Неологизмы в СМИ

В нынешний период развития российского общества особенно важную роль в формировании личности играют средства массовой информации

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение……………………………………………………………………….3
1. Теоретические основы исследования неологизмов в СМИ……………..6
1.1. Понятие неологизма и пути формирования неологизмов
в русском языке……………………………………………………………6
1.2. Основные подходы к классификации неологизмов в русском
языке………………………………………………………………………..12
2. Изучение неологизмов в СМИ (на примере газеты «Взгляд»)………….17
2.1. Классификация неологизмов (на примере газеты «Взгляд»)………17
2.2. Проблемы использования неологизмов в СМИ (на примере
газеты «Взгляд»)…………………………………………………………...30
Заключение…………………………………………………………………….35
Список литературы……………………………………………………………38
Приложение

Введение
В нынешний период развития российского общества особенно важную роль в формировании личности играют средства массовой информации (СМИ). Современная эпоха вносит немало нового в русский литера¬турный и разговорный язык; СМИ – первые, кто внедряет эти нововведения в массовое сознание. Язык СМИ играет важную роль как в распространении русского языка, так и в повышении грамотности населения, в связи с чем требования стилистической выверенности используемых журналистом языковых единиц достаточно высоки. Ряд специфических особенностей (невозможность приостановить поток информации с целью осмыслить непонятное, переспросить неясное, выборочно получать лишь желательное из потока информации и т.п., вплоть до приемлемости или неприемлемости диктора или ведущего) еще в большей мере превращают электронные СМИ в доминирующий инструмент в процессе формирования языка.
Вместе с тем, складывающаяся при анализе публицистических текстов картина не совсем похожа на то, что ранее академическая грамматика русского языка называла полным стилем. Так, специалисты отмечают, что не только требованиями публицистического стиля, но и правилами русской орфографии начинают пренебрегать, отдавая предпочтение иноязычной. Значительно повысилась частота использования в СМИ варваризмов русской речи, которые иногда пытаются передать в русской форме. В значительной степени этот процесс касается использования новой лексики языка (неологизмов).
Последние десятилетия прошлого века стали «неологически активным» периодом в истории русского языка: образование новых слов – один из самых динамичных процессов современного русского языка. Если английский язык в течение ХХ века в несколько раз увеличил свой лексический запас, то русский язык скорее потерпел убытки и в настоящее время насчитывает, по самым щедрым оценкам, не более 150 тыс. лексических единиц [31]. Процессы словообразования, создания лексикографических источников изучались в работах таких известных ученых, как Ф.И. Буслаев, В.Г. Гак, В.Г. Костомаров, М.М. Покровский, Е.Д. Поливанов, А.А. Потебня, Л.П. Якубинский и др. Исследованию новообразований и заимствований, зафиксированных в современной лексической системе, посвящали свои работы такие ученые, как В.В. Костомаров, Г.А. Заверзин и др.
Итак, основной «поставщик новой лексики в литературном языке» –пресса. По крайней мере, все или преобладающее большинство неологизмов, имеющих письменную фиксацию, и представленных в словарях новой лексики, заимствованы из прессы – журналов, газет и т.д. Однако столь однозначная связь продуктивности словообразовательных моделей с функционально-стилистической разновидностью языка представляется проблематичной. Необходима также научно обоснованная разработка принципов отношения к новой лексике (принятие или непринятие ее). Понимание истоков новой лексики и причин заимствования также поможет в дальнейшем более адекватно как использовать ее, так и воспринимать, и оценивать ее употребление в СМИ и смежных дискурсах.
Цель данной работы – исследование неологизмов в современных СМИ (на примере газеты «Взгляд»).
Поставленная цель предполагает необходимость решения следующих задач:
1. Дать понятие неологизма и выделить основные пути формирования неологизмов (в русском языке).
2. Выделить основные подходы к классификации неологизмов в русском языке.
3. Выявить особенности неологизмов в современных СМИ (на примере газеты «Взгляд»), классифицировать их.
4. Сформулировать проблемы использования неологизмов в современных СМИ.
Объектом исследования являются публицистические тексты.
Предмет изучения – проблемы стилистики неологизмов в современных СМИ (на примере газеты «Взгляд»).
В основу данной работы были положены следующие методы, позволяющие осуществить комплексный подход в изучении лексической и фразеологической неологизации в газетном тексте: контекстуальный анализ; описательный метод (наблюдение, интерпретация и обобщение); компонентный анализ новых лексических единиц; дефиниционный анализ.

1. Теоретические основы исследования неологизмов в СМИ

1.1. Понятие неологизма и пути формирования неологизмов
в русском языке

Неологизм (от греческого neos – «новый», logos – «слово») – это слово или оборот речи, созданные для обозначения нового предмета или выражения нового понятия [4].
Термин «неологизм» возник в середине 18 века во Франции и обозначал лексические новообразования, появившиеся во французском языке в первой половине 18 века. Несмотря на то, что термин прочно утвердился с тех пор в лингвистическом научном инструментарии, споры и дискуссии вокруг этого термина продолжаются и но сей день. До настоящего времени среди лексикологов нет единства, что следует понимать под термином «неологизм».
Нам представляется исключительно важным и необходимым четко определить круг языковых единиц, которые мы считаем целесообразным включить в понятие «неологизм» при проведении дальнейшего исследования. Такая дефиниция позволит в дальнейшем более конкретно обозначить область, в рамках которой будет проводится научное исследование.
Понимание «неологизма» в более широком смысле этого термина, как любой инновации на любом языковом уровне, дает право выделять и включать в круг рассматриваемых вопросов фонетические и грамматические новообразования. Однако большинство исследователей ограничиваются при рассмотрении проблем неологии уровнем лексики. Если исходить из самого термина «неологизм», такое сужение понятия кажется весьма справедливым, и, говоря далее о «неологизме», мы будем понимать под этим исключительно лексический неологизм.
Но даже и при такой узкой трактовке понятия «неологизм» среди ученых наблюдаются значительные «разночтения». Так, например, одни понимают новое слово как стилистическую категорию, считая главным «ощущение новизны» при восприятии слова, ср.: «Неологизмы - новые слова или выражения, свежесть и необычность которых явно ощущается носителями данного языка» (Большая советская энциклопедия). Другие считают неологизмами слова, обозначающие новую реалию, возникшие для такого обозначения, появившиеся в связи с ростом науки, техники и т. д. В «Словаре лингвистических терминов» О. С. Ахмановой неологизм определяется как «слово или оборот, созданное (возникшее) для обозначения нового (прежде неизвестного) предмета или для выражения нового понятия». А.В. Калинин понимает под новыми словами «слова, появившиеся с развитием техники, науки, сельского хозяйства, с развитием новых общественных отношений и служащие названиями новых предметов, явлений, понятий», неологизмом же он называет «не просто новое, а очень новое, новенькое, совсем недавно появившееся слово, новизна и свежесть которого ощущается говорящими». Третьи считают неологизмами слова, не отмеченные словарями. Наконец, в словарях встречаются и очень простые определения неологизма. Так, в Словаре русского языка читаем, что неологизм — это «вновь появившееся в языке слово или словосочетание».
Признавая в частности, что неологизм совсем не обязательно «новое понятие», нередко это просто новое название для хорошо известных вещей, обусловленное чисто «бытовыми» причинами, современные языковеды отказались от попытки дать односложное определение неологизма. Учитывая сложный характер этого языкового явления, они включают в свое определение элементы классификации, пытаясь охватить различные проявления инновации на лексическом уровне. Так, например, М.И. Фомина выделяет три типа неологизмов [11]:
а) собственно лексические неологизмы;
б) лексико-семантические неологизмы;
в) окказионализмы.
К первой группе она относит такие слова, которые появляются для обозначения новых понятий, например: кибернетика, океанолог и др. Слова, которые возникли в результате переосмысления существующих в языке названий, относятся, согласно классификации Фоминой, к лексико-семантическим неологизмам, например: знатный - 1) принадлежащий к верхушке привилегированного класса и 2) известный, знаменитый (новое значение). Под окказионализмами автор понимает новые слова, «созданные отдельными писателями, публицистами, общественными деятелями с определенной стилистической целью». В качестве примера приводятся созданные В. Маяковским неологизмы молоткастый, серпастый.
Окказиональные слова (речевые инновации / новообразования) представляют постоянный интерес для лингвистов при выявлении направления развития системы языка, в особенности ее лексического и словообразовательного уровней, для выявления экстралингвистических факторов, влияющих на их развитие. Как компонент газетного текста они являются отражением особенностей функционального стиля: и тех, которые являются константными, и тех, которые определяются состоянием социума и позволяют уловить общий социокультурный фон и отразить динамику общественного сознания через «языковой вкус эпохи» [2, С.73].
В. И. Заботкина, в свою очередь, классифицирует неологизмы следующим образом [13, С.106]:
1) собственно неологизмы (они обозначают новые реалии);
2) трансноминации (сочетающие новизну формы слова со значением, уже передававшимся ранее другой формой);
3) семантические инновации (новые значения уже существующих слов, когда старые слова полностью меняют свое значение, или в семантической структуре слова появляется еще один лексико-семантический вариант).
Свою более подробную характеристику неологизмов предложил В.В. Ганин:
- Искусственные неологизмы.
- Слова, составленные путем сокращения двух или нескольких слов, т. е. аббревиатура.
- Слова, составленные путем новых сочетаний русских корней.
- Образование новых понятий из широко употребительных слов и корней.
- Использование старого слова в новом значении.
- Образование неологизма путем введения иностранного слова или заимствования.
- Образование новых словосочетаний.
- Образование сложного атрибутивного комплекса.
- Словосочетания, построенные на необычном употреблении известной реалии иностранного языка.
- Предложные словосочетания.
Такая характеристика кажется нам не совсем удачной, т. к. автор попытался свести воедино несколько классификаций, в основу которых положены различные принципы. Не вдаваясь в дальнейшую лексикологическую дискуссию (так, например, Е. В. Розен предлагает не выделять стилистические неологизмы отдельно, а относить их к семантическим неологизмам [17]), будем руководствоваться тем определением неологизмов, которое дано в предисловии к Словарю-справочнику «Новые слова и значения»: «...под новыми словами понимаются как собственно новые, впервые образованные или заимствованные из других языков слова, так и слова, известные в русском языке и ранее, но или употреблявшиеся ограничено, за пределами литературного языка, или ушедшие на какое-то время из активного употребления, а сейчас ставшие широко употребительными».
Следует оговориться, что мы считаем возможной замену термина «новое слово» на «неологизм» в силу их полной синонимичности, что в частности признает такой уважаемый лексикограф, как М .И. Фомина. С другой стороны, необходимо помнить, что лексикон языка постоянно пополняется, однако со временем новые слова осваиваются и переходят из пассивного словарного запаса в активный, и как только новое слово начинает часто употребляться, становится привычным, оно ассимилируется и стилистически уже не выделяется на фоне остальной лексики. Поэтому освоенные языком новые слова нельзя зачислять в состав неологизмов. Таким образом, термин "неологизм" сужает и конкретизирует понятие "новое слово": при выделении новых слов принимается во внимание только время их появления в языке, отнесение же слов к неологизмам подчеркивает их особые стилистические свойства, связанные с восприятием этих слов как необычных наименований [21, С.266]. Неологизмом является слово до тех пор, пока ощущается свежим. Так, в свое время слово «космодром» было неологизмом. Сейчас это слово входит в лексический состав современного русского языка. А это, в свою очередь, говорит о том, что если понятие актуально и называющее его слово хорошо связано с другими словами, то слово скоро перестает быть неологизмом.
Критерии выделения неологизмов (систематизированные А. В. Страмным [27]), применяемые в данной работе, приведены в Приложении.
Как мы уже отмечали выше, последнее десятилетие ХХ века было довольно благоприятным для образования новых слов. Как правило, в этот период появлялись неологизмы общественно-политической, экономической и компьютерной направленностей. Это связано, прежде всего, перестройкой и развитием компьютерной техники, а также падением «железного занавеса».
К примеру, в общественно-политической лексике появились такие новые слова, как масс-медиа, истеблишмент, пиар, НДС, ланч и т. д.
В экономической лексике – оффшор, брокер, гиперинфляция, лизинг, фьючерс, маклер, риэлтор и т. д.
В компьютерной – сервер,, антивирус, анимация, винчестер и т. д.
Кроме того, в последнее десятилетие ХХ века возвратились в актив вышедшие из общеупотребительной лексики слова. Как правило, они приобретают несколько иное значение (порой совсем другое), чем ранее. Это явление связано, прежде всего, с тем, что некоторые реалии вернулись в нашу жизнь.
В качестве примера вновь вошедшего в актив слова с кардинально изменившимся значением можно привести неологизм «пиратство». Раньше он означал нападение на корабли с целью ограбления. Позднее, когда это явление ушло из нашей жизни, слово перешло в пассивный запас и употреблялось только для описания каких-либо исторических событий и в художественной литературе. Однако в наши дни слово «пират» вернулось в актив, но совсем в другом значении. Сегодня слово «пиратство» означает «незаконную деятельность на рынке компьютерных, аудио-, видеоуслуг, в издательском деле…». «Бывший адвокат Universal в России, председатель президиума коллегии адвокатов «Джон Тайнер и партнеры» Валерий Тутыхин называет это «коммунизмом в законе», который «легализует пиратство» // «Взгляд» от 25.09.2008.
Также многие современные слова получают дополнительно значение, тем самым, становясь неологизмами (семантическими). Таково, например, слово «меню». Сейчас, в компьютерную эпоху, оно означает еще и «список программ и функций, предоставляемых пользователю компьютера на выбор». «Это значит, что треугольники по обеим сторонам загораются при наведении на тот или иной пункт меню» // «Взгляд» от 4.12.2008.
Однако далеко не все актуализированные слова со временем меняют свое значение. Так, например, прилагательное «легитимный» сохранило значение «законный, правомочный; общественно признанный (о выборной власти)».
Итак, мы выяснили, что основными причинами появления неологизмов является появление новых реалий или явлений.
Исходя из классификации И. М. Заботкиной, можно выделить три основных способа образования неологизмов в современном русском языке [12]:
1. Образование новых слов (значения и употребления) путем переосмыслений и аналогий в связи с появлением новых реалий или явлений.
2. Появление новых словосочетаний (переосмысления в группе слов) и дальнейшее развитие новых значений через промежуточное звено – словосочетание.
3. Образование новых слов путем заимствования: интернационализация лексики и адаптация заимствованных слов.

1.2. Основные подходы к классификации неологизмов в русском
языке

Мы считаем необходимым провести подробную классификацию неологизмов для того, чтобы сформулировать стилистические требования их использования в публицистике.
В основу такой классификация могут быть положены различные критерии:
1. Исходя из понимания слова как языкового знака, состоящего из плана содержания (ПС) и плана выражения (ПВ), неологизмы можно разделить на две группы. В зависимости от того, что у языкового знака является новым - означающее (ПВ) или означаемое (ПС) - различают неологизмы лексические (новый ПС и ПВ), которые создаются по продуктивным моделям или заимствуются из иностранных языков, и семантические (новый ПС при старом ПВ) [24, С.90].
К семантическим неологизмам относятся, например, такие слова, как куст в значении - 'объединение предприятий', сигнал - 'сообщение о чем-то нежелательном в административные инстанции' и др.
2. Среди лексических неологизмов по словообразовательному признаку можно выделить слова, произведенные с помощью суффиксов (земляне), приставок (прозападный), а также суффиксально-префиксальные образования (прилунение, расстыковать), наименования, созданные путем словосложения (луноход, гидроневесомость), сложносокращенные слова (омон, спецназ, СНГ, ГКЧП) и сокращенные слова (пом., зам.). Таким образом, к морфологическим способам образования неологизмов в русском языке, прежде всего, относятся суффиксальный, префиксальный, суффиксально-префиксальный, бессуфиксальный способы словообразования, а также словосложение и аббревиация [16, С.201].
Аббревиация (сокращение) в современном русском языке стала одним из самых распространенных способов создания неологизмов [29]. Однако следует иметь в виду, что не все неологизмы-аббревиатуры воспринимаются говорящими адекватно. Например, слово илон - сокращение, в основе которого имя и фамилия изобретателя - Иван Лосев. В отличие от обычных аббревиатур такие сокращения не связаны непосредственными семантическими отношениями со словосочетаниями, положенными в основу их образования.
3. В зависимости от условий создания неологизмы следует разделить на общеязыковые, появившиеся вместе с новым понятием или новой реалией, и индивидуально-авторские, введенные в употребление конкретными авторами [6, С.18]. Подавляющее большинство неологизмов относится к первой группе; так, появившиеся а начале века неологизмы колхоз, комсомол, пятилетка и многие другие характеризуются узуальностью.
Ко второй группе неологизмов принадлежит, например, созданное В. Маяковским слово прозаседавшиеся. Перешагнув границы индивидуально-авторского употребления, став достоянием языка, эти слова в настоящее время присоединились к активной лексике.
Используя индивидуальные краски, единичные приемы, публицисты при создании индивидуально-авторских неологизмов рассчитывают на мгновенную реакцию, чувство юмора, определенный уровень интеллекта зрителей - так возникают неожиданные метафоры, афоризмы - перевертыши, новые идиомы (например, «денежный кран правительства»; «нефтяные деньги»; «газовые отношения» (между Украиной и Россией); «кругосветное полити¬ческое путешествие... премьерская кругосветка»; (о протес¬те пивоваров против постановления Главного санитарного врача Рос-сии) «пивная война»; «всероссийский пивной путч»; «откупорить ва¬лютную кубышку»; «политический бег на месте» (о создании новой партии, объединившей многие старые силы); «большой политиче¬ский пылесос»; «возможности политического клонирования... каж¬дый губернатор назначит своего преемника по схеме "Ельцин - Путин"»; «Совет Федерации согласился сделать себе харакири»; «кадровый листопад»; (о гимне) «музыкально-политическая дискуссия» и др.
К этой же группе неологизмов принадлежат и так называемые окказионализмы (лат. occasionalis случайный) - лексические единицы, возникновение которых обусловлено определенным контекстом. Все приведенные выше неологизмы относятся к языковым, они стали достоянием русской лексики, зафиксированы в словарях, как и любая лексическая единица, со всеми закрепленными за ними значениями.
Окказиональные неологизмы - это слова, образованные писателями и публицистами по существующим в языке словообразовательным моделям и употребленные лишь однажды в определенном произведении - широкошумные дубровы (П.), в тяжелозмейных волосах (Бл.), огнекистые веточки бузины (Цв.). Авторами таких неологизмов могут быть не только писатели; мы сами, того не замечая, часто придумываем слова на случай (типа открывалка, распакетить, перегрустить). Особенно много окказионализмов создают дети: Я намакаронился; Смотри, как налужил дождь; Я уже не малышечка, а большишечка и т. д.
Чтобы разграничить окказионализмы художественно-литературные и чисто бытовые, не являющиеся фактом художественной речи, первые называют индивидуально-стилистическими [16, С.54]. Если бытовые окказионализмы возникают обычно в устной речи, непроизвольно, нигде не фиксируясь, то индивидуально-стилистические являются результатом сознательного творческого процесса, они запечатлены на страницах литературных произведений и выполняют в них определенную стилистическую функцию.
По своей художественной значимости индивидуально-стилистические неологизмы сходны с метафорами: в основе их создания лежит то же стремление открыть в слове новые смысловые грани, экономными речевыми средствами создать выразительный образ. Как и самые яркие, свежие метафоры, индивидуально-стилистические неологизмы своеобразны и неповторимы. При этом писатель не ставит перед собой задачу ввести в употребление изобретенные им слова. Назначение этих слов иное - служить выразительным средством в контексте одного, конкретного произведения.
В редких случаях такие неологизмы могут повторяться, но при этом они все-таки не воспроизводятся, а "рождаются заново". Например, А. Блок в стихотворении "На островах" (1909) употребил окказиональное определение оснеженные: Вновь оснежённые колонны, Елагин мост и два огня. В стихотворении А. Ахматовой "9 октября 1913 года" (1915) читаем: Вот поняла, что не надо слов, оснеженные ветки легки. Однако никто не станет утверждать, что подобное совпадение указывает на зависимость стиля одного поэта от другого, тем более на подражание, повторение "поэтической находки" [22].
4. В зависимости от целей создания новых слов, их назначения в речи все неологизмы можно разделить на номинативные и стилистические. Первые выполняют в языке чисто номинативную функцию, вторые дают образную характеристику предметам, которые уже имеют названия.
К номинативным неологизмам относятся, например, такие: футурология, феминизация, доперестроечный (период), плюрализм. Появление номинативных неологизмов диктуется потребностями развития общества, успехами науки и техники. Эти неологизмы возникают как названия новых понятий. Номинативные неологизмы обычно не имеют синонимов, хотя возможно одновременное возникновение конкурирующих наименований (космонавт - астронавт), одно из которых, как правило, впоследствии вытесняет другое. Основная масса номинативных неологизмов - это узкоспециальные термины, которые постоянно пополняют научную лексику и со временем могут становиться общеупотребительными; ср.: луноход, состыковаться, космодром.
Стилистические неологизмы создаются как образные наименования уже известных предметов, явлений: первопроходец, атомоград, автоград, звездолет. Стилистические неологизмы имеют синонимы, уступающие им по интенсивности экспрессивной окраски; ср: звездолет - космический корабль. Однако частое употребление этих неологизмов в речи переводит их в активный словарный запас, нейтрализует их стилистическую окраску. Например, слово здравница, пришедшее в язык как стилистический неологизм, теперь уже воспринимается как нейтральный синоним слов санаторий, дом отдыха.

2. Изучение неологизмов в СМИ (на примере газеты «Взгляд»)

2.1. Классификация неологизмов (на примере газеты «Взгляд»)

В современной публицистике можно выделить два основных типа неологизмов по времени образования. Первый тип – слова относительно старые, актуализировавшиеся в последние годы в связи с изменением политической и экономической системы России. Второй тип – слова новые, появившиеся непосредственно в последние годы [10, С.59].
Характерным примером первого типа является слово «олигарх» (греч. oligos – «немногий» + arche – «власть», - Большой словарь иностранных слов под редакцией А. Ю. Москвина). Сегодня это слово очень часто упоминается в СМИ и в речи публичных политиков. Однако вошло в активный словарь оно не так давно: в 90-х годах ХХ века. Ранее это слово было знакомо людям из учебников истории древнего мира (ср. «Спартанский олигархический союз») и произведениям классиков марксизма-ленинизма (ср. «финансовая олигархия»). Сейчас «олигархией» называют «политическое и экономическое господство небольшой группы лиц, также саму такую группу». «Банкротство ЮКОСа с последующим разделом его имущества получилось почти таким же циничным, как и залоговые аукционы, на которых олигархи в середине 90-х приватизировали свою миллиардную собственность». // «Взгляд» от 26.02.2007.
Как новые воспринимаются сегодня массовым сознанием и некоторые заимствования, известные ранее лишь специалистам и зафиксированные в словарях как относящиеся к «буржуазному» праву и «буржуазной» действительности, но получившие в последнее десятилетие ХХ века широкое распространение в русском языке в связи с актуализацией для российской действительности обозначаемых ими понятий [10, С.93]. Примером такого заимствования может быть слово «легитимный» (лат. legitimus – «законный») «Для среднего европейца, который в лучшем случае знат трех русских режиссеров – Эйзенштейн, Тарковский, Михалков, - Сокуров единственный легитимный преемник Тарковского» // «Взгляд» от 5.02.2007.
В качестве примера недавно появившегося слова можно привести англоязычное заимствование «франчайзинг» (или «френчайзинг»). В "Толковом словаре конца ХХ века" это слово трактуется следующим образом: «Форма экономического покровительства, при которой фирма, имеющая твердые позиции на рынке, предоставляет вновь образованной фирме оборудование, технологии, вспомогательные материалы, ноу-хау и товарные знаки». «Пока рано говорить о какой-то конкретике и тем более бросаться страшными терминами типа франчайзинговые схемы» // «Взгляд» 6.11.2006. Это слово появилось в русском языке благодаря приходу в нашу жизнь такого явления, как франчайзинг.
Лексику современного русского языка можно условно поделить на общеупотребительную и специальную. В этом параграфе мы постараемся выяснить, к каким сферам употребления относятся найденные нами неологизмы.
Это очень важно, поскольку непонимание сферы употребления неологизма может привести к искажению его семантики. Главным образом, это касается семантических неологизмов, поскольку именно они имеют различные значения в разных областях нашей жизни.
Имея дело с новой заимствованной лексикой, также следует обращать внимание на сферу употребления, поскольку многие иноязычные слова подвергаются переосмыслению и получают в русском языке несколько другое значение, нежели в языке-доноре [12]. Например, неологизм «имидж» переводится с английского, как «образ, статуя (святого), подобие кого-либо, метафора, икона, облик (политической партии и т.п. публичных субъектов), изображать, вызывать в воображении, отображать, символизировать». В русском же языке укоренилось только одно значение этого слова – «облик». Поэтому людям для правильного употребления данного неологизма необходимо знать его сферу употребления. Иначе человек, опирающийся только на перевод слова с иностранного языка, может сделать ошибку в словоупотреблении [14, С.118].
Как правило, большинство неологизмов является межстилевыми, то есть они употребляются практически во всех функциональных стилях речи. Однако отдельные пласты новой лексики наиболее употребительны в определенных областях нашей жизни. Проведя анализ найденных в прессе примеров, мы пришли к выводу, что основными сферами употребления неологизмов являются экономическая, общественно-политическая, техническая и правовая [11, С.104]. Важно помнить, что зачастую невозможно провести четкую грань между этими сферами, т. к. и экономика, и политика, и техника, и юриспруденция проникают практически во все сферы нашей жизни.
Рассмотрим эти сферы более подробно:
Экономическая лексика. Как правило, неологизмы этой сферы употребления обозначают какие-либо процессы или должности, многие из которых стали новыми для российской действительности. К примеру, слово «маклер» вошло в нашу жизнь вместе с самим видом деятельности. Значение: «тот, кто профессионально занимается посредничеством при купле-продаже, заключении различных сделок и т.п.». Пример: «Сейчас многие адвокаты – это просто маклеры, выступающие посредниками при передаче денег между обвиняемым, следователем или судьей» // «Взгляд» от 9.10.2006.
В качестве примера наименования экономического процесса можно привести слово «фьючерс» (англ. future – «будущее»). Фьючерс - биржевая сделка по продаже товаров или ценных бумаг с обязательством поставки или передачи их покупателю в определенный момент в будущем по ценам, действующим в момент заключения контракта. «У многих экспертов сквозит скепсис – в России еще не привыкли к традиционным фининструментам, а фьючерсы пока больше используют для спекуляций» // «Взгляд» от 23.10.2006.
Правовая лексика. Правовые неологизмы в современной российской прессе встречаются не очень часто (исключение – специализированные правовые журналы).
Хороший пример правового неологизма (близкого к жаргонизму), написание которого еще не устоялось, – слово «прайвеси» и (реже) «прэйвеси»(англ. privacy – «право на частную жизнь») «Знаменитое «прайвэси», право на уединение и неприкосновенность...» // «Взгляд» от 18.12.2006. Это слово отчасти заменило в русском языке такие неудобные словосочетания, как «право на неприкосновенность личной жизни и переписки», «право на неприкосновенность» и т.п. Из чего можно сделать вывод, что заимствованный неологизм «прайвеси» объединяет в себе сразу несколько значений, тем самым становясь более удобным в употреблении.
Также неологизмом из области права является слово «легитимный» – «законный, правомочный; общественно признанный (о выборной власти)».
Техническая лексика. Среди технических неологизмов в настоящее время преобладает компьютерная лексика. Прежде всего это связано с появлением не существовавших ранее устройств или явлений, которым необходимо было присвоить некое наименование.
Так, например, в современном русском языке существует неологизм, написание которого до сих пор не устоялось. Это слово «лаптоп» или «лэптоп» (англ. lap – «колени», top – «верх»). В информатике это слово означает «портативный персональный компьютер с плоским дисплеем на жидких кристаллах и сравнительно небольшим объемом памяти, умещающийся на коленях пользователя».
«Из этой штуковины нам всего за двадцать лет удалось создать полнофункциональный лэптоп – с записью на DVD, воспроизведением фильмов, распознаванием речи и всем остальным» // «Взгляд» от 22.12.2008. Появление этого заимствованного неологизма объясняется тем, что ранее не существовавшему устройству необходимо было присвоить лексическое наименование.
В последние годы ХХ столетия в нашу жизнь вошла еще одна компьютерная реалия, написание наименования которой также не устоялось. Это несклоняемый неологизм «Интернет» или «ИнтерНет» (англ. inter – «меж» и net – «сеть»). В информатике этим словом обозначают всемирную информационную компьютерную сеть, объединяющую множество компьютерных сетей и компьютеров, обменивающихся информацией друг с другом. «С появлением дешевого высокоскоростного Интернета фриланс стал в России распространенным явлением» // «Взгляд» от 23.04.2008.
Общественно-политическая лексика. Это наиболее обширная сфера употребления неологизмов.
Говоря о новой общественно-политической лексике сегодня, мы можем распределить ее на следующие группы по сферам человеческой деятельности, откуда взяты те или иные слова в политическую речь, по сферам преимущественного употребления:
1. Номенклатурные наименования чиновников, ведомств, территорий.
Например, слово «премьер» («премьер-министр»). В ряде государств - глава правительства (в России широко распространенное, но неофициальное наименование председателя правительства). «По традиции Всемирный банк возглавляет представитель США, но по некоторым прогнозам место может достаться покидающему свой пост премьеру Британии Тони Блэру, который сейчас как раз озабочен «трудоустройством» // «Взгляд» от 16.04.2008.
2. Наименования политических партий, движений и их членов.
Примером наименования членов партии может послужить слово «жириновцы» (сторонники либерал-демократической партии России, возглавляемой В.В. Жириновским). «Так что возмущение жириновца Алексея Митрофанова, высказанное им на обвинение в подкупе депутатов, выглядит вполне искренним» // «Взгляд» от 22.01.2009.
3. Терминология электоральных и смежных технологий.
«Импичмент» (лишение полномочий высших должностных лиц в связи с допущением ими грубых нарушений закона). «Парламент хоть и объявил указ Ющенко неконституционным, но специально оговорился, что вопрос об импичменте президента не стоит» // «Взгляд» от 9.04.2007.
«Инаугурация» (англ. inauguration – «торжественное вступление в должность главы государства»). «В Зумбахуа прошла превращенная в индейский ритуал инаугурация Корреа, на которую съехались верные друзья Моралес и Чавес, а также – ко всеобщему удивлению – иранский президент Махмуд Ахмадинеджад» // «Взгляд» от 23.04.2008.
Кроме этих трех пластов лексики, в общественно-политической сфере зачастую употребляются слова из других сфер, как-то: экономической, технической и правовой. Это и следует называть пересечением лексики различных сфер деятельности.
Примером пересечения общественно-политических и правовых неологизмов может послужить термин международного права «экстрадиция» (англ. ex – «из, вне» и traditio – «передача») - выдача иностранному государству лица, нарушившего законы этого государства. «Теперь многие наблюдатели убеждены, что Скотленд-Ярд счел действия Генпрокуратуры за скрытый намек и предложил обмен экстрадициями: Лугового – в Лондон, Березовского – в Москву» // «Взгляд» от 24.01.2008. Сегодня этот термин употребляется не только в правовой области, его зачастую можно встретить в газетах, рассчитанных на самую широкую аудиторию. Вероятнее всего, этот правовой неологизм вошел в актив языка во время расследования дела бывшего югославского лидера Милошевича. Именно тогда слово «экстрадиция» наиболее часто мелькало в газетах.
Слово «консалтинг» – это пример употребления слова из экономической сферы в общественно-политической прессе (англ. consulting – «консультирование производителей, продавцов и покупателей по экономическим, хозяйственным и правовым вопросам»). «По словам Андрея Бурматикова, директора консалтинговых программ Fashion Consulting Group, появление таких бутиков – абсолютно в рамках развития модной индустрии» // «Взгляд» от 30.04.2008.
Пример пересечения общественно-политического и компьютерного пластов лексики – слово «хакер» и (редко) «хакер» (англ. hack – «ломать»). В информатике – «программист (или пользователь вычислительной системы, обычно компьютерной сети), занимающийся поиском незаконных способов преодоления систем защиты данных». «Во всем виноваты безвестные хакеры, а сама страничка – полуторагодичной давности» // «Взгляд» от 12.02.2009. Слово хакер вошло в наш язык благодаря распространению Интернета. Сначала это был узкоспециализированный термин, но с популяризацией незаконной деятельности в компьютерных сетях он стал частью активного словаря русского языка.
Неологизмы в публицистике, как и вся лексика современного русского языка, делится на собственно русскую, то есть образованную на русской почве, но разными способами, и заимствованную [17, С.132]. Надо сказать, что в настоящее время в СМИ употребляется все больше неологизмов именно заимствованных.
Вероятнее всего, для начала логичнее будет рассмотреть заимствования из славянских языков. Таковых не только в газете «Взгляд», но и во всей нашей печатной прессе не так много, но они есть. В данной работе мы рассмотрим лишь одно заимствование из славянских языков – неологизм «самостийность» (обычно неодобр. «государственная или политическая независимость, самостоятельность»). «Сейчас тараклийцы, которые после многочисленных и тщетных попыток достучаться до кишиневских властей, намереваются избрать собственную власть, не зависящую от Кишинева. Самостийность, конечно, будет объявлена незаконной» // «Взгляд» от 4.09.2008. Слово «самостийность» имеет украинские корни, однако оно существует и в других славянских языках (например, в болгарском).
Использование в российской печатной прессе заимствований из славянских языков объясняется родственностью этих языков и тесными взаимоотношениями славянских государств между собой.
Подробнее рассмотрим неологизмы, заимствованные из неславянских языков.
Для начала коснемся небольшой группы восточных языков. В качестве примера мы рассмотрим неологизм «ваххабиты». В Большом академическом словаре этому слову дано следующее определение: «приверженцы религиозно-политического течения в исламе, возникшего в Центральной Аравии (Неджде); основатель Мухаммед ибн Абдаль-Ваххаб (1703-1787); ратуя за очищение ислама, ваххабиты проповедовали простоту нравов, боролись за объединение Аравии. Ваххабизм – официальная идеология в Саудовской Аравии». «Дело в том, что если два других народа относительно едины, босняки разделены внутриобщинным конфликтом сторонников секулярного ислама в турецком духе с ваххабитами – это тоже наследие минувшей войны» // «Взгляд» от 2.04.2008. Само слово имеет арабский корень и было заимствовано в русский язык с целью обозначения новых общественно-политических реалий.
Ниже мы кратко рассмотрим кавказские языки-доноры. Среди них особое внимание стоит обратить на чеченский язык. Заимствования из чеченского языка чрезвычайно немногочисленны, но занимают особое место в ряду новых заимствованных слов в современном русском языке. Неологизм «тейп» в российской прессе начали употреблять во время затяжного военного конфликта между Россией и вооруженными отрядами полевых командиров. «Адвокаты подсудимого апеллировали к горским традициям: он из тейпов (родоплеменных общин), которые живут в труднопроходимых высокогорных районах и практически изолированы от внешнего мира, а похищения – один из немногих способов, которые позволяют им обновлять генетический фонд, то есть жениться на тех, с кем нет родственных связей» // «Взгляд» от 6.11.2008.
Русский язык по сравнению с чеченским имеет несравнимое распространение, письменную и устную традиции. Однако это не мешает нашему языку заимствовать некоторые слова из чеченского языка. То есть русский язык впитывает в себя лексику малых народов, проживающих на территории Российской Федерации.
Перейдем к рассмотрению неологизмов, заимствованных из европейских языков-доноров. Самый распространенный из них – английский язык. Он преобладает среди языков-доноров. Столь активное использование английского как языка для заимствований обусловлено исторически сложившейся огромной ролью англоговорящих стран на мировой геополитической арене и английского языка как языка международного общения.
Развитие на российской почве современной демократии, парламентаризма и рыночного либерализма также способствует заимствованию терминов из английского языка: вместе с реалиями, ими обозначаемыми.
Примером англоязычного заимствования может послужить неологизм «инаугурация» (англ. inauguration – «торжественное вступление в должность главы государства»). «Фоторепортажи из Чечни, которая на неделе вновь была центром всеобщего внимания, - о двух сторонах жизни республики: инаугурация Рамзана Кадырова и спецоперация батальона «Восток» Сулима Ямадаева» // «Взгляд» от 9.04.2008. Это слово заимствовано из английского благодаря развитию в России демократии.
Также к англоязычным неологизмам относится «дампинг» (англ. dumping - «сбрасывание») - технология захоронения отходов производства. «Однако многие российские производители не желают тратиться на качественный дампинг и сбрасывают отходы в какую-нибудь нелегальную свалку» // «Взгляд» от 2.04.2008. Данный неологизм пришел к нам из английского языка вместе с реалией, им обозначаемой.
Определенную роль в преобладании английских заимствований играет активная культурная экспансия англоязычных стран, главным образом, США; распространение Интернета и Интернет-СМИ способствует еще большему количеству заимствований из английского языка.
Пример "пищевой экспансии" – неологизм «хот-дог» (англ. hot – «горячий» и dog – «собака») - жареная горячая сосиска или сарделька, подаваемая обычно в разрезанной булке с соусом и горчицей. «Там тетушки из церковных кафе торгуют хот-догами и черничными пирогами» // «Взгляд» от 6.11.2008.
Слово «чарт» (англ. chart; «список наиболее популярных музыкальных групп, исполнителей, составляемый на основе результатов продаж их альбомов, дисков и т. п. и регулярно публикуемый в печати») также является элементом английской экспансии. «Во многом успех компании связан с именем ее владельца – Крисом Мерфи, продюсером легендарной рок-группы INXS, в конце 80-х взорвавшей американское MTV и всевозможные чарты» // «Взгляд» от 18.12.2008. Данный неологизм вошел в русский язык вместе с обозначаемой им реалией. До открытия границ в России не существовало чартов.
Появление в русском языке слова «шоппинг» (англ. shopping – «посещение магазина с целью покупки») связано, прежде всего, с распространением американского образа жизни в России. «Зато в городе много неплохих китайских ресторанов, и все население на выходные ездит с Фуюань – пройтись по казино и в бане попариться. И на шоппинг» // «Взгляд» от 12.03.2008.
«Сервер» (англ. server – «компьютер, выполняющий функции обслуживания пользователей, а также управляющий распределением ресурсов») - реалия, вошедшая в нашу жизнь благодаря Интернету. «Зато у ноутбука есть приличные сетевые возможности: беспроводная связь позволяет компьютеру видеть всех своих «собратьев» в радиусе 500 м и соединяться со школьным сервером для выхода в Интернет» // «Взглядk» от 4.12.2008.
Кратко рассмотрим неологизмы, заимствованные из других европейских языков. Исторически сложилось, что языками-источниками новых слов для русского языка (как, впрочем, и для других языков) служат латинский и греческий языки.
Неологизм «гетеросексуал» (греч. heteros – «другой» и лат. sexualis –«половой») – «человек нормальной половой ориентации (проявляет половое влечение к лицу противоположного пола)» имеет как греческие, так и латинские корни. «На эти темы никогда не говорили на Ближнем Востоке, но может быть, именно от нас, арабов, берет начало традиция однополой любви?» - гетеросексуальная активистка Аида явно намекает на лесбийскую любовь в мусульманских гаремах, много раз упомянутую в старинной арабской и персидской литературе» // «Взгляд» от 2.04.2008.
Также в современной российской прессе можно встретить слова, образованные с помощью латинских приставок. Например, неологизм «неосталинист» (сторонник неосталинизма). «Неосталинизм – явление ныне модное. От кого только не услышишь о том, что "при Сталине порядок был» // «Взгляд» от 18.12.2008. Этот неологизм образован путем прибавления к слову «сталинист» латинской приставки, имеющей греческое происхождение (neos – «новый»).
Также определенные греческие корни имеет неологизм «паранаука» (греч. para – «возле, вне» и наука) – «область знаний, изучающая необычные космические, природные, психические и т. п. явления, обычно не поддающиеся описанию»). Как мы видим, это слово образовано сложением греческой морфемы пара- и русского слова «наука». Этим сложением мы получили полноценный неологизм с собственной семантикой.
Особо можно выделить заимствования новой лексики из социальных диалектов – жаргонизмов. Последние зачастую становятся сначала неологизмами, а после входят в активный словарный запас русского языка [29, С.187]. Например, слово «раскрутка» (перен. разг. «система мероприятий, имеющих целью широко рекламировать, популяризировать) было заимствовано из музыкального жаргона. Теперь это слово приобрело более общее значение и постепенно входит в активный словарный запас современного русского языка. «Но нынешняя раскрутка, как ни странно, не пошла радикалам впрок: от них, сочтя националистические движения неконтролируемыми, отвернулись в Кремле и не хотят видеть в политических партиях» // «Взгляд» от 25.12.2008.
Таким образом, анализ публицистических текстов СМИ на примере газеты «Взгляд» показывает, что применение данного вида лексических единиц в российской публицистике является достаточно односторонним: преобладают семантические неологизмы, а среди лексических подавляющее большинство являются заимствованиями, прежде всего из английского языка, что ставит соответствующую проблему.
С другой стороны, окказионализмы в языке СМИ являются либо варваризмами, либо связаны с проникновением просторечной и жаргонной лексики в основной литературный лексикон.
Экспрессивность неологизма в языке газеты «Взгляд» (как результат стилистической, оценочной и эмоциональной маркированности слов [33, С.62]), кроме того, достигается максимальным использованием языковых средств, позволяющих выразить субъективное отношение говорящего к содержанию или адресату речи, вследствие чего оказать воздействие на личность реципиента. Среди таковых следует отметить:
1) превалирование разговорной стилистической маркированности новообразований, создаваемой в том числе использованием в качестве производящих слов нелитературного происхождения: а) из тюремно-лагерного жаргона: «чай-хана» («хана» — «плохо»), «халявно-нахрапистый», «барахолочность» («барахло» — «краденые вещи»), «VIPендриваться», «ЗКдычный»; б) из молодежного жаргона: «крутота», «обломист», «хохлобаксы», «джексофанаты», «тусовочно»; в) из компьютерного жаргона: «антихакерский», «интерфейсисто», «дисплеисто», «веертуальный»; г) из жаргона чиновников: «подковровый», «подковерно»;
2) экспликацию оценочных признаков положительного или отрицательного отношения к тому или иному явлению, обозначаемому окказионализмом; при этом экстралингвистические факторы являются доминирующими в появлении негативной оценки у новообразований, обозначающих преступную деятельность и лиц, занимающихся ею (интервымогатели, авиапотрошители, урководитель, первопроходимцы); понятия, связанные с наркобизнесом (наркоперспективы, наркосуп, наркодилеры, наркосбытчики, «моснаркосбыт», нарконовшества, нар­костолица); понятия, связанные с производством порнопродукции (порновакханалия, порноненавистник, «порнокопытные», «порнометражный» фильм); из словообразовательных средств создания оценочности преобладает суффикс -щина, который, соединяясь с названиями лиц, привносит отрицательную экспрессию в значение «то, что свойственно, характерно для указанного лица», «абстрактное свойство, связанное с определенной категорией лиц» (явлинщина, кашпировщина, ковбойщина, «джульеттовщина», беспоповщина);
3) эмотивность за счет диминутивных суффиксов, которые используются для создания «атмосферы» какого-то чувства или незначительности события (лингвочки, авенюшка, нестыковочка, гуманненькая война, радикальненькие материалы, на кладбище неспокойненько, «Времечко-впередик!»).
Специальным средством создания экспрессии при восприятии текста являются собственно окказиональные способы словопроизводства, которые, являясь сами по себе яркими «нарушителями» языкового стандарта, еще и связаны «игрой» со словом. Наличие дополнительной фактуальности (Л. А. Исаева), семантической аппликации (Е. К. Шадунц) у собственно окказионализмов, их опора на «фоновые знания» и «вертикальный контекст», плюрализм интерпретации заложенной в них иронии определяются «подготовленностью» читателя к их восприятию. Так, название статьи «Гарнизонокосильщики» (о призывниках, разными средствами уклоняющихся от службы) создано сложением основ нейтрального слова «гарнизон» и жаргонного «косить» (в значении «уклоняться») и в подтексте связано с героем фильма «Газонокосильщик» — умственно отсталым человеком, о чем свидетельствует их созвучие и контаминация компонентов.

2.2. Проблемы использования неологизмов в СМИ (на примере
газеты «Взгляд»)

Неологизмы являются неотъемлемой частью лексики современного русского языка. В прессе новые слова выполняют ту же функцию, что и в языке в целом. Они обозначают новые явления и иногда служат для придания образности журналистскому тексту. По сути, наш язык в его нынешнем виде не мог бы существовать без неологизмов. Это связано с тем, что новые слова придают естественному языку динамичность. Лексика изменяется с течением времени, словарный запас пополняется новыми наименованиями, устаревшие реалии уходят в пассивный запас.
Возьмем в качестве примера слово «дисплей» («устройство отображения текстовой и графической информации, обычно основанное на использовании электронно-лучевой трубки, монитор; экран такого устройства»). «Скептики ехидно спрашивали: зачем устройству, которое 99% времени находится в кармане, а оставшийся 1% около уха, цветной дисплей?» // «Взгляд» от 19.02.2008.
Чем же примечательно это слово? Главным образом, тем, что обозначает новую реалию, наименования которой раньше не существовало. Действительно, в докомпьютерную эпоху не существовало слова дисплей, как, впрочем, и самого устройства. Когда же это устройство появилось, то ему необходимо было дать лексическое наименование. Что было бы невозможным, если бы не существовало неологизмов. Тем самым мы доказали, что без неологизмов язык статичен, не может развиваться и не отвечает нуждам времени.
Здесь необходимо отметить, что семантическая характеристика корпуса новообразований (более 60 единиц), извлеченных методом сплошной выборки из газеты «Взгляд», позволяет отметить, что среди них сильна тенденция к отображению явлений массового, общественного, социального характера: меньше внимания уделяется человеку с его внутренним миром, эмоциями, физическими и психологическими характеристиками, больше — человеку как социальному существу (носителю взглядов, выразителю идеалов, производителю вещей, политическому деятелю — основателю течений, экономическому деятелю — зачастую преступнику), что ставит вопрос не только о стилистическом вкусе, но и об ответственности журналиста за целесообразное использование неологизмов в СМИ.
Тем не менее, с точки зрения необходимости обозначения новых реалий, связанных с научно-техническим прогрессом, можно отчасти согласиться с той точкой зрения, что разговоры отдельных защитников русского языка о слишком большом количестве заимствований, мягко говоря, необоснованны. Заимствование – один из самых продуктивных способов пополнения лексики языка. Само собой, можно создавать неологизмы с помощью русских морфем (например, в исландском языке новые слова образуются посредством исландских же морфем; заимствований в исландском языке очень мало), но вряд ли процесс образования новых слов можно эффективно контролировать [26, С.94].
Однако следует констатировать, что под влиянием происходящих с конца ХХ в. в языке публицистики изменений произошло не только обогащение лексического и фразеологического состава русского языка, одновременно с этим имело место некоторое обновление функционально-стилистической системы русского языка, которое не всегда носит позитивный характер.
Чтобы ответить на вызов времени, языку нужно воображение, способность творить новые слова и понятия, не ограничиваясь только восстановлением своего прошлого или заимствованиями из других языков. «Язык жив до тех пор, пока его корни продолжают разветвляться и плодоносить в новых словах» [31]. Вместе с тем, в подавляющем большинстве выявленные в ходе анализа текстов газеты «Взгляд» поражают своей неживостью, механичностью, отсутствием малейшей языковой фантазии и творческой новизны. По своему значению они маргинальны, а по образованию — автоматичны: за редким исключением, ни одно не представляет движения мысли, какого-то нового образа или понятия. Как отмечает М. Эпштейн, «слова типа “сверхгрузовик”, “сверхмашина”, “сверхбульдозер”, “конгрессменчик”, “шоуменчик”, “клептоманчик”, “дискжокейчик”, “по-мансийски”, “по-фрязински”, “по-урюпински” можно производить тысячами, радостно рапортуя о том, что лексическое богатство языка неуклонно возрастает. Но разве можно считать такие “автоматизмы” неологизмами, полноценными новыми словами? Это скорее лексические словоформы, образуемые регулярным способом посредством приставок и суффиксов — подобно тому как морфологические словоформы, например, формы склонения у существительных или спряжения у глаголов, регулярно образуются посредством окончаний». Эти слова, автоматически предсказуемые, регулярно образуемые посредством суффиксов и приставок, уместно называть лексическими словоформами, отличая от собственно новых слов.
Неологизмы вроде “автомат-пакетировщик” могут быть нужны и полезны, как нужны специалистам химические термины, типа “бензолгексахлорид”. Между тем «в течение многих десятилетий корни русского языка, число которых не так уж и велико, 4400 [15, С.16], закатывались под тяжелые пласты механических комбинаций, в основном из заимствованных слов и морфем». Среди неологизмов СМИ резко преобладают слова, которые механически составляются из готовых частей и не приобретают никакого дополнительного смысла. Вот несколько моделей, каждую из которых можно иллюстрировать десятками примеров:
турецко-кипрский, мароккано-израильский, ливийско-чадский
сорокадвухлетний, сорокатрехлетний, девяностооднолетний
девятисерийный, девятимиллионный, десятисерийный
неколхозный, некомсомольский, некапитанский
концерт-митинг, концерт-отчет, концерт-репетиция
литературно-пропагандистский, литературно-публицистический, литературно-артистический
красно-голубой, красновато-фиолетовый, красно-желто-зеленый
антисикхский, антисирийский, антиникарагуанский
Среди данного вида неологизмов преобладают сложные слова, механически составленные из двух основ (включая имена числительные), и слова с приставками (“не”, “анти”, “супер”), которые тоже механически добавляют к значению слова значение приставки. Из 61 исследованной лексической единицы порядка 70% являются заимствованиями, а из оставшихся 70% — это старые слова, приобретшие новые значения, вошедшие в новые или ранее не зарегистрированные словосочетания, такие как “считать варианты”, “играть в чьи-то ворота”, “окно уязвимости”. Собственно новых образований из исконных русских корней среди неологизмов ничтожно мало, да и многие из них — это либо ранее не учтенные родственные слова из других частей речи (“зашоренность” — существительное от “зашоренный”), либо старые разговорные слова, такие как “ё-моё”, “халява”.
Кроме того, для электронных СМИ, каковым является газета «Взгляд», актуальна проблема латинизации неологизмов. Русский язык наводняется английскими словами, которые препочтительно читать на латинице, где их корень и смысл прозрачны. Скажем, такие расхожие лексические единицы, как “армрестлинг” (armwrestling), “бодибилдинг” (bodybuilding) и “виндсерфинг” (windsurfing), намного лучше выглядят на латинице, чем на кириллице, как и слова “шоу”, “менеджмент”, “экаунтинг”. По-русски они звучат и выглядят неестественно. А исконно русские слова, например, “зрелище”, “представление”, “ощущение”, естественно, гораздо лучше выглядят на кириллице; передача латинскими буквами zrelishche, predstavlenie, oshchushchenie, в свою очередь, убивает их корни. В целом, соотношение иноязычных и исконных слов в неологизмах СМИ стремительно меняется в пользу заимствований.
Oдно из возможных решений — сочетание латиницы и кириллицы для написания соответствующих слов. Даже в официальном языке телевизионных программ, не говоря уж об электронных СМИ, такой “макаронический” алфавит уже вовсю используется (MTV-Россия, Shit-Парад, Поп-Kult, Shэйker, MузGeo и т. д.). Для тог, чтобы «оправдать» кириллицу, русскому языку СМИ нужно расти из своих собственных корней.

Заключение

Итак, неологизмы - это слова, которые являются абсолютно новыми лексическими единицами для данного исторического периода. Такие слова ещё не успели войти в активный словарный запас, поэтому могут быть незнакомыми определённой части населения. Причиной появления неологизмов является общественный и научно-технический прогресс.
Главным признаком неологизма является абсолютная новизна слова для большинства носителей языка. Экспрессивный характер новообразования предопределен его природой: его формальная новизна нарушает непрерывность речи, «эффект неожиданности» слова создает «напряженность» восприятия, происходит актуализация не только новообразования, но и текста в целом. Учет специфики функционирования новообразований в тексте как своеобразных его актуализаторов и типов актуализаторов самих новообразований позволяет выявить механизм воздействия словообразовательного акта, формирующегося в тексте, на читателя, который в процессе чтения активно включается благодаря воздействию этого механизма в восприятие новых слов и понятий, в них отраженных.
От общеязыковых неологизмов следует отличать так называемые авторские, или индивидуально-стилистические, неологизмы, являющиеся результатом индивидуального словотворчества.
По итогам проведенной работы можно констатировать тот факт, что в последние годы, как и ранее, образование неологизмов обусловлено изменением общественно-политических условий, государственного и экономического устройства России, вооруженными столкновениями, культурным сближением разных стран и научно-техническому прогрессу.
Понимание истоков новой лексики и причин заимствования поможет в дальнейшем более адекватно как использовать ее, так и воспринимать, и оценивать ее употребление в СМИ и смежных дискурсах.
Неологизмы встречаются в самых различных областях человеческой деятельности и используются в той или иной мере в самых разных слоях лексики. Но нельзя забывать о том, что новые слова, еще не освоенные вполне языковым сознанием, но уже используемые в СМИ, зачастую требуют от воспринимающего субъекта (читателя или исследователя) обращения к словарям языков-доноров. А исходное слово может оказаться многозначным, поэтому читателю или исследователю необходимо в этом случае понимать, о какой сфере человеческой деятельности, каком функциональном стиле идет речь.
С практической точки зрения, проведенное исследование позволяет сделать ряд выводов, связанных с употреблением неологизмов в публицистических текстах. Говоря о лексических нормах, следует иметь в виду также то, что под влиянием тех изменений в обществе, о которых говорилось выше, многие активно употребляемые наименования изменили свою стилистическую окраску. Изменениям может подвергнуться и оценочная сторона слова, что также необходимо учитывать, если мы хотим соблюдать лексические нормы.
Используя словари, изданные в советское время, следует иметь в виду, что при многих наименованиях понятий, чуждых господствовавшей в тот период идеологии, стоят как бы ограничительные указания, относящие эти наименования к «капиталистической» или «дореволюционной» действительности. За последние годы произошло переориентирование большинства из них с «не нашей» действительности на современную российскую. Стали возрождаться запрещенные в послеоктябрьский период политические движения, партии и соответствующие названия («анархисты», анархо-синдикализм), старые формы борьбы за права человека, «парламентской деятельности». Стали восстанавливаться и многие реалии (а отсюда и термины) в экономической сфере, ранее объявлявшиеся «буржуазными». Это относится к биржевой деятельности («акция», «биржа»), сфере финансирования («рента», «коммерческий банк»), хозяйственной деятельности («акционерное общество», «частная собственность»). Под влиянием социально-экономических изменений актуализировались многие группы слов, находившиеся на периферии языка («возрождение», «аренда», «дума», «гимназия», «гуманизм», «исповедь»).
При этом необходимо помнить, что уместность употребления неологизмов в публицистике во многом остается делом художественного вкуса журналиста, определяется его языковым чутьем. «Лучший способ обогащения языка — это восстановление прежде накопленных, а потом утерянных богатств», — пишет Солженицын в предисловии к своему «Словарю» [34, С.3]. Чтобы ответить на вызов времени, языку нужно воображение, способность творить новые слова и понятия, не ограничиваясь только восстановлением своего прошлого или заимствованиями из других языков, и вместе с тем не игнорируя собственные корни.
Обращенность газетного языка к массовой и разнородной аудитории, необходимость воздействия на которую связана с поисками экспрессивных средств выражения, с одной стороны, и качественные изменения в сфере современных средств массовой информации, а именно тенденция к разговорности и стремление к косвенному воздействию (а не к прямолинейному черно-белому противопоставлению), с другой стороны, позволяют использовать в полной мере словообразовательный потенциал русского языка и словотворческий потенциал авторов для максимального воздействия на читательскую аудиторию, тем самым участвуя в формировании и развитии языкового вкуса и изменении общественного сознания.

Список литературы

1. Акуленко В.В. Вопросы интернационализации словарного состава языка. Харьков, 1972.
2. Баско Н. В. Фразеологизмы в языке современных СМИ и межкультурные коммуникации. М., 2007.
3. Белоусов В. Н. Русский язык в ближнем зарубежье и русская речь в российских средствах массовой информации. М.: Наука, 2006.
4. Большой академический словарь русского языка. М., 2004.
5. Большой словарь иностранных слов / Под ред. Москвина А.Ю. М., 2006.
6. Брагина А.А. Неологизмы в русском языке. М., 1973.
7. Воротников Ю. Л. О некоторых особенностях языка средств массовой информации. СПб.: Просвещение, 2004.
8. Горшков А.И. Русская стилистика. М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», 2008.
9. Григорьев В.П. Словотворчество и смежные проблемы языка поэта. М., 1986.
10. Земская Е.А. Активные процессы современного словопроизводства // Русский язык конца XX столетия. М., 2006.
11. Земская Е.А. Словообразования как деятельность. М., 2002.
12. Иванова Т., Черкасова Т. Русская речь в эфире: Комплексный справочник. М.: Дрофа, 2008.
13. Котелова Н.З. Значение слова и его сочетаемость. Л., 1975.
14. Крысин Л.П. Иноязычные слова в современном русском языке. М., 2006.
15. Кузнецова А.И., Ефремова Т.Ф. Словарь морфем русского языка. М.: Русский язык, 1986.
16. Лопатин В.В. Рождение слова: Неологизмы и окказиональные образования. Л., 1978.
17. Лоте Д.С. Вопросы заимствования и упорядочения иноязычных терминов и терминоэлементов. М., 1982.
18. Николаева Т. Речевые, коммуникативные и ментальные стереотипы : социолингвистическая дистрибуция // Язык как средство трансляции культуры. М., 2007.
19. Роль словообразования в формировании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира. М., 1988.
20. Русский язык в его функционировании: коммуникативно-прагматический аспект. М., 2003.
21. Русский язык. Энциклопедия / Под ред. Караулова Ю.Н. М., 2004.
22. Сахарный Л. В. Производное слово как тип коммуникативной номинации // Психолингвистические аспекты теории словообразования. Л., 1985.
23. Скляревская Г.Н. Толковый словарь русского языка конца XX века. М., 2003.
24. Словообразование // Русская разговорная речь. М., 1981.
25. Сорокин Ю.С. Развитие словарного состава русского литературного языка в 30-90-е годы XIX столетия. М., 1965.
26. Способы номинации в современном русском языке. М., 1982.
27. Страмной А. В. Газетный текст как источник неологизмов. Дисс. канд. филол. наук. Волгоград, 2007.
28. Толковый словарь русского языка / Под ред. Ожегова С.И, Шведовой Н. Ю. М., 2005.
29. Улуханов И.С. Словообразовательная семантика в русском языке. М., 1977.
30. Ханпира Э.И. Об окказиональном слове и окказиональном словообразовании // Развитие словообразования современного русского языка. М., 1966.
31. Эпштейн М. Русский язык в свете творческой филологии разыскания // Знамя. №1. 2006.
32. Якобсон Р.О. О лингвистических аспектах перевода // Якобсон Р.О. Избранные работы. М., 1985.
33. Намитокова Р. Ю., Нефляшева И. А. Окказиональное слово на газетной полосе: механизмы экспрессивности. М., 2003.
34. Русский словарь языкового расширения. Составил А.И. Солженицын. М.: Наука, 1990.


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат