Психологические особенности ценностных ориентаций студентов

Человек, рождаясь, развивается и формируется в некоем изначально заданном для него социокультурном пространстве, является носителем общественных отношений.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Глава 1. Ценностные ориентации студентов как основа профессиональной деятельности 3
1.1. Роль ценностных ориентаций в процессе социализации-профессионализации личности студента в системе образования 3
1.2 Сравнительный анализ ценностных ориентаций студентов государственных и негосударственных структур 9
1.3. Ценностные ориентации студентов в новых социокультурных условиях 16
Список литературы 30

Глава 1. Ценностные ориентации студентов как основа профессиональной деятельности
1.1. Роль ценностных ориентаций в процессе социализации-профессионализации личности студента в системе образования

Человек, рождаясь, развивается и формируется в некоем изначально заданном для него социокультурном пространстве, является носителем общественных отношений. Процесс вхождения в социальную среду и усвоение индивидом социального опыта определяется как процесс социализации. По мнению Т.Шибутани [37], - это продолжающийся на протяжении всей жизни процесс адаптации человека. В истории психологии существуют следующие трактовки процесса социализации:
- социализация как интериоризация (овладение социальным, перенесение его в глубинные пласты личности).
- социализация как адаптация (сопряжение сущностного и общественного);
- социализация как гомонизация (приобретение сущности в социуме);
- социализация как экстериоризация (раскрытие изначальной сущности человека в социуме).
В понятие «социализация» заложено определенное измерение - личность и социальная среда. Сущность процесса социализации определяется исследователями исходя из того, что стоит за этими отношениями. Сторонники приоритета общественного, социального над личностным склонны сводить процесс социализации к адаптации, приспособлению: адаптация как научение в психоанализе, бихевиоризме и необихевиоризме (Б.Скиннер, Э.Торндайк, Гере, В.Уолтерс); частично символический интеракционизм трактует адаптацию через подражание(Д.Джсом, Л.Колберг, Т.Ньюком и др.). Данная точка зрения имеет место и в отечественной психологии (В.М.Бехтерев, А.Ф.Лазурский, П.П.Блонский). Позиция оппонирующих исследователей базируется на утверждении ведущей роли активности личности в процессе социализации. (У.М.Уэнтворт, А.Бандура, Ф.ДЖ.Раштон, Б.Бернштейн, Д.Харгривс, Ф.О.Джиринг, Р.Харре).
В настоящее время в отечественной психологии популярно представление о социализации как двустороннем процессе, предполагающим как усвоение социального опыта, так и активную реализацию индивидом общественных отношений. (Г.М.Андреева, С.А.Беличева, А.В.Мудрик, Е.М.Пеньков). Данный подход, таким образом, находит некоторый компромисс между двумя оппозициями, подчеркивая приоритет общественного воздействия и постулирующий приоритет активности личности, подводит к выводу о том, что человек в процессе социализации выступает и как объект, и как субъект общественных отношений. Социальная психология сводит социализацию к трансформации социальных норм в индивидуальное сознание человека и рассматривает социализацию с позиции общества. Психология развития трактует социализацию с позиции личности, отождествляя социализацию с развитием личности и постулирует ее активность по овладению социальным опытом. Признание активной позиции личности ведущей в процессе социализации, на наш взгляд, представляется наиболее эвристичным. Такая точка зрения находит свое основание в методологическом принципе «внешнее через внутреннее», разработанным С. Л. Рубинштейном, по которому внешние причины действуют, преломляясь через внутренние условия. «Тезис, согласно которому внешние причины действуют, преломляясь через внутренние условия так, что эффект действия зависит от внутренних свойств субъекта, означает по существу, что всякая детерминация необходима как детерминация другим, внешним, и как самоопределение (определение внутренних свойств объекта)» [26].
Социализация означает непрерывный путь становления личности путем самоопределения относительно себя, отношений с себе подобным, материальным окружающим миром, который сам по себе (процесс самоопределения) не является самодостаточным. Взаимодействуя с внешним миром, поведение человека обуславливается социальными факторами, но при этом имеет место избирательность восприятия внешних воздействий, основанных на активности внутренних факторов. Внешние воздействия будут действенны в случае их восприятия, усвоения и личностного осмысления.
С.Л.Рубинштейн, формируя основополагающий принцип деятельностного подхода - единство деятельности и сознания, находит последователей в разработке данной проблемы в лице А.Н. Леонтьева, обосновавшего единство сознания и деятельности (образ - процесс), в связке которых ведущим является процесс, связывающий образ с отражаемой действительностью. А.Н. Леонтьев сводит психику к форме предметной деятельности, неотделимой от порождаемых и опосредованных ее моментов деятельности. В деятельностном подходе социализация рассматривается как интериоризация - важнейший механизм формирования сознания. Наряду с этим , изучается проблемы: структуры человеческой деятельности; строения сознания - образа; периодизации психического развития с использованием введенного понятия «ведущая деятельность».
Беря за основу методологический принцип единства деятельности и сознания, А.Г.Асмолов выделяет три грани социализации: грань индивидуализации, отражающую «основной генетический закон культурного развития: от интерпсихического, социальной коллективной деятельности ребенка к индивидуальному интрапсихическому, собственно психологическим формам его деятельности»; грань «интимизации», отражающую «переход от «Мы» к «Я», проблему самосознания личности; грань интериоризации как производство внутреннего плана сознания.
Квинтэссенцией социальности предстают речь и символ, как определяющие символику культуры, которые усваиваются человеком при вхождении в культурное пространство. Результатом социализации человека выступает овладение системой знаков и символов социума и способов мышления, принятых в данном обществе. Интересна на этот счет позиция М.С. Кагана, разводящего понятия социализации как синонима воспитания человека и предложенное им понятие культурации, понимаемое как интериоризация накопленных в истории культуры знаний, ценностей, идеалов [14]. В связи с этим М.С.Каган обращает внимание на более широкое пространственное (географическое), временное (историческое) поле культурации по отношению к социализации, задавая больший объем первой.
Итак, личность, входя в общественные отношения в определенном социокультурном пространстве, интериоризирует его социальный опыт, который может быть значительно шире охвачен, что обуславливается степенью активности внутренних структур личности, ее позиции по отношению к внешнему миру.
В ряде исследований результатом социализации предстают личностные нормы (Г.М.Андреева, В.С.Магун и др.); личностные смыслы (Е.Ю.Артемова, А.Г.Асмолов и др.); социальные привычки (С.А.Беличева, А.В.Петровский и др.), установки, мотивационные образования, в том числе ценностные ориентации, а также «целостные эффекты структуры образования личности, к которым, прежде всего относится характер личности.» [4]. В западной психологии выделяют самосознание человека и его «Я-концепцию» (Т.Шибутани, Э.Берн, К.Роджерс).
Опираясь на вышеизложенное, приняв во внимание историчность и изменчивость среды существования, а также целостность существования человека, способа его бытия, можно утверждать, что процесс социализации - интерсубъектен, а отношения «личность-общество» есть взаимопроникновение.
Одной из содержательных и значимых сторон социализации личности выступает ее профессионализация, которая охватывает большую часть жизни человека и качественно ее определяет. Являясь частью целого, профессионализация отражает в себе суть, принципы, закономерности социализации и в самом общем виде может трактоваться как процесс вхождения индивида в профессиональную среду, овладение знаниями, навыками профессиональной среды, принятие ценностей и активная реализация, самовыражение посредством профессиональной деятельности.
С.А.Беличева замечает: «содержательная сторона процесса социализации включает формирование профессиональных намерений, знаний, навыков, позволяющих человеку включиться в систему трудовых производственных общественных отношений; далее формирование системы регулятивных механизмов общественного поведения индивида, систему его ценностно-нормативных, правовых, этических, социальных, политических представлений, ценностных ориентаций, взглядов, убеждений и т.д., а также формирование механизмов саморегуляции, способности к самооценке, к самокритичности, эмоционально-волевые особенности личности» [4].
Сам процесс профессионализации включает в себя 4 стадии, подразумевающие определенные психологические критерии, соответствующие каждой из них:
1-я стадия связана с зарождением и формированием профессиональных намерений, первоначальной профессиональной ориентировки. Психологический критерий - соответствие общественным потребностям и потребностям личности выбор профессии.
2-я стадия - период профессионального обучения и воспитания. Психологический критерий - профессиональное самоопределение личности.
3-я стадия - активное вхождение в профессиональную среду, отражающее переход к новому типу деятельности. Психологический критерий - активное овладение профессией в реальных условиях трудового процесса.
4-я стадия - полная или частичная реализация профессиональных устремлений и возможностей личности в самостоятельном труде. Психологический критерий - степень овладения операциональной стороной профессиональной деятельности, уровень сформированности профессионально значимых качеств личности, отношения к труду, мера мастерства и творчеств [18, 19].
Наибольшую значимость в данном контексте приобретает самосознание личности, потому как на протяжении всего процесса профессионализации и перехода от одной стадии на другую возможно возникновение внутриличностностных конфликтных ситуаций, кризисов. Здесь возникает необходимость актуализации проблемы личностного смысла профессионального идеала, который обусловлен социальной позицией личности, главными составляющими которого выступают смыслообразующие мотивы, ценностные ориентации, смысловые установки.
Ценностные ориентации - общечеловеческие принципы, в соответствии с которыми стоится поведение индивида в различных жизненных ситуациях. Генетически они формируются на различных этапах онтогенеза под влиянием природного, социального и культурного окружения и понимаются как структурные в переживаниях и представлениях значимые отношения к себе и к миру в прошлом, настоящем и будущем [24]. Психологической основой ценностных ориентаций личности является многообразная структура потребностей, мотивов, целей, идеалов, интересов, убеждений, мировоззрений, участвующих в создании ориентации личности, выраженной социально- детерминированным отношением личности к обществу. Ценностные ориентации выполняют регулирующую функцию поведения личности и задает ее направленность.
Психологическими механизмами формирования и развития ценностных ориентаций выступают индивидуально - типилогические особенности протекания психических процессов и прежде всего мышления, памяти, эмоций и воли, существующих в форме интериоризации, идентификации и интернализации социальных ценностей. Сформированные в систему, ценностные ориентации во многом определяют личностную особенность индивида во всех областях человеческой деятельности.
Таким образом, ценностные ориентации - динамическое образование, иерархически структурированное, которое претерпевает изменение в ходе жизнедеятельности личности. Детерминируя поведение человека, ценностные ориентации детерминированы социальным.

1.2 Сравнительный анализ ценностных ориентаций студентов государственных и негосударственных структур

Общая ситуация нестабильности оказывает многообразные влияния как на социум, общество, так и на личность. Происходит размывание, изменение ценностных ориентации, норм поведения, самих процессов социализации и адаптации. Это приводит к обострению, усложнению процессов вхождения человека в изменяющийся социум. Поэтому необходимо и актуально изучение соответствующих ценностных ориентации, выявление их особенностей, психологических проявлений и механизмов.
В учебных заведениях также происходит переход на новые модели обучения, существенно изменяются учебные планы, вводятся новые профессии и курсы, формы организации занятий, внедряются новые педагогические технологии, образовательные стандарты. Наконец, наряду с государственными учебными заведениями появляются негосударственные вузы, которые быстрее перестраиваются соответственно требованиям общества и своевременно применяют педагогические технологии. Меняется все, но психологически главное для личности - это адекватное самоизменение самого себя, саморазвитие в соответствии с меняющимися требованиями обучения профессии и жизни в целом [9]. В переходные, кризисные периоды развития возникают новые ценностные ориентации, новые потребности и интересы, а на их основе перестраиваются и качества личности, характерные для предшествующего периода.
Ценностные ориентации, являясь отражением представлений индивида о ближних и дальних целях, характеризуют субъектно-объективные отношения к окружающей среде, совершаемой или планируемой деятельности, складываются под влиянием определенного образа жизни, характерного для студенчества как особой социальной группы [11] .
