе развития человеческой цивилизации самоуправление народа – это скорее привлекательный идеал, утопия, чем реальность.
Для демократического государства первостепенную значимость имеет не борьба с элитарностью, а решение проблемы формирования наиболее квалифицированной, результативной и полезной для общества политической элиты, своевременного ее качественного обновления, предотвращения тенденции отчуждения от народа и превращения в замкнутую господствующую привилегированную касту. Иными словами, речь идет о необходимости создания соответствующих институтов, которые обеспечивали бы эффективность политической элиты и ее подконтрольность обществу.
Уровень решения этой задачи во многом характеризует социальная представительность элиты, т.е. представление различных слоев общества, выражение их интересов и мнений в политической элите. Такое представительство зависит от многих причин. Одна из них – социальное происхождение и социальная принадлежность. Строго говоря, социальная принадлежность во многом определяется принадлежностью к элите, поскольку вхождение в элиту обычно означает приобретение нового социального и профессионального статуса и утрату старого.
Политическая элита - это составляющая меньшинство общества внутренне диффе¬ренцированная, неоднородная, но относительно интегрирован¬ная группа лиц (или совокупность групп), в большей или мень¬шей степени обладающих качествами лидерства и подготовлен¬ных к выполнению управленческих функций, занимающих руко¬водящие позиции в общественных институтах и (или) непосред¬ственно влияющих на принятие властных решений в обществе. Это относительно привилегированная, политически господству¬ющая группа, претендующая на представительство народа и в де¬мократическом обществе в той или иной мере подконтрольная массам и относительно открытая для вхождения в ее состав лю¬бых граждан, обладающих необходимой квалификацией и поли-тической активностью.
Ее существование обусловлено действием следующих ос¬новных факторов: 1) психологическим и социальным неравен¬ством людей, их неодинаковыми способностями, возможнос¬тями и желанием участвовать в политике; 2) законом разделе¬ния труда, который требует профессионального занятия уп¬равленческим трудом как условия его эффективности; 3) вы¬сокой общественной значимостью управленческого труда и его соответствующим стимулированием; 4) широкими возможнос-тями использования управленческой деятельности для полу¬чения социальных привилегий (поскольку политико-управлен¬ческий труд прямо связан с распределением ценностей); 5) прак¬тической невозможностью осуществления всеобъемлющего контроля за политическими руководителями; 6) политической пассивностью широких масс населения, главные интересы которых обычно лежат вне политики.
Эти и некоторые другие факторы обу¬словливают элитарность общества. Сама политическая элита неоднородна, внутренне дифференци-рована и существенно различается на разных исторических эта¬пах и в разных странах. Это, а также специфика исследователь¬ских подходов усложняют ее классификацию.
В зависимости от источников влияния элиты подразделяются на наследственные, например аристократия, ценностные — лица, занимающие высокопрестижные и влиятельные общественные и государственные позиции, властные - непосредственные обла¬датели власти и функциональные - профессионалы-управленцы, имеющие необходимую для занятия руководящих должностей ква¬лификацию. Среди элит различают правящую, непосредственно обладающую государственной властью, и оппозиционную (контрэлита); от¬крытую, рекрутирующуюся из общества, и закрытую, воспроиз¬водящуюся из собственной среды, например, дворянство.
Сама элита делится на высшую и среднюю. Высшая элита не-посредственно влияет на принятие решений, значимых для всего государства. Принадлежность к ней может быть обусловлена ре¬путацией, например, неофициальные советники президента, его «кухонный кабинет», или положением в структурах власти. В за¬падных демократиях на каждый миллион жителей приходится при¬мерно 50 представителей высшей элиты. Среди самой высшей элиты часто выделяют ядро, характеризующееся особой интен¬сивностью коммуникаций, взаимодействия и насчитывающее обычно 200—400 человек.
К средней элите относят примерно 5 процентов населения, выделяющихся одновременно по трем признакам — доходу, про-фессиональному статусу и образованию. Лица, обладающие выс¬шими показателями лишь по одному или двум из этих критериев, относятся к маргинальной элите. Как отмечает Карл Дойч, «в це¬лом люди, чей образовательный уровень гораздо выше, чем их доход, обычно более критичны к существующим отношениям, в своих политических убеждениях тяготеют к центризму или лево¬му радикализму. Лица, чей доход заметно превышает уровень образования, также зачастую не удовлетворены своим положени¬ем, престижем и, как правило, занимают правые политические позиции. Таким образом, взгляды 5 процентов взрослого населе¬ния страны, составляющего элиту общества, определяемые соот¬ношением доходов, профессионального статуса и образователь¬ного уровня, могут многое поведать о том, что политически при¬емлемо и что не приемлемо для данной страны» .
Многие политологи отмечают тенденцию возрастания роли средней элиты, особенно ее новых слоев, называемых «субэли¬той», — высших служащих, менеджеров, ученых, инженеров и интеллектуалов — в подготовке, принятии и реализации полити¬ческих решений. Эти слои обычно превосходят высшую элиту в информированности, организованности и способности к единым действиям.
К политической элите, непосредственно участвующей в про¬цессе принятия политических решений, примыкает элита адми¬нистративная, предназначенная для исполнительской деятельнос¬ти, однако на деле обладающая большим влиянием на политику.
Одной из достаточно содержательных классификаций полити¬ческой элиты в демократическом обществе является выделение в зависимости от степени развитости и соотношения вертикаль¬ных (социальная представительность) и горизонтальных (внутри-групповая сплоченность) связей элиты ее четырех основных ти¬пов: стабильной демократической («этаблированной») элиты - высокая представительность и высокая групповая интеграция; плюралистической - высокая представительность и низкая груп¬повая интеграция; властной - низкая представительность и вы-сокая групповая интеграция и дезинтегрированной - низкие оба показателя.

2. Особенности формирования российской политической элиты

После того как в 1917 году в России произошла фундаментальная смена элиты, она претерпела несколько этапов становления и развития, которые, в конечном итоге, определили ее нынешнее состояние.
Основные этапы следующие.
1917 - начало 20-х годов. Приход к власти профессиональных революционеров - ленинской гвардии и подмена институтов государственной власти партийными инстанциями, т. е. установление монопольной власти компартии.
Начало 20-х - конец 30-х годов. Превращение правящей элиты в господствующий класс советского общества. Развитие института “номенклатуры” — иерархии должностей, назначение на которые требует согласования с партийными инстанциями. Замена профессиональных революционеров партийной номенклатурой.
Начало 40-х — середина 80-х годов. Сохранение однородности политической элиты, постепенное (начиная с середины 60-х) ее вырождение, старение номенклатуры, замедление ротации элиты, что сопутствовало к началу 80-х годов “застою” экономики.
Начало перестройки — 1990 г. Обновление союзной политической элиты путем замены номенклатурного назначения легитимной процедурой выборов. Повышение роли республик СССР в политическом процессе, иначе говоря, падение роли центра и возвышение окраин. Уход компартии на периферию политической жизни.
В 1917 г. новая группа молодых энергичных реформаторов во главе с В.И. Лениным пришла к власти, используя глубокий социально-политический кризис в стране. Новый правящий класс в короткий срок очистил страну от представителей проигравшей элиты.
Создавая партию, марксисты полагали, что они раскроют самосознание рабочего класса — пролетариата. Однако теория о классе скоро столкнулась с действительной ограниченностью культуры и сугубо потребительских интересов рабочих.
Правящий класс лишь во главе с Лениным был радикально реформаторским. Но чем дольше он оставался у власти, тем консервативнее становился. Проводившиеся преобразования в общественной структуре вызвали бурный рост партийного и государственного аппарата власти, возрастание его претензий на управление страной.
Ленинская гвардия была разгромлена и уничтожена, “так Российской империей стали править рабоче-крестьянские дети” .
М. Восленский выделяет в процессе рождения нового господствующего класса в СССР три этапа.
Первый - создание в недрах старого русского общества деклассированной организации профессиональных революционеров — зародыша нового класса. Вторым этапом был приход этой организации к власти в результате октябрьской революции и возникновение двух правящих слоев: высшего - ленинского, состоявшего из профессиональных революционеров, находившейся под ним сталинской номенклатуры. Третьим этапом была ликвидация ленинской гвардии сталинской номенклатурой.
Советская политическая система строилась по принципу “двойного дна”, заключающегося в следующем: официальные органы власти исполняли не те функции, которые были заявлены конституцией страны; структуры, действительно принимавшие государственные решения, скрывались за ширмой официальных органов власти, прерогативой которых было не осуществление власти, а лишь легитимизация решений высших партийных инстанций.
Деятельность собственно партийных структур подчинялась тем же правилам: формальные нормы определялись уставом КПСС, а действительной порядок был закреплен обычаем.
Весьма точным показателем связи официального государственного органа с партией является присутствие в нем лиц, одновременно входящих в состав высшего партийного руководства. Осуществление принципа “двойного дна” можно отчетливо увидеть в совмещении постов в советской элите, так, среди 1500 членов ВС СССР 11-го созыва (1984 г.) 19,3% входили с состав ЦК КПСС, 1,1% — были членами правительства (совмещая законодательную и исполнительную власть), а 5,5% — одновременно и членами ЦК КПСС и членами Совмина. В последний год правления Л. Брежнева в Президиуме ВС СССР каждый пятый был членом Политбюро или секретарем ЦК КПСС, а в Президиуме Совмина доля высших партийных чинов равнялась 7,1% .
Эти примеры свидетельствуют о том, что власть принадлежала лишь высшим органам КПСС, остальные же институты имели властные полномочия, соразмерные присутствию в них партийных иерархов .
Рассмотрим характерные черты изменяющейся за годы советской власти политической элиты.
Принадлежность к наиболее важным в политическом отношении лидерам страны являлось членство ЦК — свидетельство политического статуса человека. Принадлежность к партийной номенклатуре открывало пути в политическую элиту.
В национальный — “героический” период советской власти (1917 — 1921 гг.) члены правящего страной ЦК избирались делегатами на съездах партии, причем, критериями избрания служили личные революционные и политические заслуги. С начала 20-х и до 90-х годов существовала практика отбора “сверху”, в этот период в ЦК были представлены “не отдельные личности, а посты и роли” . Основные министры, секретари партийных органов важных областей, редакторы центральных газет, старший армейский генералитет почти постоянно отбирались в ЦК, при этом личность человека не являлась критерием отбора.
Хронологически временные группы элиты можно разделить на пять политических периодов:
Сталинский — 39/82 гг.;
Хрущевский — 56/61 гг.;
Брежневский — 61/81 гг.;
Горбачевский — 86/91 гг.;
Ельцинский (российский) — с 91 г.
Советская элита, сложившаяся после репрессий 1937-39 гг., представляла внутренне устойчивый исторический организм. Представители центральных государственных органов составляли наиболее многочисленную группу, основу которой составляли министры СССР. По данным английского исследователя Э. Модсли пропорция чиновников центрального госаппарата за период 1939-90 гг. мало изменялась и составляла от 20 до 25% всего состава элиты ЦК КПСС (в 3 раза больше, чем число чиновников госаппарата). Характерной чертой политической структуры является преобладание областных партийных чиновников над числом областных государственных (30% и, соответственно, 10%) что, по-видимому, объясняется концентрацией в центре партийной и государственной власти и необходимостью усиления контроля последней со стороны партийной в регионах.
Полицейские “чины” и профсоюзные лидеры достаточно малочисленные, чтобы быть значимыми (несколько человек). Категория идеологов, журналистов и ученых не превышала 4-5%. Необычным явлением было усиление позиции областных секретарей в 1952 г. (примерно 20%), и хотя Н. Хрущев в своей борьбе со сталинистами в Президиуме ЦК КПСС опирался на секретарей обкомов, пропорция которых в ЦК уже в 1956 г. снизилась до 40% и продолжала уменьшаться до 1961 г. Л. Брежневым было восстановлено Политбюро ЦК КПСС, членами или кандидатами в который являлись секретари “основных” республик (РСФСР, Украина, Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, в некоторые периоды — Белоруссия и Грузия). Однако были и “второстепенные”, чье партийное руководство не допускалось на самый верх. Такая политика региональной дифференциации дала горькие последствия в период развала СССР. “Сепаратистами в первую очередь стали те республики, руководство которых традиционно держалось на вторых ролях в “политическом спектакле” страны” (Литва, Латвия, Эстония, Молдавия)” .
Настоящая встряска элиты произошла в 1961 г., тогда первый секретарь ЦК КПСС Н. Хрущев укреплял свои позиции. Из состава ЦК 1956 г. до следующего съезда дошла только половина.
Высоким процесс переизбрания был в 1966 г., после чего произошел спад на 9% в 1971 г.: группа Брежнева укрепляла свои позиции. Отличительная черта зрелого брежневского периода — “стабильность кадров”.
В 1981 г. средний возраст элиты ЦК составил 62,4 года, в то время как в 1939 г. наибольшую группу представляли тридцатилетние, причем, дело не в старении переизбираемых членов ЦК (уровень переизбрания был низким), а в том, что пополнение ЦК осуществлялось за счет людей преклонного возраста, при этом абсолютная численность ЦК возрастала: в 1939 г. всего членов ЦК — 71 чел., в 1952 г. — 125 чел., в 1961 г. — 308 чел. И в 1981 г. уже 606 чел. (т. е. почти девятикратный рост).
Увеличение численности ЦК означало, что в него вводилось все большее число “нижестоящих” чинов, но, несмотря на это, средний возраст ЦК увеличивался.
Начавшаяся в марте 1985 г. перестройка провозглашала усиление “человеческого фактора”, ускорение научно-технического прогресса в стране, но не затрагивала основ политического устройства общества. Политбюро ЦК КПСС более чем на 80% состояло из “старой гвардии” Брежнева. Средний возраст” команды “равнялся 68,5 годам, ветерану В. В. Кузнецову было 86 лет (он возглавлял ВЦСПС еще при Сталине), самому младшему Горбачеву — всего 54. Каждый второй член высшего руководства того периода начал партийную карьеру при Сталине.
По образу и подобию своих предшественников Горбачев начал избавляться от деятелей предшествующей эпохи. В свое время Н. Хрущев за 2,5 года обновил состав высшего партийного руководства на 35%, Л. Брежнев — 41,7%, Горбачеву это удалось на 61,6%.
На Апрельском пленуме (1969 г.) 74 члена и 24 кандидата в члены ЦК КПСС подали в отставку, в результате чего ЦК уменьшился на 22%. Среди отправленных в отставку — 9 членов руководства брежневского периода, причем 7 человек из них не достигли даже пенсионного возраста (среди них — бывший секретарь Куйбышевского обкома КПСС Е. Ф. Муравьев).
В результате в отставку были отправлены 100% работников суда и прокуратуры, подставленных в ЦК, каждый второй военачальник; 10% дипломатов, 33% академиков, 24% министров, 23% первых секретарей комитетов партии; 25% ответственных работников аппарата ЦК КПСС (по данным О. Крыштановской). За три года М. Горбачеву удалось ввести в Политбюро и Секретариат ЦК 12 своих сторонников и вывести 16 человек.
Можно сделать вывод, что произошло существенное обновление советской политической элиты. Накануне выборов народных депутатов СССР закончился первый этап перестройки. Главным итогом этого периода следует назвать начало процесса рассеивания власти, сконцентрированной до этого в Политбюро и Секретариате ЦК КПСС.
Второй этап перестройки ведет отсчет с момента начала осуществления политической реформы, т. е. с предвыборной кампании. Новая избирательная система, при всей ее прогрессивности, имела механизмы ограничения: квоты (нормы) депутатов от общественных организаций, непрямые выборы в Верховный Совет Страны. Член Политбюро ЦК Ю. Соловьев — секретарь Ленинградского обкома КПСС — сделал попытку избираться от Ленинграда и был избран. По выражению О. Крыштановской “его неудача, на выборах стала политической сенсацией, продемонстрировавшей снижение роли престижа высших партийных иерархов, а, следовательно, и самой КПСС” .
После открытия первого Съезда народных депутатов СССР центр общественного внимания, а также центр важнейших решений перемещается из партии в государственные органы. А. Собчак, будучи депутатом, вспоминал: “на съезде один из тогдашних членов Политбюро громогласно объявил: ”собралась тут всякая шантрапа!“, а дело пошло всерьез, когда ”шантрапа“ полностью взяла под свой контроль законодательную власть, и подготовка законопроектов стала определяться не в тиши бюрократических кабинетов, а на шумных заседаниях парламентских комитетов и комиссий” . Появилась новая политическая элита, пока еще во многом совпадающая с партийной, выросшая из ее недр, но уже не тождественная ей.
Третий этап перестройки характеризовался созданием новых структур власти. Состоявшийся в марте 1990 г. третий внеочередной съезд народных депутатов СССР вводит пост Президента СССР, при котором создается два органа: Совет Федерации, включающий Высших должностных лиц республик и Президентский совет, формируемый Президентом, обоим органам были приданы консультативно-совещательные функции.
Выборы в республиканские советы вывели на политическую арену много новых лиц. В 1989 г. высшее руководство республик было достаточно полно представлено в депутатском корпусе: среди 44 высших должностных лиц в республиках народными депутатами было избрано 38 человек (86%).
Одной из главных характерных черт этого периода являются повышение роли республик в политическом процессе и “дальнейшее оттягивание власти от ЦК партии и его Политбюро, но теперь уже не к Верховному Совету СССР, а к республиканским совета и к новым структурам, формируемым президентом” состав ЦК КПСС после XXVIII съезда (1997 г.) существенно меняется. Доля министров и первых секретарей обкомов и крайкомов уменьшилась с 50% численного состава ЦК до 25%. Возрос удельный вес “простых тружеников” — с 8,5% (1986 г.) до 25,7%. Значительный вес приобретает интеллигенция — 133%. Произошла депрофессионализация высшего органа партии, увеличилась доля лиц, не прошедших номенклатурной школы.
Новое ЦК — это уже не орган, объединяющий в себе лиц, занимающих ключевые посты в государстве; он больше становится похож на действительно партийное образование — союз активистов-едино¬мыш-лен¬ни¬ков. Уход из ЦК ключевых фигур означает снижение его роли в политике, говорит об изменении места КПСС в самой политической системе общества. Динамика изменений, произошедших в высшем партийном руководстве за годы перестройки, собрана и обобщена сектором изучения элиты института социологии РАН и опубликована О. Крыштановской .
Преобразования структуры власти в СССР происходили на фоне все увеличивающейся роли республик в политическом процессе.
Перестройка была осуществлена самой элитой, т. е. “сверху”. Горбачевские реформы раскололи правящий класс надвое — на “коммунистов-ортодоксалов” и “коммунистов-демократов”. Последние и составили костяк Ельцинской элиты, однако, “горбачевская революция” не привела к власти новый правящий класс. Это была не замена элит, это была, по выражения О. Крыштановской, смена “генеральной линии”.
Ельцин, несмотря на личную вражду с М. Горбачевым, был лишь продолжателем его дела. Он углубил начатые своим предшественником экономические изменения, продолжил реформирование политической системы. Но, несмотря на серьезное обновление, Ельцин продолжал пользоваться кадрами, более чем на треть состоящими из горбачевской номенклатуры (39,7%) и людьми догорбаческого периода — 49,8%.
Основные особенности рекрутирования политической элиты на этапе перестройки и причины присутствия в ней большой доли бывших партийных работников и выдвиженцев следующие.
Во-первых, опытная номенклатура, сформированная партией, сохранила основные рычаги влияния в отдельных частях государства и, благодаря способности манипулировать общественным сознанием, приводила к власти своих выдвиженцев.
Во-вторых, устоявшаяся в прошлом система подготовки и роста руководящих партийных, советских и хозяйственных работников сформировала кадры управленцев, обладающих гораздо лучшим опытом и большими специальными знаниями, чем “демократические выдвиженцы”.
В-третьих, стремящиеся во власть на волне демократизации общества и умело выступающие на митингах представители “демократов” не могли на деле конкурировать с прошедшими “номенклатурную школу партийно-хозяйственными кадрами. Они, на деле, оказались неспособными организовать работу и эффективное функционирование государственных органов.

3. Особенности современной политической элиты России

Говоря о российской властвующей политической элите, в первую очередь нельзя не заметить, что груз исторических традиций политической культуры во многом, если не во всем, определяет методы политической деятельности, политического сознания и поведения новой волны "российских реформаторов", по природе и сущности своей не воспринимающих иных методов действий, кроме тех, которые были успешно использованы как ими самими, так и их предшественниками. Фактом, не подлежащим сомнению, много раз исторически доказанным, является то, что политическая культура складывается веками и изменить ее за короткое время невозможно.
Именно поэтому политическое развитие сегодняшней России приняло такой привычный всем нам характер, лишь с небольшими оттенками либеральной демократии, тогда как, в настоящий момент существует ярко выраженная потребность в новом пути развития политических отношений.
Существенным отличием элиты ельцинского призыва является омоложение правящего слоя, причем, средний возраст высшего руководства выше представителей региональной элиты, что может быть объяснено наличием в “команде” Президента его бывших “сподвижников” по партийной работе в Свердловске, в МГК КПСС и даже бывших друзей.
В связи с приходом в Правительство Б. Немцова (39 лет) и назначением Премьером тридцатипятилетнего С. Кириенко следует ожидать понижения и среднего возраста правительства, поскольку “в московском окружении серьезно говорят о нижегородском ”клане“, приходящем на смену свердловскому и питерскому” .
В интервью газете “Известия” бывший премьер Е. Гайдар высказал по этому поводу свою позицию: “переломное время — это время молодых. В переломных ситуациях, когда нужно понять, что происходит с обществом и почему не работают старые, многократно проверенные, но уже не сочетающиеся с новой реальностью приемы, нужно призывать молодых” .
В данный момент в Росси государственная власть характеризуется тремя основными признаками:
– первое — власть неделимая и не смещаемая (фактически можно сказать наследственная);
– второе — власть полностью автономна, а также полностью неподконтрольна обществу;
– третье — традиционная связь российской власти с обладанием и распоряжением собственностью.
Именно под эти сущностные характеристики российской власти и подгоняются принципы либеральной демократии, которая превращается в свою полную противоположность. На текущий момент центральная проблема российской политической системы — это реализация власти (в первую очередь ее разделяемость и смещаемость). Исторический опыт российского парламентаризма (его развития) подтверждает одну интересную особенность: противостояние, а иногда и силовой конфликт, власти исполнительной, как лидирующей, и власти маргинальной законодательной. Подавление или даже уничтожение одной ветви власти фактически закрепляет всевластие другой, что, однако, исходя из мирового опыта, ведет к поражению действующего режима. Полной гармонии между этими ветвями власти быть и не может, но их четкое разделение и обеспечивает контроль общества над государственной властью.
Политическая властвующая элита Российской Федерации состоит из целого ряда группировок. При этом что характерно, мировоззренческие основания этих групп особой роли не играют, в реальности они выступают лишь идеологическим флером в политических дискуссиях. Идеи же справедливости, государственного порядка, эффективности власти разделяют все партии, что делает их выглядящими на одно лицо и мало отличимыми друг от друга.. При этом социально-экономическое структурирование на местах, имевшее место несколько лет назад сменилось социально-политическим и даже этническим фактором, что свидетельствует о растущей политизации общественных настроений.
Современные властвующие политические элиты России состоят в основном из следующих социально-политических групп:
– бывшая партноменклатура (КПСС);
– бывшая демократическая оппозиция (Демократическая Россия);
– бывшие хозяйственные руководители низшего и среднего звена;
– бывшие комсомольские работники;
– работники различных органов самоуправления (райсоветов, горсоветов).
Кроме этого, можно принять во внимание и небольшой процент интеллектуальной элиты — интеллигенции.
Указанные выше группы, как часть властвующей элиты, обладают рядом свойственных ей признаков:
 деятельность по принципу управленческих команд, жестко подчиненных главе исполнительной власти;
 обязательность существования личной преданности главе, первому лицу на любом уровне;
 наличие на каждом уровне соответствующих вождей с личной преданной командой;
 тщательно маскируемая вовлеченность в раздел и присвоение госсобственности (приватизация);
 обычна связь с организованной преступностью и непосредственное лоббирование ее интересов.
Эта градация, как уже говорилось, основана на исследованиях в провинции, но, опять же, она достаточно репрезентативна и для всей политической элиты Российской Федерации.
В целом же, в политической структуре России можно выделить два основных блока, в основном постоянно сталкивающихся и изредка сотрудничающих друг с другом — это политические элиты и электорат столичных городов и провинции. В провинции, на уровне областей, автономий, в последнее время выдвигается на первый план этнический фактор в силу прямой национальной разграниченности. Отсюда, как раз, и происходит замеченная выше группировка общественного мнения и политических элит вокруг национал-патриотических партий, движений и блоков.
Заключение

После фундаментальной смены в 1917 г. российской элиты сформировался в стране новый господствующий и привилегированный класс советского общества — партийно-государственная номенклатура. Присутствие во всех институтах государственной власти структур, действующих как рычаги партии свидетельствовало о том, что власть в стране принадлежала органам КПСС.
В результате Перестройки Коммунистическая партия лишилась монополии на власть. Перестала существовать политическая система, каркас которой составляла номенклатурная иерархия. В этот период произошло усиление влияния Советов на всех уровнях власти.
Проведение выборов в представительные органы власти привело к обновлению политической элиты.
Во власть пришли бывшие номенклатурные чиновники административно-советских аппаратов второго и третьего ранка.
Для современной политической элиты всех уровней характерно рекрутирования в нее бывшей партийной, советской и хозяйственной номенклатуры, привлечение высокообразованных специалистов и омоложение правящего слоя. В ряде регионов в результате выборов прежнее руководство региональной номенклатуры сумело ввернуть себе власть.
Процессы последних лет - развал партийно-государственной системы, приватизация госпредприятий, кадровое обновление управленческих структур, институционализация местного самоуправления — привели к расколам и конфликтам внутри правящего слоя. Возникают конкурирующие и даже - конфликтующие - центры власти: законодательные и исполнительные, органы государственной власти регионов, муниципалитеты крупных городов, бюрократия и директорат промышленных предприятий, банкиры. Эти “расходящиеся ветви” постноменклатурной элиты следует дополнить выросшим предпринимательским слоем, а также организованной преступностью, которая пронизывает управленческие и экономические структуры.
Однако, несмотря на означенный “развод” фракций бывшей номенклатуры, они пока остаются связанными — не только общим происхождение, личными отношениями, но и институционально.
Слабостью политической элиты являются “дефицит” единства и популярности, также как и центральной власти. Несмотря на разговоры о “партии власти”, действительной партии — инструмента долгосрочной политики и политического объединения элиты — не создано.
Политическая элита не сумела сформировать государственную идею, идеологию “общего дела”, необходимую для существования и развития России, как государства.
Несмотря на действие в каждом субъекте федерации различных территориальных агентств федеральных органов власти и управления, в России отсутствует целостная и эффективная система государственного контроля. При этом федеральные чиновники остаются зависимыми от региональных властей.
Наряду с этим повышается самостоятельность регионального руководства, оно становится менее зависимым от решений центра. Происходит процесс размежевания центральной и региональных политических элит.
Одно из основных условий превращения региональной элиты в общефедеральную — преодоление регионального местничества и эгоизма.
Относительно высокий уровень жизни и высокий уровень экономического развития не создают условий развития сильной и эффективной политической оппозиции в области, однако отсутствие консолидирующей партии власти не исключает появления разногласий в политической ориентации элиты в период предвыборной кампании 1999 г. по выбора в Госдуму и последующих президентских выборов.
Список литературы

1. Ашин Г. К. Политическая элита // Политика: проблемы, теории и практики: в 2-х ч. Вып. 7. Часть 1. М., 1997.
2. Афанасьев М. Н. Правящие элиты и государственность посттоталитарной России. (Курс лекций). М., 1996.
3. Восленский М. С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., Советская Россия. 1991.
4. Волкогонов Д. А. Ленин. Политический портрет в 2-х кн. Книга 1. М., Новости. 1994.
5. Горбачев М. С. Перестройка и новое мышление. М., ИПЛ. 1988.
6. Ефимович Н. Из Нижнего — вверх // Комсомольская правда. 1998. № 81.
7. Крыштановская О. В. Партийная элита в годы перестройки // Политические процессы в условиях перестройки. АН СССР. М., 1991.
8. Крыштановская О. В. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // Общественные науки и современность. № 1. М., 1995.
9. Крыштановская О. В. Политическая фауна России // Известия. 1996. № 108.
10. Мелешкина Е. Ю., Куприянычева Э. Б. Особенности региональной политической элиты Самарской области (рукопись доклада), 1998.
11. Микульский К. И., Бабаева Л. В., Таршис Е. Я. и др. Российская элита: опыт социологического анализа. Часть 1 // Концепция и методы исследования. М., 1995.
12. Политология: курс лекций: учебное пособие для вузов/ Под редакцией А.А. Радугина. М: Центр, 1999.
13. Собчак А. А. Хождение во власть. М., Новости, 1991.
14. Фролова М.А. Политология студенту в вопросах и ответах: выпуск 1/ Академия педагогических и социальных наук. Москва-Воронеж: 1997.
15. Шаран П. Сравнительная подигодогия /Пер. с англ. Ч. 2. М., 1992


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат