Московская Русь (XIV – XVII в)

В XIV-XV вв. продолжалось развитие ремесла. Главными центрами ремесленного производства выступали города, но многие ремесленники жили в селах и вотчинах.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

1. Возрождение торговли и ремесла на Руси в XIV – XV в. 3
2. Основные направления внешней торговли в XIV – XV в. 6
3. Политика государства по отношению к купечесту. Оформление купеческих корпораций 9
4. Деловой мир в эпоху Ивана Грозного. Династия Строгановых 15
Список литературы 24

1. Возрождение торговли и ремесла на Руси в XIV – XV в.

В XIV-XV вв. продолжалось развитие ремесла. Главными центрами ремесленного производства выступали города, но многие ремесленники жили в селах и вотчинах. Можно говорить и об определенной специализации: во многих городах существовали слободы, населенные ремесленниками одной специальности (например, Гончарная, Кузнечная, Бронная в Москве). В конце XV в. в Москве создается Пушечный двор.
Несмотря на расширение во второй половине XV-начале XVI в. хозяйственных связей между различными регионами, нельзя их преувеличивать. Широкая внутренняя торговля еще только налаживалась.
Первый условный период развития предпринимательства в Московском княжестве охватывает XIV-XV вв. Это время постепенного и достаточно последовательного, несмотря на наличие междоусобных конфликтов и опустошительных набегов внешних врагов, возвышения Москвы, что благотворно сказывалось и на положении купечества.
Основными хозяйственными единицами в это время являлись крупные и мелкие княжеские хозяйства, а также хозяйства удельных феодалов и вотчинников. Все они были однотипными, носили замкнутый, по сути, натуральный характер, все произведенные в них продукты в основном шли на прокорм княжеского двора. Основным земельным собственником был князь
Наряду с возрождением ремесел после 1240 г. шло быстрое восстановление нарушенных торговых связей русских земель. Этому способствовала, в частности, и заинтересованность в этом правителей Золотой Орды, получавших значительные дополнительные доходы от взимания таможенных пошлин. Наряду с Новгородом Великим, Псковом и Смоленском оживленными центрами внутренней и внешней торговли в XIV-XV вв. стали Москва, Нижний Новгород, Тверь. Вокруг них и других крупных городов формировались областные рынки, налаживались межобластные связи. Больше всего сохранилось свидетельств о торговле зерном, солью, пушниной, льном, рыбой.
Наиболее массовой фигурой в предпринимательстве оставался крестьянин, который вывозил на рынок продукты, чтобы заплатить налог. Местную торговлю вели главным образом мелкие торговцы, покупавшие и продававшие небольшие партии товаров. Понятно, что такая торговля не могла обеспечить накопление в руках купечества сколько-нибудь значительных капиталов.
В условиях, когда основной хозяйственной единицей оставался Княжеский двор и он же выступал в качестве основного потребителя товаров, накопление купеческих капиталов было связано с развитием внешней торговли, тем более, что Москва была расположена на перекрестке важнейших торговых как водных, так и сухопутных путей.
Основными во внешней торговле были южное (донское) направление и проходивший через Новгород торговый путь в Западную Европу.
Наибольший простор для развития предпринимательства по-прежнему предоставляла торговля. Самым значительным был всплеск предпринимательской активности в относительно наиболее выгодной и сравнительно независимой внешней торговле. Здесь же концентрировались и наиболее крупные капиталы. Высшую группу купечества составляли «гости нарочитые» (назначенные), которые еще именовались «купцами великими». Среди них с середины XIV в. выделялась особо привилегированная корпорация «гостей-сурожан», которые пользовались привилегиями и по общественному положению приближались к боярству. Не последнюю роль в их возвышении сыграло выполнение ими торговых поручений московских великих князей и родовитых бояр, заинтересованных в сбыте своих товаров в обмен на дорогие заморские.
Шелк, красители, ковры, пряности и прочие экзотические товары привозили в основном из Сурожа (современный Судак) на Черном море, а также из Кафы (Феодосия). В целом южная торговля «сурожан» XIV-XV вв. представляла собой торговое посредничество между Севером (откуда поступала пушнина) и Югом (Черноземьем) и не имела опоры в местном производстве.
В торговле с Западной Европой ведущую роль играла еще одна привилегированная группа купцов – «суконники». Известные в Москве по летописи с 1382 г. и нередко упоминавшиеся в источниках XIV-XV вв. вместе с «сурожанами», они, однако, стояли на более низкой ступени в иерархии средневекового московского купечества, поскольку в их отношении не употреблялся термин «гости».
Купцы нередко кредитовали князей – отдавали им привезенные товары в долг. Так, в составленной около 1481 г. духовной грамоте удельный князь Андрей Васильевич завещал наследникам вернуть 300 руб. долга купцу Гавриле Салареву. Владимир Ховрин оказывал финансовую поддержку великому князю Василию II Темному в его борьбе с соперниками. «Сурожанин» Андрей Шихов был кредитором удельного князя Юрия Васильевича, отдавшего в залог за 30 руб. серебром рулон заморского сукна.
Пополнение московского купечества на протяжении XIV-XV вв. шло преимущественно двумя путями. Во-первых, в ряды торговцев переходили отдельные ремесленники, удачно реализовавшие на рынке изделия собственного производства и накапливавшие необходимые средства для торговых оборотов. Во-вторых, в результате присоединения одного за другим удельных княжеств в Москву стекались вслед за знатью и купчие люди.
Таким образом, в рассматриваемый период основной сферой предпринимательства оставалась торговля, а основным предпринимателем являлся русский купец. Главными сдерживающими факторами для развития предпринимательской деятельности на Руси были однородность элементов ее экономической жизни, натуральное княжеское хозяйство и традиции общины. Представители купечества, подобно другим сословиям, рассматривались московскими властями как государевы слуги, обязанные выполнять любые поручения и беспрекословно подчиняться великокняжеским указам. Освобождаясь от этих пут по мере централизации государства и собирания земель, представители делового мира в дальнейшем попадали под гнет налогов военно-бюрократического и чиновничьего государства

2. Основные направления внешней торговли в XIV – XV в.

В большей степени развивалась внешняя торговля. Водным и сухопутным путями велась торговля с Востоком, куда поступали льняные и шерстяные ткани, меха, оружие, ремесленные изделия. В обмен привозились шелковые и хлопчатобумажные ткани, драгоценные камни, пряности. Несмотря на частые войны, Русь имела постоянные торговые связи с западными странами. Туда ввозили в основном сырье (воск, меха, пенька, лес), а вывозили благородные металлы, селитру, суконные ткани, вино, оружие.
Существенное значение для западной торговли имела постройка Иваном III в 1492 г. «на немецком рубеже» против Нарвы крепости Ивангород. Это создало благоприятные условия для торговли со Швецией и для борьбы на Балтике с могущественным объединением немецких торговых городов - Ганзейским союзом.
В 14-15 веках выделяются несколько основных направлений внешней торговли:
Южное, донское направление, посредством которого Москва была связана с Крымом. Здесь русские купцы вели торговлю с генуэзскими и венецианскими колониями , возникшими на территории отрезанного от Руси южного побережья Крыма. Наиболее крупными колониями были Каффа (Феодосия) и Сурож (Судак). Отсюда русские купцы попадали в Константинополь . «Торговали русские купцы по реке Дону с генуэзскими колониями , расположенными на побережье Азовского и Чёрного морей. Плавание по Дону продолжалось 27 дней, но судоходна была река только весной и дождливым летом. Предметами торговли служили со стороны русских купцов меха, лес , кожи, медь, воск, со стороны генуэзцев шерстяные и шелковые материи, металлические и стеклянные изделия, ковры, драгоценные камни. Эти сношения продолжались до 15 века. В 1453 году Константинополь был взят турками. Путь в Чёрное море итальянцам был закрыт» (Бутенко В.А. Краткий очерк истории русской торговли , 1911,Гермес,торговля и реклама. СПб,1994, с. 232-233).
Восточное, волжское направление, по которому Русь торговала с Золотой Ордой, Бухарой, кавказскими княжествами. Главными торговыми городами были Нижний Новгород и Астрахань. Крупным центром международной торговли продолжал оставаться г.Сарай, где были расположены кварталы кавказских , персидских, арабских, итальянских и греческих купцов. « Татарская столица Сарай представляла собой большой населенный город, куда стекались много иноземных купцов. Для иностранных гостей существовал особый квартал, и особенно много было между ними русских. Постоянного русского населения было в Сарае так много, что уже во второй половине 13 века русского митрополиту пришлось устроить особую Сарскую епархию и назначить туда епископа. Главным образом, русские купцы встречались здесь с купцами персидскими, армянскими и других стран Востока. Но в Сарае можно было получить также и товары Запада, благодаря венецианцам и генуэзцам купцам, прочно обосновавшимся во владениях хана Золотой Орды» (Бутенко В.А. Краткий очерк истории русской торговли, 1911, Гермес, торговля и реклама. СПб,1994, с.232-233).
« В 15 веке Золотая Орда переживает процесс распадения на отдельные ханства. Московская Русь вела правильную торговлю с Астраханью, которая по своему географическому положению имела значение, как складочный пункт для товаров. В Астрахани существовала ярмарка, на которую съезжались кроме русских и татар армянские и персидские купцы. Так как караванная торговля между Астраханью и Русью была трудна и опасна, то купцы присоединялись к посольству, которое почти ежегодно бывало в Москве с подарками от астраханского хана. С этим посольством из Астрахани отправлялось до 300 русских и восточных купцов с товарами. Принимали участие в этой торговле и татары. За караваном они гнали обыкновенно целые табуны лошадей в Россию, где особенно ценили ногайских лошадей. Караван двигался по левому берегу Волги, чтобы избежать нападения со стороны кочевников. Затем он шел степью на север. Благоустроенных дворов и постоялых дворов не было. Купцам приходилось ночевать под открытым небом, окружая свою стоянку повозками в виде укреплений». ( Бутенко В.А Краткий очерк истории русской торговли, 1911, Гермес , торговля и реклама. СПб, 1994, с.233-234.).
Западное направление. Это был путь, связывающий Москву через Тверь и Волок Ламский с Новгородом и через Смоленск с Великим княжеством Литовским. При этом, однако, западное направление московской торговли в 14 веке было относительно слабо развито. Приоритет в торговле с Западом сохранялся за Новгородом.
В целом, несмотря на внушительные размеры, внешняя торговля Руси испытывала большие трудности вследствие многих препятствий, в том числе и из-за географического фактора. Для дальнейшего экономического развития необходим был выход к Балтийскому морю и контроль за Волжским путем.

3. Политика государства по отношению к купечесту. Оформление купеческих корпораций

До сих пор в историческом разрезе слабо изу¬чена политика государства по отношению к купеческому со¬словию, особенно на ранних стадиях в эпоху средневековья (IX-XV вв.). Политика же властей оказала существенное вли¬яние на формирование социальной психологии средневеково¬го русского купечества, без учета специфики которой трудно разобраться в проблемах истории раннего предприниматель¬ства, в причинах отсутствия в нашей стране в эпоху буржуаз¬ных революций на Западе мощного третьего сословия.
В IX-X вв. процесс формирования купечества, как и других классов и социальных групп древнерусского общества, еще только начинался. Позднее, в XI в., представители дру¬жинной верхушки, получив земельные владения и влившись в класс феодалов, постепенно отошли от непосредственной торговой деятельности. Наряду с ними с X в. на Руси уже вы¬деляется и прослойка людей, для которых сфера обмена по¬степенно становится единственным занятием.
Лишь к середине XI в. купечество превратилось в оконча¬тельно выделившуюся профессиональную и социальную группу населения Древней Руси. Торговые экспедиции в Ви¬зантию, Германию и другие страны Балтики и Востока утра¬чивают характер военных мероприятий общегосударственного масштаба. Хотя дальние поездки в заморские края и тогда продолжали оставаться небезопасными и рискованными, древнерусские купцы с этого времени приобретают более мирный облик. Их состав пополняется за счет выходцев из других слоев - городских и сельских ремесленников, ото¬рвавшихся от общины свободных крестьян и даже холопов, выполнявших торговые поручения князей и боярства, за что получавших иногда свободу.
Уже в те далекие времена купеческая среда была неодно¬родна и состояла из нескольких прослоек, что отразилось и на торговой терминологии. Скажем, «гостями» в Древней Ру¬си обычно называли иноземных купцов и русских торговых людей, занимавшихся обменом с зарубежными странами либо с другими княжествами. И в более поздние времена в фео¬дальной России гости относились к самой богатой и привиле-гированной группе купечества.

С XI в. уже не может идти речь о полном совпадении ин¬тересов княжеской власти и купечества. Государственная по¬литика по отношению к нему приобретает противоречивый, двойственный характер. С одной стороны, князья по- прежнему были заинтересованы в сбыте с помощью купцов излишков своих натуральных доходов и в пополнении казны за счет торговых сборов. Поэтому линия на отстаивание ин¬тересов купечества на международных рынках сохранилась при проведении внешней политики. Приведу в этой связи не¬сколько примеров.
Защищая интересы купечества (а значит, и свои соб¬ственные), правители древнерусских княжеств и земель в XII-XIII вв., стремились заключить на равноправной основе международные торговые договоры, обеспечивавшие иноземным и своим гостям свободный путь, без уплаты проездных таможенных пошлин. В договорах Новгорода с немецкими городами (1191-1192 гг., 1269 г. и др.), Смоленска с Ригой и Готландом (1229 г.) также большое внимание уделялось уре¬гулированию споров между купцами, наказаниям за уголов¬ные преступления, нередко совершавшиеся в купеческой сре¬де. Жизнь убитого «купчины» оценивалась в них в 10 гривен серебра, то есть, в весьма значительную по тем временам сумму, хотя и меньшую в сравнении с нормой штрафа в «Русской Правде» (40 гривен по статье 1 Краткой и Про¬странной Правды). В торговых соглашениях специально ого¬варивалось, что обе стороны на взаимной основе отказывают¬ся от применения таких мер, как конфискация товаров, арест и содержание купцов в тюрьмах. Впрочем, на практике эти запреты нередко нарушались. Стремясь не допустить лишних конфликтов, в договоре Смоленска с Ригой и Готландом 1229 г., даже регламентировали очередность перевозки това¬ров на волоке между Днепром и Западной Двиной. Древне¬русские и немецкие гости должны были устанавливать ее по жребию, чтобы ни у кого не было обиды. На чужбине их зап¬рещалось привлекать насильно к участию в военных походах, задерживать их выезд на родину с закупленным товаром. Обе стороны обычно гарантировали купцам свободный путь, на котором порой, увы, сами же воздвигали препятствия.
Отношение в древнерусском обществе к купечеству было весьма противоречиво и колебалось от поддержки князьями гостей на внешних рынках до ущемления их имущественных прав и ограбления в период феодальных конфликтов, от при¬знания нужности торговых людей до выражения открытой неприязни к ним со стороны бедноты.
Двойственно относившаяся к купцам древнерусская фео¬дальная верхушка сама постоянно пользовалась их услугами для сбыта излишков и приобретения предметов роскоши, а также получала значительные доходы от таможенных и торго¬вых сборов. В эпоху феодальной раздробленности число таможен-мытниц заметно возросло. И не было, очевидно, для гостя более ненавистной фигуры, чем мытник (мытарь), сборщик пошлины (мыта), нередко злоупотреблявший своим положением. Многие таможенники, пополняя княжескую казну, не забывали, очевидно, и о своем кошельке.
Помимо собственно торговли купцы в Древней Руси вы¬полняли и другие поручения властей, например, снаряжение дружины и ополчения перед началом военных действий. Иногда в лихую годину их даже использовали в качестве вои¬нов.
Превратившись по мере накопления капиталов и расши¬рения размаха торговых операций в более мощную экономи¬ческую силу, купечество начало выдвигать перед властями собственные требования, на которые волей-неволей приходи¬лось реагировать. В противном случае власти приобретали в его лице влиятельного противника.
Купеческая верхушка уже в XII-XIII вв. привлекалась к решению важных государственных дел. В 1137 г. во время конфликта Новгорода с князем Всеволодом Мстиславичем у его сторонников из числа бояр было конфисковано 1500 гри¬вен серебра, выданных затем купцам «крутитися на войну», т.е. на приобретение военного снаряжения. Через четыре го¬да, чтобы потребовать от Всеволода Ольговича прислать в Новгород княжить своего сына, в Киев направилась предста¬вительная делегация в составе епископа, послов и лучших го¬стей. Четверть века спустя, прийдя из Киева в Великие Луки, великий князь киевский Ростислав Мстиславич созвал совет с [73] участием видных («вячьших») представителей новгородского купечества (1166 г.). А в 1215 г. сами новгородцы послали по¬садника, тысяцкого и десять наиболее влиятельных купцов приглашать князя Ярослава Всеволодовича. Незадолго до сво¬ей кончины в 1212 г. властелин Владимиро-Суздальской Руси Всеволод Большое Гнездо для решения вопроса о престоло¬наследии пригласил «всех бояр своих с городов и волостей, и епископа Иоана, и игумены, и попы, и купцы, и дворяне, и вси люди».

Центром купеческих объединений обычно служил патро¬нальный храм. Возможно, таким купеческим храмом была церковь Успения Богородицы Пирогощи, заложенная в 1131 г. на Торговище киевского Подола великим князем Мстиславом Владимировичем. При упомянутой в летописях под 1147 г. церкви св. Михаила (Новгородской божнице), очевидно, останавливались купцы из Новгорода, нередко по¬сещавшие Киев.
Несколько православных купеческих храмов существова¬ло и в Великом Новгороде. В 1156 г. на средства заморских гостей там была возведена церковь св. Параскевы Пятницы - покровительницы торговли, через несколько лет на Софийс¬кой стороне построили Троицкую церковь новгородцы, тор¬говавшие с западно-славянским городом Щецином на южном побережье Балтики в устье Одера. А в 1365 г. новгородские купцы и сборщики дани - «югорцы», добывавшие на Севере пушнину, возвели в городе свой патрональный храм из кам¬ня, сохранившийся в отличие от предыдущих построек до наших дней. Деревянный храм св. Софии в Пскове был пост¬роен приблизительно тогда же местным купечеством. В Тор¬жке с торговыми людьми были тесно связаны два храма - Спасский собор, получавший часть доходов от взвешивания воска, и Преображенская церковь. Новгородские солеторгов¬цы (прасолы) объединялись в XIII-XV вв. вокруг церкви Бо¬риса и Глеба в Старой Руссе, где имелись соляные источники.
К сожалению, летописи умалчивают о внутренней орга¬низации древнерусских купеческих корпораций, объединив¬шихся вокруг патрональных храмов. Определенное представ¬ление о них дает единственный сохранившийся Устав церкви св. Иоанна Предтечи на Опоках в Новгороде, построенной в 1127-1130 гг. князем Всеволодом Мстиславичем. Историки датируют устав, или иначе Рукописание князя Всеволода, по- разному: от XII до XIV в., так как текст дошел до нас в более поздних списках. Последний его обстоятельный анализ, про¬деланный В.Л.Яниным, позволяет уверенно отнести оформ¬ление документа к концу XIII в., хотя отдельные его положе¬ния действовали и раньше, с XII в. «Дом святого великого Ивана» объединял зажиточных новгородских купцов-вощ¬ников, торговавших воском и другими товарами со странами Западной и Северной Европы.
Кто же мог стать полноправным членом Иванского купе¬ческого товарищества - так называемым «пошлым» купцом? Каждый вступающий в него должен был сделать денежный взнос ~ пятьдесят гривен слитков серебра общим весом свыше десяти килограммов - в храмовую казну, т.е. в фонд корпора¬ции, а также преподнести новгородскому тысяцкому рулон до¬рогого «ипрского» сукна, привозившегося из Фландрии. Звание «пошлого» купца было наследственным и давало право занять почетное место купеческого старосты, о чем не могли даже меч¬тать другие торговцы, которые не имели возможности выпол¬нить условия приема в Иванское объединение.
Московские великие князья рассматривали торговлю (особенно дальнюю) как важную и чрезвычайно необходимую область занятий людей. Именно поэтому приносивших нема¬лые доходы государству купцов старались не отрывать от торговли, хотя и давали им порой другие государственные поручения, чаще всего связанные с их профессиональными занятиями. Уже с рубежа XV-XVI вв. великокняжеская адми¬нистрация стала привлекать их к организации таможенного дела Московии. Так, в 1497 г. Белозерскую таможню взяли на откуп за сто двадцать рублей в год купцы «Тит Окишов, да Есип Тимофеев, да Семен Бобр».
Многие историки справедливо отмечают незрелость в со¬циальном плане московского купечества XIV-XV вв. Его вер¬хушка, относившаяся к «лучшим людям», всячески стреми¬лась возвыситься над основной массой населения городского посада («черными людьми») и слиться с боярскими кругами. Исходя из глубинных экономических интересов торговых лю¬дей, которым мешали феодальные перегородки, логично, ка¬залось бы, предположить, что все они стояли за объединение русских земель и создание единого централизованного госу¬дарства. Однако в реальной жизни все обстояло гораздо сложнее. Без сомнения, основной массе московского купече¬ства должна была импонировать идея государственной централизации, но отдельные его представители проявляли коле¬бания и далеко не всегда поддерживали московских великих князей, стремясь играть более самостоятельную политичес¬кую роль.
Наряду с другими группами посадского населения купе¬чество боролось за свои корпоративные права. Не только в Новгороде и Пскове, где вече стало постоянно действующим органом власти, но и в Северо-Восточной Руси купцы вместе с прочими горожанами участвовали в стихийных вечевых со¬браниях, не раз созывавшихся во время волнений, особенно во второй половине XIII в. в Ростове Великом и других горо¬дах. Торговые ряды уже в XIV-XV вв., очевидно, возглавля¬лись купеческими старостами, хотя более надежные свиде¬тельства о их деятельности в Москве появляются с XVI в. Они играли роль посредников в отношениях между властями и всем остальным купечеством, ведали разверсткой налогов между рядами и сотнями посадского торгово-ремесленного населения. Но в Северо-Восточной Руси купцы имели гораздо меньше политических свобод, чем в Новгороде Великом, Пско¬ве, польских и литовских городах. Торговым людям из Польши, Литвы, как, впрочем, и других стран Центральной и Западной Европы были в диковинку порядки феодальных городов Мос¬ковии, где не применялось так называемое магдебургское право, дарованное в 1390 г. Бресту, в 1441 г. - Слуцку, в 1494 г. - Ки¬еву, в 1496 г. - Гродно, в 1498 г. - Полоцку, в 1499 г. - Минс¬ку. Оно освобождало горожан от феодальной зависимости, по¬зволяло им выбирать раду (магистрат), куда обычно входили богатые купцы и ремесленники.
Ничего этого не было, (да и не могло быть) в Москве и других городах Северо-Восточной Руси, где торгово¬ремесленное население не пользовалось такими правами, как в соседних европейских странах. Представители купечества подобно другим формировавшимся сословиям рассматрива¬лись московскими властями как государевы слуги, обязанные выполнять любые поручения и беспрекословно подчиняться великокняжеским указам. Особые опасения у правителей Московии вызывала купеческая верхушка, пользовавшаяся сильным влиянием наряду с боярством в только что присое¬диненных землях Новгорода, Пскова, Вятки, Смоленска. Ведь в ней видели опору реальной либо потенциальной оппозиции, противников новых московских порядков.

4. Деловой мир в эпоху Ивана Грозного. Династия Строгановых

Новым этапом в развитии предпринимательства становится XVI в., который ассоциируется с правлением Ивана IV (1533-1585 гг.). Именно в рамках этого периода начинается процесс формирования централизованного государства. Внешнеполитические успехи российского государства – аннексирование у Литвы Брянских земель (1500-1503 гг.) и Смоленска (1514 г.), присоединение Казанского (1552 г.) и Астраханского (1556 г.) ханств – привели к тому, что под его контролем оказался Волжский путь на всем его протяжении; это благоприятствовало оживлению торговли через Каспийское море с восточными странами. Именно в XVI в. началось освоение Сибири, что способствовало расширению внутреннего рынка.
В этот период вызревают условия, в целом благоприятствующие зарождению русского торгового предпринимательства. Это находит проявление в развертывании трех взаимосвязанных процессов.
Во-первых, наблюдается рост числа городов, которые из городов-крепостей постепенно трансформируются в торгово-промышленные центры. Если в начале XVI в. их насчитывалось около 140, то к концу столетия – уже свыше 230. Городами становились крепости, промысловые села и слободы, монастырские посады, сельские торгово-ремесленные рядки. Процесс градообразования сопровождался ростом численности торгово-ремесленного населения.
Во-вторых, в рассматриваемый период намечаются и со временем становятся все более устойчивыми рыночные связи между регионами Русского государства. Этому способствует зарождающаяся специализация ремесленников отдельных городов и областей на производстве той или иной продукции.
В-третьих, страна постепенно покрывается сетью больших или малых рыночных центров сельской и городской торговли – рядков, торжков, ярмарок.
Тем не менее, Россия продолжала оставаться страной с низкой плотностью населения. К 1550г. она насчитывала чуть более шести миллионов человек, большинство из которых проживало в Москве и центре страны. Самыми редконаселенными были северные области страны, где проживало, в среднем, не более двух человек на квадратный километр. В подавляющем большинстве население страны было крестьянским, а крестьянское хозяйство – натуральным. Важнейшими исключениями были соль и металлические изделия. Это свидетельствовало о том, что экономических условий для централизации государства еще не существовало.
Новым явлением в организации торговли в XVI в. явилось появление в городах гостиных дворов, в которых торговали в основном иностранные и иногородние купцы. Это явилось показателем более интенсивного, чем прежде, развития хозяйственных связей между различными регионами Русского государства.
Гостиные дворы в рассматриваемый период можно было обнаружить практически в каждом русском городе. Они принадлежали казне и представляли собой комплексы построек, где купцы из других русских городов, а также иностранцы могли за определенную плату становиться на ночлег, обязаны были складировать свой товар и совершать сделки. Гостиные дворы, как правило, состояли из деревянной или каменной станы вокруг обширного внутреннего двора, где располагались различные амбары и склады, которые прилегали к внутренним сторонам стены. Так, например, на территории Архангельского гостиного двора располагалось от 80 до 100 построек, в которых купцы хранили свой товар. На гостином дворе располагалась также таможенная изба, где торговцы уплачивали пошлину. Здесь же за определенную плату можно было получить ночлег и питание в специально отведенных для этого избах.
В 1535 г. центром московской торговли стал Китай-город. Вдоль Красной площади перед Кремлем протянулись ряды, в каждом из которых торговали каким-нибудь одним товаром. Оптовая торговля велась в гостиных дворах, куда обязаны были свозить свои товары иногородние и иноземные купцы. К этому времени в Москве существовали уже Устюжский, Английский, Армянский и Литовский гостиные дворы. Посещавшие Москву иностранные путешественники отмечали значительные масштабы торговли в Москве, не уступавшей ведущим торговым центрам Европы.
Постоянный торг (или ярмарка) был в Белоозере – перевалочном торговом пункте между Новгородом и Северо-Востоком России. Сюда съезжались купцы из Твери, Новгорода и других городов, а также из окрестных монастырей, имевших в то время значительные обороты.
В первой половине XVI в. продолжал удерживать свои позиции г. Дмитров. Находившийся к северо-востоку от Москвы, этот город открывал важный путь к Волге и являлся средоточием соляной, рыбной и хлебной торговли. Здесь проживало много богатых купцов, привозивших Каспийским морем и Волгой восточные товары.
Из городов Волжского бассейна крупнейшими торговыми центрами в первой половине XVI в. были Ярославль, Нижний Новгород и Балахна. В Ярославле широко торговали салом, хлебом, воском и кожами. Позиции Нижнего Новгорода в регионе резко усилились после того, как Василий III, стремясь подорвать торговое значение Казани, велел организовать ярмарку в Нижнем и под страхом тяжелого наказания запретил московским купцам ездить на казанскую ярмарку, которая ежегодно привлекала купцов из России, Средней Азии, Ирана и Закавказья.
В Россию везли золото, серебро, серебряную посуду, олово, ювелирные изделия, жемчуг, разное сукно, сахар, муку, лекарственные препараты, пряности и т.д., а вывозились пенька, канаты, смола, деготь, воск, пушнина, кожа, лен, мед и т.п. Огромным спросом пользовались также треска, семга, сало и кожа морских животных. Одной из центральных ярмарок была Архангельская.
Все больший интерес и значение для Русского государства и его купечества приобретало западноевропейское направление торговли. До середины XVI в. контакты с западными торговыми центрами осуществлялись русскими купцами через балтийские порты не принадлежавшие Москве, что не способствовало активному деловому партнерству, а после поражения России в Ливонской войне (1558-1583 гг.) и ослабления значения Новгорода, это направление торговли фактически стало недоступным.
В XVI в. в составе купечества и характере его торговой деятельности происходят существенные качественные сдвиги.
Во-первых, в Москве складывается относительно мощный (сравнительно с другими городами) слой торговых людей, располагающих значительными капиталами, что явилось результатом принудительного переселения (свода) в Москву состоятельных новгородских, псковских, смоленских, вятских купцов. Этот процесс продолжается до конца XVI в. Так, в 1569 г. в столицу были переведены 145 семей из Великого Новгорода. В том же году в Москву было взято 500 человек из Пскова и 470 из Переяславля Залесского. Имели место переводы и из Великого Устюга, Вязьмы, Твери, Старицы, Ржева. Переселенцы создавали в Москве целые слободы, такие как Новгородская сотня, или кварталы псковичей в районе Сретенки и в Замоскворечье. Осевшие в столице «сведенцы» в правовом положении от коренных москвичей ничем не отличались.
Во-вторых, идет встречный процесс, вызванный политическими соображениями центральной власти, – перевод московских торговых людей на жительство в центры бывших самостоятельных княжеств, прежде всего, в Новгород и Псков.
В-третьих, ряды русского купечества начинают пополняться новым элементом – торговыми крестьянами (преимущественно в северных районах страны), которые постепенно выделяются из состава сельского населения.
В-четвертых, из среды городских и сельских торговых людей выделяется и становится заметной новая фигура скупщика, первоначально сельскохозяйственных товаров, для их последующей перепродажи. Это, прежде всего «прасолы» – оптовые скупщики рыбы, мяса, живого скота.
В-пятых, возникают новые более сложные формы торгового предпринимательства, в частности более развитая форма «складничества». Формируется новый тип купца, возглавляющего обширное торговое предприятие и ведущего торговлю через многочисленных агентов-приказчиков (примером может служить деятельность торгового дома Строгановых, которые торговали солью и железом по всей стране и за рубежом). Можно говорить, что именно в эту историческую эпоху начинают зарождаться династии.
В-шестых, к XVI в. относится появление элементов реальной конкуренции русских торговых людей на рынках, что вытекает из факта появления на рынках групп однородных товаров, произведенных в различных регионах страны (например, изделия из железа производились не только в Туле, но и в Устюжне Железнопольской, Твери и Серпухове), что неизбежно вело к столкновению интересов между продавцами.
На рубеже XVI-XVII вв. купечество превратилось в сословную группу, сочетавшую занятие торговлей с выполнением функции налоговых сборщиков на условиях откупа. Связь с государственным аппаратом способствовала обогащению одних и экономическому упадку и разорению других, ибо откупщики несли материальную ответственность за сбор установленной суммы налогов. Имущественная дифференциация в группах гостей, членов гостиной и суконной сотен была тем сильнее, чем выше было сословное положение и состоятельность группы в целом.
Строгановы (Строгоновы) - род русских купцов и промышленников, из которого происходили крупные землевладельцы и государственные деятели XVI-XX веков. Выходцы из разбогатевших поморских крестьян. С XVIII века - бароны и графы Российской империи. Род пресёкся в 1923 году.
Их именем названы направление в русской иконописи конца XVI - начала XVII веков (Строгановская школа иконописи) и лучшая школа церковного лицевого шитья XVII века (Строгановское лицевое шитьё), а также строгановское направление московского барокко.
По одной версии, которая происходила от свидетельства голландца Николая Витсена, фамилия происходит якобы от татарина, принявшего в христианстве имя Спиридон. Однако версия, хорошо документально подкреплённая, утверждает, что род Строгановых издревле ведёт своё начало от новгородцев, и не вызывает сомнения и тот факт, что в Сольвычегодском и Устюжском новгородских районах, Строгановы ещё в древности ведали сбором оброка. А родоначальником Строгановых, по всем найденным документам (в том числе синодикам) был новгородец Спиридон, время жизни которого по всем источникам приходится на период правления Дмитрия Донского.
Фёдор Лукич Строганов (в иночестве Феодосий; 17 марта 1497), правнук Спиридона, обосновался в Соли-Вычегодской.
В Соли-Вычегодской его сын Аникей (Аника, Аникий, Иоанникий) Строганов, в иночестве Иоасаф; 4 ноября 1497-2 сентября 1569) завёл солеваренный промысел. В большинстве источников указывается, что это произошло в 1515 году (что маловероятно, - тогда ему было лишь 18 лет); А. А. Введенский указывает (Торговый дом XVI-XVII вв. - Л., 1926. - С. 26, 88), что 18 февраля 1526 года он «купил у Я. Ф. Бизимова треть варницы без цырена и треть варничного места за две гривны»; 15 июля 1540 - «у В. и Д. Вароницких варницу с цыреном и местом за семнадцать рублей»; а грамоту царя Ивана IV «на пустое место под варницу с податными льготами на шесть лет» - в 1550 году.
В 1558 году Иван IV Грозный пожаловал его второму сыну Григорию (ок. 1533-5.11.1577, Орёл-городок) огромные владения на земли Уральского Прикамья - по реке Каме.
В августе 1566 году их земли были взяты в опричнину.
В марте 1568 года жалованную грамоту на земли по реке Чусовой получил старший сын Аникея, Яков (1528-1577).
Под 1568 годом в Казани упоминается двор Оникия Строганова.
Строгановы, развивая в своих владениях земледелие, солеваренные, рыбные, охотничьи и рудные промыслы, строили города, крепости, с помощью своих военных дружин подавляли восстания местных народностей и присоединяли к России новые территории в Предуралье, на Урале и в Сибири.
Семён Аникеевич Строганов (ок. 1540 - 22.10.1586; убит в Сольвычегодске посадскими людьми)[ и внуки Аникея - Максим Яковлевич Строганов (21.1.1557-6.4.1624) и Никита Григорьевич Строганов (15.9.1560-23.11.1616) призвали в 1581 году Ермака с отрядом для похода в Сибирь.
После убийства Семёна Аникеевича во главе рода стала его вторая жена, Евдокия Нестеровна Строганова (урождённая боярская дочь Лачинова, в иночестве Евфросиния; 1.4.1561-19.11.1638) - все знаменитые потомки Строгановых происходили от этой четы, остальные ветви, за исключением «окрестьянившихся», пресеклись ещё в XVII веке.
В XVII веке Строгановы в широких масштабах развили солеваренную промышленность в районе Соли-Камской.
Владения, раздробленные между наследниками детей Аникея Строганова, объединил в 80-х годах XVII века Григорий Дмитриевич Строганов (25.1.1656 - 21.11.1715).
К нему перешли также солеварни Шустовых и Филатьевых.
В XVIII веке Строгановы основали несколько железоделательных и медеплавильных заводов на Урале.
Во время событий начала XVII века Строгановы оказали большую денежную, продовольственную и военную помощь правительству царя Василия Шуйского(только деньгами - около 842 тысяч рублей), за что в 1610 году получили звание именитых людей.
В ходе Северной войны 1700-1721 Строгановы предоставили значительные средства царю Петру I, основали ряд железоделательных и других заводов на Урале.
В 1722 Александр, Николай и Григорий Строгановы жалованы баронскими титулами. Александр Сергеевич Строганов участвовал в работе комиссии по составлению проекта нового уложения при Екатерине II, а в конце XVIII - начале XIX веков был президентом Академии художеств, главным директором Публичной библиотеки, членом Государственного совета. А. С. Строганов в 1761 году возведён в графское достоинство.
Павел Александрович Строганов являлся членом Негласного комитета Александра I, товарищем министра внутренних дел. Его супруга графиня Софья Владимировна Строганова, основательница имения Марьино близ Тосно, известна своими трудами на ниве лесоводства и основанием Школы сельскохозяйственных и лесных наук.
Другая графская ветвь происходит от Г. А. Строганова. Григорий Александрович Строганов - известный дипломат своего времени. Его сын Сергей Григорьевич Строганов в 1859-1860 - московский генерал-губернатор; Александр Григорьевич Строганов - министр внутренних дел в 1839-1841, с 1849 член Государственного совета.
Многие из Строгановых известны своим интересом к искусству, литературе, истории, археологии. Среди сыновей Сергея Григорьевича двое - Павел Сергеевич Строганов и Григорий Сергеевич Строганов - были известны своими собраниями.
У Строгановых имелись богатейшие библиотеки, коллекции картин, монет, эстампов, медалей и т. д.
Сергей Александрович Строганов, последний представитель династии, был морским офицером, спонсировал разработки в области оружия. Умер в Ницце в 1923 году.

Список литературы

1. Исаев И.А. История государства и права России. М.: Юрист, 2013. -349с.
2. Каменецкий И.П., Метелев С.Е. История предпринимательства в России (IX- начало XXвв.) – М.:ЗАО Издательство «Экономика», 2011. -288 с.
3. Мунчаев Ш.М., Устинов В.М. История России. - М.: Издательская группа ИНФРА - М, 2012. -592с.
4. Орлов А. С., Георгиев В. А. и др. История России с древнейших времен до наших дней. М., 2014. -488с.
5. Русская история с древнейших времен до наших дней. СПб., 2008. 330с.
6. Сметанин С.И. История предпринимательства в России. Издательство» КноРус», 2011. -192 с.
7. Стешенко Л. А., Шамба Т. М. История государства и права России: Академический курс. В 2 т. - Т. 1. V - Начало XX в. М. Издательство НОРМА, 2013. - 752 с.


Скачиваний: 1
Просмотров: 3
Скачать реферат Заказать реферат