Основное содержание ценностных ориентации личности студентов государственных и негосударственных вузов заключается:
 в собственном престиже, т. е. завоевании своего признания в обществе путем следования определенным социальным требованиям;
 в высоком материальном положении, т. е. обращении к факторам материального благополучия как главному смыслу существования;
 в креативности, т. е. реализации своих творческих возможностей, стремлении изменять окружающую действительность;
 в активных социальных контактах, т. е. установлении благоприятных отношений в различных сферах социального взаимодействия, расширении своих межличностных связей, реализации своей социальной роли;
 в развитии себя, т. е. познании своих индивидуальных особенностей, постоянном развитии своих способностей и других личностных характеристик;
 в достижении, т. е. постановке и решении определенных жизненных задач как главных жизненных факторов;
 в духовном удовлетворении, т. е. руководстве моральнонравственными принципами, преобладании духовных потребностей над материальными;
 в сохранении собственной индивидуальности, т. е. преобладании собственных мнений, взглядов, убеждений над общепринятыми, защите своей неповторимости и независимости;
 в степени значимости для индивида той или иной жизненной сферы, в рамках которой он пытается себя реализовать. Это сфера профессиональной жизни, сфера обучения и образования, сфера семейной жизни, сфера общественной жизни и сфера увлечений [4].
Ценностные ориентации современных студентов представляют собой взаимосвязанную систему ценностей, влияющих друг на друга. В их число вошли «признание, уважение», «руководящая работа», «успех» и «широкий круг общения». Это подтверждается исследованиями ряда авторов (Р.Х. Шакуров, 1995; О.А. Аникеенок, 1999; И.М. Городецкая, 1998; М.Г. Рогов, 1998).
При сравнительном анализе студентов государственных и негосударственных структур образования в целом, было найдено мало отличий. Так, в результате проведенных исследований со студентами ТИСБИ было обнаружено, что среди терминальных ценностей наиболее значимыми для всех студентов оказались такие, как «уверенность в себе», «интересная работа», «успех», «свобода», «развитие, самосовершенствование» (в порядке понижения их субъективной значимости по рангам). Эти исследования ранее проводились М.Г. Роговым, М.М. Соколовой, О.В. Гавриловой со студентами государственных учебных заведений. Результаты идентичны. В данном случае особых расхождений в результатах между государственным и негосударственным вузом практически не обнаруживается.
Но все же есть несколько отличий. Если для студентов негосударственных вузов деньги - достаточно значимая ценность, то для студентов государственных заведений они не являются таковыми. «Успех» взаимосвязан с «деньгами», «равенством, справедливостью для всех», «властью над людьми» «развитием, самосовершенствованием», «конкурентоспособностью». Здесь очевидно, что деньги и власть над людьми относятся к следствию успеха, а развитие, конкурентоспособность и справедливость являются условиями, причинами для его достижения [3]. Надо отметить тот факт, что «признание», «успех», «руководящая работа», которые можно назвать статусными ценностями, соотнесены студентами одновременно с властью над людьми, справедливостью для всех и свободой. Это может служить основанием к предположению, что студенты отдают предпочтение демократическому стилю управления, прообраз которого они находят в негосударственном вузе.
Творчество, самосовершенствование, познания и продуктивность, являясь личностными категориями, представляют собой необходимые элементы интересной работы, связанной с поиском нестандартных решений, применением современных знаний. Неудовлетворение данных ценностей приводит к разочарованиям в получаемой специальности, дальнейшей переквалификации [6].
Других различий в структуре терминальных ценностей обнаружено не было, что еще раз подтверждает их стабильность для определенных социальных групп со схожим образом жизни. В структуре инструментальных ценностей больше различий. Так, если в иерархии ценностей средств студентов государственных заведений «независимость» занимает серединное положение, то в структуре студентов негосударственных вузов данная ценность имеет один из высших - третий ранг. Так же значительно выше оценена студентами негосударственных вузов «способность рационально мыслить» и вырос ранг у «предприимчивости». Тогда как ценность «общения с людьми, близкими по духу» более значима для студентов государственных вузов [8].
Причины различных уровней ценностно-мотивационной ориентации коренятся не только в психологии отдельных людей, но и в общих особенностях общественного устройства. Таковы главные обстоятельства, неразрывно связывающие авторитарно-бюрократическую пирамиду власти в современном обществе с воспроизводящим ее авторитарно-бюрократическим обучением в системе образования. Это обстоятельство, за рамки которого не могут выйти государственные вузы, несколько ограничивает их возможности в отличие от негосударственных, которые своевременно применяют педагогические инновации, быстро реагируют на изменение социальных условий, что, несомненно, способствует приобретению новых ценностей.
Выбор данных ценностей в качестве главнейших для студентов вполне очевиден, он вытекает из специфики их основной деятельности и образа жизни. Когда, как не в период профессиональной подготовки, учебы стремиться к самосовершенствованию и успеху! Современный студент стремится достичь уверенности в себе, приобрести свободу действий. Чем же могут поступиться молодые люди ради своих главных целей? По исследованиях О.В. Гавриловой, наименее значимыми терминальными ценностями студенты государственных вузов назвали «власть над людьми», «руководящую работу», «равенство, справедливость для всех», «творчество», «конкурентоспособность» (3-й ранг). Хотелось бы заметить, что в число наиболее значимых ценностей не вошли «познания» (9-й ранг) и «продуктивность» (11-й ранг). Но вошли такие, как «деньги» (б-й ранг), «признание, уважение» (7-й ранг). Это свидетельствует об изменении ценностей у молодежи, характеризует предпочтительный образ жизни, связанный со свободой, самостоятельностью, признанием и деньгами. Ценность познания, творчества снижается, ее место все больше занимает образованность как средство достижения успеха [8].
Изучая проблему наиболее общих ценностей, выступающих у студентов государственных заведений в качестве жизненно важных целей, Л.Б. Юшкова выявила, что такими целями-ценностями являются (в порядке понижения их субъективной значимости по рангам): любовь и семья, хорошие и верные друзья, интересная работа, мирная обстановка в стране, здоровье, социальная активность, познание и возможность творчества [14].
В исследованиях, проведенных О.В. Гавриловой, современные студенты в средствах для достижения целей предпочтение отдают «образованности», «умению довести любое дело до успешного конца», «общению с людьми, близкими по духу» и «твердой воле» (4-й ранг). Данный факт подтверждает вывод о том, что ценностные ориентации являются стабильным и глубинным образованием, хотя нельзя не отметить несколько различий в структурах ценностей по этапам обучения.
В результате исследований по определению ценностно-мотивационной ориентации студентами I курса ТИСБИ (2001-2002) отмечено преобладание мотивов собственного благополучия, стремления к личному первенству, престижу. Одной из основных целей и стремлений студентов I курса является установление прочных отношений с окружающими в системе отношений, включающей в себя отношения с преподавателями, однокурсниками, друзьями, отношения в семье. Материальное благосостояние оказывается основанием для развития у студентов чувства собственной значимости и положительного отношения к себе. Заинтересованность студентов в высоком уровне материального благосостояния объясняется высокими потребностями этого возраста и их низкой социальной защищенностью.
Для данного периода характерна высокая потребность в достижениях, т. е. стремление к достижению ощутимых и конкретных результатов в любом виде деятельности. Эта потребность объясняется самим характером учебной деятельности студентов [10] . Большое количество студентов имеют высокую потребность в достижениях (до 60%), в сохранении собственной индивидуальности (от 60 до 79%), что свидетельствует об их стремлении к независимости и желании сохранить неповторимость, своеобразие собственной личности, своих взглядов и убеждений.
По результатам наших исследований, представления студентов об избранной профессии продолжают оставаться практически теми же, что и до поступления в вуз, вплоть до III курса, с которого обычно начинается специализация. Именно с этого времени отмечается существенная перестройка в системе представлений студентов о профессии. Так, у 70% студентов II курса представления о профессии остаются прежними - неполными и неадекватными. Но уже к концу III курса только 50%, а на старших курсах лишь около 40% студентов имеют неполное представление о своей работе. Этот факт свидетельствует о том, что в процессе обучения в вузе молодые люди развиваются как личности, приобретают новый опыт, изменяется их отношение к жизни и целям, которые они перед собой ставят. Формирующееся в процессе профессиональной подготовки отношение к профессии влияет на эти изменения. Поэтому так важно положительное отношение студентов к приобретаемой профессии. Такие ценности, как «признание, уважение», «удовольствия», «широкий круг общения», которые можно отнести к социальным отношениям, снижают свою значимость для студентов, заканчивающих вуз (разница в рангах существенная - б, б и 10 соответственно). А такие ценности, как «познание», «самостоятельность», «продуктивность», относимые к личностно значимым, наоборот, становятся более важными (разница в рангах - 5, б, 8 соответственно).
В структуре инструментальных ценностей происходит меньше изменений. Они более устойчивы в своей значимости. Здесь, в отличие от терминальных ценностей, более важными становятся ценности, относимые к характеристикам взаимоотношений с другими людьми, - такие, как «широта взглядов» и «честность» (разница в рангах — 7,7 соответственно). А такие ценности, как «смелость» и «предприимчивость», характеризующие личностные качества, снижают в процессе подготовки свою ценность для студентов (разница в рангах - 9,7, б соответственно).
Учитывая эти отличия, можно сказать, что студенты негосударственных вузов более прагматичные, целеустремленные и предприимчивые. В целом же, нельзя сказать что «негосударственные» студенты значимо отличаются от «государственных», существует лишь специфика образа жизни тех и других, которая вносит вышеуказанные различия.
Таким образом, на основе проведенного анализа ценностей мы можем построить обобщенный портрет современного студента: уверенный в себе, стремящийся к работе, отвечающей его интересам, успешный, заботящийся о своем развитии и самосовершенствовании; считающий конкурентос-пособность, творчество и познание средствами для достижения более значимых целей; основными средствами для достижения успеха в жизни и уверенности в себе признающий образованность, эффективность и настойчивость; ценящий свободу, самостоятельность и независимость, осознающий необходимость твердой воли, доброго отношения с другими людьми и отрицающий авторитаризм.
1.3. Ценностные ориентации студентов в новых социокультурных условиях

Ценностные ориентации определяют духовный стержень человека, выражают его отношение к миру и к самому себе, оказывают влияние на направленность и содержание социальной активности, наполняют жизнь смыслом, представляют основной канал усвоения человеком духовной культуры общества, превращения культурных ценностей в стимулы и мотивы практического поведения, являются системообразующим элементом мировоззрения.
Социально-экономические процессы, происходящие в стране, вызвали ряд изменений, которые отчетливее всего проявились в трансформации старых и поиске новых ценностных ориентиров, организационных структур, моделей личностных, деловых и семейных взаимоотношений. Эти изменения привели к дестабилизации общества и многообразию, противоречивости жизненных приоритетов людей, что отразилось на формировании ценностных ориентаций молодежи, в том числе и студенческой. Так, в начале реформ (примерно в 1992 – 1996 гг.) специалисты института социально-политических исследований РАН наблюдали нарастание тенденции прагматизации ценностного сознания молодого поколения и повышения значения таких ценностей, как: богатство (деньги), материальные блага и удовольствия, квартира и дорогие вещи, денежная работа (любая), престижный вуз, карьера и успех любой ценой. Стихийность процессов модернизации и поиска новых ориентиров привела, таким образом, к утверждению низших ценностей, чуждых менталитету россиян, вызвала коммерциализацию и криминализацию общественного сознания, падение нравственности, стихию «дикого» рынка, рост преступности, безработицы и суицидальных настроений. В итоге примерно к 1996 - 1997 годам обострилась проблема переосмысления, «инвентаризации» ценностей. Пришло и понимание того, что эффективное решение обозначенной проблемы невозможно без теоретического подхода, разработанного аксиологией (философским учением о ценностях) и что аксиологизация образования – необходимое условие преодоления затянувшегося ценностного самоопределения. В 1996 г. в Петербурге вышел ряд книг по аксиологии, а в университете появился новый спецкурс для студентов философского факультета. Аксиологический подход начали осваивать социологи, психологи, педагоги и другие ученые и практики, а через СМИ элементы аксиологических знаний стали проникать и в массовое сознание.
Значение аксиологических знаний состоит в том, что они обогащают содержание образования, способствуют лучшему пониманию ценностей других культур и целенаправленному формированию новой позитивной системы ценностей молодежи (что особенно важно в эпоху глобализации культуры, «столкновения цивилизаций», «столкновения ценностей» и активизации мирового терроризма). Наиболее прогрессивные аксиологические теории утверждают гуманитарные ценности, которые считаются сокровищницей человечества, духовной основой его выживания и развития, противостоят технократизации мышления людей, являются приоритетными (терминальными). Однако в условиях рыночного общества, когда отношения строятся на жесткой конкуренции, гуманитарные ценности должны уравновешиваться и дополняться здоровым прагматизмом, умением выстраивать жизненную стратегию, рационально использовать природные богатства и человеческие ресурсы, управлять развитием экономики, науки, образования (т.е. инструментальными ценностями). Формированию правильных представлений о сущности терминальных и инструментальных ценностей (о том, что есть смысл, цель бытия, а что – оптимальное средство для достижения этой цели) способствуют разведение и осмысление понятий «цивилизация» и «культура» и, соответственно, «цивилизованность» и «культурность».
С этих позиций становится понятным, почему российское общество предъявляет молодым специалистам все новые и новые требования (в связи с интеграцией России в мировую цивилизацию и прогрессом науки и техники) и в то же время призывает к возрождению и развитию национальной культуры, национального образования, целью которого является формирование достойного представителя культуры своей страны, способного к диалогу с мировой культурой. Воспитание профессионала сейчас видится не только как вооружение его системой специализированных знаний, технологий и ценностей западного демократического рыночного общества, но и как приобщение к ценностям, идеалам отечественной культуры, в лоне которой из века в век формировались гении мировой науки и искусства.
Таким образом, реформа образования в сторону его модернизации (большей наукоемкости, технологизации, инноватизации) и гуманитаризации (аксиологизации, культурологизации) направлена, в первую очередь, на формирование новой позитивной системы ценностей будущих профессионалов [18, c. 173].
С другой стороны, продолжается и стихийная адаптация молодежи к новой аксиологической ситуации (в тех вузах, где не преподается аксиология). Анализ публикаций по исследованиям ориентаций студенчества показал, что основное содержание ценностных ориентаций современных студентов вузов заключается:
- в сохранении жизни и здоровья как высших жизненных ценностей (эти ценности стали доминировать в условиях роста преступности, терроризма, наркомании, смертельных болезней, загрязнения экологической среды, навязывания западом генетически-модифицированных продуктов, армейской службы в «горячих точках», обнищания и вымирания россиян);
- в первостепенности духовно-нравственных опор, таких как счастье, любовь, хорошая семья, будущее детей, дружба (в условиях нестабильности и стрессогенности жизненной среды стали остро необходимы понимание, поддержка, верный спутник жизни, ощущение семейного счастья, домашний уют, комфорт, хорошие и верные друзья, общение, общие интересы);
- в образованности, хорошей работе и высоком материальном положении (значимость этих ценностей возросла в условиях инфляции, повышения квартплаты, коммерциализации медицины, образования, культуры, роста безработицы и конкуренции, а также неспособности большинства представителей старшего поколения быстро адаптироваться к переменам и обеспечить детям достойный уровень и качество жизни, наличие книг, компьютера, квартиры);
- в личной конкурентоспособности, карьере, успехе, престиже, строящихся на уверенности в себе, предприимчивости, самостоятельности, рационализме, продуктивности, упорстве, твердой воле, ответственности, самосовершенствовании, самоконтроле (в условиях социальных реформ, появления новых возможностей, ужесточения конкуренции и требований к профессионализму);
- в креативности, развитии своих способностей и индивидуальности, в сохранении духовной независимости и самоуважения (в условиях живучести идей авторитаризма и устаревших стандартов деятельности, в то время как востребованы способности принимать нестандартные решения, создавать оригинальные проекты, критично мыслить, отстаивать свою позицию и т.д.);
- в активных социальных контактах и социальной компетентности, т.е. в установлении благоприятных отношений в различных сферах социального взаимодействия, расширении своих межличностных связей, широком круге общения, реализации своей социальной роли (в условиях динамичных изменений, требующих мобильности, умения работать в команде, видеть свое место в социальной структуре, возможные перспективы карьерного роста) [16, 27].
Обобщив данную информацию, мы получаем аксиологический портрет современного «продвинутого» студента: уверенный в себе, стремящийся к хорошо оплачиваемой работе, отвечающей его интересам, предприимчивый, ответственный, успешный, считающий конкурентоспособность, образованность, эрудицию, познание и творчество средствами для достижения успеха в жизни, знающий и развивающий культурный потенциал своего региона и своей страны как один из факторов их конкурентоспособности (то есть развивающий интеллектуальные, этические и художественные ценности), признающий эффективность, настойчивость и рационализм, ценящий жизнь, здоровье, семью, самостоятельность и независимость, осознающий необходимость твердой воли, коммуникабельности, умения наладить отношения и отрицающий авторитаризм [11].
Можно сделать вывод, что у молодого поколения (примерно к 1999-2002 годам) повысилась ответственность за себя, свою семью, свое дело, за свое будущее и будущее своего региона.
Далее следует определить, к какой модели базовых ценностных ориентаций следует отнести описанный выше тип ценностного сознания, характерный для студенчества. Для этого лучше всего использовать материалы многолетнего социологического мониторинга, проведенного институтом социально-политических исследований РАН (целью которого был анализ состояния и развития базовых ценностных ориентаций россиян под воздействием трансформационных процессов). Мониторинг позволил с высокой степенью уверенности судить о содержании и динамике ценностных ориентаций. Так, в результате анализа собранного институтом эмпирического материала были выявлены три типа ценностного сознания россиян, сложившиеся за десятилетний период реформ в российском обществе (1992 - 2002 гг.), которые в той или иной степени тяготеют к одной из двух моделей ценностей: западной либо традиционной.
Ценностное сознание первого типа (в том числе и студенчества) тяготеет к постиндустриальной индивидуалистической модели ценностей западного типа, к идеалам демократического рыночного общества, так как следование лишь традиционным ценностям не обеспечивало им эффективного выживания и успешной самореализации. В целом по стране количество приверженцев индивидуалистической системы ценностей, настроенных на развитие страны по пути рыночной модернизации и положительно относящихся к конкуренции, частной собственности, личному успеху и богатству, составляет 25-30% населения.
Что касается второго типа ценностного сознания (характерного для старшего поколения, особенно в провинции), то оно связано с носителями традиционалистской российской ментальности и тяготеет к патриархально-коллективистской модели ценностей, ориентированной на общество равных доходов (а не равных возможностей), на авторитарные методы управления и наличие «жесткой руки», сильного лидера, способного навести в стране должный порядок. Их примерно 35-40%.
Остальную часть населения составляет группа с противоречивым типом ценностного сознания. Многолетние материальные проблемы, нарушение духовно-психологического равновесия именно у этой части населения привели к качественному сдвигу в ценностных ориентациях. К сдвигу, который является своего рода попыткой адаптации к новым условиям жизни. Ведь если прежняя система ценностей не обеспечивала эффективного выживания, а повлиять на происходящие процессы люди были не в состоянии, то единственной адекватной реакцией с их стороны могло явиться стремление изменить самих себя, свои представления о принципах и ценностях современной жизни. Для этой части населения (составляющего примерно 30-40%) характерна амбивалентность, противоречивость сознания, выражающаяся в одновременном стремлении к противоположным ценностям. В их сознании парадоксально сочетаются приверженность нормативной демократии с тягой к «сильной руке», одновременная оценка свободы печати, выборов, наличия парламента как пустой видимости и признание значимости прямых форм избрания главы государства, нежелание поддерживать роспуск парламента, ограничивать свободу слова. Именно из данной людей пополняется та часть населения, которая начинает принимать индивидуалистическую (требующую самостоятельности, предприимчивости и ответственности) модель ценностей и поддерживать демократические ценности и институты [3].
Анализ результатов десятилетнего мониторинга, проведенного специалистами, позволил им выдвинуть тезис, что российское общество постепенно начинает возвращаться (на новом витке развития) к тем ценностям, которые всегда были характерными для российского менталитета. Например, значимость душевной гармонии и спокойной совести вновь стала актуальной для подавляющего большинства населения (94,0%). Две трети населения отдают приоритет ценностям свободы и независимости и лишь треть россиян продолжает ценить материальное благополучие выше свободы. К 2001 году в массовом сознании вновь заметно возросла значимость интересной (а не только денежной) работы, яркой индивидуальности, отчасти – политических прав и свобод. Восстанавливают свои позиции и многие другие базовые ценности, продемонстрировавшие устойчивость, способность к обновлению, выживанию (несмотря на попытки Запада навязать «псевдоценности» потребительского общества, с одной стороны, и мечту старшего поколения россиян «реанимировать» прошлое, с другой). Социологи считают, что, вопреки расхожим представлениям, в настоящее время в России не наблюдается острого кризиса ценностей населения, по крайней мере в том, что относится к разряду «смысложизненных». Стабильно высокими остаются признание равенства возможностей, а не доходов, показатели положительного отношения к честной конкуренции, предприимчивости, свободе, ответственности, самостоятельности, идеалам демократического рыночного общества [13].
Присоединяясь к мнению специалистов, признаем, что общественное сознание, пережив закономерный «возрастной» кризис, стало более универсальным, благодаря чему российская цивилизация сможет устойчиво развиваться более быстрыми темпами, не только соответствуя высоким требованиям цивилизованного мирового рынка, но и усиливая потенциал своей культуры. Ведь именно традиционные ценности российской культуры и лучшие образцы классического наследия оказались хорошей «прививкой» против потребительской идеологии и культа развлечений, навязываемых Западом (особенно Америкой) вместо подлинных идеалов демократического рыночного общества. Необходимо и впредь беречь и обогащать художественные, этические, интеллектуальные отечественные ценности как духовный «иммунитет» нации и повышать на их основе культурный статус и престиж своей страны.
Важным индикатором позитивной динамики ценностных ориентаций россиян можно считать и культуру досуга. Если до недавнего времени доминировали пассивный отдых, телевизор, газета, то сегодня 30 с лишним процентов населения предпочитают рационально тратить свое свободное время, например, посвящать его обновлению своих знаний, получать второе высшее образование, заканчивать курсы повышения квалификации, заниматься самообразованием. Имеется в виду система непрерывного образования, когда человек учится долго, много. И не потому, что заняться больше нечем, а потому, что хорошее образование позволяет оставаться ему всегда на пике конкурентоспособности, быть востребованным в разных областях и отраслях.
Но не все сейчас идет так хорошо и гладко, как хотелось бы. Реалистическую оценку динамике общественных настроений и особенностям социальной структуры сегодняшнего российского общества дал в беседе с журналистами директор института комплексных социальных исследований РАН, доктор философских наук М. К. Горшков. Постараемся в кратком виде представить его экспертное мнение:
- С одной стороны, становится очевидным, что в успешности процессов модернизации, информатизации, технологизации, демократизации России есть заслуга и молодого поколения, обладающего способностью быстро адаптироваться к меняющимся условиям. С другой – удивительна неиссякаемость советской парадигмы мышления, которую воспроизводит (естественным путем через старшее поколение) даже молодежь. Это объясняется тем, что очень маленький накоплен исторический опыт другой жизни. Социологи института вывели, например, шкалу предметов национальной гордости и по опросам среди старших и младших возрастных категорий все первые места отданы достижениям советского периода – это Победа в войне, освоение космоса, открытия в науке и технике. На последних местах - переход к рыночной экономике, ликвидация железного занавеса... И то больше об этом говорит молодежь, причем в мегаполисах, на селе же ничего подобного вообще не вспоминают. А сплачивают всех средние возрастные группы, которые не позволяют духовно растащить Россию. Тяготея к золотой середине, они являются неким социально-историческим переводчиком.
- Другим фактором, негативно влияющим на аксиосферу молодого поколения, можно считать разницу в доходах и заметный разрыв между самыми богатыми и самыми бедными. Она достигает 25 раз. Для сравнения – в развитых странах такая разница составляет 6-8 раз. Свыше восьми они считают её просто недопустимой. Там сразу объявляют экстренное заседание парламента, предпринимают все меры, чтобы упорядочить разрыв в доходах: усиливают социальные программы, организовывают благотворительные фонды с участием наиболее зажиточной части населения. Словом, данные вопросы регулируют с помощью и за счёт прежде всего государства и частного бизнеса. У нас же, похоже, за счет государственных институтов пытаются сегодня освободить государство от несения тех социальных функций, которые ему имманентно присущи, забывая, что в России в силу того же менталитета не может быть никакого другого государства, кроме как социально ориентированного. Кстати, это записано и в Конституции. Поэтому то, что сегодня происходит, – ещё и нарушение Конституции. Так некорректно сбрасывать с себя социальные обязательства государство просто не имеет права. Вспышка возмущения населения по поводу монетизации льгот и других реформ в социальной сфере кроется и в безответственности государственных мужей, которые не знают общества, в котором живут, не учитывают, что общество на две трети остается в силу объективных причин патерналистским и только около трети россиян сегодня являются носителями модернистского сознания. На Западе, например, при принятии любого закона привлекают несколько социологических служб на конкурентной основе, чтобы сопоставить разные источники информации. Причем делают это в упреждающем порядке, называя данную процедуру социологической экспертизой принятия и разработки управленческих решений и законопроектов.
- Следующим негативным фактором является искаженное представление о бизнес-элите, которая тратит немалые средства на благотворительные цели, но вынуждена скрывать этот факт, так как боится нашествия проверяющих комиссий, придирок и лишней мороки. Тот же ЮКОС тратил немалые средства на благотворительные цели, но кто о чём либо подобном слышал? Ни в одной развитой стране такого нет. Даже компания Рокфеллера деньги огромные платит, чтобы о её помощи узнала вся страна, у нас же от этого прячутся. Это нонсенс! Потому у нас народ и озлоблен на бизнес, не понимая его роли в обществе. А причина все та же - в некомпетентности управленческой элиты.
- Примерно с 2003-2004 гг. началась новая волна прагматизации ценностного сознания россиян (особенно студенческой молодежи). Причина усматривается в том, что из 40% адаптировавшихся россиян и уже относящих себя к среднеобеспеченным только 10% имеют сегодня шанс пролезть дальше, в верхний слой общества сквозь «узкое горлышко», которое всё сужается. Ужесточаются критерии отбора и становится все сложнее получить доходные места, которых совсем мало остается на периферии, и чуть больше пока в Центре. Это та сфера развития частного бизнеса и государственно-частного капитала (банковский сектор, маркетинговые службы, естественные монополии и т.п.), где хозяин готов хорошо платить, но и от своего работника требует высокой квалификации и полной отдачи сил, где подбор кадров ведут на конкурсной основе опытные менеджеры. Отсюда новый виток конкурентной борьбы в 2004 году и резкое падение морали в обществе. До 40% молодежи по опросам готово сегодня переступить черту закона и моральные нормы для достижения своей цели. И в этом они не стесняются признаться. Они настроены не бороться даже, а драться за достижение более высокого должностного статуса и за свое место под солнцем, что вызывает рост социальной напряженности.
Выход из создавшейся ситуации только один – работать с кадрами так, как работали с ними в советские времена (и нечего этого стесняться). Раньше были школы переподготовки, академии различного направления и толка, была система кадрового отбора и прохождения человека со ступеньки на ступеньку карьерного роста, а сегодня можно министром стать, проработав в городском коммунальном хозяйстве. да ещё не начальником управления, а заместителем. То есть должна быть государственная программа, разработанная руководством страны (и закон о кадровом обеспечении реформ в российском обществе). По исследованиям социологов института видно, как много появилось талантливой, с культурой менеджмента молодежи, но кто с ней работает и когда можно будет на конкурсной основе, а не по блату назначать любого чиновника? [4].
Подытожив сказанное, Михаил Горшков назвал сегодняшнее общество обществом трех третей (очень обеспеченные, средний класс и малообеспеченные люди) и заверил, что завтра оно будет обществом двух третей: «Это классика. Любой социолог вам это скажет. И две трети будет составлять средний класс, как во всем мире. На Западе среднестатистический гражданин является представителем среднего класса. И все его характеристики являются усредненными: машина у него и у жены, дом стоимостью 120 тысяч долларов, кредит, который он 20 лет выплачивает, ребенок в хорошей школе, отпуск в Греции». В качестве трех объективных западных критериев, по которым человек может отнести себя к среднему классу, выступают: уровень зарплаты должен быть не меньше, чем средний по стране, уровень образования должен быть высшим, характер труда не иметь физической направленности, то есть быть достаточно интеллектуальным. У нас, по этим критериям, только 22% граждан можно отнести к среднему классу, в то время как по субъективным самооценкам 48% считают себя таковыми [4].
Достоверность приведенных выше оценок и прогнозов подтверждается не только авторитетом и заслугами ученого, но и содержанием деятельности его института, который весь свой колоссальный научный потенциал сосредоточил на фундаментальных проблемах развития современного российского общества, дабы судьбоносные решения политиков и экономистов принимались на научной основе. Из слов М.К. Горшкова становится понятно, что в первую очередь должны смениться приоритеты и модернизироваться система ценностей россиян, достойных быть как культурной (духовной), так и экономически процветающей, высокоцивилизованной нацией. Следовательно, новыми позитивными компонентами содержания массового ценностного сознания должны стать ценности среднего класса (в определенном смысле это ценности добропорядочного и процветающего обывателя), являющегося главным стабилизатором общества.
Формировать новые компоненты ценностного сознания будущих профессионалов предстоит вузам второй категории (их должно быть не менее 200-250), которые призваны обеспечивать необходимое число специалистов для страны. Элиту же (политическую, экономическую, управленческую, научную, культурную), с более универсальным, ноосферным типом ценностного сознания, будут готовить в вузах первой категории, то есть в 10-15 элитных исследовательских университетах, призванных способствовать сохранению национальной безопасности и конкурентоспособности страны в борьбе с западными «акулами» [5, с.1,4]. Причём к 2007 году Россия выплатит все денежные долги Европе и освободится от долговой «петли», а к 2010 году завершит модернизацию системы образования и подготовки кадров. Мы переходим от этапа экономической стабилизации к устойчивому развитию страны.
Таким образом,
1. В период ускорения инновационных процессов, связанных с интеграцией России в мировую экономику и образование, необходимо целенаправленное (экономящее время) формирование новых компонентов позитивной и конструктивной системы смысложизненных ценностей молодого поколения педагогами-профессионалами. Это представляется возможным не только благодаря успехам ценностного самоопределения «продвинутой» части молодежи и усилиям аксиологов, социологов, педагогов но и в связи с наметившимся прояснением ценностной ситуации. А именно: 25 апреля 2005 года в Послании президента России Федеральному Собранию Российской Федерации обозначены ценностные приоритеты России - это гуманистические, демократические, а в целом – европейские гуманитарные ценности [6, с.3,4], (которые проверены временем, вырабатывались европейской культурой в течение пяти тысячелетий, утверждались ценою жизни и здоровья многих подвижников - философов, мудрых правителей, ученых, художников, педагогов, общественных деятелей.
2. В настоящее время перед оголтелой «американизацией» российской культуры ставится барьер, тем более что до сих пор транслировались и усваивались лишь китчевые образцы масскультуры, а не подлинные ценности, идеалы и достижения Америки. Теперь система образования может выйти на новый уровень, связанный с решением задачи государственного масштаба – приобщения молодежных масс к действительно прогрессивным европейским и отечественным ценностям. Преподаватель вуза, учитель школы – центральные фигуры в образовательном пространстве, они призваны быть носителями и трансляторами подлинно гуманистических, конструктивных ценностей и образцом ценностно-самоопределившейся личности. Следовательно, разрешение социально-экономических и образовательно-воспитательных проблем российского общества предполагает совершенствование аксиологической подготовки будущих учителей и преподавателей вузов, от которой будут зависеть духовное здоровье нации, уровень аксиологической просвещенности и грамотности юных граждан России, успешность их адаптации к новым социально-экономическим условиям и конкурентоспособность на мировом (в первую очередь евразийском) рынке труда.

Список литературы

1. Алексеева В.Г. Ценностные ориентации как фактор жизнедеятельности и развития личности // Психологический журнал. - 1984. - Т.5. - №5. - С.63-70.
2. Ананьев Б.Г. О психологических эффектах социализации// Человек и общество. Проблемы социализации индивида. - Л. -ЛГУ; 1971.
3. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 2007.
4. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. - М., 1993.
5. Будинайте Г.Л., Корнилова Т.В. Личностные ценности и личностные предпосылки субъекта // Вопросы психол. - 1993. - Т.14. - №5. - С.99-105.
6. Вардомацкий А.П. Ценности социальных групп и личности: Докт. дис. - Минск, 1995. - 277 с.
7. Выжлецов Г.П. Аксиология: становление и основные этапы развития // Социально-политический журнал. - 1996 - №1. - С.86-99.
8. Гаврилова О.В. Взаимосвязь удовлетворенности и мотивации учебной деятельности студентов в системе многоуровнего образования: Дисс. ... канд. психол. наук. - Казань, 2000.
9. Дроздов С.В. Динамика мотивационно-смысловых образований личности студентов в процессе адаптации к учебе: Дисс. канд. психол. наук. - М., 2000.
10. Занюк С. Психология мотивации. - Киев, 2001.
11. Здравомыслов А.Г. Потребности, интересы, ценности. - М., 1986. - 222 c.
12. Зыкова, Н.Ю. Развитие профессиональных ценностных ориентаций студентов как цикл контакта в гештальт-терапии // Проблемы и перспективы художественного профессионально-педагогического образования: материалы конференции 2006 г. - Самара: СГПУ, 2006. - С.56-61.
13. Ильин Е.Л. Мотивация и мотивы. - СПб., 2000.
14. Каган М.С. Философская теория ценности. - Санкт-Петербург., ТОО ТК «Петрополис».
15. Кирьякова А.В. Теория ориентации личности в мире ценностей: Монография. Оренбург, 1996. - 190 с.
16. Климов Е.А. Общечеловеческие ценности глазами психолога профессиоведа // Психологический журнал. - 1993. - Т.14. - №4. - С.130-136.
17. Кричевский Р.Л., Дубовская Е.М. Психология малой группы. - М., 1991. - 207 с.
18. Кудрявцев Т.В. Исследование психологических особенностей профессионального становления.
19. Кудрявцев Т.В. Психология профессионального обучения и воспитания. М., МЭИ, 1985.
20. Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций. - M., 1992. - 17 с.
21. Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной конструкции // Вопросы философии. - 1996. - №4. - С.16-24.
22. Маслоу А. Самоактуализация // Психология личности. Тексты / Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, А.А.Пузырея. - М., 1982. - С.108-118.
23. Моральные ценности и личность / Под ред. А.И.Титаренко, Б.О.Николаичева. - М., 1994. - 176 с.
24. Мухина В.С. Детская психология. Учебник для пед. институтов. М., Просвещение, 1985
25. Рогов М.Г. Мотивация учебной и коммерческой деятельности студентов: социально-психологический аспект. - Казань, 1998.
26. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: в 2-х т. - М.: Педагогика, 1989.
27. Сенин И.Г. Опросник терминальных ценностей. - Ярославль, 1991.
28. Сержантов В.Ф. Человек, его природа и смысл бытия. - М., 1990.
29. Тугаринов В.П. О ценностях жизни и культуры. - Л.: ЛГУ, 1960. - 156 с.
30. Фаустова Э.Н. Жизненные ценности студентов в новых социокультурных условиях. - М., 1995.
31. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник / Общ. ред. Л.Я.Гозмана, Д.А.Леонтьева. - М.: Прогресс, 1990. - 368 с.
32. Фрейд З. Я и ОНО: труды разных лет, в 2-х т. Т.2. - Тбилиси., 1991. – 425 с.
33. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. - М., 1994. - 447 с.
34. Хекхаузен X. Психология мотивации достижения/Пер, с англ. - СПб., 2001.
35. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ / Общ. ред. Г.В.Бурменской. - М., 1993. - 480 с.
36. Ценностный мир современного студенчества (социальный портрет явления) / А.А.Козлов, В.Т.Лисовский, З.В.Сикевич. - М., 1992. - 40 с.
37. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н/ Дону.: Изд-во «Феникс», 1988.
38. Ядов В.А. Междисциплинарный подход к изучению соотношения между ценностными ориентациями и наблюдаемым поведением // Личность и ее ценностные ориентации: Информационный бюллетень. - 1970. - №40.
39. Якунин В.А. Психология учебной деятельности студентов. - М., 1994.
40. Яницкий М.С. К проблеме аксиологической типологии личности // Теоретические и прикладные вопросы психологии. Выпуск 3. Часть 1. - СПб, 1997. - С.391-398.


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат