Принципы гражданского права

Под правовыми принципами понимаются основные начала, наиболее общие руководящие положения права, имеющие в силу их законодательного закрепления общеобязательный характер.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

1. Понятие принципов гражданского права 3
2. Виды принципов гражданского права 5
3. Использование принципов гражданского права для усиления аргументации по делу 13
4. Использование принципов гражданского права в процессе толкования правовых норм 14
5. Использование принципов гражданского права как норм прямого действия 20
Список литературы 22

1. Понятие принципов гражданского права

Под правовыми принципами понимаются основные начала, наиболее общие руководящие положения права, имеющие в силу их законодательного закрепления общеобязательный характер. Такие основные начала присущи как праву в целом (правовой системе), так и отдельным правовым отраслям, а также подотраслям и даже институтам и субинститутам.
Значение правовых, в том числе отраслевых, принципов двояко. С одной стороны, они отражают существо содержания, социальную направленность и главные отраслевые особенности правового регулирования. Это позволяет лучше понимать его смысл, правильно толковать и применять конкретные правовые нормы.
С другой стороны, принципы права должны учитываться при обнаружении пробелов в законодательстве и применении правовых норм по аналогии. Для гражданского права это обстоятельство имеет особенно важное значение, ибо оно чаще других отраслей сталкивается с такими ситуациями. Дело не только в том, что оно содержит общие правила, в которых невозможно предусмотреть все детали чрезвычайно многообразных и сложных имущественных и неимущественных отношений. Дозволительный характер гражданско-правового регулирования, рассчитанный на инициативу участников, заранее предполагает возможность появления таких правоотношений, которые вообще не предусмотрены ни в одной правовой норме, но соответствуют «общим началам и смыслу гражданского законодательства» (ср. п. 1 ст. 8 и п. 2 ст. 6 ГК). Оформление таких отношений, включая оценку их правомерности и разрешение возможных между участниками конфликтов, не может осуществляться без опоры на общие принципы гражданского права.
Следует подчеркнуть ту особенность правовых принципов, что они носят общеобязательный характер, будучи, как правило, прямо закрепленными в соответствующих правовых нормах. Поэтому их соблюдение и учет при рассмотрении конкретных правовых ситуаций является обязательным требованием закона.
Перефразируя слова М. М. Агаркова о проблеме понятия частного права и его соотношения с правом публичным, можно сказать, что вопросу о принципах гражданского права посчастливилось в науке по количеству и качеству посвященной ему литературы, но не посчастливилось по части его общепринятого разрешения, особенно по части определения понятия принципов гражданского права и обосновании их перечня.
Ни одно из многочисленных определений понятий принципов гражданского права и предлагаемых систем принципов не получило безусловного признания в литературе. Практически каждый исследователь предлагает свои дефиницию и перечень, в большей или в меньшей степени совпадающие с уже имеющимися в цивилистической доктрине. Видимо, это свидетельствует о бесперспективности обоснования единой дефиниции и общепризнанного перечня принципов гражданского права. Каждый юрист интуитивно понимает, что представляют собой принципы права в целом и гражданского права в частности, появление какой-либо новой дефиниции или включение нового принципа в перечень вряд ли способно в этом понимании что-то существенно изменить.
Необходимо сосредоточить усилия на прагматичном, правоприменительном значении гражданско-правовых принципов, на механизме их практической реализации. Концентрация внимания исследователей на понятии принципов права, большинство из которых, подчеркнем, мало чем отличаются друг от друга, и на обосновании собственной, авторской, системы общеправовых или отраслевых принципов оставила в тени их правоприменительный эффект. Судья, рассматривающий дело, практически ни в одной монографии или статье о принципах гражданского права не сможет найти путеводную нить для их использования при разрешении конкретного спора.
С. С. Алексеев одним из первых обратил внимание на то, что принципы гражданского права могут использоваться в качестве нормативной основы при принятии правоприменительного решения, указав, что в судебной практике еще нет ссылок на основные начала гражданского права. Однако сегодня суды все чаще прямо ссылаются в своих решениях непосредственно на принципы гражданского права. При этом, подчеркнем, правовой доктриной не выработаны какие-либо правила такого «непосредственного» использования принципов права. Анализ судебно-арбитражной практики позволяет сделать вывод, что при отсутствии серьезной теоретической основы «практическое» использование принципов гражданского права уже началось, что вызывает необходимость обращения к исследованию их правоприменительного значения.
Суды применяют принципы гражданского права, по крайней мере, в четырех случаях: для «усиления» аргументации по делу; в процессе толкования; при обращении к аналогии права; при непосредственном использовании как норм прямого действия. Условия и порядок применения принципов гражданского права в каждом из этих случаев нуждаются в научном обосновании.

2. Виды принципов гражданского права

Принципы гражданского права не только пронизывают насквозь все гражданское законодательство, "растворяясь" в его правовых нормах но и, будучи "извлеченными" из всей массы гражданского законодательства, нашли свое непосредственное отражение в ст. 1 ГК. Значение такого законодательного решения трудно переоценить. Законодательно закрепленные в ст. 1 ГК принципы гражданского права могут непосредственно применяться при регулировании общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. В частности, принципы гражданского права применяются, если есть пробелы в гражданском законодательстве и возникает необходимость в применении аналогии права. Это означает, что для регулирования общественных отношений, не урегулированных конкретной нормой гражданского права, применяются основные начала гражданского законодательства, то есть принципы гражданского права. К таким принципам гражданского права относятся следующие:
1. Принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования.
2. Принцип равенства правового режима для всех субъектов гражданского права.
3. Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела.
4. Принцип неприкосновенности собственности.
5. Принцип свободы договора.
6. Принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории Российской Федерации.
Принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования. Значение данного принципа в условиях рыночной экономики чрезвычайно велико. Рыночная экономика может успешно развиваться только в том случае, если субъекты гражданского права обладают необходимой свободой, проявляют предприимчивость, инициативу и иную активность в сфере гражданского оборота. Последнее было бы невозможно без воплощенного в нормах гражданского права принципа дозволительной направленности гражданско-правового регулирования общественных отношений. Содержащиеся в гражданском законодательстве нормы права сформулированы на базе общего правила: "разрешено все то, что не запрещено законом". В соответствии с этим правилом субъекты гражданского права могут совершать любые действия, не запрещенные законом. В частности, граждане и юридические лица, наделенные общей правоспособностью, могут заниматься любыми видами предпринимательской и иной деятельности, не запрещенной законом (ст. 18, 49 ГК).
Другим проявлением рассматриваемого принципа является то обстоятельство, что большинство норм гражданского права носит диспозитивный характер. Применение этих норм всецело зависит от усмотрения участников гражданского оборота. Они могут исключить применение диспозитивной нормы к своим отношениям, могут изменить ее содержание в целом или какой-либо ее части и т. д. Благодаря тому, что в основе гражданского законодательства лежат диспозитивные нормы, субъекты гражданского права могут реализовывать свою правоспособность по своему усмотрению, приобретать субъективные права или не приобретать их, выбирать конкретный способ их приобретения, регулировать по своему усмотрению содержание правоотношения, участниками которого они являются, распоряжаться принадлежащими им субъективными правами, прибегать или не прибегать к мерам защиты нарушенного права и т. д.
Субъекты гражданского права могут приобретать права и возлагать на себя обязанности, не только предусмотренные законом и иными правовыми актами, но и такие права и обязанности, которые не предусмотрены гражданским законодательством, если они не противоречат общим началам и смыслу гражцанского законодательства (ст. 8 ГК).
Наиболее эффективное развитие гражданского оборота происходит тогда, когда его участники вступают в отношения друг с другом и осуществляют свою деятельность в рамках этих отношений в соответствии со своими интересами, воплощенными в принадлежащих им правах. С учетом этого гражданское законодательство устанавливает, что субъекты гражданского права по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (п. 1 ст. 9 ГК). Усмотрение субъектов гражданского права при осуществлении принадлежащих им прав опирается только на их имущественные и иные интересы. Никто не вправе диктовать участникам гражданских правоотношений, как осуществлять принадлежащие им права.
Вместе с тем свобода усмотрения участников гражданских правоотношений не безгранична и существует в определенных юридических рамках. Действующее законодательство устанавливает соответствующие пределы осуществления гражданских прав. Так, в соответствии с п. 1 ст. 10 ГК не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции. В п. З ст. 55 Конституции РФ и п. 2 ст. 1 ГК установлено, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В этих нормах находит отражение наиболее оптимальное сочетание частного и публичного интереса в гражданском обществе.
Участник гражданского правоотношения может воспользоваться принадлежащим ему правом, а может и не воспользоваться, отказавшись от его осуществления. При этом отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом (п. 2 ст. 9 ГК). В частности, не прекращает существования права на судебную защиту нарушенного гражданского права оговорка, сделанная сторонами в договоре о том, что все разногласия между ними решаются путем переговоров без обращения в суд за разрешением возникшего спора.
Поскольку осуществление и защита гражданских прав зависят от усмотрения участников гражданского оборота, органы государственной власти и местного самоуправления, а также иные лица не вправе понуждать участников гражданских правоотношений к осуществлению или защите их субъективных прав. Правовые акты также не могут устанавливать обязанность участников гражданских правоотношений по осуществлению или защите принадлежащих им прав и тем более вводить санкции в отношении тех лиц, которые не предъявляют иски о защите нарушенных гражданских прав, как это имело место в недалеком прошлом.
Принцип равенства правового режима для всех субъектов гражданского права. Этот принцип означает, что ни один субъект в гражданском праве не обладает какими-либо преимуществами перед другими субъектами гражданского права. Одним из проявлений указанного принципа является то, что одни и те же нормы права распространяются на отношения с участием граждан и на отношения с участием организаций, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.
Этот принцип проходит через все структурные подразделения гражданского законодательства. Так, если в ранее действовавшем законодательстве предусматривалось два срока исковой давности: три года для отношений с участием граждан и один год для отношений между организациями, то в ныне действующем законодательстве закреплен единый для всех субъектов гражданского права трехгодичный срок исковой давности. В подотрасли "право собственности и другие вещные права" этот принцип
воплощен в правиле о том, что права всех собственников защищаются равным образом (п. 4 ст. 212 ГК), что внесло существенные изменения в ранее действовавшее законодательство, предусматривавшее повышенную защиту социалистических форм собственности.
Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела. Содержащиеся в гражданском законодательстве нормы права выражают в первую очередь частные интересы участников гражданского оборота. В соответствии с этим в указанных нормах воплощен принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела. Это означает, что органы государственной власти и местного самоуправления и любые иные лица не вправе вмешиваться в частные дела субъектов гражданского права, если они осуществляют свою деятельность в соответствии с требованиями законодательства. Так, органы государственной власти и местного самоуправления не вправе указывать гражданам и юридическим лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, какие товары (работы, услуги) им производить, на каких условиях и по каким ценам их реализовывать.
Статья 23 Конституции РФ предусматривает право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. В п. 1 ст. II Закона "Об информации, информатизации и защите информации" содержится запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни.
Следует иметь в виду, что не допускается только произвольное вмешательство в частные дела. В тех случаях, когда частные интересы входят в противоречие с публичным интересом, гражданское законодательство допускает вмешательство в частные дела граждан и юридических лиц. В этих случаях в гражданское законодательство вкрапливаются публично-правовые элементы, без которых не может обойтись ни одно гражданское общество. Так, в соответствии с п. 1 ст. 49 ГК отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).
Принцип неприкосновенности собственности. Этот принцип закладывает основы имущественного порядка в экономике. В соответствии с этим принципом нормы гражданского права обеспечивают собственникам возможность стабильного осуществления правомочий по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим им имуществом, без чего невозможно функционирование не только рыночной, но и, в принципе, любой экономики. Ни один субъект гражданского права не может быть лишен своего имущества иначе, чем по решению суда (п. 3 ст. 35 Конституции РФ). Чрезвычайно важным обстоятельством является то, что решение суда о прекращении права собственности может быть вынесено только в случаях, прямо предусмотренных законом. Перечень оснований прекращения права собственности помимо воли собственника, содержащийся в ст. 235 ГК, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Нормы гражданского права защищают собственность граждан, юридических лиц и других субъектов гражданского права от посягательства со стороны любых лиц, включая органы государственной власти и органы местного самоуправления.
Принцип свободы договора. Этот принцип предусматривает свободу усмотрения субъектов гражданского права как в выборе партнеров по договору, так и в выборе вида договора и условий, на которых он будет заключен. Закрепление этого принципа в гражданском праве означает отказ законодателя от понуждения к заключению договора на основе обязательных для сторон планово-административных актов. Это является чрезвычайно важным в условиях рыночной экономики, не допускающей административного вмешательства в гражданский оборот.
Вместе с тем в отдельных случаях в общественных интересах в гражданском законодательстве имеются и отступления от указанного принципа. Так, не допускается отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы (п. 3 ст. 426 ГК).
Принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории Российской Федерации. Единый рынок не терпит каких-либо внутренних границ и барьеров. Поэтому ст. 8 Конституции РФ и п. 3 ст. 1 ГК устанавливают, что товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации. В соответствии с указанным принципом субъекты Российской Федерации и другие лица не вправе устанавливать какие-либо местные правила, препятствующие свободному перемещению товаров, услуг и финансовых средств в едином экономическом пространстве Российской Федерации. На всей территории Российской Федерации должны быть одни и те же "правила игры" при осуществлении предпринимательской или иной деятельности, реализуемой в рамках гражданских правоотношений.
На территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Так, в соответствии с п. 1 ст. 7 Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" не допускается издание актов или совершение действий, устанавливающих запреты на продажу (покупку, обмен, приобретение) товаров из одного региона Российской Федерации, республики, края, области, района, города, района в городе в другой.
Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом только в том случае, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (ст. 74 Конституции РФ).
Большинство указанных средств имеет имущественную природу, соответствующую характеру преобладающих в предмете регулирования отношений. Их применение обычно направлено на восстановление нарушенных прав и (или) имущественную компенсацию потерпевших. Независимая от влияния участников судебная защита гражданских прав и ограничение (исключительность) их административно-правовой защиты (ст. 11 ГК) обусловлены спецификой частного права.

3. Использование принципов гражданского права для усиления аргументации по делу

Необходимость в этом возникает, когда законное и обоснованное решение может быть принято и без обращения к принципу гражданского права, поскольку имеется конкретная норма, регулирующая спорное правоотношение. Так, организация предъявила иск к Министерству обороны РФ о взыскании задолженности по договору. Было заключено мировое соглашение. Но ответчик подал кассационную жалобу, ссылаясь на то, что мировое соглашение противоречит интересам государственного бюджета. Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, суд, в частности, отметил, что согласно п. 1 ст. 1 ГК РФ участники гражданских правоотношений действуют на началах равенства, а также из п. 1 ст. 124 ГК РФ следует, что «государство участвует в гражданских правоотношениях наравне с другими субъектами. В данном случае заключение мирового соглашения между товариществом и министерством способствует исполнению государством своих гражданско-правовых обязательств и соблюдению им основных начал гражданского законодательства». Из этого дела видно, что использование судом п. 1 ст. 124 ГК РФ было бы достаточным для вынесения правильного решения. Однако ссылка на норму-принцип равенства участников гражданских правоотношений усилила позицию суда.
В целом при использовании принципов права для повышения авторитетности принимаемого решения необходимо соблюдать три правила. Во-первых, главное условие, при котором принципы права могут применяться судом для усиления аргументации, заключается в том, что конкретная правовая норма, подлежащая применению, должна быть связана с принципом права как часть с целым, являться следствием из него.
Во-вторых, принципы гражданского права не могут быть применены самостоятельно, без правовой нормы, в которой этот принцип конкретизирован. Если имеется конкретная норма, то суд не может применить общую норму права, проигнорировав существование специальной нормы, что нередко случается в правоприменительной практике.
Последнее, третье, правило применения правовых принципов таково: «для усиления аргументации должен использоваться ближайший к используемой норме принцип». Это обстоятельство отметил еще Е. В. Васьковский: «Юридическое основание, т. е. принцип, из которого вытекает данная норма, как заключение из большой посылки силлогизма, нередко опирается на другой высший принцип, который, в свою очередь, может быть следствием из более общего и т. д., вплоть до какого-либо первоначального и основного положения права».

4. Использование принципов гражданского права в процессе толкования правовых норм

Юридическому толкованию посвящено огромное количество работ, однако возможности использования в процессе толкования принципов гражданского права их авторы, за редкими исключениями, не рассматривают. Возможность использования принципов права при толковании обусловлена тем, что они являются «правилами применения иных правил».
Под толкованием в праве понимают определенный мыслительный процесс, направленный на установление содержания норм права, а также результат мыслительного процесса в виде языковых высказываний, отражающих содержание норм права.
Первым результатом толкования является установление определенности (ясности) или неопределенности (неясности) нормы права. Однако, если словесный смысл правовой нормы будет понятен правоприменителю, это не должно означать окончания процесса толкования. «Ясность» правовой нормы может быть обманчива. Эффективным средством обнаружения мнимой ясности правового предписания могут быть принципы права. На данное обстоятельство уже обращалось внимание в правовой литературе. Так, Б. П. Спасов пишет: «Нельзя признать правильным толкование, которое сделано на основании одного критерия… если такое толкование противоречит принципам правовой системы». При этом принцип выступает определенным критерием оценки ясности правовой нормы, ее истинного смысла.
Приведем известный пример из судебной практики. Бенефициар обратился с требованием к гаранту о выплате 20 млн рублей банковской гарантии с приложением справки, подтверждающей отсутствие средств на счете принципала в день, когда обязательство (оплата товара) должно быть исполнено.
Гарант отказался от выплаты суммы по гарантии, указав, что, по имеющимся у него данным, оплата товара была произведена бенефициару третьим лицом по просьбе принципала и, следовательно, обеспечиваемое обязательство исполнено. Бенефициар повторно потребовал оплаты от гаранта и после его отказа заплатить обратился в суд, ссылаясь при этом на п. 2 ст. 376 ГК РФ, предусматривающий, что «полученное гарантом… повторное требование бенефициара подлежит удовлетворению гарантом». На первый взгляд, словесный смысл этой нормы предельно ясен: повторное требование бенефициара подлежит обязательному удовлетворению гарантом, даже если основное обязательство прекратилось по каким-либо основаниям или является недействительным. Однако действительный смысл может быть установлен только с помощью критериального соотнесения ее с принципами гражданского права, что и было сделано Высшим Арбитражным Судом. Суд установил, что бенефициар уже получил оплату за поставленный принципалу товар, это подтверждалось представленными гарантом доказательствами. При таких обстоятельствах суд оценил действия бенефициара как злоупотребление правом и, применив ст. 10 ГК РФ, отказал в удовлетворении иска. Запрет на злоупотребление правом является одним из элементов принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав, установленного ст. 1 ГК РФ. Таким образом, принципы гражданского права могут служить критерием оценки ясности правовой нормы, обнаруженной в результате ее словесного (грамматического) толкования.
Неясность правовой нормы чаще всего связана с отсутствием прямо ответа на конкретный вопрос правоприменителя. Причиной может быть и пробел в правовом регулировании, что вызывает необходимость применения аналогии права или закона. Однако чаще ответ содержится в тексте нормативного акта и может быть извлечен из него при помощи различных способов толкования. Традиционно в теории права выделяют четыре способа толкования: грамматический, логический, систематический, исторический. Принципы гражданского права имеют наибольшее значение в процессе использования систематического способа толкования права, под которым следует понимать «уяснение содержания правовых норм в их взаимосвязи, в связи с их местом и значением в данном нормативном акте, институте, отрасли». С помощью этого способа толкования устанавливаются логические связи между нормами права. Это могут быть связи зависимости, дополнения, исключения, взаимодействия. В процессе систематического толкования правоприменитель может использовать различные логические операции. А. Ф. Черданцев называет три, на его взгляд, основных: структурный, функциональный анализ нормы права и «толкование и принципы права». Думается, что последняя из логических операций несправедливо оставлена без названия. Конституционный Суд РФ в одном из своих постановлений отметил: «…неопределенность в понимании статьи … может быть преодолена — в целях обеспечения единого непротиворечивого правового регулирования — путем систематического толкования с учетом иерархической структуры правовых норм, предполагающей, что толкование норм более низкого уровня должно осуществляться в соответствии с нормами высшего уровня».
Систематическое толкование с учетом принципов права может быть названо иерархическим анализом норм права. Оно предполагает толкование конкретной гражданско-правовой нормы, в процессе которого устанавливается ее связь с принципами права, и правоприменитель должен исходить из того смысла, который не противоречит этим принципам.
При использовании систематического иерархического толкования используемая норма-принцип должна быть конкретизирована судом в виде определенного правила, подлежащего применению в данном деле. При этом используется логический прием конкретизации.
При конкретизации мысль интерпретатора движется от норм-принципов к наименее общим нормам, «сужаясь» в конечном итоге к толкуемой конкретной норме. На основе принципов права «раскрывается более глубокая связь норм по их содержанию и устанавливается смысл толкуемой нормы уже на новой, высшей основе. Норма права воспроизводится обогащенной общими положениями права во всей полноте».
Конституционный Суд РФ, рассматривая это дело, отметил: «В силу конституционного принципа свободы экономической деятельности (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ), относящегося к основам конституционного строя Российской Федерации, граждане, реализуя право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34 Конституции РФ), вправе определять сферу этой деятельности и осуществлять ее в индивидуальном порядке либо путем участия в хозяйственном обществе, товариществе или производственном кооперативе, т. е. путем создания коммерческой организации как формы коллективного предпринимательства.
Закрепленное в ст. 34 Конституции РФ право служит основой конституционно-правового статуса участников хозяйственных обществ, в частности акционеров акционерных обществ — юридических лиц и физических лиц, в том числе не являющихся предпринимателями, которые реализуют свои права через владение акциями, удостоверяющими обязательственные права ее владельца к акционерному обществу». Здесь механизм конкретизации выглядит следующим образом: норма-принцип свободы экономической деятельности конкретизируется в менее общую норму, провозглашающую право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной экономической деятельности, которая в свою очередь конкретизируется в норму о праве участников акционерных обществ владеть акциями, удостоверяющими имущественные права акционеров.
Далее Конституционный Суд РФ отмечает: «Согласно Конституции РФ государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется (ч. 1 ст. 45). Исходя из этого, Гражданским кодексом Российской Федерации и законодательством об акционерных обществах установлен механизм защиты прав акционеров. Одним из способов защиты нарушенных прав акционеров в соответствии со ст. 12 ГК РФ является признание судом оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности. В силу природы акционерного общества совершаемые им сделки могут приводить к конфликту интересов между акционерами, обладающими значительным числом акций, органами управления обществом и миноритарными акционерами. Глава 9 Закона “Об акционерных обществах” (ст. 81–84), регламентирующая сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, закрепляет комплекс мер, направленных на защиту имущественных интересов акционеров, в том числе миноритарных, акционерных обществ в целом в связи с совершением таких сделок, в частности предусматривает возможность признания их недействительными в исковом порядке (ч. 1 ст. 84)». В этих выводах Суда обнаруживается, что норма-принцип «защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется» конкретизируется в менее общее правило — «каждому гарантируется судебная защита», которое преломляется в следующее правило: «гарантируется возможность использовать способы судебной защиты, в том числе признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности» (ст. 12 ГК РФ); последнее конкретизируется в наименее общее правило: «гарантируется возможность признания недействительной сделки акционерного общества, в которой имеется заинтересованность, совершенной с нарушением закона». В результате конкретизации были получены следующие выводы: а) «акционер имеет имущественные права» и б) «права акционеров подлежат судебной защите, в том числе в виде возможности требовать признания сделки акционерного общества, совершенной с нарушением закона, недействительной». Эти положения, примененные к обстоятельствам рассматриваемого дела, обусловили принятие следующего решения: «Акционер имеет право требовать в суде признания недействительными сделок акционерного общества, в совершении которых имеется заинтересованность, совершенных с нарушением требований федерального закона об акционерных обществах».

5. Использование принципов гражданского права как норм прямого действия

Принципы права, закрепленные в нормах права, обладают всеми свойствами последних и непосредственно могут быть положены в основу судебного решения. Прямое использование норм-принципов гражданского права - наименее исследованный аспект общей проблемы их правоприменения. Однако суды все чаще используют гражданско-правовые принципы непосредственно, без указания на их связи с какими-либо конкретными нормами, применяя их как нормы прямого действия.
Одной из причин прямого использования норм-принципов может быть противоречивость законодательства. Другим поводом непосредственного применения норм-принципов гражданского права может стать ситуация, при которой посредством простой конкретизации принцип права с очевидностью подлежит применению в деле. Приведем пример. В арбитражный суд обратился истец с требованием признать сделку недействительной и применить правовые последствия в виде изменения размера уставного капитала общества и исключения его из числа акционеров путем принятия судебного решения. Прямого ответа на вопрос, может ли суд принять такое решение, в законодательстве не содержится; и ответ на него также не может быть получен путем толкования отдельных норм права. Констатируем пробел в праве. Суд обращается к п. 1 ст. 1 ГК РФ и для решения дела избирает норму-принцип недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, в котором «ключевым является понятие частные дела как деятельности гражданина или юридического лица, основанной на частном интересе в сфере применения частного права. Частное дело должно быть защищено от произвольного вмешательства любого лица, в том числе государства. Заявленные истцом требования… не могут быть признаны законными, поскольку они означают вмешательство суда в сферу частного предпринимательства». Норму-принцип «недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела» суд конкретизировал в правило «суд не может произвольно вмешиваться в частные дела». Изменение уставного капитала и состава акционеров — это сфера частных дел. Следовательно, суд не может произвольно изменять уставный капитал акционерного общества и исключать кого-либо из числа акционеров.
В заключение подчеркнем, что принципы гражданского права - помимо их философского, политического, теоретико-правового и правотворческого значения - имеют и широкое практическое применение. Их правоприменительный эффект нуждается в детальном обосновании и серьезном научном осмыслении.
С принятием третьей части ГК закончилось формирование базиса нового гражданского права России. Конечно, в гражданском законодательстве еще много «белых пятен». Но со временем появятся нужные законы и подзаконные акты, судебная практика накопит необходимый опыт, да и в сам Кодекс будут внесены изменения.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации: Официальный текст по состоянию на 1 февраля 2000г. – СПб.: Издательский Дом А.Громова. 2000.
2. Гражданский Кодекс РФ с постатейным приложением материалов практики Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ. - М.: НОРМА, 2000.
3. Постановление № 5-П Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона “Об акционерных обществах” в связи с жалобой открытого акционерного общества “Приаргунское”» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. № 3
4. Гражданское право. Том I. / Под ред. Е.А.Суханова. - М.: Волтерс Клувер, 2004
5. Гражданское право. Учебник./ Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. Т.1. М.: Проспект. 2001.
6. Гражданское право России. Часть первая: Учебник / Под ред. З.И. Цыбуленко.- М.: Юристъ, 1998.
7. Гражданское право. Учебник./ Под ред. С.П. Гришаева. М.: Юрист. 2004.
8. Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Т.И. Илларионовой. М.: Норма, 1998.
9. Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая/Под ред. О.Н.Садикова. – М.: 2005.
10. Гражданское право. Часть первая: Учебник/Под ред.А.Г.Каплина, А.И. Масляева. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2001.
11. Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. - М.: Лекс-Книга, 2002.
12. Комментарий части первой ГК РФ/М.И.Брагинский, В.В.Витрянский и др. М., 2005.
13. Кузнецова О. А. Принципы гражданского права: вопросы теории и практики // Правоведение № 2, 2005.
14. Корнеев С.М. Гражданское право. Том 2. Полутом 2. М., 2005.
15. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998.
16. Спасов Б. П. Закон и его толкование. М., 1986.


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат