Понятие и виды освобождения от наказания

Актуальность темы исследования связана с неконкретностью и расплывчатостью формулировок материальных оснований института освобождения от наказания.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
Глава 1 Уголовно-правовой институт освобождения от наказания 6
1.1 Понятие и виды освобождения от наказания 6
1.2 Освобождение от наказания и современная криминальная реальность 11
Глава 2 Характеристика отдельных видов освобождения от наказания 17
2.1 Правовая природа и основания института замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания 17
2.2 Применение условно-досрочного освобождения и проблемы его применения в России 21
Заключение 30
Список литературы 33

Введение

Актуальность темы исследования связана с неконкретностью и расплывчатостью формулировок материальных оснований института освобождения от наказания.
Лицо, привлеченное к уголовной ответственности за совершенное им преступление, подлежит осуждению, и ему в необходимых, предусмотренных законом вариантах должно быть назначено наказание. Впрочем, в том числе и самому древнему уголовному законодательству был известен, а уголовные кодексы всех современных стран учитывают ряд событий, ликвидирующих наказание. Аналогичное решение вопроса никак не значит, что абсолютное действие утратило признаки, присущие преступлению, а лицо, его совершившее, перестало быть опасным для находящихся вокруг. В ряде всевозможных случаев использование к осужденному в том числе и самого незначимого по тяжести уголовного наказания оказывается из-за наличия некоторых практических или же уголовно — правовых обстоятельств невозможным или нецелесообразным. Присутствие разных форм реализации уголовной ответственности позволило отечественному законодателю предугадать систему таких событий, которые обуславливают необходимость института освобождения от уголовного наказания.
Действующее уголовное законодательство фиксирует довольно развитую систему обстоятельств, погашающих наказуемость преступного деяния, в силу чего делается вероятным освобождение от уголовного наказания, под которым следует понимать выраженный в акте суда и обоснованный им согласно с законом отказ от возложения на лицо, привлеченное к уголовной ответственности, повинности понести вполне или отчасти уголовное наказание за совершенное преступление.
Так как санкция может быть назначено только по приговору суда, то и освобождение от него выполняется лишь судом.
Исключения из данного правила составляют случаи освобождения от наказания в силу актов амнистии и помилования.
Особое место занимает освобождение от наказания порой принятия нового закона, ликвидирующего уголовную ответственность или же смягчающего наказание.
Объектом исследования в курсовой работе являются общественные отношения, складывающиеся в процессе освобождения от наказания.
Предметом исследования являются уголовно-правовые нормы регулирующие институт освобождения от наказания.
Целью курсовой работы является исследование актуальных вопросов, связанных с правовой регламентацией института освобождения от наказания, особенностей применения отдельных видов освобождения от наказания.
Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:
1. раскрыть понятие и виды освобождения от наказания;
2. исследовать институт освобождения от наказания в современной криминальной реальности;
3. выявить особенности правовой природы и оснований института замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания;
4. рассмотреть применение условно-досрочного освобождения и его проблемы.
В ходе исследования использовались такие методы, как анализ научной литературы, нормативно правовых актов, метод интеграции, компиляции.
Курсовая работа построена на изучение трудов Гармаша А., Аносовой М., Косихина Д., Папашвили Ю., Бабаяна С.Л., Рузевича О.Р., Симагина Н.А., Конкиной О.В., Курганова С.И., Ткачевского Ю.М., Келина С.Г. Дуюнова В.К.
При написании курсовой работы проанализированы положения Конституции РФ, федеральных законов, подзаконных актов, научных комментариев к ним, справочной и учебной литературы, рассматривающей данную тему.
Положения, выносимые на защиту:
1. Правовая расплывчатость формулировок материального основания института замены наказания.
2. Отсутствие перечня критериев, которыми должен руководствоваться судья при рассмотрении вопроса о рациональности применения условно-досрочного освобождения.
3. Внести в пункт «а» части седьмой статьи 79 Уголовного кодекса Российской Федерации изменение, изложив его в следующей редакции: »осужденный совершил административное правонарушение, предусмотренное статьями 6.8,6.9, 6.10, 7.17, 7.27, 19.3, 19.24, 20.1, 20.20, 20.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, суд по представлению органов, указанных в части шестой настоящей статьи, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания».

Глава 1 Уголовно-правовой институт освобождения от наказания
1.1 Понятие и виды освобождения от наказания

Освобождение от наказания входит в систему других мер уголовно-правового характера. При освобождении от наказания реализуется уголовная ответственность, хотя не в развернутом облике: обязанность ограничивается только осуждением. Коль скоро освобождение от санкции исполняется в период его отбывания, то тут отчасти реализуется и второй ее составляющая - наказание.
В УК РФ при наличии явных причин учитывается освобождение лиц, осуществивших преступление, от уголовной ответственности. В соответствии с этим, в нем обязана быть учтена и вероятность освобождения от наказания.
Основное количество специалистов утверждают освобождение от наказания самостоятельным институтом уголовного права, хотя при всем этом его границы, содержание определяются не всегда в равной степени. К примеру, некоторые авторы включают в данный институт относительное осуждение, отсрочку отбывания наказания согласно законам ст. 82 УК РФ, освобождение при изменении уголовного закона и придании ему обратной силы (ч. 2 ст. 10 УК РФ). Отмеченные виды освобождения от наказания имеют иную правовую природу и социальную направленность по сравнению с теми мерами, которые предусмотрены в ст. ст. 79, 80, 80.1, 81, 84, 85 и 92 УК РФ.
Несмотря на различие в причинах и критериях использования предусмотренных в УК РФ видов освобождения, все они, как заметил Ю. Ткачевский, характеризуются необходимостью [19, с.40].
Признание законодателем необходимости освобождения от наказания при наличии соответствующих предпосылок обусловлено глубинными обстоятельствами. Они соединены с невсеобъемлемостью полномочий наказания в смысле решения задач уголовного законодательства. Как справедливо пишет С.Келина, «исследование и практика внедрения всевозможных видов освобождения от наказания соединены с осознанием прецедента, что способности достижения целей правосудия с помощью наказания, к сожалению, весьма ограниченны, а социальные и духовные издержки, связанные с отбыванием санкции, а также и материальные издержки, довольно значительны».
В литературе общественная суть освобождения от наказания обыкновенно усматривается в обеспечении реализации целей уголовной ответственности и в одно и тоже время в обеспечении ее неотвратимости, законности, справедливости и прочих основ уголовного права. Назначение рассматриваемого института состоит в том, чтобы ликвидировать использование наказания порой, когда необходимость в достижении стоящих прежде него целей отсутствует. При вдумчивом подходе освобождение от санкции быть может абсолютно настоящей и успешной кандидатурой наказанию в смысле заслуги целей уголовной ответственности. Какие-либо авторы аргументировано акцентируют внимание, собственно значение института освобождения от санкции содержится и еще в том, что его использование призвано стимулировать корректировку осужденного, содействовать важной его своевременной реализации при помощи меньше насыщенных и строгих мер при одновременной осмысленной экономии карательных мер уголовно-правового характера.
Хотя в законе не всегда об этом указывается, но уголовно-правовые меры в виде освобождения от наказания так и или иначе сопряжены с теми или иными целями уголовной ответственности. Например, освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора фактически обусловлено самоисправлением лица, совершившего преступление, поскольку оно в течение установленного в законе срока не совершает нового преступления и не уклоняется от отбывания наказания (ст. 83 УК РФ). Из содержания ст. 80.1 УК РФ также косвенно вытекает, что предполагаются определенные изменения в личности виновного, так как он перестает быть общественно опасным.
Специальное указание на прогресс в достижении цели исправления осужденного имеется при регламентации условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ч. 1 ст. 79 УК РФ). Такое же указание следовало бы включить и в ч. 1 ст. 92 УК РФ, регламентирующую освобождение от наказания несовершеннолетних. Нелогично то, что ссылка на возможность достижения исправления виновного делается в ч. 1 ст. 90 УК РФ, регулирующей освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности, а при освобождении несовершеннолетнего лица от наказания законодатель посчитал ее излишней. Хотя из смысла ст. 92 УК РФ следует, что применение принудительных мер воспитательного воздействия направлено на исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений [22, с.23].
Определяя цели, которые стоят перед освобождением от наказания. Если логически исходить из того, что наказание назначается за совершение преступления, то его основное социальное предназначение заключается в предупреждении новых преступлений. Поскольку лицо, совершившее преступление, освобождается от наказания, данная мера может применяться только в тех случаях, когда она может обеспечить достижение этой цели.
