Психодиагностическая работа с пожилыми людьми по выявлению уровня адаптации к пенсионной среде

Период старения является одним из закономерных этапов жизненного пути человека и его онтогенеза. В настоящее время этот возрастной период привлекает к себе все большее внимание исследователей в связи с сущест-венным повышением среднего возраста жизни человека

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
1. Проблемы пожилого возраста 5
1.1. Психология возрастного и профессионального старения 5
1.2. Выход на пенсию как психологическая проблема 12
2. Личностные особенности пожилых людей как фактор их адаптации в посттрудовой период 17
2.1. Организация и методы исследования 17
2.2. Особенности адаптации в пожилом возрасте 23
Заключение 43
Литература 45
Приложения 49

Введение

Период старения является одним из закономерных этапов жизненного пути человека и его онтогенеза. В настоящее время этот возрастной период привлекает к себе все большее внимание исследователей в связи с сущест-венным повышением среднего возраста жизни человека и, как следствием, существенным постарением населения во многих странах. Сегодня, относи-тельная доля и абсолютное число престарелых граждан во всем мире стремительно растет, а проблемы старости и старения становятся глобальными.
К настоящему времени выполнен ряд исследований, обращенных к различным проблемам психологической геронтологии. В первую очередь здесь должны быть названы научные труды М.Д. Александровой, Б.Г. Ананьева, А.А. Богомолец, И.В. Давыдовского, И.И. Мечникова, В.В. Фролькис и др., которые заложили основы отечественной геронтологии и психологии старения. В современной психогеронтологии наиболее активно проводятся исследования такими учеными как Л.И. Анцыферова, Т.В. Карсаевская, О.В. Краснова, А.Г. Лидерс, Т.Н. Марцинковская, О.Н. Молчанова, С.Г. Максимова, У.Б. Поднебесная, М.М. Тульчинский, И.В. Шаповаленко, А.Т. Шаталова, Н.Ф. Шахматов, Н.А. Коротчик и др.
Таким образом, актуальность исследования определяется тенденцией увеличения доли пожилых людей в современном обществе (в зарубежных странах преимущественно за счет увеличения средней продолжительности жизни, а в российском обществе в первую очередь за счет снижения деторо-ждаемости и так называемой «демографической ямы») и, соответственно, повышения их роли в жизнедеятельности общества. Этим обусловлена зна-чимость исследования восприятия старости и отношения к ней, влиянии личностных особенностей на выработку индивидуальной стратегии адаптации и стилей жизнедеятельности в новом периоде жизни, идентифи-кации человека в посттрудовой период.
Цель данного исследования является изучение особенностей личности пожилых людей как фактора адаптации в посттрудовой период.
Объектом исследования явились особенности личности пожилого че-ловека.
Предмет исследования – особенности самосознания, мотивационно-потребностной и эмоциональных сфер личности пожилого человека.
В качестве гипотезы было выдвинуто предположение о том, что пожилые люди характеризуются разной степенью адаптации в посттрудовой период. Личностные особенности выступают как факторы успешности процесса адаптации. Особенности самосознания, мотивационно-потребностной и эмоциональной сфер личности определяют адаптацию пожилого человека в посттрудовой период.
Для проверки гипотезы были выдвинуты следующие задачи:
1. Провести анализ литературы по проблеме пожилого возраста в отечест-венной и зарубежной психологии.
2. Исследовать особенности адаптации пожилых людей в посттрудовой пе-риод.
3. Изучить особенности личности пожилых людей с различной степенью адаптации после выхода на пенсию.
4. Выявить особенности личности пожилого человека, обеспечивающие ус-пешную адаптацию в посттрудовой период.
Для исследования использовались:
• метод беседы
• методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда
• методика незаконченных предложений
• методика «личностный дифференциал» Ч. Осбурда

1. Проблемы пожилого возраста

1.1. Психология возрастного и профессионального старения

Прекращение работы, уход на пенсию для многих люден - серьезная психологическая драма, особенно, если человек специально не готовился к такому этапу жизни.
Согласно концепции психологического обеспечения профессиональ-ной деятельности (Г.С. Пикифоров) «выход» из профессии есть адап¬тация к новым условиям жизнедеятельности. Возникает психологическая проблема своевременной адаптации человека к пенсионному статусу, со¬храняя физическое и психическое здоровье. Важность решения этой про¬блемы подтверждают данные исследования, проведенного в Психоневро-логическом институте им В.М.Бехтерева (Котова Л.А.). Изучалась психологическая адаптация человека к пенсионному статусу и выявлялись психосоциальные факторы, приводящие к декомпенсации психической деятельности. Автор отмечает, что полученные результаты позволяют вы-явить лиц пожилого возраста с повышенной степенью риска декомпенса¬ции психической деятельности в период выхода на пенсию. При этом зна-чимыми факторами являются следующие:
1) высокая профессиональная подготовка человека, то есть чем выше профессиональный уровень, тем тяжелее прекращение работы;
2) несоответствие между внутренним (эмоциональным) желанием продолжать работу и рациональным пониманием необходимости ее пре-кращения (возрастной барьер);
3) сочетание в личностной структуре тревожно-мнительных черт, тен-денции к лидерству и сниженной способности к адаптации;
4) полное отсутствие психологической подготовки к пенсионному
возрасту, то есть сосредоточенность только на работе и отсутствие других интересов, увлечений.
Факторы, влияющие на успешность протекания адаптационных про-цессов, делят на две группы: субъектные и средовые (Ананьев Б.П.). К субъ-ектным факторам относятся возраст, пол, физиологические и психо-логические характеристики человека; к средовым - условие труда, режим и характер деятельности, особенности социальной среды.
Человеку пенсионного возраста (50-65 г.) свойственны биологиче-ское, психическое и профессиональное старение. Л.И. Августова подчеркивает, чтобы сохранить профессиональное долголетие, необходи¬мо знать; в какой степени состояние соматического и психического здо¬ровья людей пожилого возраста позволит им участвовать в профессио¬нальной деятельности, в какой степени психофизиологические функции, психические процессы, состояния, свойства личности и мотивы пожилого человека соответствуют требованиям, предъявляемым той или иной кон-кретной профессией.
Основываясь на тех исследованиях и теоретических обобщениях (Ры-балко Е.Ф., Никифоров Г.С., Августова Л.И.) об особенностях старения психических процессов можно отметить, что снижение сенсорно-перцептивных функций приводит к слабому и искаженному восприятию внешних раздражителей, сужению объема восприятия. В то же время спад одних модальностей может компенсироваться другими. Повышается изби-рательность стимуляции, т.е. человек реагирует на наиболее значимые сигналы.
Постепенно ухудшаются концентрация и распределение внимания, со-кращается поле внимании. Меняется с возрастом восприятие времени. Про-тяженность будущего уменьшается. Ухудшается механическое запе-чатление, а логическая память сохраняется. Основой прочности памяти яв-ляются внутренние смысловые связи.
Интеллект пожилых людей имеет свои отличительные особенности. Его характерными чертами становится мудрость. На основании теоретиче-ских и экспериментальных исследований многие ученые предполагают, что мудрость человека обладает рядом когнитивных свойств: Во-первых, муд-рость связана, главным образом, с решением важных и сложных во¬просов, которые чаще всего касаются смысла жизни и состояния конкрет¬ных людей; во-вторых, уровень знании, суждений и советов, отражаемый в мудрости, исключительно высок; в-третьих, знания, связанные с мудростью необычайно широки, глубоки и сбалансированы и могут применять¬ся в особых ситуациях; в-четвертых, мудрость сочетает в себе ум и добро¬детель и используется как ради личного благополучия, так и для пользы человечества; в-пятых, хотя достичь мудрости нелегко, большинство лю¬ден распознают ее без труда.
Г.С. Никифоров отмечает, что «благодаря таким свой¬ствам их ума, пожилые люди в большей степени уберегают себя, по срав¬нению с моло-дыми, от поспешных, рискованных, необдуманных действий и поступков. Вместе с тем в позднем возрасте просматриваются трудности в при-обретении новых знаний, приспособлении к непредвиденным обстоятельствам, замедляется темп мышления».
По данным многочисленных исследований, обобщенных М.Д. Алек-сандровой двумя основными причинами ослабления ин¬теллекта с возрастом считаются: уменьшение объективности мышления и косность суждений.
Жизнь показывает, что развитие и сохранение интеллектуальных воз-можностей идет у разных людей по-разному.
Так, С. Пако полагает, что, в общем, оптимум интеллектуальных функций человека достигается в юности - ранней молодости, а интен-сивность их инволюции зависит от двух факторов. Внутренним фактором является одаренность. У более одаренных людей интеллектуальный про-цесс длительный и инволюция нарастает позже, чем у менее одаренных. Образование, по его мнению, противостоит старению, затормаживает ин-волюционный процесс.
Со старением человека связано и специфические изменения его эмо-циональной сферы: неконтролируемое усиление аффективных реакций (сильное нервное возбуждение) со склонностью к беспричинной грусти, слезливости. У пожилых людей появляется тенденция к эксцентричности, уменьшению чуткости, погружению в себя и снижению способности справ-ляться со сложными ситуациями. (Альперович В.Д., Г.А. Немчин, Кропик А.А., Головаха Е.И.).
Л.Н. Корнеева считает, что этап выхода из профессиональной деятельности труден прежде всего для лиц с высокой устойчивой само-оценкой. Способность к выполнению профессиональных задач на высоком уровне с годами падает, но самооценка остается прежней, что снижает ус-пешность саморегуляции деятельности.
Значение профессиональной мотивации для этапа выхода из профес-сии неоднозначно. По мнению Р.М. Грановской, профессиональная мотивация в этом возрасте усиливается в связи с ослаблением конкури-рующих мотивов. Для пожилого человека его труд важен прежде всего с точки зрения самооценки; само преодоление трудностей дает ему положи-тельно окрашенное ощущение одержанной победы во имя жизни и здоро-вья. Вместе с тем по мере снижения уровня функциональных возможно¬стей возрастает вероятность конфликта между этим уровнем, с одной сто¬роны, самооценкой и мотивацией достижений - с другой.
Б.Г.Ананьев считал прекращение систематического труда глав¬ной причиной дезинтеграции личности. По его мнению, активность чело¬века как субъекта и личности в пожилом возрасте обеспечивает сохранение и развитие сенсорных, перцептивных, мнемическнх, мыслительных функций, продуктивность его труда.
Г.С. Сухобская, Г.С. Никифоров подчеркивают, что уход с работы резко меняет ритм жизни любого человека, что само по себе является серьезным фактором стресса. «Работа помогает пожилому челове¬ку дольше сохранить самоуважение и социальный престиж (если, конечно, он успешно справляется со своей работой), но с другой - он явно работает «на износ», так как его физические возможности не позволяют ему тру¬диться наравне с молодыми без больших потерь для здоровья». (Сухобская Г.С., 1999, с. 69).
Отношение к собственной профессиональной деятельности является одним из тех важнейших факторов, считает Г.С. Никифоров, с кото¬рым связаны особенности вхождения в пенсионный период. Труд отвлека¬ет пожилых людей от болезненной сосредоточенности на физиологиче¬ских и психологических изменениях своего организма, повышает инте¬рес к внешнему миру. И наоборот, бездеятельность и пассивный образ жизни ослабляет пожилых людей.
Ряд авторов описывает личностные типы людей позднего возраста. Описание адаптивных и продуктивных типов старения содержит факторы, которые 6ольшинство специалистов по геронтологии выделяют как необ-ходимые для обеспечения психического здоровья и долголетия у людей по-жилого и старческого возраста.
Л.И. Анцыферова рассматривает два личностных типа:
1. Адаптивный и продуктивный тип старения. Представители данно¬го типа отличаются высокой активностью, удовлетворенностью жизнью, они успешно справляются с трудностями, мужественно, без особых эмо-циональных нарушений переживают уход на пенсию.
2. Непродуктивный тип людей, отличает пассивное отношение к жиз-ни, узкий круг интересов и отчуждение от окружения. Они теряют уваже¬ние к себе и переживают тягостное чувство ненужности. Это свидетельствует о потери личностной идентичности и неспособности человека по¬строить но-вую систему идентификацией.
Карл Гexт выделил психогигиенические аспекты, связанные со дарением.
1. Возраст определяется не только количеством прожитых лет, но и образом жизни, и поэтому старость наступает у всех людей в разное время. Старение осознается только тогда, когда начинает снижаться физическая ра-ботоспособность. В фазе старения, кода становятся заметны процессы инво-люции, человек должен организовать свою деятельность с учетом снижаю-щейся работоспособности, не пытаться насильственно сдерживать развив-шиеся возрастные изменения. Последнее только ускоряет процесс старения и часто приводит к физическому и психическому срыву.
2. Постоянная физическая и психическая тренировка, начиная с юно-сти, является предпосылкой для здоровой, активной старости.
3. Внутренняя установка и готовность к старению позволяет оптими-стически и жизнерадостно встретить эго явление.
4. Человек, живущий в коллективе, стареет не так быстро, как живу-щий в одиночестве.
5. Большое значение имеет подготовка стареющих людей к пенсион-ному периоду. Важно, чтобы еще до наступления пенсионного возраста проводились мероприятия, адаптирующие людей к их будущему статусу.
Проблема личностного и профессионального развития изучается представителями многих научных дисциплин (акмеологии, социологии, истории, философии и т.д.), в том числе представителями психологической науки.
Как показывают исследования ученых на каждой возрастной стадии профессиональное и личностное становление отличаются своим содержа-нием и динамикой.
С.Е. Пиняева, Н.В.Андреев предлагают относить зрелость к от¬резку жизни между 20 и 60 годами и описывать ее по фазам временным интер-валам в 7-10 лет (такое деление периода зрелости на фазы является условным). Авторы отмечают, что каждую фазу заканчивает нормативный кризис развития, успешность разрешения и сроки которого могут варьиро-вать в зависимости от характера протекания предшествующего периода, индивидуальных особенностей и обстоятельств жизни в целом.
Период зрелости (40/45 – 50/55 лет), как считают исследователи, имеет своими главными чертами дальнейшее упрочнение системы социальных ролей с доминированием некоторых из них и ослаблением других. Человек приобретает уверенную жизненную позицию и стабильность. Накоплен значительный профессиональный опыт, достигнуты индивидуальные вер¬шины в труде, имеется творческий потенциал. Не завершено и профессио¬нальное развитие. Е.А.Климов считает, что в период человек обрел свой индивидуальный стиль деятельности, его результаты могут быть ста¬бильно хорошими, и он имеет основания считать себя в чем-то незамени¬мым работником. С его мнением считаются и коллеги, и руководители. Возможно, сил и энергии у него становится меньше, чем в более ранние возрастные периоды, но профес-сиональные задачи он решает успешно за счет большого опыта, умения организовать свою работу.
В целом, согласно Д.Б. Бромлей, в этом возрасте происходит дальнейшее снижение физических и умственных воз¬можностей. Однако, как показывают исследования Б.Г.Ананьева вербальные функции именно в данную фазу прогрессируют наиболее ин¬тенсивно, достигая самого высокого уровня после 40-45 лет.
В целом, согласно Д.Б. Бромлей, в этом возрасте происходит дальнейшее снижение физических и умственных воз¬можностей. Однако, как показывают исследования Б.Г. Ананьева, вербальные функции именно в данную фазу прогрессируют наиболее интенсивно, достигая самого вы-сокого уровня после 40-45 лет.
С возрастом 50-55 лет связан очередной психологический норматив-ный кризис. После 50 лет человек начинает подводить итоги своей про-шлой деятельности и своим свершениям, задумываться о смысле жизни и ценности сделанного. Отныне, заглядывая в буду¬щее, человек вынужден пересматривать свои цели с учетом своего профес¬сионального статуса, физического состояния и положения дел в семье.
Поздняя зрелость (50/55-60 лет), или четвертая фаза периода зрело-сти, характеризуется, как утверждает Д.Б. Бромлей, более очевидным упадком физических и умственных возможностей, ослаблением сексу-альных функций и интересов, стремлением продлить состояние жизненной активности из-за сокращения будущего времени жизни. Вместе с тем, это пик для наиболее общих социальных достижений - положения в обществе, власти и авторитета. Возможно продолжение творческой деятельности и профессионального самоопределения. Обоб¬щение своего профессионального опыта и передача его следующему поко¬лению. В развитии профессионала наступает следующая фаза - фаза на¬ставничества. Появление учеников и последователей делает жизнь наполненной, осмысленной и перспективной, К завершению периода зрелости (примерно к 60/65 годам) происходит снижение уровня профессиональных притязаний. Изменяется мотивация в связи с подготовкой к предстоящему пенсионному образу жизни, ожиданием старости или сопротивлением ее наступлению.
Таким образом, с одной стороны, особенности личности работника оказывают существенное влияние на процесс и результаты профессио-нальной деятельности, с другой стороны, само формирование личности в значительной степени происходит в ходе профессиональной деятельности и под ее влиянием. Можно считать, что главным механизмом сохранения адаптированности личности к профессиональной деятельности в период зрелости выступают операциональные механизмы (мотивация, самооцен¬ка).

1.2. Выход на пенсию как психологическая проблема

Одним из наиболее переменных моментов на жизненном пути челове-ка, влекущим за собой существенные изменения в условиях и образе его жизни является выход на пенсию. Выход на пенсию может рассматривается как завершение одной деятельной фазы социальной жизни человека и начало другой, резко отличающейся от предшествуемой. По своей значимости он может сравниться с такими событиями, как выбор профессии, вступление в брак и т.п. Выход на пенсию не следует рассматривать только, как четко зафиксированное во времени событие, оно может оказать долго временное воздействие, так как перестройка сознания человека, находящегося на предпенсионном этапе жизни начинается задолго до фактического оставления работы.
Как правило, на новой основе перестраивается поведение человека, формируются его отношения с окружающими людьми, переосмысливаются ценности, отношении к действительности и т.п. Человек «примеривается» к роли пенсионера, ее возможностям и ограничениям, оценивает ситуацию и на основе этого либо принимает, либо отвергает новую роль.
Е.С. Авербух пишет, что сам факт выхода на пенсию является для че-ловека психической травмой: падает его социальная значимость, страдает его престиж, его самооценка и самоуважение. Новые требования ему зачастую не под силу, он чувствует себя отсталым [2, С.11].
Ю.М. Губачев также отмечает, что «преждевременный физический и духовный покой - это изнуряющий ад», под воздействием которого старость становится ранней, ненужной, патогенной, социально обременительной, сами же старики становятся не только скучными, беспокойными людьми, но даже опасными как для самих себя, так и для других людей. Творческий труд-главное лекарство от старости [18, С.52].
Специфика посттрудового этапа жизни обусловлена тем, что образ пенсионера в сознании людей связан не столько с конкретным кругом заня-тий, сколько отходом от работы, что в значительной мере ориентирует самих пенсионеров на пассивный бездеятельный образ жизни.
Пенсионный период жизни часто рассматривается как кризисный пе-риод в жизни человека. Происходящее значительное изменение жизненной ситуации связанно как с внешними факторами (появления свободного времени, изменение социального статуса), так и с внутренними (осознание возрастного снижения физической и психической силы, зависимое положение от общества и семьи). Эти изменения требуют от человека переосмысления ценностей, отношения к себе и к окружающему, поиска новых путей реализации активности. У одних этот процесс происходит долго, болезненно, сопровождается переживаниями, пассивностью не умением найти новые занятия, находить новые контакты по-новому взглянуть на себя и окружающий мир. Другая категория пенсионеров, напротив, адаптируется быстро, не склонна драматизировать переход к пенсионному образу жизни. Они полностью используют увеличившееся свободное время, находят новую социальную среду [60].
Одним из последствий выхода на пенсию является потеря каждоднев-ных моделей поведения, что может провоцировать агрессию, направленную как на других, так и на себя.
Важно подчеркнуть, что выход на пенсию - это значимое событие не только для человека, но и для окружающих его лиц. Поэтому процесс адап-тации к новому положению имеет две стороны: с одной стороны человек приспосабливается к своему социальному окружению, с другой - окружение приспосабливается к новой социальной роли.
Отечественные исследователи изучали представление пожилых людей об образе жизни на пенсии. Человек впервые, сталкивается с ситуацией пол-ной и постоянной не занятостью на работе, он не располагает практически никаким личным опытом, позволяющим точно прогнозировать эту новую ситуации. Оценивая последствия прекращения работы, человек обобщает доступный ему опыт других людей, соотнося его с собственным стилем требований, ценностей (60).
Большинство авторов сходятся во мнении о том что:
- после ухода на пенсию каждому человеку требуется время для перестройки стиля жизни и сознания; эта деятельность зависит от индивидуальных особенностей и объективных обстоятельств, что подставляет собой процесс адаптации.
- существенным фактором такой адаптации является рациональная организация и правильный выбор занятий
- семья выполняет компенсаторную функцию, т.е. становится основной сфе-рой межличностных контактов [26].
Р.С. Эшли выделяет шесть фаз пенсионного процесса:
1) Предпенсионная фаза
Выход на пенсию видится в достаточно отдаленном будущем, но может возникнуть ощущение тревоги, касающееся предстоящих изменений.
2) Фаза «Медового месяца» (сразу после выхода на пенсию)
Эйфория от вновь обретенной свободы.
3) Фаза разочарования, освобождение от иллюзий.
Разочарование может быть вызвано несбыточными «предпенсионными» мечтами либо неадекватной подготовкой к пенсии.
4) Фаза переориентации
Это продуктивный период для разработки более реальной картины жиз-ненных альтернатив.
5) Фаза стабильности
Осознание своих сильных и слабых сторон, понимание своих возможно-стей позволяют принять роль и статус пенсионера.
6) Завершающая фаза
Болезнь или индивидуальность затрудняет выполнение домашней работы и уход за собой. В некоторых случаях они делают невозможным выполнение повседневных обязанностей.
Фазы не соответствуют определенному календарному возрасту, сме-няются не в строго определенном порядке [26, С.10].
Шапиро В.Д. анализируя положительные и отрицательные последствия ухода на пенсию, делает вывод об отсутствии таких пенсионеров, которые оценивают реальную ситуацию только как позитивную и негативную. Все без исключения негативные изменения сопровождаются негативными изменениями, из которых наиболее часто указываются увеличение нагрузки по дому, чувство бесполезности и материального затруднения [60, С.40].
Зачастую пожилые люди выходят на пенсию психологически не гото-выми к своему новому положению и новому периоду жизнедеятельности. Такая неопределенность, неподготовленности к будущим занятиям негативно сказывается на процессе их социальной адаптации, социальной активности и личной удовлетворенности. Особую роль играет общая активность пожилых людей. Среди пенсионеров, которые ведут рациональный образ жизни, сохраняют высокую физическую и особенно, социальную активность, уровень адаптации на много выше, чем среди пенсионеров, ведущих пассивный образ жизни.
Таким образом, с прекращением трудовой деятельности у стареющих людей резко нарушается жизненный стереотип, приспособляемость к новым условиям, перестраивается весь образ жизни. Поэтому изучение социально - психологических проблем пожилого возраста, и в частности проблемы адаптации, представляет одну из ведущих проблем. Под социальной адаптацией обычно понимают: a) постоянный процесс активного приспособления индивида к условиям социальной среды, б) результат этого процесса. При этом выделяются два уровня адаптированности: адаптация и дезадаптации. Адаптация связывается с достижением оптимального взаимодействия между личностью и средой за счет конструктивного поведения. Дезадаптации- с отсутствием оптимального взаимоотношения личности и среды (отсутствие дина-мического равновесия) вследствие не доминирования неконструктивных ре-акций или несостоятельности конструктивных подходов [43].
При этом необходимо учитывать особенности личности пожилых лю-дей, приводящие к разной степени нарушения взаимодействия со средой.
Наше исследование предпринято с целью изучения личностных осо-бенностей как факторов адаптации в пост трудовой период.

2. Личностные особенности пожилых людей как фактор их адаптации в посттрудовой период

2.1. Организация и методы исследования

Целью данного исследования является изучение особенностей лично-сти пожилых людей как фактора адаптации в посттрудовой период.
В качестве гипотезы было выдвинуто предположение о том, что пожилые люди характеризуются разной степенью адаптации в посттрудовой период. Личностные особенности выступают как фактор успешности процесса адаптации. Особенности самосознания, мотивационно-потребностной и эмоциональной сфер личности определяют адаптацию пожилого человека в посттрудовой период.
Для проверки гипотезы были выдвинуты следующие задачи:
1. Исследовать особенности адаптации пожилых людей в посттрудовой период.
2. Изучить особенности личности пожилых людей с различной степенью адаптации в посттрудовой период.
3. Выявить особенности личности пожилого человека, обеспечивающую успешную адаптацию после выхода на пенсию.
Для решения поставленных задач был подобран комплекс.
a) Метод беседы.
Цель: - установление контакта с испытуемыми
- изучение социально- демографических характеристик
- исследование эмоционального; мотивационно-потребностного компо-нента личности.
Вопросы:
1. Ваш возраст?
2. Какое у Вас образование?
3. Где и кем Вы работали до выхода на пенсию?
4. Как долго вы работали? (сколько лет)
5. Вы живете один или с родственниками?
6.Раскажите о своей семье?
7. Как Вы считаете, что изменилось к лучшему в Вашей жизни после выхода на пенсию?
8. Что изменилось к худшему в Вашей жизни после ухода на пенсию?
9. Чем Вы предпочитаете заниматься в свободное время?
10. Насколько Вы удовлетворены общением с другими людьми?
Анализ результатов, полученных с помощью беседы, проводился по блокам вопросов:
1) Социально - демографические характеристики (1-6 вопросы) полу-ченные данные учитывались при формировании выборки.
2) Особенности эмоциональной сферы (7-8 вопросы)
3) Особенности мотивационно-потребностной сферы (9-10 вопросы).
Для изучения степени адаптации в пожилом возрасте использовалась методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда [41].
Данная методика относится к классу оп росников. В опроснике содер-жатся высказывания о человеке, о его образе жизни: переживаниях, мыслях, привычках, стиля поведения.
Прочитав или прослушав очередное высказывание опросника испы-туемый должен оценить, в какой мере это высказывание может быть отнесено к нему по шести бальной шкале:
«0» -это ко мне совершенно не относится;
«2» -сомневаюсь, что это можно отнести ко мне;
«3» -не решаюсь отнести это к себе;
«4» - это, похоже, на меня но нет уверенности;
«5» -это на меня, похоже;
«6» -это точно про меня;
Подчитывался интегральный показатель «адаптации», который вклю-чал в себя результаты по двум шкалам:
a) адаптивность (34 высказывания)
b) дезадаптивность (34 высказывания)
Индекс высчитывается по формуле:
На основе анализа результатов выделяется три экспериментальных группа испытуемых:
- Пенсионеры с высоким уровнем адаптации (группа А)
- Пенсионеры со средним уровнем адаптации (группа В)
- Пенсионеры с низким уровнем адаптации (группа С)
Деление людей на группы производилось с помощью подсчета среднего арифметического (х) и стандартного отклонения (δ)

xi - каждое наблюдаемое значение признака
n - количество наблюдений
Σ - знак суммирования

Для исследования особенностей личности испытуемых эксперимен-тальных групп применялись сведущие методики:
1) Для изучения самосознания:
- Методика «Личностный дифференциал» (ЛД) (адаптирована в НИИ им. В.М. Бехтерева)
Методика ЛД разработана на базе современного русского языка и от-ражает сформировавшееся в нашей культуре представление о структуре личности.
В ЛД отобрана 21 личностная черта (см. приложение)
Испытуемым предлагается оценить самих себя по отобранным чертам личности
Отобранные черты в наибольшей степени характеризуют полюса трех классических факторов семантического дифференциала:
1. Оценки
2. Силы
3. Активности
Данные, полученные с помощью личностного дифференциала, отра-жают субъективные эмоционально-смысловые представления человека о са-мом себе.
- Шкала « Самоприятия» опросника СПА [41].
На основе анализа результатов подсчитывается интегральный показа-тель на основе двух факторов:
a - принятия себя
b - неприятия себя

Выделяется высокий, средний, низкий уровень само приятия на основе подсчета среднего арифметического и стандартного отклонения.
- Шкала «Интегральность» опростника СПА
Интерпретация результатов проводится на основе интегрального показателя, для подсчета которого используются данные по двум шкалам:
a - внутренний контроль
b - внешний контроль

- Выделяется высокий, средний, низкий уровень интегральности на ос-нове подсчета среднего арифметического и стандартного отклонения.
2) Для изучения мотивационно-потребностного компонента личности применялась - Методика незаконченных предложений (на основе методики Дж. Нюттена) [53].
Испытуемым предлагалось закончить следующие предложения:
1. Я надеюсь …
2. В будущем мае жизнь …
3. То, к чему я стремился в юности…
4. Оглядываясь на свою жизнь, я думаю, что…
5. Лучший период в моей жизни…
6. Когда я вышел на пенсию…
7. Моя жизнь до выхода на пенсию…
8. Я бы хотел, чтобы родственники…
9. Я буду очень рад, если…
10. Старость для меня – это…
11. Я намериваюсь…
Данные предложения могут быть разделены на группы, характеризующие в той или иной степени систему отношений обследуемого к будущему, к прошлому, к выходу на пенсию, к старости, к родственникам.
Для каждой группы предложений выводиться характеристика, определяющая данную систему отношений как:
- положительную
- отрицательную
- безразличную
Для изучения мотива аффилизации использовалась шкала «Принятие других» методики СПА.
По данной шкале подсчитывается показатель «Принятия других» по формуле:

a – принятие других
б – непринятие других
Выделяется 3 уровня данного показателя на основе подсчета среднего арифметического и стандартного отклонения:
- высокий
- средний
- низкий
1) При исследовании эмоциональной сферы личности применялись следую-щие методы:
1. Шкала «Эмоциональный комфорт» опростника К. Роджерса и Р. Даймонда.
Подсчитывался показатель «эмоциональный комфорт», который включал в себя результаты по двум шкалам:
- эмоциональный комфорт
- эмоциональный дискомфорт
На основе анализа данного показателя выделяется 3 степени эмоционального комфорта:
- высокая
- средняя
- низкая
2. Методика незаконченных предложений (вариант методики Дж. Нюттена)
Испытуемым предлагалось закончить следующие предложения:
1. Я боюсь, что…
2. Мое настроение ухудшается…
Данная группа предложений отражает особенности эмоциональной сферы. (Испытываемые человеком страхи и опасения)
При статистической обработке полученных результатов использова-лись следующие методы:
1. Метод Стьюдента (t–критерий) [46].
Этот метод используется для проверки гипотезы о достоверности разницы средних, при анализе количественных данных в выборах с нормальным распределением.

где x1 и x2 – средние арифметические значения переменных в группах 1 и 2,
SΔ – стандартная ошибка разности.
Если n1= n2 , то где n1 и n2 - число элементов в первой и во вто-рой выборках, δ1 и δ2 – стандартные отклонения для первой и второй выборки.
Если n1≠ n2 то
Уровень значительности определяется по специальной таблице.
3. Критерий φ* - угловое преобразование Фишера [45].
Данный критерий оценивает достоверность различий между процент-ными долями двух выборок, в которых зарегистрирован интересующий нас признак.
Эмпирическое значение φ* подсчитывается по формуле:
φ*=( φ1- φ2) . , где
φ1 – угол, соответствующий большой процентной доле.
φ2 – угол, соответствующий меньшей процентной доле.
n1 – количество наблюдений в выборке 1
n2 – количество наблюдений в выборке 2
Уровень значительности φ* эмпирического значения определяется по специальной таблице. Чем больше величина φ*, тем более вероятно, что различия достоверны.

2.2. Особенности адаптации в пожилом возрасте

Для изучения степени адаптации применялась методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда.
На основе анализа интегрального показателя адаптации были выделены 3 экспериментальные группы испытуемых:
1. Пенсионеры с высоким уровнем адаптации – группа A.
Значение показателя адаптации от 66 до 72 баллов. (M=67)
2. Пенсионеры со средним уровнем адаптации – группа B.
Значение показателя адаптации от 49 до 65 баллов. (M=56,6)
3. Пенсионеры с низким уровнем адаптации – группа C.
Значение показателя адаптации от 38 до 48 баллов. (M=41,3)
Значимость различий в уровне адаптации между экспериментальными группами проверялось с помощью t-критерия Стьюдента. Различия являются статистически значимыми при p≤0,01 между группами A и B, группами B и C, группами A и C. Таким образом, можно сделать вывод, что пожилые люди характеризуются разной степенью адаптации в посттрудовой период.
Большинство пожилых людей характеризуются средней степенью адаптации (65%). Пенсионеров с высоким уровнем адаптации – 19%. Суще-ствует группа пенсионеров с низким уровнем адаптации (16%).
Проводился анализ половых различий в уровне адаптации в посттрудовой период. Было выявлено, что большинство женщин и мужчин, характеризуются средним уровнем адаптации (65% и 63% соответственно) – см. таб. 1.
Таблица 1
Половые различия адаптации пенсионеров в посттрудовой период
(по группам испытуемых, %)
Испытуемые Экспериментальные группы
A (высок. уров. ад.) B (сред. уров. ад.) C (низк. уров.ад.)
Мужчины 20 63 17
Женщины 19 65 16
Значимость различий определялась с помощью φ-критерия Фишера. Выяв-лено, что ни в одной из экспериментальных групп различия адаптации между мужчинами и женщинами не значимы. (Группа A–φ=0,098, группа B - φ=0,161, группа C - φ=0,106)
Особенности самосознания испытуемых экспериментальных групп.
Группа A (высокий уровень адаптации)
Результаты, полученные с помощью шкалы «Самоприятие» показали, что большинство испытуемых данной группы имеют высокий и средний уровень самоприятия (33%). У испытуемых группы A низких показателей по школе «Самоприятие» выявлено не было.
Таким образом, пожилые люди с высоким уровнем адаптации высоко оценивают свою внешность, свою способность справляться с трудными си-туациями, считают себя интересными как личность.
При исследовании половых различий выявлено, что женщины с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период чаще обнаруживают высокий уровень самоприятия (83%), тогда как мужчины в равной степени высокий и средний (50% и 50%).
Для более детального изучения представлений человека о самом себе применялась методика «Личностный дифференциал».
Интерпретация данных, полученных с помощью ЛД, велась по 3-м факторам:
- Оценка (О)
- Сила (С)
- Активность (А)
По каждому фактору в соответствии со стандартными нормами выделяется 5 уровней:
- очень низкий (7-13 баллов)
- низкий (14-20 баллов)
- средний (21-34 балла)
- высокий (35-41 баллов)
- очень высокий (42-49 баллов)
Очень низких значений не обнаружено ни у одной группы по всем факторам, по этому при интерпретации результатов данная категория не исследуется.
Результаты по фактору оценки свидетельствуют об уровне самоуваже-ния; по фактору силы о развитии волевых сторон личности; по фактору ак-тивности экстравертированности личности.
При анализе результатов в группе A (с высоким уровнем адаптации) не было выявлено низких значений ни по одному фактору (оценка, сила, активность), что корригирует с данными, полученными с помощью школы «Самоприятие».
Анализ результатов по факторам выявил следующие особенности:
У большинства испытуемых данной группы обнаружен оптимальный уровень самооценки по фактору силы (58% - средние значения, 17% - высокие). Встречаются также и очень высокие значения (25%).
Это свидетельствует о том, что пожилые люди с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период уверены в себе, независимы, рассчитывают на собственные силы в трудных ситуациях.
По фактору оценки в группе A значения большей части испытуемых отнесены к оптимальному уровню (высокие значения – 50%, средние – 25%). Встречаются также и очень высокие значения (25%). Это говорит о том, что испытуемые принимают себя как личность, осознают себя как носители позитивных, социально желательных характеристик.
По фактору активности наибольшее количество средних (42%) и высоких (33%) значений. Очень высокие значения встречаются у 28% испытуемых. Данные результаты указывают на высокую активность пожилых людей с высоким уровнем адаптации, общительность.
При проведении статистической обработки с помощью φ-критерия Фишера (0,05 уровень значимости) были выявлены существенные различия по факторам силы и оценки. У испытуемых экспериментальной группы A по фактору силы преобладают средние значения, а по фактору оценки высокие. На основании чего можно сделать вывод, что пожилые люди с высоким уровнем адаптации выше оценивают свои социально желательные характеристики, себе как личность, чем свои волевые качества.
При изучении половых различий были выявлены существенные различия по факторам силы и оценки (φ-критерий. p=0,01). См. табл. 2, 3.

Таблица 2
Половые различия по фактору «Сила» ЛД (%)
Значение
Испытуемые низкое среднее высокое очень вы-сокое
мужчины 0 33 17 50
женщины 0 83 17 0
Женщины группа A в большинстве случаев обнаруживает среднее значение по фактору «Сила» (83%), тогда как мужчины – очень высокое (50%)
Таблица 3
Половые различия в группе A по фактору «Оценка» ЛД (%)
Значение
Испытуемые низкое среднее Высокое очень вы-сокое
Мужчины 0 50 33 17
Женщины 0 0 67 33

Большинство женщин группы A обладают высокими (67%) и очень высокими (33%) значениями по фактору «Оценка», тогда как мужчины – средними (50%) и высокими (33%).
Таким образом, мужчин с высоким уровнем адаптации высоко оцени-вают свои волевые качества, уверенность в себе, а женщины с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период высоко оценивают свои социальные качества, уровень достижений.
Для изучения локализации контроля над значительными событиями применялась шкала «Интернальность» [53].
При анализе результатов не выявлено низких значений по данному фактору у испытуемых группы A. В равной степени присутствую средние (50%) и высокие значения (50%). Это свидетельствует о том, что люди с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период считают, что большинство важных событий в их жизни является результатом их собственных действий, что они могут ими управлять, и, таким образом, они чувствуют ответственность за эти события и за то, как складывается жизнь в целом.
Половые различия по критерию «Интернальность» статистически не значимы.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что пожилые люди с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период обладают оптимальным уровнем самооценки (средним и высоким). Они принимают себя как личность, уверенны в себе, независимы, оценивают себя как активных и общительных. Мужчины высоко оценивают свои волевые качества, умение справляться с трудностями, а женщины высоко оценивают свои социальные качества.
Люди данной группы склонны рассчитывать на собственные силы, умеют управлять собой, своими поступками, считают себя ответственными за то, как складывается их жизнь в целом.
Группа B (средний уровень адаптации)
Результаты, полученные с помощью шкалы «Самоприятие» показывает, что большинство испытуемых данной группы имеют средний уровень самоприятия (90%). С высоким уровнем самоприятия – 5%, с низким – 5%.
Статистически значимых половых различий не выявлено
Анализ результатов по методике личностный дифференциал проводился по факторам силы, оценки, активности. (См. табл. 4)
Таблица 4
Представленность испытуемых группы B
с различным уровнем самооценки (по факторам, в %)
Уровень
Факторы Низкое Среднее Высокое Очень вы-сокое
Сила 5 75 17 2,5
Оценка 2,5 62,5 10 25
Активность 7,5 60 22,5 10
Анализ результатов по факторам показал, что у большинства испытуемых группы B по фактору силы оптимальный уровень самооценки (75% - средние значения, 17% высокие). Встречаются также низкий (5%) и очень высокий (2,5%) уровень значений.
По фактору оценки преобладает адекватный уровень самооценки (62,5% - средний уровень значений, 10% - высокий). Низкий показатель у 2,5% испытуемых. Большой процент очень высоких показателей (25%).
По фактору активности наибольшее количество оптимальных значений (60% - средних, 22,5% - высоких). Низких значений 7,5%, очень высоких – 10%.
При проведении статистической обработки с помощью φ-критерия (p≤0,01) были выявлены существенные различия по фактам силы и оценки на «очень высоком» уровне значений. Испытуемые группы B имеют тенденцию преувеличенно высоко оценивать свои социальные качества.
При изучении половых различий были выявлены различия по всем 3-м факторам (φ-критерия p≤0,05).
- Половые различия по фактору «Сила».
Среди мужчин не выявлено низких значений по данному показателю. Тогда как у женщин – 10%.
Очень высокий уровень значений встречается у мужчин группы в 5% случаев, у женщин не встречается. Это свидетельствует о том, что мужчины склонны преувеличивать свои волевые качества, а женщины занижать.
- Половые различия по характеру «Оценка»
У женщин чаще, чем у мужчин встречается очень высокие значения по данному фактору (33% женщин, 16% мужчин).
- Половые различия по фактору «Активность»
У женщин данной экспериментальной группы чаще, чем у мужчин об-наруживаются очень высокие значения по этому фактору (44% женщин, 5% мужчин).
При анализе результатов по шкале «Интернальность» было выявлено, что у большинства пожилых людей со средним уровне адаптации средний уровень показателя интернальности (80%). Испытуемых с низким значением по данной шкале - 7,5%, с высоким - 12,5%.
Это говорит о том, что в целом, люди со средним уровнем адаптации в посттрудовой период предъявляют высокие требования к себе, рассчитывают на собственные силы. Но часть людей из этой группы не считает себя способным контролировать события в своей жизни, ответственность за них приписывают обстоятельствам, другим людям.
Таким образом, большинство пожилых людей со средним уровнем адаптации в посттрудовой период обнаруживают оптимальный уровень са-мооценки, т.е. они принимают себя как личность, удовлетворены собой. У некоторого процента людей данной группы наблюдается завышенная само-оценка, а так же заниженная, что говорит о личностной не зрелости, не уме-нии правильно оценивать себя, результаты своей деятельности. Испытуемые данной группы склонны преувеличенно высоко оценивать свои социальные качества.
У мужчин данной группы наблюдается тенденция завышать свои волевые качества, а у женщин социальные.
Группа C (низкий уровень адаптации)
Результаты, полученные с помощью шкалы «самоприятия» показали, что большинство испытуемых данной группы имеют низкий уровень само-приятия (70%). У части испытуемых средний уровень самоприятия (30%). Высоких значений по данной шкале выявлено не было.
Таким образом, пожилые люди с низким уровнем адаптации резко оценивают свою внешность, считают, что ни в чем не проявили себя.
При исследовании половых различий выявлено, что женщины с низким уровнем адаптации в посттрудовой период чаще обладают средним уровнем самоприятия (66%), тогда как мужчины во всех случаях (100%). Следовательно, у женщин с низким уровнем адаптации не всегда будет низкий уровень принятия себя.
Анализ результатов по методике «Личностный дифференциал» проводился по факторам силы, оценки, активности (см. табл. 5).
Таблица 5
Представленность испытуемых групп C
с различным уровнем самооценки (по факторам, в %)

Уровень
Фактор Низкий Средний Высокий Очень высокий
Сила 60 40 0 0
Оценка 10 80 10 0
Активность 20 80 0 0

При анализе результатов группы C не было выявлено очень высоких значений ни по одному фактору, что коррелирует с данными, полученным с помощью шкалы «Самоприятия». Высокие значения встречаются только по фактору оценке (10%).
По фактору силы у большинства испытуемых низкие значения (60%). Встречаются и средние значения (40%).
По факторам оценки и активности максимальное число средних значе-ний (80%). Низкие значения по фактору оценки встречаются у 10% испытуемых, по фактору активности у 20%.
Таким образом, у испытуемых группы C преобладает средне низкие значения самооценки. Особенно низко испытуемые это группы оценивают свои волевые качества.
При изучении половых различий были выявлены существенные различия по фактору силы (φ-критерий, 0,03) и оценки.
Мужчины с низким уровнем адаптации низко оценивают свои волевые качества (80%, когда как женщины лишь 49%;), а женщины социальные качества(20% женщин, у мужчин 0%)
При анализе результатов по шкале «Интернальность» было выявлено, что у большинства пожилых людей низкий уровень интернальности (60%) и средний уровень интернальности (30%). Людей с высоким уровнем интернальности в это группе 10%.
Это свидетельствует о том, что большая часть пожилых людей с низ-ким уровнем адаптации склонны приписывать более важное значение внеш-ним обстоятельствам, не считают себя способными контролировать собст-венную жизнь.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что пожилые люди с низким уровнем адаптации в посттрудовой период характеризуются низким и средним уровнем самооценки. Зачастую они критично относятся к себе, не удовлетворены собственным поведением, уровнем достижений. Мужчины этой группы низко оценивают уверенность в себе, способность справится с трудностями, а женщины низко оценивают себя в целом как личность.
Люди этой группы полагают, что большинство событий их жизни яв-ляются результатом случая или действий других людей.
Сравнительный анализ показателей самосознания по группам испы-туемых позволил выявить значимые различия
1. Испытуемых группы А (высокий уровень адаптации), характеризует вы-сокий уровень самоприятия (67%) по сравнению с испытуемыми группы В (5%), φ*=4,45; р ≤0,01) и группы C (0%).
В группе С (низкий уровень адаптации) большее количество значение низких значений (70%), чем в группе В (5%)- φ*=3,57; р ≤0,01 и группе А (0%).
2. По фактору силы (личностный дифференциал у испытуемых группы А чаще встречается очень высокие (25%) и высокие (17%) значение, чем у испытуемых группы С (0% и 0%).
В группе С низких значений больше (60%), чем в группе А (0%).
По характеру оценки в группе А чаще встречается высокие значения (50%) чем в группе С (10%)- φ*=2,16; р ≤0,01.
В группе С чаще встречаются низкие значения (10%), чем в группе А (6%) по фактору оценки и средние значения (80%) чем в группе А (25%)- φ*=2,72; р ≤0,01.
По фактору активность в группе А больше очень высоких (25%) и высо-ких (33%) значений, чем в группе С (0%). В группе С больше низких значений (20%), чем в группе А (6%).
Испытуемые группы А характеризуются высоким уровнем интернально-сти (50%) по сравнению с испытуемыми группы С (10%) - φ*=2,16; р ≤0,01
У испытуемых группы С чаще встречается низкий уровень интернально-сти (60%), чем у испытуемых группы А (0%) и испытуемых группы В (7,5%)- φ*=3,44; р ≤0,01
Таким образом, испытуемые группы А обладают в целом более опти-мальной самооценкой для личностного благополучия и характеризуются более уверенным, осознанным отношением к жизни.
Для изучения мотивационно-потребностной сферы применялась методика незаконченных предложений (см. приложения). Анализ результатов приводится по следующим категориям:
1. Высказывание о будущем (1, 2, 9, 13)
2. Высказывание о прошлом (3, 4)
3. Высказывание о выходе на пенсию (6, 7)
4. Высказывания, связанные с родственниками (8)
5. Высказывания, в которых отражалось отношение к старости (10)
Группа А (высокий уровень адаптации)- см. приложение
В высказываниях о будущем в ответах испытуемых чаще всего встре-чается ожидание достижений-29% («Научусь водить машину»), интерес к проблемам общества -21% («Буду рада, если жизнь в стране наладится»), надежда на сохранение прежнего уровня жизни -21% («Надеюсь, что буду такой же активной»), беспокойство о родственниках -13% («В будущем моя жизнь - это жизнь моих детей»).
Испытуемые группы А, оценивая свое прошлое, отмечают, что: осуществили задуманное, реализовали себя-54% («Оглядываясь на свою жизнь, я думаю, что жизнь прожита не зря». «То к чему стремился, удалось осуществить»), частично реализовали свои планы-21% («Семья получилась хорошая, но мало времени уделяла детям»). 17% пожилых людей группы А признают ошибочность своих целей, стремлений в прошлом («Стремился к тому, что не имело значения»)
Анализ высказывания пожилых людей относительно выхода на пен-сию показал, что часть испытуемых переживали -25%, а часть радовалась -21%
Данные, полученные дополнительно с помощью беседы показали, что для испытуемых группа А характерно разнообразие интересов.
Среди них чтение (83%), просмотр телевизора (83%), прогулки (75%), спорт (50%), проведение бесед (33%), встречи с друзьями, родственниками (25%). Можно предположить, что наличие широкого круга интересов помогает пожилым людям данной групп спокойно воспринимать выход на пенсию.
В высказываниях связанных с общением с родственниками испытуе-мые выражают заботу о близких - 75% («Я бы хотел, что бы мои дети и внуки были здоровы») и ожидают от близких поддержки-25% («Я бы хотел, чтобы мои родственники были всегда со мной»)
При анализе результатов, полученных с помощью шкалы «Принятие других» выявлено, что испытуемые группы А обладают высоким (58%) и средним уровнем принятия других (42%), что говорит о высокой надежде на аффилиацию, стремление к принятию. Другие люди в целом нравятся, отношения с ними теплые, дружеские.
Данные, полученные с помощью беседы показали, что 67% пенсионе-ров данной группы полностью удовлетворены общением, 25% удовлетворены, но сейчас общаются меньше, чем раньше (сузился круг общения) и 8% не хватает общения.
Таким образом, не смотря, на сужение круга общения пожилые люди с высоким уровнем адаптации удовлетворены, взаимодействием с другими людьми.
Давая свое определение старости 33% испытуемых заявляют, что ста-рость - это забота о близких («Старость для меня, это возможность оце-нить свою жизнь»)
Лучшим периодом жизни людей группы А называют годы учебы (42%), настоящий момент (33%) и юность (25%). Что в целом является ха-рактерным для пожилова возраста.
При исследовании половых различий было выявлено, что в отношении к будущему мужчины чаще, чем женщины обнаруживают интерес к проблемам общества (67% мужчин, 33% женщин), т.е. проявляют большую социальную активность.
Группа В (средний уровень адаптации)
В высказываниях о будущем, в ответах испытуемых чаще всего встре-чаются бытовые проблемы -20% («Я намереваюсь сделать ремонт дома»), надежды на сохранение прежнего уровня жизни -19%. («Я буду очень рада, если и далее буду жить так же»), заботы о здоровье -14% («Я намериваюсь быть здоровой, это главное для жизни»), беспокойства о родственниках -10%, 9% пожилых людей ожидают от будущего лучшего («Я надеюсь, что дальнейшая жизнь будет лучше, чем сейчас»).
Испытуемые группы В оценивая свое прошлое отмечают, что: частично реализовали свои планы-(38%); признали ошибочность своих целей, стремлений -(35%); осуществили задуманное, реализовали себя-(15%).
Анализ высказывания о выходе на пенсию показал, что большинство испытуемых относилось к этому событию спокойно (65%), часть группы переживала (25%) и небольшой процент радовались (10%).
Данные, полученные с помощью беседы свидетельствуют, что для ис-пытуемых групп В характерно разнообразие интересов (чтение, радио, теле-видение, кино, рыбалка, встречи с друзьями, домашние животные, и др.). Что является важным для спокойного отношения выхода на пенсию.
В высказываниях, связанных с общением с родственниками, испытуе-мые выражают заботу о близких (57%) и ожидают от близких поддержки (25%). В некоторых ответах звучит страх остаться одному (25%) («Я буду очень рада, если мои родственники будут жить со мной и не забудут ме-ня»).
При анализе результатов, полученных с помощью шкалы «Принятие других» выявлено, что испытуемые группы В обладают средним уровнем принятия других (78%). Часть испытуемых обнаруживает высокий уровень принятия других (10%), а часть низкий (12%). Что свидетельствует о том, что для людей со средним уровнем адаптации характерно стремление к принятию других людей.
В ходе беседы было выяснено, что пожилые люди этой группы сожа-леют, что сейчас общаются меньше, но в целом общением удовлетворены (73%), 15% полностью удовлетворены взаимодействием с другими людьми и 12% считают, что им не хватает общения.
В высказываниях, в которых отражается отношение к старости испы-туемые группы В пишут, что старость - это забота о близких (27,5%), ста-рость - это болезнь (17,5%). Опасение смерти звучат в ответах 20 испытуе-мых, 25% говорит о том, что старость - это отдых от работы.
Лучшим периодом жизни пожилых людей со средним уровнем адаптации в посттрудовой период называют детство (30%), годы учебы (30%), юность (27,5%). 12,5% испытуемых считают лучшим периодом настоящий момент.
Группа С (низкий уровень адаптации)
В высказываниях о будущем в ответах испытуемых чаще всего встре-чается отсутствие ожидания каких - либо перемен – 30% («В будущем моя жизнь не изменится»), ожидания трудностей - 22,5% («В будущем моя жизнь станет еще труднее»), бытовые проблемы - 17,5%. Заботы о здоровье отражены в ответах 15% испытуемых. Категория «ожидания достижений» в ответах испытуемых с низким уровнем адаптации не встречается.
Оценивая свое прошлое, люди группы С отмечают, что не сделали то, что могли бы - 40% («Оглядываясь на свою жизни, я думаю, что мог бы прожить ее лучше и веселее»), что неудач было больше, чем достижений - 30% («Оглядываясь на свою жизнь я думаю, что в жизни часть не везло»).
15% признают ошибочность своих целей, стремлений в прошлом, 10% отмечают, что смогли частично реализовать себя. И лишь 5% пишут, что осуществили задуманное, реализовали себя.
Анализ высказываний пожилых людей относительного выхода на пенсию показал, что большинство переживали это событие тяжело - 60%; 30% реагировали спокойно и 10% радовались.
При беседе было обнаружено, что для испытуемых групп С характерны пассивные интересы (просмотр телевизора, вязание, чтение), а многие отмечают отсутствие любимого занятия. Можно говорить о том, что отсутствие интересов затрудняет процесс выхода на пенсию, поскольку не компенсируется значительными видами занятности.
В высказываниях связанных с общением с родственниками испытуе-мые ожидают от близких поддержки (50%) и выражают страх остаться одному 30%. В ответах 20% испытуемых звучит забота о родственниках.
При анализе результатов полученных с помощью шкалы «Принятия других» выявлено, что испытуемые группы С обладают низким (60%) и средним; (40%) уровнем принятия других, что говорит о том, что люди этой группы сдержаны в общении с другими, чувствуют неприязнь к тому кто их окружает.
Анализ результатов беседы показал, что люди с низким уровнем адап-тации не удовлетворены общением с окружающими (70%), или удовлетворены, но недовольны тем, что сузился круг общения (30%).
Давая свое определение старости пожилые люди группы С пишут, что старость - это обуза (40%), выражают опасение смерти (20%), старость это болезнь для 30% испытуемых.
Лучшим периодом жизни пожилых людей с низким уровнем адаптации в посттрудовой период считают детство (40%) и юность (40%).Настоящий момент является лучшим периодом жизни лишь для 10% испытуемых.
Сравнительный анализ особенностей мотивационно-потребностной сферы позволил выявить значимые различия.
В высказываниях испытуемых группы A (высокий уровень адаптации) о будущем чаще встречается ожидание достижений (29%), чем у группы B (9%) φ*=1,604; p≤0,05 и у группы C (0%). В группе B большой процент ответов связан с бытовыми проблемами (20%), чем в группе A (4%) φ*=1,59; p≤0,05.
В высказываниях о прошлом испытуемые группы A чаще (54%), чем испытуемые группы B (15%) отмечают, что осуществили задуманное, реализовали себя (φ*=2,42; p≤0,01), и чаще чем в группе C (5%) φ*=2,802; p≤0,01.
Испытуемые группы C чаще (30%), чем испытуемые группы A (0%) и чем испытуемые группы B (6%) - φ*=2,83; p≤0,01 отмечают, что неудач было больше чем достижений. Также они чаще (46%) чем испытуемые группы B (1%) пишут от том, что не сделали то, что могли бы (φ*=3,306; p≤0,01).
В группе B большой (38%) процент испытуемых отметили, что смогли частично реализовать себя, чем в группе C (10%), φ*=1,934; p≤0,02.
В высказываниях, связанных с выходом на пенсию испытуемые группы C чаще (60%), чем испытуемые группы A (25%) и испытуемые группы B (25%) пишут, что переживали (φ*=1,693; p≤0,04).
Описывая отношения к родственникам испытуемые группы A чаще (75%), чем испытуемые группы C (20%) выражают заботу о близких (φ*=2,725; p≤0,01).
Пожилые люди группы C чаще (30%), чем в группе A (0%) выражают страх остаться одному.
В ответах испытуемых группы A чаще звучит определение старости как подведение итогов (17%), чем в группе C (0%) и в группе B (2,5%) - φ*=1,61; p≤0,05.
Также пожилые люди группы A чаще (25%), чем группа C (0%) отли-чают, что старость – это один из периодов жизни и что старость это отдых от работы (17%, группа C – 0%)
В ответах испытуемых группы C чаще (40%) отмечают, что старость – это обуза, чем в группе A (0%) и группе B (10%) - φ*=2,05; p≤0,62.
Определение старости как заботы о близких встречаются в группе C реже (10%), чем в группе B (φ*=1,301; p≤0,09) и чем в группе A (φ*=1,35; p≤0,08).
Значительные различия обнаружены по шкале «Принятие других». Пожилые люди группы A чаще (58%) обнаруживают высокий уровень при-нятия других, чем в группе C (0%) и группе B (10%) φ*=3,302; p≤0,01.
Испытуемые группы C чаще (60%) обнаруживают низкий уровень принятия других, чем в группе A (0%) и группе B (12,5%) - φ*=2,967; p≤0,01.
Таким образом, пожилые люди с высоким уровнем адаптации в по-сттрудовой период характеризуются более оптимистичным отношением к будущему, позитивной оценкой прошлого, высоким уровнем принятия дру-гих.
Группа A (высокий уровень адаптации)
При изучении эмоциональной сферы с помощью шкалы «Эмоциональный комфорт» было выявлено, что у большинства испытуемых данной группы высокий (58%) и средний (42%) уровень эмоционального комфорта.
Что говорит о том, что люди группы A уравновешены, спокойны, оп-тимистичны.
При изучении страхов было выявлено, что большую часть испытуемых волнуют проблемы родственников – 42% («Я боюсь, что у детей что-то не получается в жизни»). Распространен страх не успеть что-то сделать – 25%, 17% испытуемых беспокоят проблемы общества – 17% («Я боюсь, что изменится климат из-за химикатов и вырубки лесов»).
При изучении факторов вызывающих негативные эмоции, были пере-числены: несовпадение желаемого и реального (33%), проблемы родственников (25%), воспоминания прошлой жизни (17%). Также встречались и другие причины – 17% («Мое настроение ухудшается, когда портится погода»)
При изучении с помощью беседы эмоционального реагирования на процесс выхода на пенсию было выявлено, что пожилые люди с высоким уровнем адаптации видят много позитивных изменений в образе жизни после выхода на пенсию. Среди них они называют возможность чаще общаться с родственниками, друзьями, больше читать, отдыхать, следить за своим здоровьем и др.
Группа B (средний уровень адаптации)
При изучении эмоциональной сферы с помощью шкалы «Эмоциональный комфорт» было выявлено, что у большинства испытуемых средний уровень эмоционального комфорта (75%). Встречается также высокий (10%) и низкий уровень (15%)
При изучении страхов было выявлено, что большую часть испытуемых волнуют проблемы родственников (45%), 17,5% волнуют проблемы со здоровьем, 12,5% беспокоят проблемы общества. У 10% испытуемых встречается страх быть обузой.
Негативные эмоции у испытуемых группы B вызывают проблемы родственников – 30%, воспоминания прошлой жизни – 25% («У меня настроение ухудшается, когда я одна»).
Было выявлено, что испытуемые группы B испытывают как положи-тельные, так и отрицательные эмоции в связи с выходом на пенсию. Пози-тивные эмоции связанны с возможностью больше времени проводить в се-мье, заняться собой, своим любимыми делами, а негативные с появлением материальных затруднений, сужением круга общения, чувством одиночества.
Группа C (низкий уровень адаптации)
Анализ результатов по шкале «Эмоциональный комфорт» показал, что большинство испытуемых имеют низкие показатели по данной шкале (70%). У 30% средний уровень эмоционального комфорта. Такие результаты говорят о том, что испытуемые встревожены, обеспокоены, чувствую безразличие к окружающему.
При изучении страхов было выявлено, что пожилых людей с низким уровнем адаптации волнует страх быть обузой (30%), страх одиночества (30%), проблемы со здоровьем (20%).
Негативные эмоции у испытуемых группы C вызывают воспоминания прошлого (30%), несовпадение желаемого и реального (20%), проблемы родственников (20%), болезни (20%).
Было выявлено, что пожилые люди группы C испытывают в основном негативные эмоции в результате выхода на пенсию. Эти эмоции связаны с чувством одиночества, ощущением бесполезности обществу, снижением авторитета в семье.
Сравнительный анализ показателей эмоциональной сферы по группам испытуемых позволили выявить значимые различия.
1. Испытуемых группы A (высокий уровень адаптации) характеризует высокий уровень эмоционального комфорта (58%) по сравнению с группой C (0%) и группой B (10%) - φ*=3,303; p≤0,01.
В группе C (низкий уровень адаптации) чаще встречается низкий (70%) уровень эмоционального комфорта по сравнению с группой B (15%) - φ*=3,36; p≤0,01, и с группой A (0%).
2. В группе A страх не успеть что-то сделать встречается чаще (25%), чем в группе B (7,5%) - φ*=1,49; p≤0,06.
В группе A чаще (42%), чем в группе C (10%) встречается беспокойство за близких (φ*=1,789; p≤0,03)
У испытуемых группы C чаще (30%), чем у группы B (10%) и у группа A (0%) встречается страх стать обузой (φ*=1,708; p≤0,04).
Группу C реже (0%) интересуют проблемы общества, чем группу A (17%), и группу B (12,5%).
Было выявлено, что в группе B чаще (45%) встречаются опасения за родственников, чем в группе C (10%) - φ*=2,33; p≤0,04 .
3. Негативные эмоции в группе C чаще (10%), чем в группе A (0%) вызваны ощущением одиночества.
Негативные эмоции в группе A, связанные с несовпадением желаемого и реального встречаются чаще (33%), чем в группе B (12,5%) φ*=1,522; p≤0,06.
Таким образом, пожилые люди с высоким уровнем адаптации характеризуется высоким уровнем эмоционального комфорта, по сравнения с пенсионерами с низким уровнем адаптации.

Заключение

В данной работе был проведен анализ литературы по проблеме пожи-лого возраста, а также изучены особенности личности пожилых людей с различной степенью адаптации в посттрудовой период.
В процессе исследования была достигнута поставленная цель, решены задачи, подтверждена выдвинутая гипотеза.
Данные, полученные в ходе исследования, позволили выявить особенности личности пожилого человека, обеспечивающие успешную адаптацию в посттрудовой период (особенности самосознания, мотивационно-потребностной и эмоциональной сфер личности).
По результатам нашего исследования можно сделать следующие выводы:
Пожилые люди характеризуются разной степенью адаптации в по-сттрудовой период.
Личностные особенности (особенности самосознания, мотивационно-потребностной и эмоциональной сфер) выступают как фактор успешности процесса адаптации.
Пожилые люди с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период обладают оптимальным уровнем самооценки (средним и высоким). При этом они выше оцениваю свои социально желательные характеристики. Они склонны считать себя ответственными за свою жизнь.
Пожилые люди с низким уровнем адаптации в посттрудовой период характеризуются низким и средним уровнем самооценки, зачастую они не удовлетворены собой. У людей этой группы преобладает экстернальный локус контроля.
Пожилые люди с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период оптимистично настроены по отношению к будущему (мотив достижения), оценивая свое прошлое, полагают, что смогли реализовать себя. Для них характерно разнообразие интересов, они обладают высоким уровнем принятия других, удовлетворены общением.
Для пенсионеров с низким уровнем адаптации в посттрудовой период по отношению к будущему характерно ожидание проблем, трудностей, а также отсутствие каких либо ожиданий, при оценке прошлого они отмечают, что не сделали то, что могли бы. Для этой группы характерно наличие пассивных интересов или отсутствие любимого занятия. В общении с родственниками они ожидают от близких поддержки и выражают страх оставаться одному, они не удовлетворены общением.
Пожилые люди с высоким уровнем адаптации в посттрудовой период обладают высоким уровнем эмоционального комфорта, т.е. они уравновешены, спокойны, оптимистичны. Их волную проблемы родственников, проблемы общества. Боязнь не успеть что-то сделать, не реализовать свои планы – основной страх, который переживают пенсионеры данной группы.
Эмоциональное реагирование на процесс выхода на пенсию было спо-койным, это связано с тем, что они видят много позитивных изменений в образе жизни после выхода на пенсию.
Пенсионеры с низким уровнем адаптации в посттрудовой период обладают низким уровнем эмоционального комфорта, т.е. они встревожены, обеспокоены или чувствуют безразличие к окружающему. Больше всего их волнует страх быть обузой, страх одиночества и проблемы со здоровьем.
Результаты исследования свидетельствуют о необходимости психоло-гической работы с группой пожилых людей, имеющих низкий уровень адаптации в посттрудовой период. Работа должна быть направлена на профилактику дезадаптации в посттрудовой период жизни человека.
После выхода на пенсию у пожилых людей возникает необходимость в овладении новыми ценностями, ролями, навыками с тем, чтобы при изменении образа жизни и прекращении трудовых форм деятельности сохранить и как можно дольше поддерживать связи с окружающим миром, дееспособность и интерес к жизни.
Литература

1. Авербух Е.С. Неврозы и неврозоподобные состояния в позднем возрасте. Л., 1976 - 159 с.
2. Авербух Е.С. Расстройства психической деятельности в позднем возрасте. Л., 1969 – 285 с.
1. Агаджанан Н.А., Катков А.Ю. Резервы нашего организма. М., 1990.
2. Александрова М.Д. Очерк о психофизиологии старения. Л., 1965.
3. Александрова М.Д. Проблемы социальной и психологической геронтологии. Л., 1974 – 135 с.
4. Альперович В.Д. Геронтология. Старость. Социокультурный портрет. М., 1998.
5. Анцыферова Л.И. Новые стадии поздней жизни: время теплой осени или суровой зимы? // Психологический журнал.-№3.-1994 – с. 99 - 105.
6. Анцыферова Л.И. Психология старости: особенности развития личности в период поздней взрослости. // Психологический журнал.-№3.-2001- с.3 - 15
7. Балл Г.А. Понятие адаптации и его значение для психологии личности. // Вопросы психологии.-1989.-№1.
8. Бороздина Л.В., Молчанова О.Н. Особенности самооценки в позднем возрасте.
9. Введенская Е.С., Введенская И.И. Обоснование дифференцированных видов методико-социальной помощи пожилым //Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 1993-№3 –с. 19 - 21.
10. Гаврилов Л.А. Может ли человек жить дальше? М., 1985.
11. Галкин Р.А., Гехт И.А., Ларионов Г.П. и др. Браки, заключаемые в старших возрастных группах // Проблемы социальной гигиены. 2001. №1. с.8 - 11
12. Галкин Р.А., Гехт И.А., Котельников Г.П. Некоторые обоснования необходимости медико-социальной адаптации к старости. // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 1999. №2. с.15 - 17.
13. Гехт И.А. Организация методико-социальной помощи пожилым и старым людям // Проблемы социальной гигиены. 2001. №4. с.45 - 47
14. Говоров В.С. Жить долго. Краснодар., 1988 - 127 с.
15. Грегор О. Не стареть это искусство. М., 1986 – 128 с.
16. Губачев Д.М., Макиенко В.В. Гериатрические проблемы семейной медицины. СПб., 2000 – 69 с.
17. Гуфеланд Х. Время жить: искусство преодоления жизни. СПб., 1996.
18. Дмитриев А.В. Социальные проблемы людей пожилого возраста. Л., 1980 – 102 с.
19. Емельянова Е.А. Организация медицинской помощи лицам пожилого и старческого возраста // Здравоохранение. 1995. №5. с.36 - 34
20. Карсаевская Т.В. Человек стареющий. Л., 1989
21. Карсаевская Т.В., Шаталов А.Т. Филосовские аспекты геронтологии. М., 1978 – 216 с.
22. Королькова Т.Н. Современные теории старения человека: Обзор: //Вестник дерматологии и венерологии. 2001 №5. с.15 - 22
23. Краснова О.В. Теоретические вопросы подготовки людей к выходу на пенсию. // Психология зрелости и старения №4(12). 2000. с.5 - 31
24. Краснова О.В. Социально-психологические вопросы старения. // Журнал практического психолога. 1997. №3. с.3 - 20
25. Кристоль Р. Секреты молодости. Минск, 1995. – 116 с.
26. Крикштопайтис М.И. Проблемы физиологических основ предупреждения раннего старения человека. // Физиология человека. 1993. Том 16 №5. с.161-167
27. Крутько В.Н. Профилактика старения: контуры новой науки // Физиология человека. 2000. №5. с.137-144
28. Курцмен Дж., Гордон Ф. Да сгинет смерть! Победа над старением и продление человеческой жизни. М., 1987.
29. Максимова С.Г. Социально - психологические аспекты дезадаптации лиц пожилого возраста и старческого возраста // Клиническая геронтология №5-6, 2000. с.58-63.
32. Максимова С.Г., Луницин Б.Г. Социальные фрустрации лиц пожилого и старческого возраста в контексте социально-психологической дезадаптации .//Клиническая геронтология №7. 2001. с.38-45.
33. Марковина С.Г. Особенности адаптации пожилых //Социологические исследования 1977. №12. с.48-56.
34. Медведев Ж.А. Парадоксы геронтологии // Будь здоров 1999. №3. с.8-13.
35. Миколайчук Е.Н. Пожилой человек в современном обществе //Мед. консультация 1999. №4. с.1-5.
36. Мотыгина И.А. Психологические и психические аспекты медицинской помощи пожилым и старикам. //Медицинская помощь.1999. №2 с.9-11.
37. Петрилл С. Генетические и средовые связи между общими и специаль-ными когнитивными способностями у престарелых. //Иностранная психоло-гия 2001. №14. с.17-24.
38. Петрова Н.Н. Психо-социальная адаптация в кризисном периоде. //Журнал прикладной психологии. 1999. №4. с.17-20.
39. Полищук Ю.И. Старение личности. //Социальная и клиническая психиатрия. 1994. Том 4. вып. 3 с.108-115.
40. Полищук Ю.И. Баранская И.В. Разрушение высших личностных смыслов как важный фактор развития невротических расстройств в позднем возрасте. //Клиническая геронтология. 2001. №5. с.17-21.
41. Практическая психодиагностика под ред. Райгородского.
42. Пухальская Б. Старость как фаза развития человека. //Старость. Популярный справочник. М. 1996. с.33-41.
43. Реан А.А. К проблеме социальной адаптации личности. //Вестник - СПб- университета. Сер 6.Философия. Политология. Социология. Психология. Право. Международные отношения. 1995. вып. 3 с. 39-74.
44. Сачук Н.Н., Панина Н.В., Москалец Г.М. Проблемы адаптации к выходу на пенсию. //Геронтология и гериатрия. 1981. с.141-145.
45. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки психологии. 2000. СПб. - 350 с.
46. Сосновский Б.А Лабораторный практикум по общей психологии. М. 1979. - 155с.
47. Старение и работоспособность. М. Медицина. 1995. - 71с.
48. Старость и ее закономерности //ред. Косинская Н.С. Л. 1963. - 381с.
49. Сусловская М. Психологические проблемы старого человека. //Старость. Популярный справочник. М. 1996. с.41-47.
50. Тарнавский Ю.Б. Чтобы осень была золотой. М. 1988. - 110 с.
51. Титов С.А., Крутько В. Н. Современные представления о механизмах старения.//Физиология человека. 1996. Том 22. №2. с.118-123.
52. Толстых А. Возрасты жизни. М. 1988. - 223с.
53. Толстых Н.Н. Использование метода неоконечных предложений для изучения временной перспективы. //Научно методические основы использования в школьной психологии службе конкретных психодиагностических методик. М. 1988.
54. Филд Д. Социальные связи в старости: результаты Боннского и Берлин-ского лонгитюдных исследований. //Иностранная психология. 1997. №8. с.52-63.
55. Холл У.Дж. Новое в геронтологии: Обзор.//Международный журнал медицинской практики. 2000. №5. с.37-44.
56. Хрисанфова Е.Н. Основы геронтологии. М. 1999.- 192с.
57. Чеботарев. Д.Ф. Слово о старости. М. 1992. - 62с.
58. Чикин С.Я. Сколько жить человеку. М. 1988. - 144с.
59. Шапиро В.Д. Человек на пенсии. М. 1980. - 173с.
60. Шапиро В.Д. Социальная активность пожилых людей в СССР. М. 1983.
61. Шахматов Н.Ф. Психическое старение: счастливое и болезненное. М.: Медицина. 1996. - 303с.


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат