Нарастание кризисных явлений в экономике СССР во второй половине 70-х – начале 80-х гг

Подчеркивая актуальность исследования, следует отметить сложность и неоднозначность предперестроечного двадцатилетия. При общем росте производства этот период ознаменован последовательным снижением темпов прироста

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
1.Нарастание кризисных явлений в экономике СССР во второй половине 70-х – начале 80-х гг. 4
3. Кризисные явления в социальной сфере, идеологии и политике 11
Заключение 19
Список литературы 22

Введение

Подчеркивая актуальность исследования, следует отметить сложность и неоднозначность предперестроечного двадцатилетия. При общем росте производства этот период ознаменован последовательным снижением темпов прироста, отставанием качественных показателей, снижением социальной ориентации экономики.
Отсутствие гласности, переоценка степени социально-экономического продвижения советского общества, непомерное восхваление тогдашнего руководства и прочие ошибки и неблаговидные явления наносили огромный нравственный ущерб народу и партии, разлагали власть предержащих, порождали везде и во всем пресловутый двойной стандарт. Упование на автоматизм в реализации преимуществ социализма привело не к снятию противоречий, а к их накоплению и обострению.
Нарастание кризисных явлений происходило во всех сферах жизни, в том числе и в партийной среде (номенклатура, непрофессионализм и пр.). КПСС, будучи несущей конструкцией административно-командной системы, не смогла предотвратить кризис в обществе.
Историческая ответственность за это ложится прежде всего и в большей степени на властные партийно-государственные структуры, чем на миллионы честных коммунистов.
Цель данной работы заключается в рассмотрении процесса нарастания кризисных явлений в социальной, экономической и политической сфере в 70-х годах.

1.Нарастание кризисных явлений в экономике СССР во второй половине 70-х – начале 80-х гг.

На рубеже 70-х - начале 80-х годов начали проявляться серьезные диспропорции в структуре промышленности СССР. Приоритетное развитие получили отрасли тяжелой индустрии, прежде всего оборонная. Производство военной техники на машиностроительных предприятиях достигало 60% всей выпускаемой ими продукции. В период десятой пятилетки (1976-1980 гг.) была сделана попытка перевести промышленность на путь интенсивного развития. Однако намеченные планы по внедрению новой техники и росту производительности труда выполнены не были. Более того, наметилось дальнейшее отставание во всех индустриальных отраслях .
Объем валовой продукции сельского хозяйства сокращался. В 1971-1975 гг. он составлял 13% совокупного общественного продукты, а в 1981-1985 гг. - лишь 6%.
На рубеже 70-80-х годов значительно ухудшились условия народно­хозяйственного развития. Осложнилась демографическая ситуация. Уменьшение рождаемости населения в 60-х годах (одно из последствий Отечественной войны) привело к сокращению притока трудовых ресурсов. Увеличились расходы на развитие оборонных отраслей. В тяжелой индустрии, прежде всего в машиностроении, не выполнялись планы научно-технического прогресса. Перемещение центров добывающей промышленности в восточные районы повысило себестоимость топливно-энергетического сырья. Развитие атомной энергетики, введение в строй новых энергоблоков на атомных электростанциях сопровождались поспешностью и показухой. Неблагоприятная экономическая конъюнктура сложилась на мировом рынке. Резко упали цены на нефть - важнейший предмет советского экспорта. Параллельно с государственной появилась так называемая теневая экономика (неучтенные статистикой предприятия в сфере промышленности, торговли и т.д.). Ее развитию сопутствовали беззакония и коррупция.
Задания одиннадцатой пятилетки (1981-1985 гг.) не были выполнены ни по одному показателю .
В 70-х - начале 80-х годов резко сократились капиталовложения в социальную сферу. Ее финансирование по «остаточному» принципу особенно тяжело отразилось на условиях жизни сельского населения. Значительно отставала от города обеспеченность селян медицинскими и детскими дошкольными учреждениями, предприятиями бытового обслуживания и общественного питания. Это являлось одной из причин оттока сельских тружеников в города. За период между Всесоюзными переписями населения 1959 и 1979 гг. численность горожан увеличилась со 100 млн. до 163,3 млн. Их доля в общем составе населения страны превысила 62%.
Этот период характерен активными попытками реформирования экономики, проводимого без каких-либо существенных изменений самой административно-командной системы. Поэтому любые реформы обрекались на неудачу. С другой стороны, участь Н.С. Хрущева подтверждала опасность, грозящую любому реформатору, который замахивается на саму систему.
Суть экономической реформы, начавшейся в сентябре 1965 г., состояла в следующем: а) сокращение плановых показателей, доводимых до предприятий; б) создание на предприятиях фондов материального стимулирования; в) более широкое применение кредита, прибыли и т.п. Еще до этого решения упразднялись совнархозы и восстанавливалось отраслевое управление (министерства). «Генератором» реформы был Председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин. Еще в марте 1965 г. на Пленуме ЦК КПСС был обсужден вопрос «О неотложных мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства СССР» и определены пути преодоления отставания этой отрасли - введение твердых планов заготовок на ряд лет, повышение закупочных цен, внедрение хозрасчета и др.
Первые шаги реформы обнадеживали. Восьмая пятилетка (1966-1970) по основным показателям успешно выполнялась. Но уже через пару лет реформа потребовала дополнительных импульсов, так как было уже ясно, что «ведомственность», нехватка подготовленных управленцев, несовершенство показателей и пр. становились серьезным тормозом реформы. Так, создание поощрительных фондов (идея великолепная!) не могло серьезно стимулировать рабочего, так как премии в среднем составляли 3 % от зарплаты.
Намерения расширить самостоятельность предприятий противоречили усилению административных и экономических полномочий министерств. Сохранялось и господство «вала». Все более натянутыми становились личные отношения между равнодушным к реформам Брежневым и Косыгиным. Формальное и фактическое выполнение планов по «валу» убаюкивало многих сторонников реформ.
Добыча западносибирской нефти и фонтаны «нефтедолларов» маскировали пробуксовку реформы. Кроме того, с начала 70-х гг. в СССР разворачивается работа над 15 крупнейшими народнохозяйственными программами (Нечерноземье, БАМ и др.). На фоне величия этих «строек века» говорить о неудачах реформы было как-то неловко, молчали и о том, что многое делается на экстенсивной основе, а не за счет повышения производительности труда.
Важным социально-экономическим фактором того времени было соцсоревнование, различные почины, юбилейные вахты и т.п. При этом активно пропагандировались передовые методы организации труда, повышалась трудовая активность. Впрочем, хватало и формализма, шумихи, парадности, в которой глохли ростки нового. К примеру, так случилось со знаменитым «щекинским методом», суть которого в том, что плановые фонды зарплаты оставались на уровне плана базового года, вся экономия фонда зарплаты, полученная за счет уменьшения численности работников, должна поступать в распоряжение предприятия. Девиз щекинцев «Меньше работников - больше продукции».
Результаты эксперимента впечатляют и сейчас. В 1967-75 гг. в объединении «Азот» объем производства возрос в 2,7 раза при уменьшении персонала на 1514 чел., производительность труда увеличилась в 3,4 раза, а зарплата - всего на 45 %. Снижение численности работающих укрепляло дисциплину, побуждало внедрять новую технику, автоматизацию и т.п., т.е. минусов в эксперименте не было.
Однако вскоре «метод щекшщев» был похоронен системой. Причины следующие:
1) плановые органы меняли в сторону снижения объемы зарплаты, премий; высокую зарплату, если она даже дважды оказывалась заработанной, тогда было принято не допускать;
2) когда планировали от «достигнутого», перевыполнение плана порождало острые проблемы храпения, реализации продукции и т.п.;
3) высвобождение излишней рабочей силы раздражало чиновников, так как ставило вопросы переквалификации, трудоустройства и т.д.;
4) при раздутых штатах начальству легче создавать недокомплект рабочей силы, т.е. сэкономить фонд зарплаты и получить соответствующие премии, легче выполнить команду «сверху» и послать людей на сенокос, стройку и т.п.
Разумеется, новый метод повышал требования к управленцам, хозяйственникам, т.е. был несовместим с командно-бюрократической системой, которая и отправила инициативу «щекинцев» в небытие.
«Механизм торможения» сложился и в сельском хозяйстве. Так, с 1970 по 1980 гг. производственные фонды в этой отрасли выросли на 239 %, производство удобрений удвоилось и т.д. Однако, общий объем сельхозпродукции увеличился лишь на 10 %, а продукция растениеводства - только на 4 %. Причины тому - в искоренении у крестьянина чувства хозяина, в администрировании, в слабом научном обеспечении, в низкой технологической культуре. В итоге сельский труженик перестал работать, хотя государство периодически повышало закупочные цены, списывало долги, посылало на помощь «шефов» и т.п.
Много средств не доходило до собственно производства сельхозпродукции, так как львиная доля денег уходила к мелиораторам, в «Сельхозтехнику», «Сельхозхимию», на благоустройство райцентров и различных контор, переработку продукции и др.
В 1970-е гг. СССР ежегодно закупал за валюту около 10 млн. т. зерна по цене 150 долларов за тонну. А госзакупки производились в среднем по 120 рублей. Покупательная же способность доллара по потребительским товарам была тогда примерно в 4 раза выше рубля. И если бы сельчанам платили за тонну зерна пусть не 600 рублей, а хотя бы 200-300, то зерновая проблема в СССР была бы снята.
Рост расходов на оборону, на охрану окружающей среды, на добычу нефти не сопровождался работой по сбережению невосполнимых ресурсов. Руководство предпочитало повторять немудреный тезис? «Экономика должна быть экономной». Оно знало, что экономить топливо в 2-3 раза дешевле, чем добывать, что на Западе извлекли большие уроки из энергетического кризиса. Но в СССР до всемерной экономии, до разработки материало- и ресурсосберегающей технологии руки не доходили.
Неблагоприятная демографическая ситуация ограничивала массовое привлечение ноной рабочей силы, т.е. привычный метод решения перестал срабатывать. Импорт иностранной техники и технологии оказался малоэффективным в силу «долгостроя» и невысокой культуры труда.
Снижение ежегодного прироста валового продукта - это не «застой», тем более не развал экономики. Именно в 70-е гг. восточные районы заметно наращивали свой экономический потенциал. Увеличивалась добыча угля, олова, алмазов. За 1976-80 гг. добыча нефти, газа, алюминия на Дальнем Востоке увеличилась на 90 %. Осуществлялась напряженная программа жилищного, социально-культурного строительства.
Внешнеторговый баланс СССР в те годы становится похожим на баланс слаборазвитых стран. Если в японском экспорте доля машин и оборудования составляла 70 %, то в советском - лишь около 10 %, а 70 % экспорта составляло сырье - нефть, газ. Много продавали и оружия. СССР ввозил и оборудование (нередко не самое новое), и зерно, и овощи, и ширпотреб, и пр. Минвнешторг не учитывал требования мирового рынка, стремление купить побольше и подешевле привело к ухудшению качества продаваемой нам продукции.
Весьма болезненные проблемы возникали в области НТП. Эта сфера требует постоянного внимания, творческого подхода и солидных капиталовложений. На XXIV съезде КПСС (1971) обсуждался вопрос о научно-технической революции, о соединении науки с производством. Было также решение провести пленум ЦК КПСС по вопросам ускорения НТП. Принимались различные решения и постановления, но должной целеустремленности в решении главных задач НТП не было. Партийно-государственной элите удобней было убаюкивать себя былыми достижениями - ведь совсем недавно СССР обгонял США по добыче угля, производству турбин, тепловозов, цемента. Трудно было найти ответ и на такие вопросы: «Зачем нам надо производить тракторов в 6 раз больше, зерновых комбайнов - в 16 раз больше и добывать железной руды в 7 раз больше, чем в США?» Намеченный на первую половину 70-х гг. Пленум ЦК по НТП так и не состоялся .
В целом благоприятные факторы для развития экономики в 70-е п. - некоторое смягчение международной напряженности, фонтан тюменских нефтедолларов, отсутствие энергетических затруднений, благоприятная демографическая ситуация и др. - не были задействованы. Более того, проявившееся тогда снижение темпов роста производства создавало задел для дальнейшего отставания от США.
Экстенсивный характер развития нашей экономики, наращивание вооружений сокращали долю бюджетных расходов на жизненно важные для НТП сферы. Так, в 1970-84 гг. доля расходов на науку и образование сократилась с 5,5 до 4,6 %. Очевидно, стали сказываться инфляционные процессы, нарастание бюджетного дефицита. Кроме того, бюрократические рогатки, ограничение финансирования, не заинтересованность управленцев в постоянном обновлении технологии производства приводили к тому, что половина научного задела в производство не внедрялась. И это тогда, когда более 40 % занятых в материальном производстве относились к категории работников ручного труда.
Высококвалифицированный труд постепенно обесценивался, падал престиж инженерных профессий, снижались конкурсы в технические вузы. Если в России до 1917г. инженер получал в 3-5 раз больше рабочего, то в рассматриваемый период зарплата ИТР лишь незначительно превышала зарплату рабочих, и это превышение неуклонно сокращалось. В 1965-79 гг. это превышение сократилось. В промышленности оно составляло с 45,5 до 15,9 %, в строительстве - с 48,2 до 4,3 %. Подобное выравнивание зарплат инженера и рабочего говорило не о торжестве социальной справедливости, не о формировании социальной однородности, а о падении роли ИТР в производстве. Эта роль и не могла быть высокой, поскольку в народном хозяйстве СССР весьма значительной была доля устаревшего оборудования. Так, в 1970-82 гг. в США обновилось 66 % всего оборудования, в странах ЕЭС - 70-75 %, в Японии и Канаде - 82 %, а в СССР - 10-15 %. Эти обстоятельства и обусловили растущее отставание от капиталистических стран по производительности труда.
Несмотря на это, реальные доходы на душу населения в СССР в этот период неуклонно росли. Так, за 70-е гг. они выросли на 46 %. В целом же в указанные годы, несмотря на общее и значительное увеличение валового продукта, и повышение уровня жизни народа, СССР в экономическом развитии отставал, в силу целого комплекса объективных и субъективных причин, от развитых капиталистических стран. Более того, «проморгав» технологическую и информационную фазы НТП, правящая партийно-государственная верхушка (прежде всего Брежнев и его ближайшее окружение) обрекла СССР, а затем Россию на дальнейшее отставание.
В начале 80-х гг. темпы прироста валового продукта становятся минимальными - 2-3 % в год. Подчеркнем, прирост все же был. Если же говорить о «частое», то, думается, только эти годы более или менее соответствуют данному понятию. Тогда, разумеется, еще никто не предвидел, что российская экономика из «застоя» через перестройку низвергнется в глубокий кризис и окажется на грани развала.

2. Кризисные явления в социальной сфере, идеологии и политике

В 70-е гг. несколько раз повышалась заработная плата.
Были увеличены пенсии ветеранам войны и труда, инвалидам. Возросли выплаты из общественных доходов потребления.
За счет общественных фондов потребления обеспечивалось бесплатное образование (включая высшее), выплачивались стипендии студентам, оказывалось бесплатное медицинское обслуживание и льготное санаторно-курортное лечение, выплачивались пенсии, пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам.
Организовывался отдых рабочих, служащих и колхозников, обеспечивалась массовость физкультуры и спорта, оплачивались ежегодные отпуска, удерживалась на низком уровне квартирная плата, содержались детские дошкольные учреждения и т.д.
И все же в 70-е гг. жизненный уровень советских граждан начал падать. Это было связано с набиравшей силу инфляцией и отставанием в связи с этим роста заработной платы. Инфляция вызвала повышение розничных цен, причем не только на престижные товары, но и на многие товары массового спроса.
Существовала также скрытая инфляция, проявлявшаяся в дефиците потребительских товаров, обусловленном диспропорциями в экономике. Дефицит товаров и слуг в свою очередь порождал неудовлетворенный спрос, выражавшийся в накоплении денежных средств населения в сберегательных кассах.
Ухудшилось обеспечение населения молочными, мясными и некоторыми другими видами продуктов.
Острой оставалась жилищная проблема. В 70-е гг. улучшали свои жилищные условия 105 млн. чел.
Однако в эти годы произошли сокращения средств на строительство жилья. Это привело к тому, что очереди на получение жилья в 5-6 раз превышали вводимый жилой фонд.
В трудном положении оказались здравоохранение, народное образование, обострилась экологическая ситуация.
Советское общество все больше поражали социальная апатия, правовой нигилизм, экономические преступления .
Во многом эти негативные явления порождались углублявшимся отчуждением человека труда от собственности, несовершенной системой труда, обесцениванием моральных стимулов.
Уравниловка в оплате труда стимулировала распространению психологии «маленького человека» (зарплату все равно выдадут независимо от того, как проработал, пусть другие «пашут», начальству видней и т.п.).
Весьма насыщенной в этот период была политическая и духовная жизнь советского общества. Активно продолжалась законотворческая работа. Был принят брачно-семейный кодекс, законы о правах местных советов, о статусе депутата, о народном образовании, об охране окружающей среды, памятников культуры и др. Однако многие законы страдали декларативностью, их положения не подкреплялись реальными гарантиями. Кроме законов в различных сферах действовали тысячи подзаконных актов (приказов, инструкций и т.п.), «телефонное право», сводившие на нет благие намерения законодателей. В результате среди значительной части населения был распространен правовой нигилизм.
Важным событием в политической жизни стало принятие в 1977 г. новой Конституции СССР. Разумеется, с 1936 г. в нашей стране произошли большие изменения: упрочился социализм, социалистическая форма хозяйства стала единственной в СССР, изменился социальный облик советского общества и т.п. Перемены, произошедшие на международной арене (превращение социализма в мировую систему, возникновение на месте бывших колоний многих независимых государств и пр.), также говорили о необходимости создания новой конституции. Конституционная комиссия была образована еще в 1962 г. Она использовала самые разные источники и зарубежный опыт. Проект Основного Закона обсуждался более 4 месяцев. 7 октября 1977 г. внеочередная сессия Верховного Совета СССР утвердила Декларацию о принятии Конституции.
В преамбуле Основного закона констатировалось, что в СССР «построено развитое социалистическое общество» (РСО) и характеризовались его основные черты: нарастание темпов движения общества к коммунизму на основе соединения достижении НТР с преимуществами социализма, создание материально-технической базы коммунизма, рост благосостояния народа и т.п.
Конституция фиксировала общенародный характер государства (депутаты стали именоваться народными), закрепляла «руководящую и направляющую роль» КПСС, являющейся ядром политической системы социалистического общества, подчеркивала важную роль общественных организаций в управлении, определяла политику государства в области экономической, социальной и культурной жизни, конкретизировала перечень гражданских прав и свобод.
В целом же Конституция 1977 г. явилась законодательным закреплением многих достижений Советской власти во всех областях жизни: политической, экономической, социальной, духовной.
Однако в Конституции отражался разрыв между конституционными нормами и реальностью. Введение понятия РСО позволило уменьшить утопичность и нереальность задач третьей Программы КПСС, нацеливавшей на построение к 1980 г. основ коммунизма. Предполагалось, что этап РСО будет длительным. В этом плане Конституция была более реалистичной, чем Программа. В то же время многие конституционные нормы несли печать декларативности, выдавали желаемое за действительное. Так, статья 58 Конституции говорила о возможности обжаловать в суде противозаконные действия должностных лиц. Но реализовать эту возможность, по причине отсутствия соответствующего закона, нельзя было вплоть до 1987 г.. т.е. конституционное право не имело конкретной проработки и не могло быть, реализовано 10 лет. Все более обюрокрачивались государственные и общественные, структуры. Роль Советов, их контролирующие функции ослаблялись. Нарушались взаимоотношения партийных, советских и хозяйственных органов. Закон все чаще подменялся подзаконными актами. Только в управлении народным хозяйством действовало около 200 тыс.(!) приказов, инструкций, положений и т.п., нередко противоречащих Конституции, закону и друг другу .
КПСС не могла противостоять административно-командной системе, поскольку сама была ее важным звеном, а в руководящем партийном аппарате также шел процесс обюрокрачивания. Усилия честных коммунистов по оздоровлению обстановки в стране и партии не приводили к успеху. В прессе многие видные тогда (процветающие и ныне) журналисты без всякого стеснения славословили Брежнева и преимущества социализма. Об этом можно было бы и не говорить, если бы газеты, радио и т.п. не играли роли в формирования общественного мнения и ныне, и 20 лет назад. Заметим лишь, что в царской России у журналистов было больше честности, гражданственности и сочувствия положению народа.
Концепция РСО оправдывала, опять-таки с помощью прессы и общественных наук, все существующее в реальности, за исключением «отдельных недостатков», и позволяла отодвинуть обещанную коммунистическую перспективу на неопределенное время. При этом анализ реальных противоречий подменялся цитатами из работ и речей Брежнева, услужливая статистика подыскивала нужные цифры. Разрыв между пропагандой и реальностью питал массовый скептицизм, недоверие к партийно-государственной политике и ее творцам. Исподволь началось оправдание сталинщины. Из печати стали исчезать всякие упоминания о нарушениях законности, о репрессиях периода культа личности. В угоду ресталинизации искажалась правда о событиях предвоенного, военного и послевоенного периодов. Одновременно возвеличивалась роль Брежнева. К концу жизни он имел звание маршала, 7 орденов Ленина и 5 звезд Героя Советского Союза и Социалистического Труда, около 200 других зарубежных и отечественных медалей. Главный идеолог М.А. Суслов пытался потоком славословий в адрес Брежнева организовать культ его личности.
В социальной и культурной области жизни страны в этот период произошли зримые позитивные перемены. Последовательно росли доходы всех социальных групп, улучшено пенсионное обеспечение, повышались стипендии - в вузах на 25 %, в средних специальных учебных заведениях на 20 %, увеличены пособия по беременности и родам. В 70-е годы построено жилья столько, сколько его было у городского населения в начале 60-х годов.
К середине 70-х гг. в основном завершился переход ко всеобщему среднему образованию. Велось активное строительство средних школ. За 70-е гг. их построено 12 тыс. Много внимания уделялось повышению качества образования. Если в 1971 г. в СССР было 705 вузов, то к 1981 г. их стало 883. Властные высшие структуры (ЦК и Совмин) приняли ряд важных документов по высшему и среднему образованию. Советские ученые в 70-е гг. еще имели авторитет и приоритет в разработке важных научных направлений («Токамак-10», «Марс-2», <Веиера-8»). Однако достижения в области космонавтики оказывались весьма дорогостоящими и не всегда способствующими решению земных проблем. Об аналогичных успехах, скажем, американских ученых умалчивалось, очевидно, по соображениям все того же «квасного патриотизма». Дальнейшее развитие в этот период получили литература и искусство. Ряд постановлений ЦК КПСС способствовал этому («О мерах, по дальнейшему развитию советской кинематографии», «О работе с творческой молодежью» и др.). Однако и в сфере культуры все более укоренялись негативные явления: догматизм, парадность, уход от реальных проблем и пр. Невысокий культурный уровень брежневского окружения не мог способствовать расцвету культурной жизни. Остаточный принцип финансирования этой сферы погубил многие здоровые ростки. В секретариате ЦК КПСС в то время вопросами идеологии и культуры ведал М.А. Суслов, олицетворявший собой незыблемость постулатов марксизма-ленинизма и умение лавировать при всяком режиме. В составе секретариата он был с 1947 г. и вплоть до смерти в 1983 г. По инициативе Суслова идеологические кадры и работники, культуры поворачивались к возвеличиванию вождя-генсека. Была отражена система «регулировки» тематик, сюжетов, заказов и пр. Крепчала цензура, многие талантливые произведения оказывались под запретом или же знакомство с ними было весьма затруднено. Некоторые, особо несговорчивые творческие работники оказались за границей. Их имена, нередко не только в силу таланта, но и прежде всего в сил личных амбиций и антисоветской позиции получали за рубежом ажиотажную популярность. Идеологии неосталинизма объективно противостояло творчество Ф. Абрамова, В. Белова, В. Высоцкого, Н. Думбадзе, Б. Можаева, Ю. Трифонова, В. Шукшина и др. Растущие противоречия между властью и обществом характерно отражались в движении так называемых, диссидентов. Это движение включало в себя правозащитное течение (также неоднородное), еврейское движение за свободу эмиграции, движение крымских татар за возвращение на родину и др. Диссиденты блокировались с религиозным движением, издавали сборники, статьи (самиздат) и т.п. Для некоторых диссидентов «драка» с государством была самоцелью, отдельные - получали солидную денежную поддержку из-за рубежа за выполнение особых поручений, но многие диссиденты были искренне озабочены состоянием дел в СССР (А. Марченко, А. Сахаров и др.). К сожалению, вопиющие нарушения прав человека.! допускаемые ныне властями в России, не находят былого осуждения у зарубежных правозащитников. История диссидентства в России требует специального анализа, а пока не все ясно с целями, составом, финансированием этого движения, непонятно куда исчезнувшего после 1991 г. В нарастании кризиса, разумеется, повинны прежде всего властные структуры, в том числе и правящая партия, точнее, ее руководство. К началу 80-х гг., наверное, ни в одной стране и ни в одной партии не было такого престарелого руководства. Старцы из брежневского руководства уже и не могли видеть растущее отставание СССР, тем более принять энергичные меры для преодоления этого отставания. Номенклатурный подход, подбор кадров на основе личной преданности и родства порождали бездеятельность, коррупцию. При бесконтрольности за «первыми лицами» плодились разложение, хищения, взаимонаграждения и т.п. Алиевщина, рашидовщина, кунаевщина, медуновщина и т.п. стали слагаемыми брежневщины. Идеология приобретала «помпезно-юбилейные» черты. Ключевыми словами пропаганды были следующие обороты: «возрастание руководящей роли партии», «усиление идеологической борьбы», «верность марксизму-ленинизму» и т.п. Коррумпированность и некомпетентность руководства, «теневая экономика», сокращение продолжительности жизни, рост детской смертности оказались запретными темами. После смерти Брежнева (10 ноября 1982 г.) во главе партии и государства стал Ю.В. Андропов. Стержнем внутренней политики с этого времени стало стремление покончить хотя бы с наиболее вопиющими явлениями бесхозяйственности, коррупции, расточительности. В своих выступлениях и работах Андропов признавал наличие нерешенных проблем и противоречий, он говорил, что мы плохо знаем общество, в котором живем. Высший эшелон власти стал очищаться от наиболее одиозных фигур (Щелоков, Медунов и пр.). Однако серьезная болезнь и смерть Андропова (февраль 1984 г.) помешала дальнейшему оздоровлению страны. Деятельность Ю.В. Андропова вызвала озабоченность консервативного большинства в политическом руководстве страны. На пост Генерального секретаря ЦК КПСС был проведен друг и соратник Брежнева К.У. Черненко, чрезвычайно больной человек. Сразу же возродились самые худшие традиции брежневских времен, были свернуты все меры по оздоровлению экономики, отменен Пленум ЦК по вопросам научно-технического прогресса, В газетах опять поднялся шум о небывалых достижениях «реального социализма». Однако этому фарсу история отпела всего год с небольшим. С весны 1985 г. СССР вступил в новый этап. Заключение Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы: В лице Л. И. Брежнева и его окружения советская номенклатура нашла послушного проводника своей коллективной воли. В числе первых оказались решения, обеспечивающие интересы самой номенклатуры. Уже в 1965 г. ликвидируется разделение партаппарата по производственному принципу, слишком приблизившее партократию к непосредственному управлению экономикой. В полном объеме продолжилась практика, когда партаппарат контролировал все, но ни за что конкретно не отвечал. Отменяется положение о ротации кадров. Принимаются некоторые меры и для успокоения населения. Свертываются гонения на личные подсобные хозяйства, затихают возобновленные Хрущевым притеснения церкви и религии. С 1965 г. начинается хозяйственная реформа, задуманная еще при хрущевской администрации. В целом эта реформа не посягала на директивную экономику, но пыталась внедрить в нее механизм внутренней саморегуляции, материальной заинтересованности в результатах и качестве труда. Было сокращено число спускаемых сверху обязательных показателей, в распоряжении предприятий оставлялась доля прибыли, провозглашался хозрасчет. Одновременно восстанавливался отраслевой принцип управления промышленностью через министерства. Уже к концу 60-х гг. реформа выдыхается. Становым хребтом экономики оставались топливно-энергетический и военно-промышленный комплексы. Директивная, плановая, административно-командная, высокозатратная советская экономика подошла к пределу своих возможностей. Однако брежневская администрация нашла выход, она форсировала поставки на западный рынок энергоносителей – нефти и газа, цены на которые в 70-е годы возросли почти в 20 раз. Казна обогатилась за счет сотен миллиардов «нефтедолларов». Но и эти колоссальные средства использовались неэффективно. Они замораживались в незавершенном строительстве, тратились на закупку западного оборудования и т. д. В начале 80-х гг. валютный поток начал иссякать. Гибкая рыночная экономика капиталистических стран перестраивалась на энергосберегающие технологии, спрос на нефть снизился, и цены на нее стали падать. По мере скатывания госэкономики к стагнации все заметнее давала о себе знать «теневая экономика». Возникали первые мафиозные образования. Кризисные явления накапливались и в социальной сфере. Приостанавливается повышение жизненного уровня, наблюдавшееся в первое десятилетие брежневского правления. В отдельных регионах СССР вводится практически карточная система. Основная масса населения выражала негативное отношение к сложившейся в стране ситуации в таких пассивных и скрытых формах, как низкое качество труда, прогулы, растущий алкоголизм. Советская экономика не восприняла научно-технический прогресс. Активно проводился курс на укрепление социалистического содружества. В августе 1968 г. военным путем была подавлена попытка демократического обновления в Чехословакии. Постепенно налаживаются отношения с Китаем, крайне обострившиеся в конце 60-х гг. (вооруженный конфликт на о. Даманском). Коммунистическое руководство Вьетнама, опираясь на помощь СССР, добилось в 1976 г. прекращения агрессии со стороны США и объединения двух частей Вьетнама в единую социалистическую республику. Однако стабильность в мире социализма сохранялась недолго. В 1979 г. вспыхнула война между Китаем и Вьетнамом. Через год начался кризис в Польше. В 70-е годы СССР расширил сферу влияния на страны «третьего мира». В Афганистане, Анголе, Лаосе, Эфиопии и др. утверждаются просоветские режимы. В целях удержания своих позиций в Афганистане Москва в 1979 г. приняла решение о введении туда «ограниченного контингента советских войск» (около 200 тыс. чел.). СССР оказался втянутым в бесперспективную кровопролитную войну. В то же время это был удар по политике разрядки. Воспользовавшись тем, что советское руководство в 70-х гг. установило в ГДР и Чехословакии ракеты средней дальности, США в начале 80-х гг. разместили в Западной Европе крылатые ракеты. Вашингтон приступил также во время президентства Р. Рейгана к разработке программы «звездных войн» (СОИ). СССР выдыхался в безостановочной гонке за ядерным и технологическим паритетом. Таким образом, к началу 80-х годов все признаки кризиса были налицо. Система нуждалась в коренном реформировании. Список литературы 1. Зуев М. Н. История России с древнейших времен до конца XX века: Для школьников ст. классов и поступающих в вузы. Учебное пособие. — 3-е изд., стереотип. — М.: Дрофа, 2010. 2. История с древнейших времен до наших дней / под редакцией Батурина Д.С. Саратов, Педагогическая литература 2009. 3. На пороге кризиса. Нарастание кризисных явлений в партии и обществе / под ред. В.В. Журавлева. М., 2008. 4. Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А. История России. М., 2011. 5. Разуеваева Н.Н. Проблемы и трудности социально- экономического и политического развития СССР в 1961-1985гг. // Вопросы истории КПСС. 1988 №9.


Скачиваний: 4
Просмотров: 9
Скачать реферат Заказать реферат