Ставить же перед освобождением от наказания иные цели, особенно в тех случаях, когда оно не обусловливается какими-то иными мерами воспитания и контроля за поведением соответствующего лица, было бы утопией. В уголовном праве исправление осужденного понимается как воздействие на него на основе назначения наказания или иных мер, сопряженных с теми или иными правоограничениями.
В законе отсутствует системный подход к регламентации целей различных видов освобождения от наказания. Чтобы понять волю законодателя в уяснении целей того или иного вида освобождения от наказания, необходимы соответствующие разъяснения и комментарии. Без них не обойтись. Например, в ч. 2 ст. 81 УК РФ закреплено положение, согласно которому «лицо, заболевшее после совершения преступления иной тяжкой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть освобождено судом от отбывания наказания». Но суд при наличии этих обстоятельств может и не освободить такое лицо от отбывания наказания.
Все виды освобождения от наказания можно разделить на 2 группы:
1) в основе может использоваться то или иное поощрение правопослушного поведения лица после совершения им преступления - условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, освобождение от наказания по амнистии и освобождение от наказания по помилованию;
2) применяются на основе нецелесообразности или невозможности освобождения его назначения или исполнения - освобождение от наказания в связи с изменением обстановки, освобождение от наказания в связи с болезнью, освобождение от наказания в связи с истечением сроков обвинительного приговора.
Если виды освобождения из первой группы направлены на закрепление позитивных изменений в личности осужденного и тем самым на предупреждение нового преступления, то из второй - главным образом обусловливаются задачами и принципами уголовного права. Лишь освобождение от наказания в связи с изменением обстановки отчасти можно считать актом поощрения. Оно может применяться при отпадении общественной опасности лица, совершившего преступление, что предполагает изменение в позитивную сторону его образа жизни. Поэтому цели второй группы лежат в иной плоскости. Они направлены не столько на исправление, сколько на то, чтобы уголовно-правовое воздействие не входило в противоречие с задачами уголовного законодательства, целями и принципами уголовной ответственности.
Что касается освобождения от наказания по амнистии и помилованию, то они, как определенное проявление милосердия, гуманизма со стороны государства, призваны вызывать у осужденных ответную реакцию в виде воздержания от совершения преступления [23, с.36].
Амнистия призвана закреплять стремление к правопослушному поведению, поскольку она обычно не применяется к осужденным, злостно нарушающим порядок и условия отбывания наказания. Амнистия распространяется на тех осужденных, которые соблюдают режим отбывания наказания.
И. Марогулова предлагает применять амнистию и помилование условно. Конечно, такое нововведение усилило бы исправительный и предупредительный эффект этих видов освобождения от наказания, однако их практическая реализация вызывает большие трудности.
Если цели видов освобождения от наказания не обусловливаются каким-либо дальнейшим воздействием на освобожденного (они обеспечиваются самим фактом освобождения, процессом принятия такого решения), то цели иных видов освобождения от наказания достигаются в процессе последующего предупредительного и исправительного (воспитательного) воздействия.
Содержание последних составляет как сам факт освобождения от наказания (а если оно применяется при вынесении обвинительного приговора, то здесь имеет место и осуждение лица и совершенного им деяния от имени государства), так и последующее исправительно-предупредительное воздействие на условно-досрочно освобожденного выполнения им возложенных на него судом обязанностей (ч. 2 ст. 79 УК РФ) или применения принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 92 УК РФ).
Вполне естественно, что в этих условиях предоставляется возможность оказывать на лицо, освобожденное от наказания, более эффективное воздействие в плане достижения целей предупреждения новых преступлений и исправления осужденного. Следует также иметь в виду, что при условно-досрочном освобождении на сознание освобожденного воздействует угроза его отмены и приведения неотбытой части наказания в исполнение.
Воздействие освобождения от наказания при определенных условиях или с последующим исправительно-предупредительным воздействием в отношении освобожденного представляется наиболее предпочтительным с точки зрения достижения целей уголовной ответственности.

1.2 Освобождение от наказания и современная криминальная реальность

Уголовно-правовой институт освобождения от наказания необходимо рассматривать в единстве с существующей обстановкой преступности в стране.
Официальная статистика преступности в последние годы имеет позитивную динамику. Так, количество зарегистрированных преступлений с января по октябрь 2012 г. на 8,3% меньше, чем за аналогичный период 2011 г. Однако, по оценкам некоторых криминологов, она резко расходится с реальностью: за пределами регистрации остаются от 40% (общеуголовные) до 95% (экономические) преступлений.
Масштабное 10-летнее исследование ученых НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ под руководством профессора С.Иншакова показало, что на самом деле фактическая преступность все последнее десятилетие росла в среднем на 2,4% в год. При этом, если в 2009 г. официально было зарегистрировано около 3 млн. преступлений, то фактически совершено не менее 26 млн. В предстоящее десятилетие ученые прогнозируют их дальнейший рост - до 30 млн. к 2020 г.
Неблагоприятные количественные показатели реальной преступности и обострение ее качественных характеристик требуют, но не получают соответствующих мер противодействия. На неадекватность уголовной политики состоянию преступности и недопустимую «гуманизацию» законодательства и правоприменительной практики обращали внимание некоторые криминологи. Проведенное исследование наглядно подтверждает этот вывод. Так, изучены 283 ходатайства о помиловании, поданных в период с 2009 по 2012 г., в комиссию по вопросам помилования по Ростовской области осужденными, отбывающими наказание в виде лишения свободы в исправительных колониях различных видов, т.е. изучению подвергались наиболее опасные категории преступников. Причем по своему социально-демографическому составу и качественным характеристикам этот контингент ничем не отличается от общего массива лиц, совершивших преступления, так что выборка является репрезентативной.
Оказалось, что ранее привлекались к уголовной ответственности 62,8%, из них у 75,5% судимости на момент совершения преступления не погашены [10, с.178].
Основная масса ранее судима за преступления средней тяжести (34,3%) и тяжкие (18,7%). Из всего изученного контингента у 18,3% преступление совершено с наличием рецидива, опасный рецидив встречается у 3,8% обследованных, а особо опасный - у 1,1%.
Таким образом, качественные характеристики осужденных выдают их повышенную общественную опасность, тем не менее 10,6% ранее освобождались от наказания по амнистии, из них 23,6% совершили новое преступление в период неотбытой части наказания, что наглядно показывает фактическую неоправданность их амнистирования.
17,7% ранее освобождались от наказания условно-досрочно, из них 8% - два и более раз. Почти 34% условно-досрочно освобожденных вновь совершили преступления в период неотбытой части наказания.
62,4% осуждались к условной мере наказания, 47,7% из них совершили преступления в период испытательного срока, а 16,2% из них - дважды!
Так, Л. осужден к году лишения свободы условно за хранение наркотиков без цели сбыта. Через 4 месяца он снова осужден за кражу к лишению свободы условно, но от наказания освобожден по амнистии. Через шесть месяцев совершил умышленное повреждение имущества и покушение на кражу, за что осужден на 6 лет лишения свободы, но по истечении 4 лет освобожден по УДО. Затем в течение неотбытого срока совершил кражу, за которую осужден на 3 года 10 месяцев лишения свободы и вновь освобожден по УДО. В период неотбытого срока вновь совершил преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств, за что осужден к реальному лишению свободы.
Перечисленные данные и приведенный пример наглядно демонстрируют, что институты амнистии, условного осуждения и условно-досрочного освобождения, а также практика их применения нуждаются в существенном пересмотре.
Анализируя изменения, происходившие в рассматриваемой сфере в последние годы, можно отметить, что они шли вразрез с реальным состоянием преступности [15, с.163].
Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. (ст. ст. 53, 53.1) не предусматривал условно-досрочного освобождения за некоторые особо тяжкие преступления, а для иных категорий устанавливал в качестве рубежа отбытия 3/4, 2/3 и половину срока наказания. Уголовный кодекс РФ 1996 г. распространил возможность условно-досрочного освобождения на все преступления без исключения при тех же рубежах отбытия. Однако впоследствии Федеральный закон от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ снизил рубеж отбытия с 3/4 до 2/3 срока наказания, 2/3 до 1/2, а 1/2 до 1/3. Федеральный закон от 3 ноября 2009 г. № 245-ФЗ вновь ввел рубеж в 3/4 за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних и организацию преступного сообщества. Федеральный закон от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ ввел рубеж 3/4 также и для преступлений террористической направленности.
Беспрецедентное смягчение условий УДО внес Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, который предоставил возможность условно осужденным несовершеннолетним преступникам, совершившим в течение испытательного срока любое преступление, вплоть до тяжкого, быть вновь осужденными условно. Вполне понятно, что такой подход перечеркивает принципы общей и специальной превенции уголовного наказания и явно имеет целью искусственное ограничение контингента несовершеннолетних, содержащихся в воспитательных колониях. Хотя совершенно ясно, что принцип гуманизма уголовного законодательства не должен превалировать над принципом справедливости и противоречить задачам профилактики преступлений, цель которой - приводить к нейтрализации антиобщественной установки личности, а не к ее закреплению, которое достигается неоднократным повторением противоправных действий и их фактической безнаказанностью.
Федеральный закон от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ продолжил криминогенную «либерализацию», предусмотрев, что лица, освобожденные условно-досрочно, при совершении административного нарушения, неосторожного преступления или умышленного преступления небольшой или средней тяжести могут быть возвращены в места лишения свободы, а могут по-прежнему сохранять статус условно-досрочно освобожденных. Таким образом, порог реагирования государства на правонарушения в очередной раз повышен.
Подводя итоги конкретного криминологического исследования на фоне анализа соответствующего законодательства, можно прийти к выводу, что институты условного осуждения, условно-досрочного освобождения и амнистии по существу, перечеркивают длительную, кропотливую, ресурсоемкую и финансово затратную деятельность по раскрытию, расследованию преступлений и судебному разбирательству, затрудняя реализацию целей общей и специальной превенции. На основании изложенного представляется необходимым:
- исключить возможность освобождения лиц, ранее нарушавших условия условно-досрочного освобождения, а также совершивших некоторые особо тяжкие преступления (убийство, терроризм, захват заложников, бандитизм и т.д.), и поднять планку такого освобождения по другим преступлениям: до 3/4 за особо тяжкие преступления, не вошедшие в исключительный список, 2/3 за тяжкие преступления; 1/2 за преступление небольшой или средней тяжести;
- исключить возможность повторного условного осуждения несовершеннолетних, совершивших в течение испытательного срока любое преступление;
- вернуться к порядку обязательного возвращения в исправительные учреждения лиц, освобожденных по УДО и совершивших административное правонарушение или любое преступление;
- дополнить ст. 63 УК отягчающим наказание обстоятельством «совершение преступления в период условного осуждения или условно-досрочного освобождения, а также неотбытого наказания при амнистии». В настоящее время это учитывается судом при вынесении приговора, но юридически не является обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность.
Ныне действующий УК, вступивший в силу с 1 января 1997 г. и содержащий 360 статей, к 1 января 2012 г. 108 раз подвергался изменениям федеральными законами, причем в общей сложности внесено 1392 поправки - в среднем почти по 4 на каждую норму. Но поскольку изменения затрагивали далеко не все статьи, то те, которые им подвергались, менялись по 10 и более раз! И среди таких статей как раз ст. 79 - условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. Вполне понятно, что такое «законотворчество» носит абсурдный характер. Трудно представить, что в стране так часто менялась криминологическая ситуация. Скорее, это свидетельство недопустимо низкого уровня законотворческой деятельности, отсутствия универсальности уголовно-правовых норм, нестабильности законодательства. Такое положение не может быть терпимым и требует оценки со стороны научных, практических работников и общественности.

Глава 2 Характеристика отдельных видов освобождения от наказания
2.1 Правовая природа и основания института замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания

Важное значение в решении вопросов гуманизации порядка и условий отбывания наказания осужденными, приведения их в соответствии с требованиями европейских стандартов обращения с лицами, лишенными свободы, совершенствования системы мотиваций осужденных к законному поведению принадлежит поощрительному институту замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.
Как известно, нормы, регулирующие замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания, помещены законодателем в гл. 12 «Освобождение от наказания» УК РФ. В связи с этим замена неотбытой части наказания рассматривается в качестве разновидности освобождения от отбывания наказания. Если рассматривать замену применительно к виду наказания, назначенному по приговору суда, то ее реализация напрямую связана с освобождением от отбывания этого наказания. Если же освобождение от наказания понимать как освобождение от любого вида наказания, т.е. прекращение реализации соответствующих правоограничений, свойственных отбыванию наказания, то в этом случае замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания не может быть отнесена к институту освобождения от наказания.
При применении указанного поощрительного института замены наказания происходит изменение правового статуса осужденного в сторону улучшения, которое связано с правопослушным поведением осужденного. Осужденный перестает отбывать наказание в виде лишения свободы, т.е. заканчиваются уголовно-исполнительные отношения, связанные с исполнением прежнего наказания, и начинаются уголовно-исполнительные отношения, возникающие в связи с отбыванием нового, более мягкого вида наказания. Очевидно, что рассматриваемый поощрительный институт можно отнести к прогрессивной системе исполнения и отбывания наказаний[26, с.223].
По данным исследования проблем совершенствования института поощрения осужденных в ИУ УИС, проведенного автором в ФКУ НИИ ФСИН России в марте 2012 г., 47,1% сотрудников ИУ указали, что замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания и УДО следует рассматривать как поощрительные институты уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права; 30,2% считают, что данные институты относятся как к поощрительным институтам, так и институтам освобождения от отбывания наказания; 12,2% отметили, что указанные институты являются только институтами освобождения от отбывания наказания, а 8,6% затруднились ответить.
Среди основных целей поощрительного института замены наказания следует различать ближайшую - в виде стимулирования процесса исправления осужденных - и отдаленную - в виде обеспечения закрепления результатов исправления осужденных и последующей социальной адаптации осужденных к условиям жизни в обществе. Стимулирование позитивного поведения осужденного осуществляется с помощью индивидуализации исполнения наказания, которая предполагает изменение во время отбывания наказания объема кары и индивидуализацию исправительного воздействия на осужденного при исполнении наказания [25, с.303].
Нельзя не отметить, что при регламентации замены неотбытой части наказания в порядке ст. 80 УК РФ законодатель предусматривает более широкие пределы судебного усмотрения, а, следовательно, и более широкие возможности для индивидуализации, чем это предусмотрено применительно к условно-досрочному освобождению, которое может применяться только в том случае, если судом будет признано, что для своего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Что же касается замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, то суду предписывается при ее применении лишь учитывать поведение осужденного в период отбывания наказания.
Таким образом, замена наказания более мягким соединяет в себе, с одной стороны, освобождение от неотбытой части наказания, регламентированного нормами уголовного законодательства, и включает в себя полное или частичное освобождение от дополнительного наказания, а с другой стороны, приводит к назначению более мягкого вида наказания по сравнению с назначенным по приговору суда. На сегодняшний день замена наказания осуществляется на лишение свободы с изменением вида режима, исправительные работы, обязательные работы и ограничение свободы. Арест не применяется в силу его характера строгой изоляции, штраф - ввиду его неравнозначности лишению свободы.
В связи с этим можно сделать вывод, что комплексный межотраслевой институт замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания имеет смешанную правовую природу и относится как к институту освобождения от отбывания наказания, так и к поощрительному институту как составной части прогрессивной системы исполнения наказаний и важному средству индивидуализации исполнения наказаний, стимулирующему исправление осужденного.
С учетом вышеизложенного можно сформулировать следующее определение рассматриваемого института: замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания - это вид института освобождения от отбывания наказания, являющийся поощрительным институтом и составной частью прогрессивной системы исполнения и отбывания наказаний, который применяется судом к положительно характеризующимся осужденным с целью стимулирования их правопослушного поведения.
Целесообразность замены наказания в порядке ст. 80 УК РФ, а также сходство формальных и неопределенность материальных условий применения замены наказания более мягким и УДО от отбывания наказания ставят проблему поиска и формулирования дополнительных условий применения данных поощрительных институтов, применяемых к осужденным к лишению свободы [12, с.358].
Представляется, что в настоящее время неконкретность и расплывчатость формулировок материального основания института замены наказания затрудняет правоприменительную деятельность по реализации данного института.
Применяются три критерия оценки поведения: 1) основной критерий - соблюдение осужденным установленного порядка отбывания наказания; 2) дополнительный критерий - стремление осужденного к психофизической корректировке своей личности (в т.ч. выполнение программы психологической коррекции личности) и инициативные меры по ресоциализации (добросовестное отношение к труду, обучению, участие в воспитательных мероприятиях и восстановление социально полезных связей); 3) дополнительный критерий - действия, свидетельствующие об активной позитивной позиции осужденного (публичное раскаяние и письменные извинения потерпевшему, частичное или полное возмещение причиненного ущерба).
Около 20% судей считают, что к осужденным должны применяться 1-й и 2-й критерии оценки поведения осужденных; 13,3% - 1-й и 3-й критерии; 13,3% - только 1-й критерий; 6,7% - только 2-й критерий; 6,7% - только 3-й критерий; 2,2% - 2-й и 3-й критерии. Большинство же опрошенных судей (37,7%) считают, что к осужденным должны применяться все три критерия оценки поведения осужденного в комплексе.
В связи с этим представляется целесообразным дополнить ст. 9 УИК РФ частью 4 следующего содержания: «Критерии оценки поведения осужденного: 1) основной критерий - соблюдение осужденным порядка отбывания наказания; 2) дополнительный критерий - стремление осужденного к социально-психологической корректировке своей личности, включая выполнение программы психологической коррекции личности и инициативные меры по ресоциализации, которые предусматривают добросовестное отношение к труду, обучению, участие в воспитательных мероприятиях и восстановление социально-полезных связей; 3) дополнительный критерий - действия, свидетельствующие о социально-активной позиции осужденного, включая частичное или полное возмещение причиненного ущерба, публичное раскаяние и письменные извинения потерпевшему» [14, с.215].
Кроме того, ч. 1 ст. 80 УК РФ целесообразно сформулировать в следующей редакции: «Лицу, отбывающему содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, неотбытая часть наказания заменяется более мягким видом наказания, если судом будет признано, что его поведение в период отбывания наказания соответствует критериям оценки поведения, предусмотренным уголовно-исполнительным законодательством, и его дальнейшее исправление возможно при применении более мягкого вида наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания».

2.2 Применение условно-досрочного освобождения и проблемы его применения в России

Институт условно-досрочного освобождения прошел довольно трудный и противоречивый путь становления в истории права России, его история наступает с 1819 г., и связан он со становлением идеи исправления преступников как цели наказания.
Потому условно-досрочное освобождение остается актуальным и до сих пор. Это разъясняется последующими первопричинами. В первую очередь, условно-досрочное освобождение используется гораздо больше наряду с иными видами освобождения от наказания. Так же, условно-досрочное освобождение служит для освобождения от отбывания наказания осужденного до истечения указанного в приговоре срока при достижении целей наказания, то есть носит поощрительный характер. Кроме того, возникает проблема криминогенного характера, а конкретно проблема социальной адаптации лиц, освободившихся от наказания, которая кроме того имеет необходимость в законодательном регулировании.
Как показывает официальная статистика, приводимая Федеральной службой исполнения наказаний России, численность условно-досрочно освобожденных в 2009 г. составило 117297 чел., ну а в 2010 г. - 113376 чел. Например, во Владимирской области в 2010 г. было рассмотрено 3468 ходатайств об условно-досрочном освобождении, из них удовлетворено 1605. В 2011 г. было рассмотрено 3552 ходатайства, а из них удовлетворено 1606. Из представленной статистики видно, что довольствуются судами более пятидесяти процентов ходатайств об условно-досрочном освобождении.
Хотя на данный момент механизм условно-досрочного освобождения требует серьезного изменения и уточнения, также установления жесткого контроля со стороны институтов гражданского общества, что даст возможность если не идеально, то достаточно строго выстроить условия получения осужденными возможности условно-досрочно освободиться, с одной стороны, и ликвидировать вероятные коррупционные проявления - с иной.
Конституционно-правовым основанием условно-досрочного освобождения от наказания считается ч. 3 ст. 50 Конституции РФ от 12 декабря 1993 г., корреспондирующая с нормами интернационального права про то, что «любой осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а еще право просить о помиловании или же смягчении наказания».
Согласно с этим условно-досрочное освобождение стало правом осужденного, которое у него есть возможность совершить самостоятельно или же через адвоката, представителя, независимо от волеизъявления администрации исправительного учреждения. Примечательно, что именно в данный момент нет субъектов, которые бы не имели права на это освобождение, в том числе и лица, осужденные к пожизненному лишению свободы [9, с.112].
Институт условно-досрочного освобождения рассматривается не как единое правовое явление, а состоящее из двух видов освобождения - полного и неполного (частичного). Если осужденный будет условно-досрочно освобожден от основного и всего дополнительного наказания, то это освобождение станет полным. Если же этого решения суда нет и исполнение дополнительного наказания продолжается, то данное освобождение будет частичным.
Правоприменителю предоставлена немалая свобода, вероятность наибольшего учета личности осужденного, тем его поведения. Тогда как перед судом возникает вопрос об отнесении осужденного к группы «не нуждающихся» в полном отбытии наказания, что не отметает случаи необъективного судейского усмотрения. Данная размытая фраза дает правоприменителю абсолютное право улаживать, кто имеет необходимость в полном отбытии санкции, а кто - нет[12,с.156].
Законодатель и еще не ведет перечень критериев, которыми должен руководствоваться судья при рассмотрении вопроса о рациональности внедрения условно-досрочного освобождения. Следовательно, на практике формируется такая ситуация, что в большинстве случаев оценка достижения всех целей уголовного наказания для каждого осужденного считается субъективным мнением судьи, рассматривающего ходатайства.
Попытка законодателя раскрыть отмеченные аспекты обозначена в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания наиболее мягким видом наказания», где указывается, что отмена условно-досрочного освобождения осужденному в соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ сама по себе не имеет возможности служить причиной для отказа в повторном применении к нему условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. В таких случаях суду следует исходить не только из факта отмены осужденному условно-досрочного освобождения, да и принимать во внимание в совокупности все данные о его личности, время нахождения в исправительном учреждении после возвращения в это учреждение, его поведение, отношение к труду и так далее [28, с.22].
Свое отношение к режиму и труду осужденный должен демонстрировать в течение определенного времени, что позволяет соответствующим органам убедиться в правильности решения. Тут идет речь о формальном основании внедрения условно-досрочного освобождения, то есть об установленной законом части срока наказания, по отбытии которой осужденный быть может представлен к условно-досрочному освобождению. В законе оно установлено следующим образом:
«а) не менее 1/3 срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней степени тяжести;
б) не менее 1/2 срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;
в) не менее 2/3 срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а еще 3/4 срока наказания, назначенного лицу, раньше условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по причинам, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК РФ;
г) более 3/4 срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности не достигших совершеннолетия, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных препаратов и их прекурсоров, и еще за преступления, предусмотренные ст. ст. 205, 205.1, 205.2 и 210 УК РФ;
д) не менее 4/5 срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности не достигших совершеннолетия, не достигших четырнадцатилетнего возраста».
В связи с этим наблюдается взаимодействие материального и формального причины использования условно-досрочного освобождения, а значит, чем больше срок отбытия наказания, тем лучше, так как на протяжении этого срока можно наиболее тщательнейшим образом и досконально изучить личность осужденного. На протяжении этого периода времени он обязан продемонстрировать себя с положительной стороны, то есть не нарушать и, в соответствии с этим, соблюдать режим исправительного учреждения [21, с.11].
Применяя условно-досрочное освобождение, суд имеет право возложить на освобождаемое лицо обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ, а именно «не менять постоянного места жительства, работы, учебы в отсутствии уведомления специализированного государственного органа, не посещать конкретные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или же венерического заболевания, работать (трудоустроиться) либо продолжить обучение в общеобразовательном учреждении».
При этом суд имеет возможность назначить как одну, несколько или весь комплекс прямых обязанностей, хотя это будет находится в зависимости от того, какое лицо освобождается условно-досрочно (впервые осужденное либо ранее судимое) и после совершения какой категории преступлений.
Формулировка ч. 5 ст. 79 УК РФ позволяет условно-досрочное освобождение лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, по отбытии не менее 25 лет. Эта норма создала определенную перспективу для данных осужденных. Основанием для реализации этой нормы будет уверенность в том, что осужденный для своего исправления не нуждается в последующем отбывании наказания, но даже это будет соединено с жизненными обстоятельствами, определяющими личность осужденного, к примеру утрата им общественной угрозы, достижение зрелого возраста после отбытия долгого срока лишения свободы и т.п.
В настоящее время двадцатипятилетний срок возможного условно-досрочного освобождения считается предметом обсуждения вопроса почти всех научных работников и практиков. Так, присутствует мнение отдельных авторов о сокращении срока вероятного условно-досрочного освобождения до пятнадцати лет. Какие-либо научные работники дают изначально лишить возможности условно-досрочного освобождения, и еще применения других форм досрочного освобождения лиц, осуществивших три либо наиболее убийств, при недоступности смягчающих обстоятельств и осужденных к пожизненному лишению свободы. Впрочем принятие такового предложения имеет возможность привести к уверенностью отмене внедрения института условно-досрочного освобождения к наказанию в виде пожизненного лишения свободы, так как чаще всего оно назначается при совершении нескольких убийств.
У осужденных к пожизненному лишению свободы должно оставаться право на условно-досрочное освобождение, ведь бесперспективность его реализации делает его особенно опасным для окружающих и общества в целом.
Потому судья обязан чрезвычайно четко понимать значимость своего решения, подробно выяснять, достойно ли лицо, совершившее преступление и осужденное от имени государства, такового одобрения, как условно-досрочное освобождение. Точное и объективное решение судьи стимулирует лицо, совершившее преступление, к переоценке жизненных взглядов и даст шанс к дальнейшему исправлению.
Согласно требованиям п. «а» ч. 7 ст. 79 УК РФ для отмены условно-досрочного освобождения необходимо привлечение к ответственности по ст. 19.24 КоАП РФ или по статьям, указанным в гл. 20 КоАП РФ. Однако ранее судимые совершают иные правонарушения, например, уничтожение или повреждение чужого имущества, мелкое хищение (ст.ст. 7.17 и 7.27 КоАП РФ соответственно) и другие общественно опасные правонарушения.
В данной ситуации представляется целесообразным п. «а» части 7 статьи 79 УК РФ изложить в следующей редакции: «осужденный совершил административное правонарушение, предусмотренное статьями 6.8,6.9, 6.10, 7.17, 7.27, 19.3, 19.24, 20.1, 20.20, 20.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, суд по представлению органов, указанных в части шестой настоящей статьи, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания» [11, с.219].
Можно отметить следующие недостатки, выявляющиеся в судебной деятельности при решении вопросов об условно-досрочном освобождении осужденных:
- неполнота либо необъективность характеристик на осужденных;
- освобождение осужденных, имеющих неснятые взыскания (при этом законность наложения взысканий не контролируется);
- отсутствие в практике дел об условно-досрочном освобождении вызова свидетелей;
- пассивность участников судебного заседания, особенно отмечается пассивное участие прокуроров в судебном следствии по делам об условно-досрочном освобождении;
- отсутствие в большинстве случаев у суда вопросов к осужденным и иным участникам судебного заседания либо наличие вопросов, не имеющих существенного значения и требующих коротких ответов;
- в подавляющем большинстве определений не приводятся доказательства;
- отсутствие вывода об исправлении осужденного;
- редкое использование судом возможности влияния на улучшение качества досудебной подготовки материалов путем вынесения частного определения либо с помощью истребования дополнительных материалов для более тщательного рассмотрения дела об условно-досрочном освобождении;
- несоблюдение принципа состязательности сторон, выраженного в присутствии осужденного при рассмотрении ходатайства или представления.
В связи с выявленными проблемами необходимо регламентировать в законе следующие положения:
- закрепление права осужденного на участие в судебном процессе, даже путем видеоконференцсвязи;
- разъяснение понятия «исправление», его субъективной стороны: осознания, раскаяния;
- регламентировать обязательность участия свидетелей, таких, как родственники и будущий работодатель;
- при замене наказания разъяснить возможность применения штрафа в зависимости от имущественного положения осужденного и тяжести наказания.
В целях устранения существующих недостатков в деятельности судебных органов по осуществлению условно-досрочного освобождения необходимо наличие четко разработанных критериев, по которым суд может сделать вывод о законности и целесообразности применения данных правовых институтов, и регламентация их в законодательстве РФ.
Предложенные законодательные изменения существенно приблизят условия освобождения осужденных к международным стандартам, ведь внедрение международных стандартов в законодательство РФ, их соблюдение и исполнение являются мировой пенитенциарной задачей.
Таким образом, условно-досрочное освобождение - это комплексный правовой институт, посредством которого каждый осужденный может ходатайствовать об условно-досрочном освобождении при соблюдении перечисленных в законе оснований. Причем ходатайствовать об условно-досрочном освобождении может практически любой осужденный, а еще ведь несколько лет назад существовал целый комплекс ограничений для применения условно-досрочного освобождения. Оно не применялось к лицам, совершившим наиболее опасные преступления, особо опасным лицам с рецидивом, лицам, ранее освобождавшимся условно-досрочно, и так далее.
Условно-досрочное освобождение играет важную роль, так как оно способствует исправлению осужденных в местах лишения свободы посредством добросовестного отношения к режиму, труду, учебе. Оно выступает как средство поощрения со стороны государства в лице судебных органов и как стимул примерного поведения в процессе отбывания наказания, за совершенное преступление.

Заключение

Заканчивая рассмотрение данной темы можно сделать следующие выводы:
Освобождение от наказания входит в систему иных мер уголовно-правового характера. При освобождении от наказания реализуется уголовная ответственность, но не в развернутом виде: ответственность ограничивается лишь осуждением. Если освобождение от наказания осуществляется во время его отбывания, то здесь отчасти реализуется и второй ее элемент - наказание.
Официальная статистика преступности в последние годы имеет позитивную динамику. Так, количество зарегистрированных преступлений с января по октябрь 2012 г. на 8,3% меньше, чем за аналогичный период 2011 г. Однако, по оценкам некоторых криминологов, она резко расходится с реальностью: за пределами регистрации остаются от 40% (общеуголовные) до 95% (экономические) преступлений.
Качественные характеристики осужденных выдают их повышенную общественную опасность, тем не менее 10,6% ранее освобождались от наказания по амнистии, из них 23,6% совершили новое преступление в период неотбытой части наказания, что наглядно показывает фактическую неоправданность их амнистирования.
Институты условного осуждения, условно-досрочного освобождения и амнистии по существу, перечеркивают длительную, кропотливую, ресурсоемкую и финансово затратную деятельность по раскрытию, расследованию преступлений и судебному разбирательству, затрудняя реализацию целей общей и специальной превенции.
Важное значение в решении вопросов гуманизации порядка и условий отбывания наказания осужденными, приведения их в соответствии с требованиями европейских стандартов обращения с лицами, лишенными свободы, совершенствования системы мотиваций осужденных к правопослушному поведению принадлежит поощрительному институту замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.
При применении поощрительного института замены наказания происходит изменение правового статуса осужденного в сторону улучшения, которое связано с правопослушным поведением осужденного. Осужденный перестает отбывать наказание в виде лишения свободы, т.е. заканчиваются уголовно-исполнительные отношения, связанные с исполнением прежнего наказания, и начинаются уголовно-исполнительные отношения, возникающие в связи с отбыванием нового, более мягкого вида наказания. Очевидно, что рассматриваемый поощрительный институт можно отнести к прогрессивной системе исполнения и отбывания наказаний.
Конституционно-правовым основанием условно-досрочного освобождения от наказания является ч. 3 ст. 50 Конституции РФ от 12 декабря 1993 г., корреспондирующая с нормами международного права о том, что «каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания».
Институт условно-досрочного освобождения рассматривается не как единое правовое явление, а состоящее из двух видов освобождения - полного и неполного (частичного). Если осужденный будет условно-досрочно освобожден от основного и всего дополнительного наказания, то такое освобождение будет полным. Если же такого решения суда нет, и исполнение дополнительного наказания продолжается, то данное освобождение будет частичным.
С учетом вышеизложенного можно придти к выводу об имеющихся проблемах и перспективах развития уголовно-правого института освобождения от наказания:
1. Правовая расплывчатость формулировок материального основания института замены наказания.
2. Отсутствие перечня критериев, которыми должен руководствоваться судья при рассмотрении вопроса о рациональности применения условно-досрочного освобождения.
3. Внести в пункт «а» части седьмой статьи 79 Уголовного кодекса Российской Федерации изменение, изложив его в следующей редакции: »осужденный совершил административное правонарушение, предусмотренное статьями 6.8,6.9, 6.10, 7.17, 7.27, 19.3, 19.24, 20.1, 20.20, 20.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, суд по представлению органов, указанных в части шестой настоящей статьи, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания».

Список литературы

I. Нормативные акты
1. Конституция РФ от 12.12.1993 (с изм. от 30.12.2008) // Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, № 4, ст. 445.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (с изм. и доп. от 30.12.2012г.) // Собрание законодательства РФ 17.06.1996 г., № 25 ст. 2954.
3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с изм. и доп. от 23.07.2013) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.
4. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации № 1-ФЗ от 08.01.1997 (с изм. и доп. от 23.07.2013) // Собрание законодательства РФ, 13.01.1997, № 2, ст. 198.

II. Литература
5. Алексеев А.И. Должна ли уголовная политика быть либеральной? // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2010. № 1.
6. Алексеев А.И., Овчинский В.С., Побегайло Э.Ф. Российская уголовная политика: преодоление кризиса. М., 2013.
7. Бабаян С.Л. К вопросу о правовой природе и основании института замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания // Российский следователь. 2012. № 22.
8. Бакаев А.А., Лелеков В.А., Остапенко Н.И. О мерах по совершенствованию правового обеспечения профилактики правонарушений несовершеннолетних // Российский следователь. 2010. № 5.
9. Барсукова С.Г. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания по российскому законодательству: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Самара, 2010.
10. Баяркина Н.П. Проблемы применения условно-досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2011. № 3.
11. Гармаш А., Аносов М., Косихин Д., Папашвили Ю. Освобождение - для каждого свой срок // ЭЖ-Юрист. 2012. № 8.
12. Горбач Д.В. Некоторые проблемы оснований условно-досрочного освобождения от наказания в виде пожизненного лишения свободы // Черные дыры в российском законодательстве. 2010. № 2.
13. Горяинов К.К. Латентная преступность в России: результаты исследования и меры борьбы // Латентная преступность: познание, политика, стратегия. М., 2012.
14. Данилян Р.С., Микаелян С.А. Освобождение от наказания в связи с болезнью: проблемы теории и практики // Российский судья. 2012. № 11.
15. Дядченко Е.А., Ежова О.Н. Система оценки осужденных при направлении материалов в суд для решения вопроса об условно-досрочном освобождении // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2010. № 12.
16. Корецкий Д. Адекватны ли меры борьбы с преступностью ее состоянию? // Законность. 2012. № 2.
17. Корецкий Д. Идеологические проблемы борьбы с преступностью // Законность. 2011. № 5.
18. Куринова Я.И. «Гуманность» освобождения от наказания и современная криминальная реальность // Законность. 2012. № 4.
19. Побегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики // Уголовное право. 2010. № 3.
20. Пономарев П., Максимов В. Проблемы уголовно-правового регулирования пожизненного лишения свободы // Законность. 2011. № 4.
21. Реймер А.А. Об итогах деятельности уголовно-исполнительной системы в 2010 году и задачах на 2011 год // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2011. № 4.
22. Рузевич О.Р., Симагина Н.А. Уголовно-правовой аспект условно-досрочного освобождения и проблемы его применения в России // Российский следователь. 2012. № 12.
23. Рыбак М.С.Ресоциализация осужденных к лишению свободы: проблемы теории и практик. Саратов: СГАП, 2010.
24. Степанов В.В. Проблемы теории и практики условно-досрочного освобождения от отбывания наказания: на примере Тамбовской области: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2010.
25. Улицкий С.Я. Условно-досрочное освобождение из исправительных учреждений (история и современность). Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2012.
26. Ткачевский Ю.М. Российская прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. М.: Городец, 2010.

III. Материалы судебной практики
27. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 2 «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» от 11.01.2007 (с изм. и доп. от 02.04.2013) // Российская газета, № 13, 24.01.2007.
28. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» от 21.04.2009 (с изм. и доп. от 09.02.2012) // Российская газета, № 75, 29.04.2009.


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат