Квалификация контрабанды и уклонение от уплаты таможенных платежей

Экономическая преступность сегодня стала основным тормозом в осуществлении реформ, реально угрожает экономической безопасности общества и государства.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
Глава 1. Теоретические основы квалификации контрабанды 6
1.1 Уголовно-правовая характеристика состава контрабанды 6
1.2. Квалифицированные виды контрабанды 22
Глава 2 Уголовно-правовая характеристика и разграничение уклонения от уплаты таможенных платежей от смежных составов и административных правонарушений 30
2.1. Уголовно-правовая характеристика уклонения от уплаты таможенных платежей 30
2.2. Разграничение уклонения от уплаты таможенных платежей от смежных составов и административных правонарушений 46
Глава 3. Совершенствование правоприменительной практики в борьбе с уклонениями от уплаты таможенных платежей 57
3.1. Проблемные вопросы борьбы с уклонениями от уплаты таможенных платежей 57
3.2 Проблемы совершенствования уголовного законодательства в сфере борьбы с уклонениями от уплаты таможенных платежей 60
Заключение 75
Список литературы 79

Введение

Экономическая преступность сегодня стала основным тормозом в осуществлении реформ, реально угрожает экономической безопасности общества и государства. Наблюдаются неблагоприятные тенденции в динамике преступлений в сфере экономики. Среди наиболее распространенных преступлений, таких как налоговые, преступления против собственности, фальшивомонетничество, называются и таможенные преступления. “Статистические данные о распространенности “таможенных” преступлений за 1999-2004 гг. показывают, что в 1999 г. отмечен их существенный рост практически по всем видам. Так, за уклонение от уплаты таможенных платежей в 1999 г. привлечено 1296 человек (в 1998 г. их было всего 42), число нарушений таможенного законодательства (контрабанда) выросло более чем в три раза”
В 2004 г. таможенными органами было обнаружено и задержано в 1548 случаях более 8451 кг наркотических средств, сильнодействующих и психотропных веществ, что в 1,2 раза больше, чем в 2003 г.
Для российских таможенных и других правоохранительных органов актуальной задачей является пресечение незаконного оборота оружия.
Активизация преступной деятельности по незаконному перемещению через таможенную границу оружия и боеприпасов вызвана неизменно высоким спросом на них в криминальной среде и интернационализацией преступных сообществ. Согласно статистике в 2003 г. было отмечено 31 062 случая задержания на границе оружия и боеприпасов, в 1994г. - 16 786, в 1995 г. - 23 951
Как свидетельствует та же беспристрастная статистика, при росте нарушений таможенных правил снижается число уголовных дел, находящихся в производстве. В 2004 и 2005 гг. расследовалось 2429 уголовных дел о контрабанде.
Одной из причин слабого использования правоохранительными органами уголовно-правовых методов борьбы с контрабандой является недостаточное знание законодательства о ней, а также сложность и противоречивость таможенного законодательства, которое необходимо учитывать при применении бланкетной статьи о контрабанде в УК РФ. В судебной практике возникает немало проблем при толковании данного состава, и они будут рассмотрены в предлагаемой работе.
Все вышесказанное обуславливает актуальность данной темы на сегодняшний день.
Цель данной дипломной работы - проанализировать вопросы квалификации контрабанды и уклонение от уплаты таможенных пошлин.
Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
- рассмотреть теоретические основы квалификации контрабанды;
- рассмотреть уголовно-правовая характеристика и разграничение уклонения от уплаты таможенных платежей от смежных составов и административных правонарушений;
- проанализировать совершенствование правоприменительной практики в борьбе с уклонениями от уплаты таможенных платежей.
Теоретической базой исследования явились результаты исследований специалистов в области уголовного права, криминологии, социологии, правовой статистики.
В процессе исследования были подвергнуты анализу зарубежное законодательство, российские нормативно-правовые акты в области уголовного, уголовно-исполнительного права, а также руководящие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, регулирующие вопросы борьбы с контрабандой и уклонением от уплаты таможенных пошлин.
Правовую основу исследования составляют международные договоры России, Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, иные федеральные законы, регламентирующие уголовное судопроизводство, ведомственные и межведомственные акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации, а также постановления Конституционного Суда Российской Федерации.
Методологическую основу исследования составляют общенаучный диалектический метод, сравнительно-правовой, формально-логический.

Глава 1. Теоретические основы квалификации контрабанды

1.1 Уголовно-правовая характеристика состава контрабанды

Общественная опасность контрабанды определяется тем, что данным деянием причиняется существенный ущерб внешнеэкономической деятельности, имеющей важное значение для развития экономики Российской Федерации. Кроме того, контрабанда может причинить большой ущерб общественной безопасности, нравственности населения, жизни и здоровью человека и иным правоохраняемым интересам при незаконном перемещении через таможенную границу предметов, запрещенных в гражданском обороте, например, наркотических средств, сильнодействующих, ядовитых, отравляющих или взрывчатых веществ, огнестрельного оружия, боеприпасов и т.п.
В соответствии с ТК РФ все лица на равных основаниях имеют право на ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из нее товаров и транспортных средств, в том числе при осуществлении внешнеэкономической деятельности, в порядке, предусмотренном Таможенным кодексом. Никто не может быть лишен этого права или ограничен в нем, за исключением случаев, предусмотренных Таможенным кодексом и другими законодательными актами Российской Федерации.
Ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из Российской Федерации отдельных товаров и транспортных средств могут быть запрещены исходя из соображений государственной безопасности, защиты общественного порядка, нравственности населения, жизни и здоровья человека, защиты животных и растений, охраны окружающей природной среды, защиты художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран, защиты права собственности, в том числе на объекты интеллектуальной собственности, защиты интересов российских потребителей ввозимых товаров и исходя из других интересов страны на основании актов законодательства Российской Федерации и международных договоров Российской Федерации.
Вопрос об объекте контрабанды, как родовом, так и непосредственном, в юридической литературе является дискуссионным. В значительной степени это объясняется тем, что, во-первых, в законе отсутствует прямое указание на виды общественных отношений, выступающих в качестве объекта контрабанды, и, во-вторых, контрабанда, как и многие другие преступления, может причинить вред одновременно нескольким видам общественных отношений, охраняемых уголовным законом (например, незаконный ввоз наркотических, сильнодействующих, ядовитых и т. п. веществ посягает на установленный порядок их перемещения через таможенную границу РФ и здоровье населения).
При определении родового объекта контрабанды традиционно исходят из того, в каком разделе Особенной части Уголовного кодекса находится исследуемая норма. Статья о контрабанде помещена законодателем в главу 22 “Преступления в сфере экономической деятельности”, которая, в свою очередь, является составной частью восьмого раздела УК РФ “Преступления в сфере экономики”.
Авторы учебного пособия “Новое уголовное право России” определяют родовой объект преступлений в сфере экономики как “охраняемую государством систему общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности общества, ориентированного на развитие рыночной экономики” .
Н.А. Лопашенко пишет: “...родовой объект преступлений, осуществляемых в сфере экономической деятельности,- общественные отношения в сфере реализации принципов осуществления этой деятельности”.
В. И. Михайлов и А. В. Федоров приходят к выводу, что “родовым объектом контрабанды является совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование и развитие экономики Российской Федерации” . В ряде учебных изданий по уголовному праву России можно обнаружить схожие определения данного понятия .
Таким образом, можно проследить общее мнение относительно определения родового объекта преступлений в сфере экономики: что это общественные отношения по поводу осуществления экономической деятельности.
При решении вопроса о видовом объекте учитывается многосторонний характер экономической деятельности. В частности, Н.А. Лопашенко считает, что “экономическая деятельность – деятельность в сфере производства по созданию общественного продукта, направленная на жизнеобеспечение общества и государства. Разумеется, что далеко не все аспекты экономической деятельности могут выступать в качестве объектов уголовно-правовой охраны...” . Б.В.Волженкин пишет: “Определяющими для установления уголовно-правовых запретов в сфере экономики явились положения ст. 8 Конституции РФ, согласно которой в Российской Федерации гарантируется свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности, а также ст. 34, говорящей о праве каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и о запрете экономической деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию” . Авторы работы “Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях” указывают, что “видовым объектом преступлений главы 22 УК РФ являются охраняемые законом общественные отношения в сфере экономической деятельности” . В.И. Михайлов и А.В. Федоров определяют видовой объект как общественные отношения в сфере государственного регулирования экономической деятельности.
Таможенная политика, а также средства ее реализации: порядок и условия перемещения через таможенную границу Российской Федерации товаров и транспортных средств, таможенного оформления, взимания таможенных платежей, таможенный контроль осуществляются в соответствии с Конституцией России (ст. 71) в целях обеспечения единого экономического пространства внутри государства и экономической интеграции на международном рынке. Другими словами, деятельность государства в области таможенного дела направлена на организацию части экономической деятельности путем установления порядка и условий ввоза и вывоза товаров с одной таможенной территории на другую. При совершении преступлений, посягающих на порядок и условия перемещения товаров, нарушаются те общественные отношения, которые связаны с организацией экономической деятельности.
Приведенные выше доводы позволяют определить, что если видовой объект контрабанды составляют общественные отношения в сфере организации экономической деятельности, то ее непосредственным объектом является порядок перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации. Этой же точки зрения придерживаются и другие авторы, в частности, И. В. Шишко считает, что “основным непосредственным объектом контрабанды стали охраняемые законом отношения по поводу перемещения товаров и иных предметов через таможенную границу РФ” .
К основным элементам общественного отношения относится предмет, по поводу которого оно существует. Предмет в статье о контрабанде - конститутивный признак. Именно по предмету различаются части 1 и 2 ст. 188 УК РФ. “Учитывая характер незаконно перемещаемых через таможенную границу предметов, можно признать, что контрабанда в ряде случаев (ч. 2 ст. 188) является посягательством на национальную и общественную безопасность, экологические, культурные и другие интересы России” .
Товары, являющиеся предметом преступления, предусмотренного ч.1 ст. 188 УК РФ, а к ним относится любое движимое имущество, в том числе валюта, валютные ценности, электрическая, тепловая, иные виды энергии, транспортные средства, традиционно составляют основу торговых сделок, в том числе и в международных торговых отношениях.
“В центре таможенного механизма фокусируются имущественные отношения, складывающиеся на основе товарного обращения, поэтому можно считать, что основным предметом таможенного регулирования являются товары и транспортные средства” .

В связи с этим серьезные сомнения возникают относительно определения объекта контрабанды по ч. 2 ст. 188 УК РФ как экономических отношений, так как предметы, перечисленные в ней - наркотические средства, психотропные, сильнодействующие, ядовитые, отравляющие, радиоактивные или взрывчатые вещества, вооружение, взрывные устройства, огнестрельное оружие или боеприпасы, ядерное, химическое, биологическое и другие виды оружия массового поражения, материалы и оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации, стратегически важные сырьевые товары и культурные ценности, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации,- изъяты из гражданского оборота полностью или частично, что, в свою очередь, предполагает наличие специальных правил их оборота, в том числе и при перемещении через таможенную границу России. Такие правила преследуют цель поставить оборот этой группы предметов под жесткий контроль со стороны государства для обеспечения общественного порядка, общественной безопасности и здоровья населения, культурных и национальных интересов. Как правило, торговые сделки с данной группой предметов осуществляются от именилибо по поручению государства. Например, перемещение наркотических средств через таможенную границу РФ допускается только в целях использования их в медицинской промышленности. Поэтому при несоблюдении правил их провоза через таможенную границу нарушаются, прежде всего, отношения в области общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья населения и т. д.
Как справедливо замечает Г. Н. Борзенков, “предметом хищения может быть и имущество, изъятое из гражданского оборота. Но если похищается имущество, владение которым и оборот которого представляет угрозу общественной безопасности или здоровью населения (оружие, наркотические средства или психотропные вещества, радиоактивные вещества), то содеянное квалифицируется не как имущественное преступление, а по соответствующим статьям главы 24 настоящего Кодекса”. В данном случае речь идет о хищении, но это в полной мере можно отнести и к другим действиям по незаконному обороту общеопасных предметов.
Предмет преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 188 УК РФ, имеет уголовно-правовое значение. В нашем случае предмет общественного отношения в силу своей социальной природы определяет содержание самого общественного отношения. Социальная роль перечисленных в ч. 2 ст. 188 УК РФ предметов и веществ обусловлена тем, что в силу своих свойств все они источники повышенной опасности, за исключением культурных ценностей, являющихся национальным достоянием. Использование их полезных качеств в интересах общества гарантировано лишь при наличии контроля за их оборотом со стороны государства. Это позволяет утверждать, что совершение преступления с использованием исследуемых предметов, в том числе и при их незаконном перемещении через границу, является посягательством на общественную безопасность, общественный порядок, национальное достояние народа и здоровье населения, а не на отношения в сфере экономической деятельности. Анализ международных и национальных нормативных актов свидетельствует, что в отношении данной группы предметов международный обмен разрешен лишь в силу необходимости обеспечения интересов человечества. Например, в Преамбуле Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. прямо утверждается, что использование наркотических средств ограничивается медицинскими и научными целями.
Обязательным признаком состава контрабанды является предмет преступления.
К предмету контрабанды по ч. 1 ст. 188 УК РФ отнесены товары и иные предметы, стоимость которых превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда.
В соответствии со ст. 2 Федерального закона “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности” товар - это “любое движимое имущество (включая все виды энергии) и отнесенные к недвижимому имуществу воздушные, морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты, являющиеся предметами внешнеторговой деятельности. Транспортные средства, используемые при договоре о международной перевозке, товаром не являются”.
На практике возникает вопрос в отношении этой категории товаров. Так, Северо-Западной транспортной прокуратурой в 1999 г. расследовалось уголовное дело о законности продажи морского судна иностранному покупателю, а также о законности его перемещения через таможенную границу. Продавец не поставил в известность о сделке таможенные органы, мотивируя свое решение тем, что в Таможенном кодексе речь идет лишь о движимом имуществе, к которому морские суда не относятся. Позднее адвокат по уголовному делу заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в части незаконного перемещения судна через таможенную границу Российской Федерации по тем же основаниям
Представляется, что деление имущества на движимое и недвижимое юридически значимо лишь для случаев, когда имеет место переход права собственности: в отношении недвижимого имущества требуется государственная регистрация, а в отношении движимого имущества такой порядок применяется, если это прямо вытекает из закона (ч. 2 ст. 130 ГК РФ). Это обстоятельство не препятствует хождению как движимого, так и недвижимого имущества на товарном рынке. И кроме того, Федеральный закон от 13.10.95 г. принят позднее и потому имеет приоритет при решении спорных вопросов.
В примечании к ст. 188 УК РФ пояснено, что “деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, признается совершенным в крупном размере, если стоимость перемещаемых товаров превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда”. Если же стоимость товаров и иных предметов на момент перемещения составляет пятьсот либо менее минимальных размеров оплаты труда, то возможна ответственность лишь по Таможенному кодексу Российской Федерации.
Более опасный вид контрабанды предусмотрен ч. 2 ст. 188 УК РФ.
Ее предмет составляют: 1) наркотические средства; 2) психотропные вещества; 3) сильнодействующие вещества; 4) ядовитые вещества; 5) отравляющие вещества; 6) радиоактивные вещества; 7) взрывчатые вещества; 8) вооружение; 9) взрывные устройства; 10) огнестрельное оружие; 11) боеприпасы; 12) оружие массового поражения (ядерное, химическое, биологическое и другое); 13) материалы и оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу РФ; 14) стратегически важные сырьевые товары и 15) культурные ценности. В отношении двух последних установлены специальные правила перемещения через таможенную границу РФ, что определяет их относимость к предмету контрабанды. Этот перечень является исчерпывающим.
К наркотическим средствам относятся вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г.
Психотропные вещества - это вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствиии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 г. (52).
Прекурсоры не относятся к предмету контрабанды, предусмотренной ч. 2 ст. 188 УК РФ.
Сильнодействующие вещества - вещества, способные вызывать ожоги или другие повреждения организма, а также смерть человека. К ним относятся различные кислоты, едкие щелочи, обезболивающие средства (новокаин, биомицин, кофеин) и др.
Ядовитыми считаются те вещества, которые оказывают отравляющее действие на человека и способны при их употреблении в определенных, даже небольших дозах вызвать смерть или причинить тяжкий вред здоровью. Это мышьяк, цианистый калий, стрихнин, сулема, фенол, эрготамин, яд змеиный и другие. Порядок их вывоза из Российской Федерации и ввоза в Российскую Федерацию устанавливается постановлением Правительства РФ от 16.03.96 г. № 278 “О порядке ввоза в РФ и вывоза из РФ наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ”, которым было утверждено одноименное Положение, и приказом ГТК РФ от 23.09.96 г. № 580 “О порядке ввоза в РФ и вывоза из РФ наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ”.
Радиоактивные вещества - вещества искусственного и естественного происхождения, которые обладают способностью к ионизирующему распаду, ведущему к электромагнитному или корпускулярному излучению в дозах, вредных для жизнедеятельности и структуры живых организмов (радий, кобальт-60, цезий, стронций, уран, плутоний и др.).

Взрывчатые вещества - порох, динамит, тротил, нитроглицерин, аммониты, пластиты, эластиты, твердое ракетное топливо и другие химические соединения или смеси, способные к взрыву в результате зажигания, удара, детонации, изготовленные фабричным путем или кустарные.
Вооружение представляет собой совокупность оружия различных видов, которым обеспечиваются Вооруженные Силы России и другие законно существующие вооруженные формирования в целом и каждая их единица в отдельности.
Взрывные устройства - специальные устройства, конструктивно предназначенные для производства взрыва (срабатывания) боеприпаса при определенных внешних воздействиях или в требуемый момент (например, запал, детонатор, взрыватель).
Огнестрельное оружие - оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда (ст. 1 Федерального закона от 13.12.96 г. “Об оружии”).
Боеприпасы - предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание.
Ядерное оружие - оружие массового поражения взрывного действия, основанное на использовании внутриядерной энергии, которая выделяется при цепных реакциях деления тяжелых ядер некоторых изотопов урана и плутония или при термоядерных реакциях синтеза легких ядерных изотопов водорода, дейтерия и трития в более тяжелые, например, ядра изотопов гелия.
Химическое оружие - оружие массового поражения, действие которого основано на токсических свойствах химических веществ. Такое оружие вызывает смертельное или тяжкое поражение живой силы противника, характеризуется разносторонним токсическим действием.
Биологическое оружие - оружие массового поражения, действие которого основано на использовании болезнетворных свойств микроорганизмов, способных вызывать различные массовые заболевания людей, животных, растений.
Материалы и оборудование, которые наряду с применением их в мирных целях могут быть использованы при создании оружия массового поражения: уран, плутоний, бериллий (металлы и сплавы, содержащие более 50 % бериллия по весу), соединения бериллия и изделия из них, сульфид церия, оксид эрбия, оксид магния, обкатные вальцовочные и гибочные станки, печи электродугового плавления, линейные измерительные инструменты и т. д.
Стратегически важные сырьевые товары, в отношении которых установлены соответствующие правила вывоза,- особо важные с точки зрения задач обеспечения экономической безопасности Российской Федерации товары, правила вывоза которых установлены Правительством РФ.
Культурные ценности - это предметы, представляющие особую ценность для государства, имеющие художественное, историческое и научное значение. Условия отнесения предметов к культурным ценностям и порядок их перемещения через таможенную границу Российской Федерации определены в Законе РФ от 15.04.93 г. “О вывозе и ввозе культурных ценностей” (61).
Объективная сторона контрабанды заключается в перемещении через таможенную границу Российской Федерации товаров либо указанных в ст. 188 УК иных предметов и веществ при наличии хотя бы одного из указанных в данной статье признаков: помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием.
Согласно ст. 3 ТК таможенную территорию Российской Федерации составляют сухопутная ее территория, территориальные и внутренние воды и воздушное пространство над ними.
Таможенная территория Российской Федерации включает в себя также находящиеся в морской исключительной экономической ее зоне искусственные острова, установки и сооружения, над которыми Российская Федерация обладает исключительной юрисдикцией в отношении таможенного дела.
На территории Российской Федерации могут находиться свободные таможенные зоны и свободные таможенные склады. Их территории рассматриваются как находящиеся вне таможенной территории Российской Федерации, за исключением случаев, определяемых Таможенным кодексом и иными законодательными актами по таможенному делу.
Пределы таможенной территории Российской Федерации, а также периметры свободных таможенных зон и свободных складов являются таможенной границей Российской Федерации. Таким образом, периметры этих зон и складов также составляют таможенную границу Российской Федерации, незаконное перемещение в крупном размере через которую товаров или иных предметов признается контрабандой.
Понятие "перемещение" содержится в п. 5 ст. 18 ТК. Перемещение через таможенную границу Российской Федерации товаров или иных предметов - совершение действий по ввозу на таможенную территорию Российской Федерации или вывозу с этой территории товаров или транспортных средств любым способом, включая пересылку в международных почтовых отправлениях, использование трубопроводного транспорта и линий электропередачи.
Под перемещением товаров через таможенную границу помимо таможенного контроля понимается их перемещение, осуществляемое вне определенных таможенными органами России мест или вне установленного времени производства таможенного оформления. Перемещение товаров с сокрытием от таможенного контроля означает использование тайников либо других способов, затрудняющих обнаружение товаров, или придание одним товарам вида других.
Перемещение товаров, совершенное с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, - это представление таможенному органу Российской Федерации в качестве документов, необходимых для таможенных целей, документов поддельных, недействительных, полученных незаконным путем, содержащих недостоверные сведения, либо документов, относящихся к другим товарам, а также использование поддельного средства идентификации либо подлинного средства идентификации, относящегося к другим товарам.
Перемещение товаров, сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием, означает незаявление по установленной письменной, устной или иной форме достоверных сведений либо заявление недостоверных сведений о товарах, их таможенном режиме и других сведений, необходимых для таможенных целей (см. ст. 276-279 ТК).
Контрабанда считается оконченным преступлением с момента фактического незаконного перемещения товаров или иных предметов и веществ через таможенную границу Российской Федерации.
Таможенным законодательством предусмотрены случаи, когда при ввозе товара на внешней таможенной границе осуществляется только таможенный контроль, направленный на обеспечение законности ввоза товара на таможенную территорию Российской Федерации. При этом мероприятия по обеспечению правильности исчисления и уплаты таможенных платежей проводятся внутренними таможенными органами. Примером может служить дело Полина и Чадромцева, которые ввезли с территории Финляндии на таможенную территорию России через Выборгскую таможню автомобили иностранного производства. При пересечении таможенной границы, в зоне деятельности Выборгской таможни, они представили таможенные декларации формы Т-6, в которых было заявлено, что автомобили ввозятся не для коммерческих целей, и с них было взято обязательство о доставке автотранспортных средств в Сыктывкарскую таможню в течение 10 дней со дня пересечения границы.
Однако обязательство о доставке автомобилей в Сыктывкарскую таможню выполнено не было.
Полин и Чадромцев, до того как им выехать за пределы России с целью ввоза автомашин, изготовили фиктивные паспорт транспортного средства и справку-счет для постановки ввезенных автомашин на учет в органах ГАИ. Данный факт свидетельствует о том, что, заявляя при ввозе автомобилей таможенный режим транзита, а применение таможенного режима входит в понятие “порядок перемещения”, Полин и Чадромцев совершили перемещение с недостоверным декларированием, и их действия должны быть квалифицированы как уголовно наказуемая контрабанда (при наличии крупного размера).
Относительно неуплаты таможенных платежей их действия следует расценить как приготовление к совершению данного преступления, а само уклонение выразилось в неявке в Сыктывкарскую таможню.
С субъективной стороны контрабанда предполагает наличие вины в форме прямого умысла. Виновный сознает, что незаконно перемещает товары или иные предметы через таможенную границу Российской Федерации, при наличии хотя бы одного из способов, указанных в ст. 188 УК, и желает переместить их через таможенную границу. Например, при контрабанде товаров с сокрытием их от таможенного контроля лицо сознает, что незаконно перемещает через таможенную границу те или иные товары и использует для этого тайник, затрудняющий их обнаружение, или придает одним товарам вид других и желает переместить через таможенную границу товары таким путем.
Для состава контрабанды не имеет значения, чем было обусловлено желание виновного незаконно переместить товары или иные предметы через таможенную границу Российской Федерации.
Субъектом контрабанды могут быть лица, достигшие 16-летнего возраста.
В ст. 188 УК установлена дифференцированная уголовная ответственность в зависимости от предмета контрабанды.
Незаконное перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров или иных предметов, за исключением предметов, указанных в ч. 2 ст. 188 УК, квалифицируется по ч. 1 этой статьи.
Рассматриваемое преступление может быть совершено умышленно и только с прямым умыслом. Виновный сознает, что нарушает таможенное законодательство, незаконно перемещая товары или иные предметы в крупных размерах (ч. 1), сознает, что перемещает товары или иные предметы, обладающие особыми свойствами (ч. 2), сознает, что перемещение осуществляет указанными в диспозиции статьи способами, т. е. совершает контрабанду, и желает этого. Как справедливо указывает Б. В. Волженкин, “для вменения контрабанды, предусмотренной ч. 2 ст. 188 УК, необходимо, чтобы сознанием виновных охватывались те характеристики предметов контрабанды, которые повышают ответственность за содеянное”. Отстаивая эту позицию, он пишет: “В связи с этим ошибочным является утверждение С.В. Максимова, что отсутствие у виновного осведомленности о включении того или иного товара в перечень стратегически важных сырьевых товаров не является основанием для освобождения его от ответственности за контрабанду такого рода товаров. Нести ответственность такое лицо должно, на мой взгляд, по ч. 1 ст. 188 УК” .
Мотив и цель совершения преступления значения для квалификации не имеют, но могут учитываться судом при назначении наказания. Однако в юридической литературе встречается и другое мнение. Так, Ю. И. Сучков считает, что “контрабанде присуща строго определенная и ярко выраженная цель, направленная не только на незаконное перемещение товаров или иных предметов через таможенную границу Российской Федерации, но и обязательный их вывоз на территорию иностранного государства для реализации на внешнем рынке (продажи, обмена, передачи другим лицам или организациям безвозмездно, использования для удовлетворения личных потребностей и т. д.) либо такой же ввоз с территории иностранного государства на таможенную территорию России для реализации на ее внутреннем рынке. При отсутствии такой цели как промежуточного звена между моментом перемещения предметов через таможенную границу и достижением конечного преступного результата, например, извлечения личной выгоды, названное деяние не подпадает по признаки субъективной стороны состава контрабанды” .

1.2. Квалифицированные виды контрабанды

Контрабанда признается неоднократной, если она совершена два и более раза. Причем каждый эпизод должен быть совершен по вновь возникшему умыслу. Контрабанду, совершенную неоднократно, необходимо отграничивать от единого продолжаемого преступления, например, незаконного перемещения товара или иных предметов через таможенную границу РФ, совершенного в несколько приемов, когда все признаки объективной стороны охватываются единым умыслом и действия виновных направлены на достижение единого результата. Примером единой продолжаемой контрабанды может служить ситуация, когда лицо подготовило для перемещения за границу несколько антикварных предметов, а затем вывозило их по одному.
Ранее отмечалось, что таможенное законодательство знает внутреннюю и внешнюю таможенные границы. В связи с этим возникает вопрос о неоднократности, если лицо везет контрабандный товар на свободную экономическую зону, пересекая при этом как внешнюю, так и внутреннюю таможенные границы. Представляется, что в этом случае нет признака неоднократности, поскольку пересечение таможенной границы в нескольких местах при перемещении одного и того же предмета контрабанды с единым умыслом не свидетельствует о совершении двух и более самостоятельных преступлений, что требуется устанавливать при вменении данного квалифицирующего обстоятельства.
Исходя из положения ч. 1 ст.16 УК РФ о том, что неоднократностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи, следует, что только по п. “а” ч. 3 ст. 188 УК РФ возможно квалифицировать совершение самостоятельных эпизодов, подпадающей под ч. 1 либо под ч. 2 ст. 188 УК РФ. Если же лицо вначале совершает деяние, образующее признаки ч. 1, а затем - ч. 2 ст. 188 УК РФ, то в соответствии со ст. 17 УК РФ это совокупность, и каждый эпизод требует самостоятельной квалификации, причем при квалификации второго преступления следует вменять признак неоднократности.
Совершенно очевидно, что такой подход противоречит принципу справедливости, закрепленному в ст. 6 УК РФ 1996 г. Исследуя данное обстоятельство, Б. В. Волженкин отмечает, что “при совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление. Когда при смешанной неоднократности наказание за второе преступление будет определено с учетом квалифицирующего признака “неоднократно”, получается, что за первое преступление виновный как бы несет ответственность дважды” .
Необходима самостоятельная квалификация и тогда, когда имеет место оконченный эпизод, а затем покушение на контрабанду, поскольку правила квалификации требуют отражения юридически значимых обстоятельств.
Однако, если лицо одновременно, т.е. одним действием, незаконно перевозит предметы контрабанды, подпадающие под части 1 и 2 ст. 188 УК РФ, например, валюту и оружие, то это должно квалифицироваться самостоятельно по каждой части статьи, и признака неоднократности здесь не будет. Это идеальная совокупность преступлений.
Нельзя квалифицировать контрабанду как совершенную неоднократно, если за ранее совершенное преступление лицо было в установленном порядке освобождено от уголовной ответственности, например, за истечением сроков давности, либо судимость была погашена или снята.
Для квалификации контрабанды по признаку совершения ее должностным лицом с использованием своего служебного положения в обязательном порядке следует установить, что лицо использовало для совершения преступления должностное положение.
Понятие должностного лица дается в примечании к ст. 285 УК РФ, в соответствии с которым к таковым относятся лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, адми-нистративно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. К ним должны быть отнесены работники таможенной службы: начальники таможни, их заместители, инспекторы, а также должностные лица вышестоящих таможенных учреждений; начальники погранично-контрольных пропускных пунктов, пограничных застав и другие лица, осуществляющие контроль на границе. Не признаются должностными лицами и поэтому не могут привлекаться к ответственности за контрабанду по п. “б” ч. 3 ст. 188 УК РФ лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации независимо от форм собственности, а также в некоммерческой организации, являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. “Так, не является должностным лицом специалист по таможенному оформлению, имеющий квалификационный аттестат и действующий от имени таможенного брокера, поскольку таможенным брокером является коммерческая организация”. Специалисты таможенного перевозчика не могут быть субъектом рассматриваемого преступления по тем же основаниям - они работники коммерческой организации.
Старший инспектор Московской региональной таможни Ш. лично принял участие в оформлении грузовой таможенной декларации на спирт, который был обозначен в самой декларации и товаросопроводительных документах как сок. В указанных документах Ш. также поставил оттиск своей личной печати, штамп Московской региональной таможни “выпуск разрешен”, число и свою подпись. Автомашина была задержана при досмотре в г. Бресте.
Давая оценку данному делу, автор пишет: “Должностные лица, способствующие совершению контрабанды, несут ответственность не как пособники, а как соисполнители, независимо от того, что товар, перемещаемый через таможенную границу, им не принадлежит”
Представляется, что Ш. будет отвечать как соисполнитель прежде всего потому, что он допустил нарушение правил перемещения, выразившееся в обманном использовании документов, необходимых для таможенных целей. Тот факт, что товар ему не принадлежит, значения не имеет. Ш. принял участие в выполнении объективной стороны контрабанды, нарушив правила перемещения. Поэтому решение суда о квалификации действий Ш. как покушение на контрабанду, совершенное с использованием своего служебного положения, соответствует закону.
Должностные лица не таможенных или пограничных органов также могут быть субъектами рассматриваемого преступления, если они, используя свое служебное положение, своими действиями участвовали или способствовали перемещению товаров помимо или с сокрытием от таможенного контроля, с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженному с недекларированием или недостоверным декларированием.
Таможенному досмотру не подлежит личный багаж Президента Российской Федерации, вице-президента Российской Федерации. Личный багажнародных депутатов и членов правительства России освобождается от таможенного досмотра, если указанные лица пересекают таможенную границу Российской Федерации в связи с исполнением своих депутатских или служебных обязанностей.
На основании ТК РФ таможенные органы вправе привлекать в соответствии с законодательством Российской Федерации специалистов других правоохранительных и контролирующих органов, предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности и подчиненности, а также экспертов для оказания содействия в проведении таможенного контроля. Полагаем, что “содействие в проведении таможенного контроля” нельзя расценивать как его проведение, поэтому вышеназванные специалисты не могут быть признаны потерпевшими по данному составу.
В соответствии с Законом РФ от 1.04.93 г. “О Государственной границе Российской Федерации” (103) на пограничные войска возложено осуществление не только пограничного, но и, при необходимости, таможенного и других видов контроля.
Поскольку в ч. 3 ст. 188 УК РФ говорится о применении насилия к лицам, осуществляющим таможенный контроль, а такая обязанность возложена и на пограничников (пограничный и таможенный контроль осуществляются именно на границе), а также с учетом того, что внешняя таможенная граница совпадает с Государственной границей, применение насилия к пограничникам при осуществлении ими таможенного
контроля следует квалифицировать по указанной статье УК РФ.
Под насилием следует понимать применение физического и психического насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль. Оно может выражаться в угрозе применения насилия, связывании, нанесении побоев, причинении легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью, а также в убийстве.
В случае причинения тяжкого вреда здоровью и убийства лица, осуществляющего таможенный контроль, действия виновных квалифицируются по п. “в” ч. 3 ст. 188 и соответственно по п. “а” ст. 111 или по п. “б” ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или убийство лица в связи с выполнением им служебной деятельности. Остальные виды последствий, с учетом санкции ч. 3 ст. 188 УК РФ, охватываются данным составом.
Одна лишь угроза насилием, не реализовавшаяся в его фактическом применении, не дает оснований для квалификации контрабанды по п. “в” ч. 3 ст. 188 УК РФ.
Особо квалифицированной признается контрабанда, совершенная организованной группой, ответственность за которую предусмотрена ч.4 ст. 188 УК РФ. Не случайно законодатель установил повышенную ответственность именно за этот вид контрабанды. Практика показывает, что чаще всего для занятия контрабандой объединяются несколько человек, поскольку это облегчает достижение преступного результата.
Так, Новаковский, Бобро, Нагаев, а также другие, не установленные следствием лица, объединились для совершения контрабанды цветных металлов за границу Российской Федерации.
Новаковским были организованы скупка и складирование в контейнеры цветного металла, Бобро осуществлял прием, сопровождение и погрузку автомашин, прибывших из Финляндии за контрабандным цветным металлом. Нагаев с целью подделки документов, необходимых для таможенных целей, изготовил поддельные печати таможни и различных предприятий, а также осуществил подкуп должностных лиц таможенного поста. Все указанные лица были осуждены за совершение контрабанды организованной группой .
Если преступная деятельность организованной группы подпадает под квалифицирующие признаки ч. 3 ст. 188 УК РФ, то такие действия охватываются только ч. 4 ст. 188 УК РФ, однако все эти признаки должны быть перечислены при предъявлении обвинения.
Члены организованной группы контрабандистов могут выполнять различные функции (приобретать, перемещать товар, подделывать документы и т.д.), но независимо от выполняемой роли они привлекаются к ответственности как исполнители преступления.
Лицо, создавшее организованную группу для занятия контрабандой и руководившее ею, подлежит уголовной ответственности за все случаи незаконного перемещения товаров, совершенные организованной группой, если они охватывались его умыслом.
Часто контрабанда совершается в соучастии двух и более лиц.
Исполнителями (соисполнителями) должны признаваться те лица, которые непосредственно участвовали в перемещении предметов контрабанды через таможенную границу России одним из указанных в ст. 188 УК РФ способов либо совершали это преступление, используя лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости, или пользуясь неосведомленностью других лиц.
Несут уголовную ответственность за соучастие в контрабанде со ссылкой на ст. 33 УК РФ организаторы или подстрекатели преступления, заказчики контрабандного перемещения товаров или иных предметов, лица, содействующие совершению деяния советами, указаниями, предоставлением информации, средств и орудий совершения преступления либо устранением препятствий, заранее обещающие сбыть контрабандный товар и т. д.
Модельный Уголовный кодекс стран СНГ в гл. 29 "Преступления против порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности" в основном содержит составы преступлений, изложенные в гл. 22 УК РФ.
Новое оригинальное решение ответственности за контрабанду закреплено в Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ с учетом специфики объекта посягательства. В нем различаются:
1) контрабанда как преступление против общественной безопасности, когда предметом незаконного перемещения через таможенную границу РФ являются наркотические средства, психотропные, сильнодействующие, ядовитые и другие опасные вещества, вооружение, военная техника, оружие массового поражения и другие опасные вещества, средства или предметы;
2) экономическая контрабанда как преступление против порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, когда предметом незаконного перемещения через таможенную границу являются другие товары и предметы.
Законодатели некоторых государств-участников СНГ, восприняв рекомендации Модельного Уголовного кодекса, выделили в кодексах своих республик два вида контрабанды. Так, в Уголовном кодексе Республики Узбекистан контрабанда подразделяется на два вида: как преступление против общественной безопасности (ст. 246) и экономическая контрабанда, определяемая как нарушение таможенного законодательства (ст. 182), которая относится к "преступлениям против основ экономики".
Уголовный кодекс Республики Казахстан также предусматривает контрабанду двух видов: контрабанда изъятых из обращения предметов, а также предметов, обращение которых ограничено, отнесена к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка (ст. 250); контрабанда других товаров и предметов считается экономической контрабандой (ст. 209) и относится к преступлениям в сфере экономической деятельности.
Глава 2 Уголовно-правовая характеристика и разграничение уклонения от уплаты таможенных платежей от смежных составов и административных правонарушений

2.1. Уголовно-правовая характеристика уклонения от уплаты таможенных платежей

Объект преступления в теории уголовного права - это охраняемые уголовным законом общественные отношения, на которые направлено общественно опасное деяние и которым причиняется вред либо создается реальная угроза причинения вреда. Объект- неотъемлемый элемент каждого преступного деяния, указывающего на его содержание, характер и степень общественной опасности. Различаются общий, родовой (видовой) и непосредственный объекты. Подобная классификация позволяет установить направленность конкретных преступных посягательств, а значит, конкретизировать, против какого вида общественных отношений направлено данное опасное деяние и каким общественным отношениям оно причиняет ущерб. Говоря об уклонении от уплаты таможенных платежей, необходимо определить, какие же именно общественные отношения составляют их родовой и непосредственный объекты. В соответствии с новым уголовным законодательством рассматриваемое преступление отнесено к категории преступлений в сфере экономической деятельности (глава 22 УК). Экономическая система - это совокупность общественных процессов, происходящих на основе действующих в обществе имущественных отношений и организационных форм. Основные элементы экономической системы:
социально-экономические отношения, базирующиеся на сложившихся в обществе формах собственности на ресурсы и результаты хозяйственной деятельности;
организационные формы хозяйственной деятельности; конкретные экономические связи между хозяйствующими субъектами.
Объект экономических преступлений - это сложный, составной комплекс общественных отношений, защищаемых уголовным законом, имеющих как существенные сходные черты между собой, так и определенные различия. Под преступлениями в сфере экономической деятельности следует понимать общественно опасные деяния, посягающие на основы экономической системы государства. Поэтому родовым объектом уклонения от уплаты таможенных платежей является охраняемая уголовным законом система общественных отношений, возникающих по поводу осуществления нормальной экономической деятельности во ВЭД и поступления установленных законом налогов и иных платежей в федеральный бюджет.
По смыслу Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 10 июня 1998 г. № 92 следует, что законодатель отнес ст. 194 РФ «Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица» к налоговым преступлениям. Понятие «налоговые преступления» употребляется в литературе в узком и широком смысле слова. В первом случае налоговыми преступлениями признаются деяния, осуществляемые в рамках хозяйственной деятельности субъекта и посягающие на финансовые интересы государства в части формирования бюджета от сбора налогов с физических и юридических лиц.
В более широком смысле под налоговым преступлением понимается всякое преступное деяние, посягающие на правоотношения в сфере налогообложения. А.Г. Кот дал следующее определение рассматриваемого понятия: «Налоговые преступления (преступления в сфере налогообложения) - предусмотренные и запрещенные уголовным законом общественно опасные умышленные деяния (действия или бездействия), посягающие на правоотношения в сфере налогообложения» . Предпосылкой для выделения налоговых преступлений являются общественные отношения в сфере налогообложения и регулирующее их налоговое законодательство. Налоговые отношения - это отношения государства в лице его уполномоченных органов с неограниченным кругом налогоплательщиков в лице организаций и граждан, на которые возложена обязанность платить налоги и нести ответственность за их неуплату. Непосредственным объектом налоговых преступлений является совокупность конкретных общественных- отношений, возникающих в процессе исчисления и уплаты налогов и иных обязательных платежей, а также в связи с осуществлением государственными органами контроля за полнотой и своевременностью их уплаты.
Налоговым кодексом установлено, что налоговые преступления являются наиболее опасной частью налоговых правонарушений, нарушающих положения, установленные этим Кодексом или иными издаваемыми в соответствии с ним актами законодательства, либо посягающих на нормальную деятельность налоговых органов и их должностных лиц.
Налоговые преступления - это не только преступления, посягающие на финансовую систему государства, но и преступления, посягающие на иные родовые объекты, например, на нормальную деятельность налоговых органов и их должностных лиц в связи с осуществлением ими контроля за уплатой налогов (т.е., по существу, на порядок управления), а также на интересы налогоплательщиков. Объединяет эти преступления то, что все они нарушают те или иные постановления налогового законодательства.
По Таможенному кодексу России уклонение от уплаты таможенных платежей посягает на предусмотренный законом порядок уплаты таможенных платежей и посягает на финансовую систему государства3 и является видом налоговых преступлений. За основу определения непосредственного объекта налоговых преступлений нельзя брать всю совокупность общественных отношений, имеющих место в этой финансовой системе государства. Определений понятия финансов государствав в литературе множество. По мнению профессора Л.А. Дробозиной: «Финансы представляют собой экономические отношения, связанные с формированием, распределением и использованием централизованных и децентрализованных фондов денежных средств в целях выполнения функций и задач государства и обеспечения условий расширенного воспроизводства» .
Финансовая система России включает в себя следующие звенья финансовых отношений:
1) централизованные финансы, используемые для регулирования экономики и социальных отношений на макроуровне: государственная бюджетная система; внебюджетные специальные фонды; государственный кредит;
2) децентрализованные финансы, используемые для регулирования и стимулирования экономики и социальных отношений на микроуровне: фонды страхования; финансы предприятий различных форм собственности.
В составе преступления, предусмотренного ст. 194 УК, непосредственным объектом являются общественные отношения, обеспечивающие интересы государства в финансовой сфере по поводу формирования федерального бюджета, посредством сбора таможенных платежей и налогов с организации или физического лица.
В случае непоступления в федеральный бюджет таможенных платежей в запланированном объеме и времени, объекту данного преступления причиняется вред в виде:
- упущенной выгоды;
- невозможности выполнить государством финансовых обязательств расходной части бюджета в связи с полным или частичным отсутствием денежных средств;
- нанесения ущерба экономической безопасности государства.
Дополнительным объектом преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, является обеспечение государственного регулирования особой сферы экономической деятельности, связанной с вывозом (экспортом), ввозом (импортом), а в некоторых случаях провозом через таможенную территорию России (транзитом) товаров, полуфабрикатов, сырья.
Предмет уклонения от уплаты таможенных платежей характеризуется качественными и количественными признаками. Качественные признаки состоят в том, что предметом преступления являются таможенные платежи, определяемые в п. 18 ст. 18 ТК РФ как «таможенная пошлина, налоги, таможенные сборы, сборы на выдачу лицензий, плата и другие платежи, взимаемые в установленном порядке таможенными органами РФ». Согласно п. 19 ст. 18 ТК РФ «таможенная пошлина - платеж, взимаемый таможенными органами РФ при ввозе товара на таможенную территорию РФ или вывозе товара с этой территории и являющийся неотъемлемым условием такого ввоза или вывоза», а в п. 20 этой статьи говорится: «налоги - налоги, взимание которых возложено на таможенные органы РФ».
Количественный признак предмета выражается в сумме неуплаченных таможенных платежей. Признаком предмета состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 194 УК РФ, является крупный размер. В соответствии с примечанием к ст. 194 УК РФ под крупным размером следует понимать уклонение, при котором сумма неуплаченных таможенных платежей превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда (МРОТ). Дополнительным количественным признаком является особо крупный размер (ч. 2. ст. 194 УК РФ), определенный в примечании к статье в сумме трех тысяч МРОТ. При отсутствии крупного размера уклонение от уплаты таможенных платежей не образует состава преступления, а квалифицируется как административное правонарушение в зависимости от обстоятельств дела по нормам ТК.
Противоправное деяние «уклонение от уплаты таможенных платежей» дано в диспозиции ст. 194 УК РФ без достаточного раскрытия его признаков. Диспозиция данной нормы описывает преступление только термином «уклонение» от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица. В связи с этим в правоприменительной практике возникают значительные трудности при квалификации такого рода противоправных действий.
Состав статьи уклонения от уплаты таможенных платежей по своей конструкции относится к бланкетным. Чтобы дать правильную уголовно-правовую оценку общественно-опасным деяниям, совершаемым в сфере таможенного налогообложения, работникам правоохранительных органов приходится обращаться не только к нормам уголовного, но и к другим отраслям права (гражданского, финансового, таможенного, административного). Эти нормативные акты, как правило, содержат специальную терминологию, используемую и в уголовном законе. Процесс квалификации в значительной степени осложняется и тем, что содержание некоторых понятий, например, «уклонение», не раскрывается ни в одной из отраслей права. Дополнительные трудности связаны с тем, что массив нормативных актов, к которым требуется обращаться при квалификации комментируемых преступлений (по статьям, содержащим бланкетные диспозиции) постоянно изменяется и дополняется. Кроме того, когда уголовный и таможенный законы не содержат юридические омонимы, использование в не уголовном законодательстве терминов, не соответствующих уголовному законодательству, приводит при бланкетности норм уголовного закона к серьезным проблемам в квалификации преступлений.
Для эффективного правоприменения ст. 194 УК РФ необходимо уточнить толкование термина «уклонение» в налоговом, таможенном и уголовном праве. Законодатель не разъяснил, что понимается под уклонением от уплаты таможенных пошлин. Отсутствие в уголовно-правовой норме нормативно определенного понятия уклонения от уплаты таможенных платежей требует от правоприменителя самостоятельно устанавливать, является ли то или иное деяние - уклонением от уплаты таможенных платежей.
Необходимость нормативного определения понятия любого противоправного деяния очевидна и не требует особой аргументации. Основными элементами определения понятия являются:
во-первых, понятие противоправного деяния - суть объективной стороны этого деяния;
во-вторых, нормативно-правовое определение сути противоправного деяния позволяет правильно оценивать свои действия не только правоприменителем, но и остальными гражданами;
в-третьих, наличие нормативно-определенного понятия конкретного противоправного деяния дает чёткие правовые ориентиры при отграничении сходных по составу преступлений в процессе квалификации..
Отсутствие в уголовно-правовой норме точного определения понятия «уклонение от уплаты таможенных платежей» требует от правоприменителя, использовать имеющиеся в уголовном законодательстве сходные понятийные характеристики.
Толковый словарь русского языка трактует слово «уклониться»: избегая чего-нибудь, устраниться, отказаться от чего-нибудь . В УК России термин «уклонение» используется неоднократно в главе 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» в статьях: «злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» (ст. 177 УК РФ), «уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица» (ст. 194 УК РФ), «уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды» (ст. 198 УК РФ), «уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации» (ст. 199 УК РФ).
По мнению П. Яни, термин «уклонение» может иметь различную трактовку. В законодательстве термин «уклонение» употребляется в ином значении, вовсе не вытекающем из его смыслового, грамматического содержания. С другой стороны, есть обоснованные опасения того, что термин «уклонение» в данном случае может пониматься слишком узко - лишь как собственно неуплата.
В ходе обсуждения проблемы на заседаниях рабочей группы (с участием ученых, профессоров Г. Борзенкова, Б. Волженкина, Н. Кузнецовой и практических работников), на научно-консультативном совете при Верховном Суде России и на Пленуме Верховного Суда России сделано заключение, что широко используемый в уголовном законодательстве термин «уклонение» означает не только само действие (бездействие), но и его результат. Налоговое преступление заключается именно в фактической неуплате налога, при том, правда, что к такому результату привели направленные на его достижение действия (бездействие), перечисленные в диспозиции соответствующих статей УК.
В теории уголовного права определению понятия «уклонение от уплаты таможенных платежей» должно уделяться самое серьезное внимание. Неверные толкования понятия приводят к излишней конкуренции норм права и к искажениям в осуществлении уголовной политики государства в виде необоснованного осуждения или освобождения от уголовной ответственности. Необходимость нормативно-определенного понятия «уклонения от уплаты таможенных платежей» исходит из того, что во-первых, термин «уклонение» употребляется в названии и тексте соответствующих статей УК; во-вторых, определение общего понятия «уклонение от уплаты таможенных платежей» позволяет глубже раскрыть сущность отдельных способов такого действия (уклонения), отличить комментируемые преступные посягательства от смежных составов преступлений. Понятие «уклонение» должно отражать то общее, что присуще его разновидностям (уклонение от уплаты таможенных платежей).
Объективная сторона преступления, предусмотренная ст. 194 УК РФ, раскрывается в ст. 282 ТК РФ. В частности, действия, направленные на неправомерное освобождение от таможенных платежей или их занижение - это заявление в таможенной декларации и иных необходимых документах недостоверных сведениях о таможенном режиме, стоимости либо стране происхождения товаров и транспортных средств или заявление иных недостоверных сведений, дающих основание для освобождения от таможенных платежей или занижения их размера.
Рассматриваемое преступление совершается путём неисполнения субъектом ВЭД возложенной на него законом юридической обязанности уплатить соответствующие таможенные платежи. Объективная сторона деяния, предусмотренного ст. 194 УК РФ выражается в совершении действий, направленных на необоснованное освобождение от таможенных платежей или их занижение путем заявления
Преступление считается оконченным с момента, когда виновный обманным путем получил полное или частичное освобождение от уплаты таможенных платежей.
В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда России № 8 от 4 июля 1997 г. «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов», в противовес распространенному мнению разъяснено, что деяние для признания его преступным обязательно должно заключаться в неуплате законно установленных налогов или сборов. Таким образом, по своей конструкции состав рассматриваемого преступления является формально-материальным. Между действиями лица, уклонившегося от уплаты таможенных платежей и причинением материального ущерба необходимо наличие причинной связи. Момент окончания преступления будет связан с наступлением конкретных вредных последствий - неполучением федеральным бюджетом таможенных платежей в крупном размере и в установленный законом срок.
Налогоплательщиками в соответствии со ст. 11 НК РФ являются также налоговые резиденты Российской Федерации - физические лица, фактически находящиеся на территории Российской Федерации не менее 183 дней в календарном году. Наличие или отсутствие у физического лица, гражданства России при квалификации преступления значение не имеет.
Обязанность уплаты таможенных платежей возложена на декларанта1 либо иных лиц соответствии с ТК РФ (ст. 118).
Ранее мы показали значение пособничества сотрудников таможенных органов, умышленно способствовавших своими действиями или бездействием преступникам в уклонении от уплаты таможенных платежей. Специальные субъекты привлекаются к ответственности за соучастие в совершении этого преступления по ст.ст. 33, 194 УК РФ.
Например, Останкинским районным судом г. Москвы 21.10.1996 г. К., Ш. и Ф. осуждены по ст. 17, ч. 1 ст. 196, ч. 1 ст. 196 и ст. 17, ч. 3 ст. 169-1 УК РСФСР. К., Ш. признаны виновными в подстрекательстве и пособничестве в изготовлении поддельных печатей и штампов государственных учреждений в целях подделки документа, выдаваемого предприятием или организацией, и использования его иным лицом; К., Ш. и Ф. - в подделке выдаваемого организацией документа, предоставляющего права и освобождающего от обязанностей, в целях использования такого документа другим лицом; они же - в пособничестве в перемещении в крупных размерах через таможенную границу РФ товаров помимо таможенного контроля с обманным использованием документов, сопряженном с недекларированием, совершенном организованной группой. В январе 1995 г. К., Ш. и Ф. вступили в преступный сговор, объединившись в устойчивую преступную группу. Для реализации преступного умысла К. приобрел оттиски печати и штампы Московской автогрузовой таможни и передал их Ш. для изготовления поддельных печати и штампов. После чего К., Ш. и Ф. использовали их с целью совершения преступления. Так, 14.02.1995 г. Ш. получил в АО «Лотос» товаро-транспортную накладную на груз из Австрии и привез их К. по месту его работы в Московскую железнодорожную таможню, а затем на таможенный пост Московской железнодорожной таможни «Капотня» Ф., который поставил на этих документах оттиски поддельных печати и штампов и распорядился, чтобы Ш. расписался в них в графе «инспектор» и указал дату. В тот же день Ш., вернувшись в АО «Лотос», возвратил документы с поддельными реквизитами руководителям фирмы, которые использовали данные документы для уклонения от уплаты таможенных платежей.
Судебная коллегия Верховного Суда России приговор изменила: действия К, Ш. и Ф., оказавших содействие в оформлении фиктивных документов, предъявленных работниками фирмы АО «Лотос» с целью уклонения от уплаты таможенных пошлин, переквалифицировала со ст. 17, ч. 3 ст. 169 (1) УК РСФСР на ст. 33. ч. 1 ст. 194 УК РФ как пособничество в уклонении от уплаты таможенных платежей в крупном размере .
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, могут быть граждане России, иностранцы, лица с двойным и более гражданством, лица без гражданства, достигшие 16-летнего возраста, вменяемые.
Субъективная сторона преступления - это психическая деятельность, которая сопровождает совершение преступления и в которой интеллектуальные, волевые и эмоциональные процессы протекают в полном единстве и взаимообусловленности.
Значение субъективной стороны состоит, что ее анализ позволяет точно квалифицировать совершенное деяние, отграничить друг от друга сходные по составу, преступления, индивидуализировать ответственность. С субъективной стороны все преступления в сфере экономической деятельности характеризуются умышленной формой вины. Такое преступление, как уклонение от уплаты таможенных платежей может совершаться только с прямым умыслом. Виновный сознает:
- возложенную на него законом обязанность уплатить таможенные платежи;
- невыполнение им этой обязанности;
- общественную опасность такого невыполнения.
Кроме того, виновный желает уклониться от уплаты таможенных платежей, в объеме который относит деяние к преступному.
С мотивом преступления неразрывно связана цель преступления, идеальный образ желаемого будущего результата, к которому стремится преступник, совершая преступление. При совершении данного преступления цель одна - получение материальной выгоды. Ст. 194 УК РФ не содержит указания на цель, как на обязательный признак субъективной стороны преступления. Это говорит о том, что цель находится за пределами состава уклонения от уплаты таможенных платежей и на квалификацию не влияет. Однако, цель тоже должна быть установлена на предварительном следствии и в судебном процессе, так как она свидетельствует о большей или меньшей степени общественной опасности лица, совершившего преступление и следовательно, будет влиять на определение вида и размера наказания. Например, уклонение с целью принести прибыль корпорации, совершенное лицом, не являющимся одним из владельцев должно оцениваться правопримени-телем как обстоятельство, смягчающее вину. Иную оценку должно нести деяние с целью личного обогащения с шн правлением всего неправомерного дохода или его части на финансирование преступной деятельности (это особенно характерно для ОПГ, ОПС).
Часть 2 ст. 194 УК РФ в редакции упоминавшегося Федерального закона Российской Федерации от 25 июня 1998 г. предусмотрены четыре квалифицирующих признака совершения данного преступления:
1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»);
2) лицом, ранее судимым за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 194, 198, 199 УК (п. «б»);
3) неоднократно (п. «в»);
4) в особо крупном размере (п. «г»).
Квалифицирующие признаки - сложный комплексный институт уголовного права. В теории права комплексные институты принято считать специфическими вторичными пра-вовыми образованиями, выражающими известное удвоение правового материала. В настоящее время рассматриваемые признаки описаны в рамках статей, регламентирующих ответственность за отдельные виды преступлений в Особенной части УК Однако их специфичность, отличие от признаков основного состава и функциональное единство позволяют выделить группу данных признаков по всему полю правового материала. Таким образом, сквозь структуру ряда предметных институтов проступает вторичная структура института квалифицирующих признаков. Происходит так называемое удвоение структуры правового материала.
Нормы, содержащие описание квалифицированных составов, одновременно относятся к двум правовым институтам: например, норма, определяющая уклонение от уплаты таможенных платежей ст. 194 УК РФ, входит в смысл предметного института налоговых преступлений, поскольку имеет юридические конструкции составов ст.ст. 198 и 199 УК РФ, и, кроме того, через имеющиеся в ней квалифицирующие признаки она относится к комплексному институту квалифицирующих признаков (уклонение от уплаты...).
Совокупность налоговых норм, содержащих квалифицирующие и привилегированные признаки, соответствует (с разной степенью выраженности) основным признакам правового института. Она обладает самостоятельным, специфическим предметом правового регулирования и единой функцией (дифференциацией уголовной ответственности). Правовое единство налоговых преступлений выражается в общей законодательной форме - во взаимосвязи понятийного аппарата и своеобразных юридических конструкций, используемых для описания квалифицированных составов. Рассматриваемая совокупность норм имеет определенную законодательную обособленность. В отличие от предметных институтов, нормы которых оформляются в отдельной главе закона, правовые предписания функциональных институтов (в том числе квалифицирующих признаков) не обособляются в самостоятельные подразделения закона.
В п. «г» ч. 2. ст. 194 УК РФ предусмотрен такой квалифицирующий признак, как особо крупный размер, а в примечании к статье разъяснены качественные характеристики данного квалифицирующего признака - три тысячи минимальных размеров оплаты труда. Законодатель, введя вышеназванное отягчающее обстоятельство, на наш взгляд, точнее оценивает повышенную общественную опасность данного деяния. Тем более, что подобные отягчающие обстоятельства предусмотрены в ст. 198 и ст. 199 УК РФ. По данным нашего исследования, более 10% фактов уклонения от уплаты таможенных платежей совершены на сумму превышающую МРОТ в 3000 раз и более. Введение этого квалифицирующего признака существенно повысит эффективность борьбы с указанным преступным посягательством, будет способствовать дифференциации и индивидуализации ответственности виновных.
Так, из уголовного дела № 1/98, возбужденного 02.02.1998 г. Томской таможней по факту уклонения от уплаты таможенных платежей должностными лицами АО «Фанта» следует, что в адрес фирмы поступил из Туркменистана виноматериал «Сахра». При оформлении были представлены фальсифицированные документы, что позволило уклониться от уплаты таможенных платежей в сумме 1.941.928 рублей 44 коп. (1998 г.). Размер уклонения превысил МРОТ в 23 тыс. 259 раз.
Уголовная политика в отношении уклонения от уплаты таможенных платежей определяет в качестве приоритета пресечение преступления, устранение его негативных последствий, а не лишение свободы или иное наказание, предусмотренное санкциями ст. 194 УК РФ. В частности, экономия репрессии применяется в случае деятельного раскаяния виновного лица. В ст. 75 УК РФ определены условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. По смыслу статьи 194 УК РФ применение ст. 75 УК РФ возможно в отношении лиц, совершивших деяние в объеме ч. 1 ст. 194 УК РФ. Однако в ч. 2 ст. 75 УК РФ предусмотрено применение нормы в случае специального указания в статье Особенной части. Так, в п. 2 примечания к ст. 198 УК РФ прямо указано: «Лицо, впервые совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также статьями 194 или 199 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб».
В ст. 45 УК РФ наказания подразделяются на три категории - основные, дополнительные и наказания, которые могут назначаться и как основные, и как дополнительные. К основным наказаниям, предусмотренным санкцией ст. 194 УК РФ, следует отнести лишение свободы (ч. 1 ст. 194 УК РФ лишение свободы на срок до двух лет, ч. 2 ст. 194 УК РФ лишение свободы на срок до пяти лет).
Новый вид наказания, а именно, обязательные работы предусмотрен в ч. 1 ст. 194 УК РФ. Суть такого вида наказания в принуждении осужденного к общественно полезным работам. Прежде всего это работы, не требующие специальной подготовки или квалификации, например, уборка улиц. При этом осужденный не должен оставлять свое основное место работы или учебы. За выполнение работ осужденный не вознаграждается. Характеристика и условия обязательных работ разъясняется в ст. 4, ст. 49 и ст. 50 УК РФ.
Штраф заключается в денежном взыскании, назначаемом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в размере, соответствующем определенному количеству минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством РФ на момент назначения наказания, либо в размере, соответствующем части заработной платы или иного дохода осужденного (ч. 1 ст. 46 УК РФ). Пределы части заработной платы или иного дохода осужденного, закон определяет по срокам их получения: от пяти месяцев до одного года (ч. 2 ст. 194 УК РФ). Под иным доходом следует понимать любой помимо заработной платы подлежащий налогообложению доход, полученный осужденным в денежной (в том числе в виде иностранной валюты) или натуральной форме. Источники его получения должны быть исключительно законны (индивидуальная трудовая деятельность, сдача в наем квартиры и т.п.).
Применение штрафа, если он указан в санкции альтернативно, как основное наказание, целесообразно назначать в случаях, когда достижение целей наказания (исправление осужденного и предупреждение совершения им нового преступления) реально и достаточно именно путем воздействия на имущественные интересы виновного. В законе указаны также нижний и верхний пределы штрафа (в ч. 1 ст. 194 УК РФ от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до семи месяцев, в ч. 2 ст. 194 УК РФ от пятисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти месяцев до одного года).
Видом дополнительного наказания, предусмотренного в исследуемой норме, является лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет (ч. 2 ст. 194 УК РФ). Суть этого вида уголовного наказания в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной деятельностью (ч. 1 ст. 47 УК РФ). Под профессиональной деятельностью следует понимать постоянное выполнение работы, требующей специальных знаний или подготовки, например, бухгалтер. По смыслу закона данное наказание относится не только к служебной либо профессиональной, но и к любой деятельности, имеющей правовую регламентацию конкретных прав и обязанностей. При этом, если к моменту вынесения приговора виновный не занимает определенной должности или не занимается данной деятельностью, это не лишает суд права применения запрета в качестве наказания.
Законодатель, в санкции ч. 2 ст. 194 УК РФ не дал точного указания «определенной» должности и деятельности, занятие которыми может быть запрещено осужденному. На наш взгляд, подпадают под запрет: профессия, должность, включающая в себя служебную функцию позволяющую выступить в роли декларанта; деятельность, позволяющая совершение действий пособничества в преступлении, предусмотренном ст. 194 УК РФ.
Ограничение на прохождение лицами, привлеченными к уголовной ответственности по ст. 194 УК РФ, дальнейшей службы в правоохранительных органах регламентируется ведомственными приказами.

2.2. Разграничение уклонения от уплаты таможенных платежей от смежных составов и административных правонарушений

Анализ правоприменительной практики показывает, что работники государственного таможенного комитета, органов внутренних дел, транспортной прокуратуры, налоговой полиции испытывают определенные трудности с возбуждением уголовных дел об уклонении от уплаты таможенных платежей. Опрос практических работников показал, что 86% считают, что это связано со сложностью квалификации деяния и доказыванием вины. По мнению С.С. Белоусовой, рассматривавшей проблему налоговых преступлений, это объясняется во многом сложностью применения новых норм, регламентирующих ответственность за уклонение от уплаты налогов, отсутствием компетентного комментария и руководящих указаний.
На наш взгляд это объясняется также и тем, что квалификация преступлений, связанных с уклонением от уплаты таможенных платежей, имеет некоторые особенности, вызванные спецификой данного деяния.
Преступление, предусмотренное ст. 194 УК РФ, наиболее часто конкурирует с нормой, заложенной в ст. 188 УК РФ. Сложность решения конкретных вопросов уголовно-правовой оценки в процессе расследования и судебного рассмотрения уголовных дел об уклонении от уплаты таможенных платежей, обусловлена целым рядом факторов. Понятие «уклонения» не полно раскрыто законодателем.
Затрудняют квалификацию налоговых преступлений и недостатки норм, связанные с их конструкцией. Для уголовно-правовой нормы, определяющей ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей, характерна неясность формулировок диспозиций, что существенным образом усложняет правильную правовую оценку совершаемых преступных деяний, затрудняет отграничение таможенно-налоговых преступлений от смежных преступлений, административных правонарушений.
Правильная квалификация преступлений - непременное требование, которому должны следовать лицо, производящее дознание и следствие, прокурор и суд. Она является необходимой предпосылкой справедливого уголовного наказания. Только с учетом должной уголовно-правовой оценки совершаемых общественно опасных деяний может сложиться точное представление о состоянии и структуре преступности в стране в тот или иной период времени. Это имеет решающее значение в выработке уголовно-политических мер борьбы с преступностью на общефедеральном уровне.
Практика показывает, что преступление, предусмотренное ст. 194 УК, правильно квалифицировать таможенным и правоохранительным органам удается не всегда. Правоприменитель сталкивается с определенными трудностями при разграничении случаев идеальной совокупности преступлении и конкуренции уголовно-правовых норм. По мнению начальника Следственного отдела прокуратуры ЮЗАО г. Москвы, 95% уголовных дел возвращены судами на доследование по вине следственных органов, основная причина возврата на доследование заключается в неправильной квалификации.
По признаку уголовной наказуемости криминальное уклонение от уплаты таможенных платежей отграничивается от иного противоправного (административно-наказуемого) уклонения от таможенного налогообложения.
Общественная опасность является характеристикой результата воздействия деяния на защищаемую определенной уголовно-правовой нормой группу отношений1. Законодатель в ч. 2 ст. 14 УК РФ также определил, что общественная опасность деяния заключается в причинении им вреда либо в создании угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Указанные точки зрения не являются исчерпывающими, при диктуемых условиях наступление негативного результата обязательно, так как уклонение от уплаты таможенных платежей опасно в любом случае. Поэтому для правильной квалификации деяния как преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, необходимо учитывать порог суммы платежей, от выплат которых уклонилось виновное лицо. Для признания деяний преступными необходимо установить причинную связь с нанесением государству крупного ущерба, т.е. суммы неуплаченного таможенного платежа, превышающей указанную в приложении к ст. 194 УК РФ. Законодатель не разъяснил, каким образом должно быть совершено уклонение от уплаты налогов: в результате одного или множества эпизодов. Например, органы дознания установили, что декларант неоднократно умышленно уклонялся от уплаты таможенных платежей. В каждом факте уклонения сумма неуплаченных платежей не превышает установленное уголовным законом значение, однако в течении 12 месяцев эта сумма превысила 1000 минимальных размеров платы труда. Можно ли в подобных случаях складывать мелкие суммы уклонения от уплаты таможенных платежей квалифицировать как преступление?
В таком случае при разграничении преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, от правонарушений, предусмотренных ТК РФ, следует исходить из общих положений уголовного права в отношении продолжаемого преступления. Законодатель не определил в УК понятие продолжаемого преступления. Поэтому следует обратится к мнению ученых-юристов, исследовавших эту проблему. Мы согласны с мнением Н.Д. Дурманова, что «существование длящихся и продолжаемых преступлений является не юридической фикцией, а юридическим выражением особенностей действия (или бездействия), единого по своей природе, но слагающегося из отдельных составных частей - звеньев».
Прежде всего это понятие систематичности противоправных деяний, которые образуют единое преступление. Эти противоправные деяния должны быть внутренне связаны между собой единством намерения и цели, чем и характеризуют поведение субъекта преступления. Следовательно, систематичность совершения противоправных деяний, которые в отдельности сами по себе не преступны, в данном случае являются признаком единого преступления.
Не потеряло актуальности и мнение С. В. Поздышева, что «единство преступления предполагает прежде всего, единство объекта, на который направляется посягательство ... Единство действия предполагает, далее одно общее решение подвергнуть известному воздействию данный объект, хотя, быть может, по частям и в несколько приемов. Наконец, предполагается одна, хотя, быть может, и распадающаяся на несколько раздельных во времени актов, деятельность, направленная на этот объект» .
На наш взгляд, характеристикой единого преступления является неизменность способа его совершения. В квалификации деяния как единого преступления следует учесть множество видов предмета преступления. Например, в сумму неуплаченных таможенных платежей входят таможенные налоги, сборы, пошлины.
Что касается различных разновидностей множественности преступлений, то они характеризуются причинением объекту посягательства более одного ущерба. «Единый ущерб при одной форме вины, причиненный два и более раза, образует повторность, неоднократность или систематичность преступления. Причинение нескольких ущербов разным объектам дает другой вид множественности преступлений - совокупность преступлений».
Понятие «совокупность преступлений» в русском уголовном праве сложилось не сразу; случаи совершения одним лицом нескольких преступлений называлось «стечением преступлений». Профессор Калмыков считал, что «под именем стечения преступлений, разумеется такой случай, когда суд в одно и то же время должен определить наказание за несколько преступлений, совершенных одним и тем же преступником и еще не наказанных» .
Статья 17 УК РФ дает исчерпывающее разъяснение понятия «совокупность преступлений». Для правильной квалификации содеянного как совокупности следует различать однообъектную и разнообъектную совокупность. Совокупность является однообъектной, когда оба преступления направлены на причинение вреда или причиняют вред одному и тому же объекту охраны. Однообъектная совокупность в литературе подразделяется на совокупность с одинаковой (однородной) формой вины и с различной (разнородной) формой вины3. Наиболее распространенной является разнообъектная совокупность, когда одним действием причиняется ущерб различным объектам.
В борьбе с уклонениями от уплаты таможенных платежей вопросы квалификации содеянного в совокупности с другими преступлениями представляют большую сложность. Это связано с неустоявшейся практикой применения новых норм.
Исследование показало, что уклонение от уплаты таможенных платежей редко происходит в «чистом» виде. Как правило, исследуемое деяние является следствием совершения преступлений, связанных с дачей взятки (ст. 291 УК РФ), получением взятки (ст. 290 УК РФ), подделкой, изготовлением или сбытом поддельных документов, государственных штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК РФ), мошенничеством (ст. 159 УК РФ), злоупотреблением должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), должностным подлогом (ст. 292 УК РФ) и другими правонарушениями.
Так, 21.04.97 г. вступил в законную силу приговор Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ по уголовному делу по обвинению бывших: начальника Северобайкальского таможенного поста К., старшего инспектора этого же поста С., старшего госавтоинспектора РЭО ГАИ Северобайкальского ГОВД С., начальника отдела платежей Бурятской таможни Д. и гражданина Н. Из материалов дела следует, что гр. Н., пытаясь растаможить и зарегистрировать два автомобиля «Опель-Аскона», «Фиат-Ритмо», дал старшему госавтоинспектору РЭО ГАИ С. взятку. Последний обратился начальнику таможенного поста К. Последний поручил своему подчинённому, старшему инспектору этого же поста С., оформить две автомашины по явно ненадлежащим документам и без оплаты таможенных платежей. Старший инспектор таможенного поста С., несмотря на подлог, не отказал начальнику таможенного поста К., так как от последнего зависело получение им квартиры, и выдал два подложных удостоверения госавтоинспектору С. Госавтоинспектор С. передал гр. Н. полученные документы, посоветовав зарегистрировать автомобили в г. Улан-Удэ, где сотрудники РЭО ГАИ МВД Бурятия в регистрации гр. Н. отказали, заподозрив нарушение, и потребовали подтверждения удостоверений в Бурятской таможне. Начальник отдела платежей Бурятской таможни Д., нарушил свои служебные обязанности, заверив подложные удостоверения своей подписью и гербовой печатью таможни.
Правоприменительная практика квалифицирует как совокупность преступлений случаи, когда сотрудник ГТК выдает декларанту подложные документы заведомо для уклонения от уплаты таможенных платежей в крупном размере.
В уголовном законе отрицается возможность совокупности тождественных преступлений; ч. 1 ст. 16 УК РФ определяет как неоднократность совершение двух и более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи Уголовного кодекса. Совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями кодекса, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ. Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» № 92-ФЗ от 25 июня 1998 г., ст. 194 УК РФ отнесена к группе норм, предусматривающих уголовную ответственность за налоговые преступления, включающих в себя также ст. 198 УК и ст. 199 УК РФ.
В правоприменительной практике имеют место ошибки при отграничении единого преступления от совокупности. В одних случаях содеянное квалифицируется как одно преступление, в то время как имеется совокупность. В других случаях содеянное квалифицируется как совокупность, тогда как имеется единое преступление. Поскольку в соответствии с общими принципами уголовного права преступные действия, представляющие более раннюю стадию преступного деяния, поглощаются оконченным более тяжким преступлением, то правильноее квалифицировать случаи, когда лицо совершит административно-наказуемое уклонение от уплаты таможенных платежей, а через некоторое время совершит преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 194 УК РФ, как единое, продолжаемое преступление.
От совокупности следует отличать такие случаи, когда при «квалификации содеянного обнаруживается, что на применение к данному случаю претендуют две или более уголовно-правовых нормы, хотя бесспорно имеет место одно преступление и квалифицироваться оно должно по одной из конкурирующих1 норм. В отличие от совокупности преступлений, при конкуренции имеет место одно преступное деяние, которое с большей или меньшей полнотой охватывается признаками каждой из двух или более уголовно-правовых норм.
При квалификации преступных деяний могут встретиться следующие разновидности конкуренции уголовно-правовых норм:
1) конкуренция общей и специальной норм;
2) конкуренция специальных норм;
3) конкуренция уголовно-правовых норм, изданных в разное время;
4) конкуренция норм уголовного законодательства России с нормами уголовного законодательства иностранных государств;
5) конкуренция норм уголовного права России с нормами международного права.
При конкуренции общей и специальной норм совершенное преступное деяние подлежит квалификации по специальной норме, независимо от того, предусматривает она более тяжкое или менее тяжкое наказание по сравнению с санкцией нормы общего характера. Это положение является общепризнанным в теории уголовного права и судебной практике. Законодатель путем издания специальной нормы подчеркивает большую или меньшую общественную опасность определенной категории преступных действий по сравнению с другими разновидностями таких действий, охватываемых нормой общего характера.
В соотношении общей и специальной норм находятся статьи УК либо части статьи, предусматривающие ответственность за преступление без отягчающих и смягчающих обстоятельств, со статьями либо частями статей, предусматривающими ответственность за деяние при отягчающих или смягчающих обстоятельствах. Например, ч. 1 ст. 194 УК РФ имеет характер общей нормы по отношению к ч. 2. ст. 194 УК РФ.
Наиболее часто практические работники испытывают трудности с разграничением ст. 194 УК РФ и ст.ЕШ УК РФ. Неуплата таможенных платежей и контрабанда - составные элементы блока преступлений во внешнеэкономической сфере. Это преступления, являющиеся специфичными для внешнеэкономической сферы, имеющие, в то же время во многом сходную объективную сторону.
Например, в отделе дознания Северо-Кавказской оперативной таможни г. Ростов-на-Дону, находилось в производстве уголовное дело № 9798419, возбужденное 02.06.97 г. по ч. 4 ст. 188 УК РФ в отношении директора фирмы «Эйн» А. и частного лица Л. По предварительному сговору с целью уклонения от уплаты таможенных платежей в крупном размере они получили на станции, прибывший в адрес Ростовского областного противосиликозного диспансера из Словакии по контракту NO 132/96-7 от 01.11.96 г. груз мясных консервов на общую сумму, согласно товароведческой экспертизы - 529.740.000 руб. Транспортный прокурор, ознакомившись с материалами дела, переквалифицировал указанные деяния на ч. 1 ст. 194 УК РФ, мотивируя свое решение отсутствием в действиях А. и Л. состава, предусмотренного ч. 4 ст. 188 УК РФ. Мы согласны с мнением транспортного прокурора г. Ростова-на-Дону. Во-первых, товар не запрещен к ввозу в Россию и имел сертификат соответствия санитарным нормам. Во-вторых, ввоз произведен легально и подтвержден документами из таможни. В-третьих, из материалов дела следует, что лица А, и Л. виновны только в неуплате таможенных платежей на сумму 132.769.830 руб. (превышает МРОТ в 1 тыс. 590 раз).
Подобных примеров достаточно много. Так, из фабулы уголовного дела № 1803, следует, что в марте 1997 г. в г. Чита у гр. К. неизвестным из кармана куртки было похищено портмоне, в котором находились документы: паспорт, трудовая книжка. В юридической фирме по оказанию правовых услуг «Равно» 27.03.1997 г. гр. Е. и Л. заключили договор: о регистрации в качестве предпринимателя гр. К., при этом для удостоверения личности сотрудникам фирмы был предъявлен похищенный паспорт К. Была заполнена анкета для предпринимателя, в которой Л. указал анкетные данные гр. К. Затем 03.04.1997 г. Е. и Л. получили пакет документов, оформленных на имя К.: свидетельство о государственной регистрации предпринимателя, печать и т.д. С использованием этих документов Л. получил лицензию N° 053823. От имени К. оформили контракты, на основании чего получили в управлении уполномоченного МВЭС РФ по Читинской области паспорта бартерной сделки. Начиная с апреля 1997 г. по июль 1997 г. Е. и Л., используя вышеуказанные документы, представили в Читинскую таможню 41 грузовую таможенную декларацию (ГТД) на товар, стоимость которого составила на общую сумму более чем на 1.240.000 долл. США. Декларантами ГТД являлись К. и Д. - подставные лица. В действиях Е. и Л. предусматривается признаки преступления статьи уклонения от уплаты таможенных платежей, совершенное с недостоверным декларированием, в особо крупных размерах, неоднократно, организованной группой. Несмотря на установление следствием цели данного преступления, которой являлось уклонение от уплаты таможенных платежей в особо крупных размерах, действия виновных были квалифицированы по ч. 4 ст. 188 УК РФ.
В Уголовном кодексе, нормы, предусматривающие ответственность за «Контрабанду» ст. 188 УК РФ и «Уклонение от уплаты таможенных платежей» ст. 194 УК РФ, неполно отражают особенности деяний. Отличие уклонения от уплаты таможенных платежей от контрабанды - особая проблема, отмеченная практиками. Российское уголовное право уже решало такую задачу. Развитие и усложнение экономических процессов изменило акценты уголовной политики. Общественные и экономические процессы заставили законодателя сепарировать некогда единый состав на два самостоятельных состава.
Контрабанда в соответствии с диспозицией ст. 188 УК - это
перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров или иных предметов за исключением указанных в ч.2 настоящей статьи, совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием.
При изучении уголовных дел установлено, что к уголовной ответственности привлекаются лица, совершившие преступление, связанное с неуплатой таможенных платежей одновременно по ст. 188 «Контрабанда» УК РФ и ст. 194 «Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица» УК РФ. Так, 12.03.98 г. возбуждено уголовное дело № 3/98 Отделом дознания Томской таможни по признакам ч. 1 ст. 188, ч. 1 ст. 194 УК РФ. Из материалов уголовного дела следует, что в июле 1996 г. через таможенную границу РФ перемещена автомашина «Ниссан Максима» 1996г. выпуска стоимостью 29.715.862руб. При этом не уплачены необходимые таможенные платежи в размере 126.920.979 руб. Впоследствии поддельные документы, оформленные на имя М., проживающего в г. Барнаул были представлены в РЭО ГАИ УВД г. Барнаула, после чего вышеуказанная автомашина зарегистрирована на территории России без уплаты таможенных платежей и продана жителю г. Томска, гражданину К. К конкуренции специальных норм также относятся случаи, когда конкурируют специальные нормы с отягчающими признаками различной тяжести. Например, лицо, имеющее судимость по ч. 1 ст. 194 УК РФ, совершает вновь уклонение от уплаты таможенных платежей, но в особо крупном размере. В действиях виновного одновременно усматриваются отягчающие признаки неоднократности, предусмотренные ст. 16 УК и ч. 2 ст. 194 УК РФ. Приоритет в таких случаях должен отдаваться норме с более тяжким отягчающим обстоятельством.

Глава 3. Совершенствование правоприменительной практики в борьбе с уклонениями от уплаты таможенных платежей

3.1. Проблемные вопросы борьбы с уклонениями от уплаты таможенных платежей

Решить задачи уголовно-правовой борьбы с уклонением от уплаты налогов можно путем совершенствования уголовного законодательства и, что не менее важно, соответствующей правоприменительной практики. Проблема уголовно-правовой охраны финансовой сферы - это проблема дефицита не столько самих уголовно - правовых норм, сколько практики их применения. Применение уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей, в настоящее время вызывает трудности, связанные с тем, что уголовное, административное, таможенное и налоговое законодательство не унифицировано, а деятельность налоговых, таможенных и правоохранительных органов по применению санкций зачастую не согласуется.
Политические и социально-экономические преобразования в России повлекли за собой обновление механизма правового регулирования, управления внешнеэкономической деятельностью. Как отмечалось ранее, преступность во внешнеэкономической сфере - сложное общественное явление. Её следует рассматривать с различных точек зрения: социально-политической, правовой, психологической, а также с позиций государственных органов, обеспечивающих защиту общества от подобных преступлений. С точки зрения правоохранительных органов - это угроза безопасности личности, общества, государства.
Особую роль в повышении эффективности профилактики уклонения от уплаты таможенных платежей мы отводим формированию налоговой культуры, выделив её из понятия правовой культуры. Наиболее точно определяет значение правовой культуры А.Э. Жалинский, считающий, что правовая культура находится в тесной связи с законностью; пронизывает процесс укрепления законности, выступает в качестве его метода и необходимого состояния; представляет собой важнейшее практическое условие эффективности всех направлений борьбы с преступностью.
Налоговая культура- это глубокое знание и понимание необходимости уплаты налогов, таможенных платежей как внутренней потребности личности, соблюдение налоговых отношений, регулятивных правовых и нравственных норм. Налоговая культура включает в себя культуру уплаты таможенных платежей частными лицами и соблюдение бюджетной дисциплины юридическими лицами.
В промышленно развитых странах воспитание лояльного отношения к таможенным платежам, налогам осуществляется через прессу, радио, телевидение и другие общественные институты и фактически охватывает всю сознательную жизнь гражданина. В условиях России, где уклонение от уплаты таможенных платежей и налогов считается чуть ли не доблестью, нужна детально проработанная долгосрочная федеральная программа по воспитанию законопослушного налогоплательщика.
Современная уголовная политика актуализирует новую задачу правовой борьбы с теневой экономикой. Незаконный доход- это все денежные средства, фактически поступившие физическому или юридическому лицу в результате сделки, нарушающей диспозицию статьи УК. Основной задачей является борьба с «отмыванием денег». Разработка проекта Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» и связанного с ним проекта Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации» в связи с принятием Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» обусловлена усилением угрозы экономической безопасности страны от криминализации хозяйственной деятельности, росту которой способствует ослабление системы государственного контроля, распространение незаконного предпринимательства на внутреннем финансовом и потребительском рынках, а также во ВЭД. Размеры теневой (незаконной) экономической деятельности в целом превысили уровень 40% валового внутреннего продукта.
Основная часть доходов от преступной деятельности в сфере экономики используется для расширения экономической базы теневого и криминального предпринимательства, проникновения на гарантированные и высокодоходные рынки вложения капитала в России, вывоза капитала за рубеж, достижения иных целей, связанных с неконтролируемым вводом средств, составляющих такие доходы, в легальный оборот (легализацией). Действующие механизмы правовой ответственности и контроля не обеспечивают эффективной и последовательной борьбы с этим опасным социальным явлением. Законодательство об уголовной ответственности за легализацию (отмывание) незаконных доходов (ст. 174 УК РФ) не в полной мере использует возможности противодействия этому преступлению уголов-но-правовыми мерами.
Международный опыт показывает, что для противодействия указанным негативным явлениям в сфере экономики необходимы согласованные меры административного и финансового контроля за операциями юридических и физических лиц с денежными средствами и имуществом, включая меры ответственности за нарушение правил ведения таких операций.
Государственная политика борьбы с преступностью реализуется не только через законы, имеющие основным предметом борьбу с преступностью и деятельность правоохранительных органов, но и через конституционное, гражданское, финансовое, налоговое, таможенное и другое законодательство.

3.2 Проблемы совершенствования уголовного законодательства в сфере борьбы с уклонениями от уплаты таможенных платежей

Борьба с уклонением от уплаты таможенных платежей - важное средство против накопления и использования преступностью неправомерных доходов. Многие исследователи считают, что решить задачи уголовно-правовой борьбы с уклонением от уплаты налогов можно путем совершенствования уголовного законодательства.
Криминологические исследования показывают, что вхождение в рыночную экономику породило серьезное противоречие между складывающимся способом производства и организационно-хозяйственными решениями, реализующими основные направления экономической политики. Экономическая преступность, уклонение от уплаты таможенных платежей, в частности, является порождением специфической экономической и социально-правовой политики, что характерно для реформируемой экономики. Источник этих недостатков - отсутствие эффективной законодательной базы (в области налогового, таможенного, финансового уголовного, гражданского и процессуального права), необходимой для цивилизованного регулирования рыночных отношений, в совокупности с системой мер политического, социально-экономического, нравственно-этического и идеологического характера.
По данным Госналогслужбы: «800 тысяч российских предприятий должны государству более 555 трлн. руб., сумма налоговых долгов российских предприятий сейчас превышает бюджет 1998 г. Количество крупных неплательщиков налогов выросло в три с половиной раза: с 1165 (на 1 января 1997 г.) до 3948 (на 1 января 1998 г.) предприятий.
В.Л. Перламутров, говоря о путях пополнения доходной части бюджета страны считает, что «...обман налогового ведомства придется карать жестоко, т.к. при чрезвычайных нехватках бюджета нет иного выхода. Когда пойдут в рост производство и, следовательно, доходы, то станет легче и казне, и законопослушному налогоплательщику. Пока же казна должна выжимать максимум с богатого и не законопослушного, причем не только взимая налоги, но и конфискуя его капитал - он же создан обманным, как правило, образом» .
С 1 марта 1998 г. в силу вступил новый закон о несостоятельности (банкротстве). Для решения проблемы по словам начальника управления Госналогслужбы по принудительному взысканию налоговой недоимки В. Попова, налоговая служба предполагает выбрать только «наиболее достойных банкротства» и «провести 88 показательных процессов».
Из сказанного следует, что суть методов повышения собираемости таможенных платежей и налогов остается, прежней: нажим, «разборки» и тому подобное. Опыт России свидетельствует, что «громкие дела», «показательные процессы», хлесткие названия и приятные для слуха числительные, проблем не решают. Правовая абсурдность и негативное влияние подобной практики на уголовную политику борьбы с уклонениями от уплаты таможенных платежей очевидна.
В связи с изложенным, своевременным является предложение Госналогслужбы, направленное в правительство России о создании при арбитражных судах и судах общей юрисдикции специальных коллегий по рассмотрению налоговых споров. К ведению коллегий должны быть отнесены споры между налоговыми, таможенными органами, с одной стороны, и физическими и юридическими лицами, - с другой. Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в информационном письме № 35 от 19 июня 1998 г. «О подведомственности арбитражным судам дел, связанных с обжалованием постановлений налоговых органов о привлечении индивидуальных предпринимателей к административной ответственности» установил обязанность арбитражных судов рассматривать налоговые споры.
Криминогенным фактором является то, что таможенное право России имеет много пробелов и нередко вступает в противоречия с другими отраслями права, содержит внутренние коллизии. Например, при уклонении от уплаты таможенных платежей уголовный закон устанавливает штрафные санкции ниже, чем таможенный закон. По поводу конфискации неправомерных доходов имеются также существенные разногласия. Сами же законы на практике в большинстве случаев не действуют без ведомственных нормативных актов, поясняющих порядок и механизм их применения. В правоотношениях, складывающихся по поводу уплаты таможенных платежей и налогов, ведомственные акты оказываются обладающими большой юридической силой, чем собственно законы о налогах. Должностные лица, занимающиеся на местах взиманием таможенных платежей в силу своего статуса, руководствуются именно подзаконными актами. Известно, что интересы общества в целом и отдельного ведомства могут не совпадать. Различие целей заставляет создателей ведомственных нормативных актов переступать нечеткие рамки таможенного и налогового законодательств, «поправлять» его нормы соответственно понимаемым ими актуальным задачам своего органа. Например, когда чиновники ГТК ввели дополнительный сбор на печатную продукцию средств массовой информации, изготавливаемых за рубежом, для устранения нарушения законов по-требовалось личное вмешательство Президента России. Такое преобладание ведомственного регулирования вряд ли можно считать нормальным.
Анализ законодательства с позиции ценности и силы конкретных норм как средства правового воздействия на экономическое поведение показал его крайнюю неэффективность из-за несогласованности норм, призванных урегулировать одни и те же общественные отношения.
Уголовно-правовая санкция в принципе не может применяться за нарушение административно-правового запрета, касающегося специфических общественных отношений. Конфискацию (по ТК РФ), являющуюся мерой административной ответственности, следует отличать от уголовно-правовой конфискации. Первая применяется за нарушение таможенных правил (административно наказуемое таможенное правонарушение), а не за преступление.
Юридическаяй наука отстаивает мнение, что конфискация преступно нажитой собственности или ограничения прав пользования собственностью может быть назначена только судом и только за деяния, признаваемые преступлением.
Уголовный закон в ст. 52 УК РФ определяет: «Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного». Конфискация одно из самых тяжелых дополнительных наказаний и устанавливается только за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и может быть назначена судом только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.
Некоторые ученые выступают за необходимость в системе уголовных мер наказания в виде конфискации имущества со следующих позиций: «Пока в нашем обществе совершаются тяжкие имущественные преступления, причиняющие значительный вред интересам государства и граждан, строгие меры необходимы. Лицо, в отношении которого вступил в силу приговор к конфискации имущества, тем самым убеждается, что создание имущественного благополучия преступными средствами не только недсь пустимо, но и невозможно, что своих корыстных целей он не достиг».
С.С. Белоусова считает конфискацию важным и необходимым элементом санкции за налоговое преступление. Мы согласны с мнением И.Я. Козаченко и Т.Ю. Погосян, что применять конфискацию следует лишь за совершение корыстных преступлений. При этом в отношении тяжких и особо тяжких корыстных преступлений конфискацию имущества применять лишь в качестве дополнительного наказания, а в отношении корыстных преступлений средней тяжести - в качестве основного наказания с обязательной альтернативой других видов наказаний.
Целесообразно предусмотреть следующие условия конфискации имущества:
- применять конфискацию в качестве основного вида наказания, допустив возможность ее назначения при условном осуждении;
- при отсутствии имущества, подлежащего взысканию, следует допустить замену конфискации штрафом.
Закрепление в законе оснований для назначения наказания в виде конфискации имущества, во-первых, обеспечит обязательное назначение конфискации имущества и неправомерных доходов при совершении преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, во-вторых, усилит профилактику и предупреждение преступления уклонения от уплаты таможенных платежей.
Например, в Рязанской области выявлена преступная группа, которая в 1994-95 гг. зарегистрировала по поддельным счёт-справкам торговых организаций г.г. Тольятти, Москвы, Тюмени, Ульяновской и Московской областей с целью последующей перепродажи 130 автомашин импортного производства. Ущерб от неуплаты таможенных платежей составил более 6 млрд. руб. В ходе следствия установлено, что только через С.-Петербургскую таможню за два последних года прошло ввезённых из-за рубежа свыше 12000 автомобилей.
Однако за тот же период было официально растаможено не более 25% автомашин. Остальная часть, за исключением небольшой доли автомашин, принадлежащих лицам, имеющим таможенные льготы (моряки, дипломаты и др. согласно перечня), незаконно реализована в России и ближнем зарубежье. Нанесенный ущерб государству вследствие уклонения от уплаты таможенных платежей только по С.-Петербургу за этот период составляет не менее 150000 долл. По всей видимости даже в случае применения всего комплекса санкций, предусмотренных ст. 194 УК РФ, незаконный доход преступников несравненно выше. С позиций криминального «маркетинга» доходность данного преступления превышает возможности общей превенции уголовного закона.
Решение названных проблем, по нашему мнению, будет способствовать более правильному решению практических вопросов использования конфискации имущества как вида наказания, поможет привести уголовное законодательство в соответствие с потребностями экономической реформы.
Уклонения от уплаты таможенных платежей совершаются, как правило, при пособничестве сотрудников правоохранительных органов, в том числе служащих ГТК, использующих служебное положение в целях совершения преступления (см.: табл. № 5). Отсутствие в составе рассмотренной статьи квалифицирующих признаков совершения данного преступления должностным лицом с использованием служебного положения позволяет преступникам уклониться от уплаты таможенных платежей без действенной угрозы понести наказание, которое соответствовало бы реальной общественной опасности данного деяния. Из материалов уголовного дела № 11600/22-97, возбужденного отделом дознания таможенного подразделения г. Курск, следует, что А. заключил контракты № 8439 и 8428 с бразильской фирмой на приобретение 23700 тонн сахара-сырца и в период с 1 по 24.09.1995г. получила в количестве 23524400 кг. стоимостью 42457379769 руб. Весь поступивший груз (369) вагонов, согласно письма А. и с разрешения Курской таможни выгружен на склады заводов переработчи-ков, но с обязательной регистрацией на государственном предприятии «Ростэк-Курск». Гражданин А. должен был уплатить таможенные платежи в сумме 9398965753 руб. Но данный руководитель с целью уклонения от уплаты таможенных платежей заявил таможенному органу ложные сведения о товаре. Зная, что сахар-сырец уже переработан, 6 и 12.12.1996 г. обращался с письмами в Курскую таможню с просьбой о продлении его хранения на СВХ. Согласно расчета отдела таможенных платежей на начало 1998 г. уклонение составляет 4268757384 руб., это превышает МРОТболее 50 млн. раз. В январе 1998 г. в соответствии со ст. 78 УК РФ истек срок давности привлечения к уголовной ответственности. Орган дознания, руководствуясь п. 3 ст. 5 и ст. 209 УПК РФ, вынес постановление о прекращении уголовного дела. По мнению сотрудников СК МВД России, проведение данной преступной комбинации без пособничества со стороны сотрудников ГТК РФ невозможно.
Уклонение от уплаты таможенных платежей посягает на финансовую систему государства и является видом налоговых преступлений. Поэтому в результате совершения как налоговых преступлений (ст. 198 и ст. 199 УК РФ), так и преступления, квалифицируемого по ст. 194 УК РФ объекту данных преступлений в случае непоступления в федеральный бюджет платежей в запланированном объеме и времени, причиняется один и тот же вред в виде:
- упущенной выгоды;
- невозможности выполнить государством финансовых обязательств расходной части бюджета в связи с полным или частичным отсутствием денежных средств;
- нанесение ущерба экономической безопасности государства.
Однако законодатель по-разному криминализирует эти деяния. Во-первых, криминализируя налоговые преступления, законодатель выделяет уклонение физического лица от уплаты налога и уклонение от уплаты налога с организаций, в то время как при уклонения от уплаты таможенных платежей такого разделения не предусмотрено.
Во-вторых, уголовная ответственность за уклонение физического лица от уплаты налога наступает при неуплате налога и(или) страхового взноса в размере, превышающем двести минимальных размеров оплаты труда. Выделен также особо крупный размер (ч. 2 ст. 198 УК) - пятьсот минимальных размеров оплаты труда. При уклонении от уплаты налога или страхового взноса с организации крупным размером признается сумма, превышающая одну тысячу, особо крупным - пять тысяч минимальных размеров оплаты труда.
При уклонении от уплаты таможенных платежей, взимаемых с физического лица и с организаций крупным размером признается сумма, превышающая одну тысячу, а особо крупным три тысячи минимальных размеров оплаты труда.
В-третьих, за совершение этих, по сути, идентичных преступлений предусмотрены различные санкции.
Таким образом, позиция законодателя в этих вопросах отличается значительным разнобоем и нелогичностью. Более приемлемым является подход законодателя к вопросу о криминализации налоговых преступлений как более дифференцированный и последовательный. Можно предложить законодателю сформулировать две нормы (за уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с физического лица; за уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации) аналогичных ст.ст. 198 и 199 УК РФ.
В определенной степени изложенные выше рассуждения подтверждается и тем, что по смыслу редакции статьи 188 УК РФ контрабандным товаром могут быть признаны любые товары, или предметы, если их стоимость превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда (см.: примечание к ст. 188 УК РФ). Статья 194 УК РФ, как уже отмечено, применяется, когда сумма неуплаченных таможенных платежей превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда. Таким образом, следует признать не соответствующей закону квалификацию, при которой ст. 194 УК РФ поглощается ст. 188 УК РФ.
В итоге получается парадоксальная ситуация: за одни и те же действия возможно в ряде случаев привлечь к уголовной ответственности по статье за контрабанду, являющейся более тяжким преступлением, и невозможно привлечь за неуплату таможенных платежей только исходя из суммы причинённого ущерба, а не объекта и предмета преступления.
Из анализа таможенного законодательства следует, что правонарушения, связанные с уклонением от уплаты таможенных платежей - это совершение действий, направленных на неправомерное освобождение от таможенных платежей или их занижение, либо направленных на необоснованный возврат уплаченных таможенных платежей, а равно неуплата таможенных платежей в установленные сроки при реальной возможности их уплаты, либо обращение в таможенные органы о предоставлении отсрочки или рассрочки уплаты таможенных платежей без намерений исполнить взятые на себя обязательства к установленным срокам, или заведомое представление ложных гарантий третьих лиц об обеспечении уплаты таможенных платежей.
Эти правонарушения раскрываются в нормах ТК:
по смыслу ст. 282 ТК РФ действия, направленные на неправомерное освобождение от таможенных платежей или их занижение - это заявление в таможенной декларации и иных необходимых документах недостоверных сведениях о таможенном режиме, стоимости либо стране происхождения товаров и транспортных средств или заявление иных недостоверных сведений, дающих основание для освобождения от таможенных платежей или занижения их размера;
ст. 283 ТК РФ «Действия, направленные на возврат уплаченных таможенных платежей, получение выплат и иных возмещений либо их невозвращение без надлежащих оснований»;
ст. 284 ТК РФ «Нарушение сроков уплаты таможенных платежей».
Из вышеизложенного следует, что рассматриваемые правонарушения совершаются путём неисполнения субъектом ВЭД возложенной на него законом юридической обязанности уплатить соответствующие таможенные платежи.
Однако, как уже отмечалось, по ст. 194 УК РФ крими-нализированы не все эти деяния, что связано с термином «уклонение», который, по нашему мнению, не полностью охватывает все эти виды правонарушений.
Ряд ученых юристов считают, что этим термином именно охватываются все эти правонарушения. Так, П. Яни считает, что важно обратиться к главе 39 ТК, где перечислено несколько видов нарушений, которые и составляют «уклонения» от уплаты таможенных платежей.
Так, гражданин Ц. используя свое служебное положение коммерческого директора АО «Продцентр», зная, что экспортируемый за пределы СНГ спирт по Российскому законодательству освобождается от акциза и налога на добавленную стоимость, прибыл в Акционерное общество открытого типа «Ферментный завод и, представившись представителем Акционерного общества «МСК» (Эстония, Таллин), которое не существует, предъявил фиктивную генеральную доверенность от АО «МСК», предложил заключить контракт с данной фирмой на поставку ей спирта-ректификата. Согласовав с администрацией завода условия сделки, он подписал с директором завода контракт на поставку АО «МСК» спирта этилового неденатурированного из пищевого сырья высшей очистки в количестве 30000 декалитров.
Продолжая реализацию своего преступного умысла, он предоставил в АООТ «Ферментный завод» заведомо фиктивную для него доверенность от АО «МСК» на имя Ц. и получил по актам об отгрузке и приемке спирта, двум товарно-транспортным накладным и счет-фактуре спирт в количестве 3914,44 декалитра по цене 42.275 руб. за декалитр, включая лицензионный сбор 18.975 руб. за декалитр, всего на сумму 165.482.951 руб.
В дальнейшем, аналогичным образом он получил спирт в количестве 3241,1 декалитра по цене 42.275 руб. за декалитр, включая лицензионный сбор 18.975 руб. за декалитр, всего на сумму 137.017.503 руб., в количестве 3146,2 декалитра по цене 76.650 руб. за декалитр, включая лицензионный сбор 18.975 руб. за декалитр, всего на сумму 241.156.230 руб., в количестве 2750,73 декалитра спирта по цене 76.630 руб. за декалитр и 3444,61 декалитра по цене 42.102 руб. 75 коп. за декалитр, включая лицензионный сбор 18.975 руб. за декалитр, всего на сумму 355.815.994 руб.
Часть спирта с не установленными следствием лицами был вывезен им в не установленные следствием места подмосковного региона, а другая часть - в ООО «ОСТ-АЛКО», расположенное в Ногинском районе Московской области.
Затем Ц. предоставил на АООТ «Ферментный завод» заведомо подложные международные товарно-транспортные накладный без даты и грузовые таможенные декларации с поддельными штампами и печатями Ошмянской таможни Республики Беларусь о фиктивном пересечении вышеуказанного спирта границ Республики Беларусь.
В результате на основании Законов РФ от 6.12.91 г. « Об акцизах» и «О налоге на добааченную стоимость» и Инструкций ГНС России № 43 от 22.07.96 г. «О порядке исчисления и уплаты акцизов» и № 39 от 11.10.95 г. «О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость» в стоимость спирта не вошли акциз и НДС: 456.032.260 руб. - за спирт, полученный; 377.588.150 руб. - за спирт, полученный 31.10.96г.; 907.285.425 руб.- за спирт, полученный 5.11.96 г. и 1.191.297.085 руб. - за спирт, полученный 14.11.96г. В результате был причинен крупный ущерб на сумму 2.932.202.920 руб.
Продолжая реализацию своего преступного умысла, он в рамках контракта 25 и 28 апреля 1997 г. загрузил в автоцистерны на заводе по актам об отгрузке и приемке спирт общим количеством 5188,37 декалитра по цене 80.626 руб. за декалитр, включая лицензионный сбор 20.872 руб. 50 коп. за декалитр, всего на сумму 418.317.520 руб., а также предполагал загрузить оставшиеся 8811,63 декалитров спирта по цене 80.626 руб. за декалитр, включая лицензионный сбор 20.872 руб. 50 коп. за декалитр, всего на сумму 710.446.480 руб. Однако, погрузка данного спирта не была осуществлена, а погруженный спирт не был вывезен с завода в связи с начавшейся на заводе проверкой УФСНП, т.е. по независящим от Ц. обстоятельствам.
Таким образом, в стоимость 14,0 тысяч декалитров спирта, который Ц. не вывез с АООТ «Ферментный завод» 28.04.97 г. по независящим от него обстоятельствам, не вошли акциз - 1.680.000.000 руб. и НДС - 503.309.800 руб., и крупный ущерб, который мог быть причинен в соответствии с Законами РФ от 6.12.91 г. « Об акцизах» и «О налоге на добавленную стоимость» и Инструкциями ГСН России № 43 от 22.07.96 г. «О порядке исчисления и уплаты акцизов» и № 39 от 11.10.95г. «О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость», который составил бы 2.183.309.800 руб.
Действия Ц. следствием квалифицированы по ч. 3 п. «б» ст. 159 УК РФ, однако суд совершенно обоснованно, на наш взгляд, переквалифицировал действия Ц. на ч. 3 п. «б» ст. 165 УК РФ.
Таким образом, несмотря на то, что противоправные действия Ц. касались освобождения от уплаты налогов при отгрузке продукции на экспорт, эти деяния не были квалифицированы по ст. 194 и по ст. 199 УК РФ.
Как уже отмечалось, это связано с несовершенством формулировки ст. 194 УК РФ, не позволяющей привлечь к уголовной ответственности по этой статье за действия, связанные с неправомерным освобождением от таможенных платежей.
В другом случае Московская автогрузовая таможня предоставила отсрочку по уплате пошлин Фонду социальной защиты и реабилитации инвалидов по слуху на 901 млрд. рублей, после того как 826 фирм, завозивших продукцию, от него отказались. Таможенники приняли гарантию от банка, что пошлина все-таки будет уплачена. Однако, когда подошел срок выплаты, выяснилось: весь уставный капитал этого коммерческого банка составляет 8 млрд. руб. и выплатить 901 млрд. банк не мог. Привлечь руководителей банка к уголовной ответственности по ст. 194 УК РФ также оказалось проблематичным. Исходя из этого можно предложить следующие формулировки ст. 194 УК РФ «Неправомерные действия, направленные на уклонение от уплаты, освобождение от уплаты, нарушение сроков уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица...».
Вместо перечисления неправомерных действий, можно использовать термин «злоупотребления», объединяющий эти и другие неправомерные действия. В этом случае формулировка статьи будет следующей «Злоупотребления, связанные с уплатой таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица...».
Объективная сторона деяния, предусмотренного ст. 194 УК РФ в нашей формулировке будет выражаться:
во-первых, в совершении действий, направленных на необоснованное освобождение от таможенных платежей или их занижение путем заявления в таможенной декларации и иных документах, необходимых для таможенных целей, недостоверных сведений о таможенном режиме, таможенной стоимости либо стране происхождения товаров и транспортных средств или заявление иных недостоверных сведений, дающих основание для освобождения от таможенных платежей или занижения их размера;
во-вторых, в совершении действий, направленных на возврат уже уплаченных таможенных платежей, получение выплат и иных возмещений или их невозвращение либо возвращение не в полном объеме без надлежащих оснований путем представления таможенному органу документов, содержащих недостоверные сведения1;
в-третьих, в неуплате таможенных платежей таможенному органу в порядке, размерах и в сроки, определяемые законодательством России или таможенными органами в пределах полномочий, предоставленных им законодательством, если такая неуплата произошла без уважительной причины, т. е. при реальной возможности их уплаты. (Неуплата таможенных платежей по не зависящим от воли плательщика обстоятельствам, лишившим его возможности внести таможенные платежи в установленный срок, объективной стороны данного преступления не образует.) Нарушение сроков уплаты таможенных платежей - это неуплата таможенных платежей до принятия или одновременно с принятием таможенной декларации. Если таможенная декларация не была подана в установленный срок, то сроки уплаты таможенных платежей исчисляются со дня истечения срока ее подачи. В некоторых случаях лицу, обязанному уплатить таможенные платежи, предоставляется отсрочка или рассрочка уплаты таможенных платежей. Такое решение принимается таможенным органом, производящим таможенное оформление. Отсрочка или рассрочка не должна превышать двух месяцев со дня принятия таможенной декларации.
Для преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, актуальным является изменение, внесенное в Общую часть
УК РФ, касающееся действия уголовного закона в пространстве. В теории и практике неоднократно ставился вопрос о возможности введения в уголовное законодательство правила, дающего возможность привлечения лиц, имеющих иностранное гражданство по российским уголовным законам, в случае совершения ими преступления за пределами российского государства, если совершение этого преступления нанесло ущерб экономическим, политическим или иным интересам России. В ч. 3 ст. 12 УК РФ такая норма установлена. Настоящее положение полностью отвечает международно признанным принципам борьбы с преступностью и действует на территории многих государств. Мы считаем некорректной постановку в ст. 13 УК РФ вопроса о невозможности выдачи российских граждан ни при каких условиях иностранному государству, если эти граждане совершили преступление на территории последнего. Думается, при наличии двухсторонних и многосторонних договоров, таких лиц за совершение преступления, имеющего состав аналогичный, изложенному в ст. 194 УК РФ, возможно было бы выдавать иностранному государству. Возражение, что это подрывает суверенитет России, несостоятельно.
Во-первых, многие страны мира при наличии соответствующих условий выдают преступников иностранному государству, и от этого они не перестают быть суверенными.
Во-вторых, возможность выдавать преступников иностранному государству при наличии с последним договорных обязательств отвечает интересам нашей страны, так как открывает возможность востребовать из-за рубежа преступников-иностранцев, совершивших тяжкие преступления внешнеэкономической направленности, которые нанесли значительный ущерб экономике России. Во многих материалах, связанных с совершением преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, граждане других государств, лица, имеющие двойное гражданство или не имеющие гражданство (апатриды), фигурируют достаточно часто.
Нормальной практикой, по нашему мнению, будет конфискация незаконных доходов, на территории других стран, полученных гражданами России вследствие уклонения от уплаты таможенных платежей. Например, ряд государств (США, Великобритания, Швейцария) имеют законодательство и соглашения о конфискации незаконных доходов на территории других стран и возврате денежных средств. К сожалению, Россия таких договоров не имеет. Законодательно процедура возвращения незаконно вывезенного имущества и денег не проработана.
Таким образом, анализируя ст. 194 УК РФ, мы отмечаем некоторые недостатки конструкции, выраженные в следующем:
- бланкетность нормы;
- отсутствие такого квалифицирующего признака как совершение преступления должностным лицом с использованием своего служебного положения;
- недостаточно продуманные санкции за уклонение от уплаты таможенных платежей и другие.

Заключение

Заканчивая рассмотрение данной темы можно сделать следующие выводы:
В соответствии с ТК РФ все лица на равных основаниях имеют право на ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из нее товаров и транспортных средств, в том числе при осуществлении внешнеэкономической деятельности, в порядке, предусмотренном Таможенным кодексом. Никто не может быть лишен этого права или ограничен в нем, за исключением случаев, предусмотренных Таможенным кодексом и другими законодательными актами Российской Федерации.
Объектом преступления является внешнеэкономическая деятельность.
Объективная сторона контрабанды заключается в перемещении через таможенную границу Российской Федерации товаров либо указанных в ст. 188 УК иных предметов и веществ при наличии хотя бы одного из указанных в данной статье признаков: помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием.
С субъективной стороны контрабанда предполагает наличие вины в форме прямого умысла. Виновный сознает, что незаконно перемещает товары или иные предметы через таможенную границу Российской Федерации, при наличии хотя бы одного из способов, указанных в ст. 188 УК, и желает переместить их через таможенную границу. Например, при контрабанде товаров с сокрытием их от таможенного контроля лицо сознает, что незаконно перемещает через таможенную границу те или иные товары и использует для этого тайник, затрудняющий их обнаружение, или придает одним товарам вид других и желает переместить через таможенную границу товары таким путем.
Для состава контрабанды не имеет значения, чем было обусловлено желание виновного незаконно переместить товары или иные предметы через таможенную границу Российской Федерации.
Субъектом контрабанды могут быть лица, достигшие 16-летнего возраста.
В ст. 188 УК установлена дифференцированная уголовная ответственность в зависимости от предмета контрабанды.
Говоря об уклонении от уплаты таможенных платежей, необходимо определить, какие же именно общественные отношения составляют их родовой и непосредственный объекты. В соответствии с новым уголовным законодательством рассматриваемое преступление отнесено к категории преступлений в сфере экономической деятельности (глава 22 УК). Экономическая система - это совокупность общественных процессов, происходящих на основе действующих в обществе имущественных отношений и организационных форм. Основные элементы экономической системы:
социально-экономические отношения, базирующиеся на сложившихся в обществе формах собственности на ресурсы и результаты хозяйственной деятельности;
организационные формы хозяйственной деятельности; конкретные экономические связи между хозяйствующими субъектами.
Объект экономических преступлений - это сложный, составной комплекс общественных отношений, защищаемых уголовным законом, имеющих как существенные сходные черты между собой, так и определенные различия. Под преступлениями в сфере экономической деятельности следует понимать общественно опасные деяния, посягающие на основы экономической системы государства. Поэтому родовым объектом уклонения от уплаты таможенных платежей является охраняемая уголовным законом система общественных отношений, возникающих по поводу осуществления нормальной экономической деятельности во ВЭД и поступления установленных законом налогов и иных платежей в федеральный бюджет.
Определяющим критерием разграничения статей 194 и 188 УК РФ является предмет преступления (предметом преступления ст. 188 являются товары или иные предметы в крупном размере, а ст. 194 - платежи за перевозимые товары в крупном и особо крупном размере). Кроме того, имеются отличия и в непосредственном объекте преступления.
Как показало исследование уголовных дел, неверная квалификация преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, объясняется:
- недостаточной профессиональной подготовленности правоприменителей - 30%;
- манипулированием нормами уголовного права в целях ужесточения или снижения тяжести наказания - 20%;
- несовершенством норм, устанавливающих ответственность за контрабанду ст. 188 УК РФ и за уклонение от уплаты таможенных платежей ст. 194 УК РФ - 50%.
Мы предлагаем следующие пути решения проблемы:
во первых, - разъяснение Верховного Суда России о разграничении составов преступлений, предусмотренных ст. 194 и ст. 188 УК РФ. Это наиболее быстрый и гибкий, но не лучший выход, так как, по всей видимости, следует уточнить редакцию ст. 194 и ст. 188 УК РФ. Верховный Суд России окажется в сложномположении - ему как органу, осуществляющему толкование, придется искать какой-то «скрытый» смысл в указанных статьях;
во-вторых, путь сложный с точки зрения юридической технологии, но более верный - законодательным образом внести изменения в УК, разграничив при этом контрабанду по видам.
В УК предусмотрен ряд норм, устанавливающих ответственность за нарушение налогового законодательства: ст. 198 «Уклонение физического лица от уплаты "Налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды» и ст. 199 «Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации». Непосредственным и единственным объектом преступления названных статей общественные отношения, складывающиеся в сфере финансовой деятельности государства по поводу формирования бюджета и сбора средств во внебюджетные фонды (пенсионные, страховые), образованные для исполнения государством обязательств в социальной сфере.
В УК имеются и другие статьи, при нарушении которых наносится вред общественным отношениям по поводу формирования федерального бюджета. Эти нормы с двумя и более равнозначными основными или дополнительными объектами преступления. Одним из них являются общественные отношения, складывающиеся в сфере финансовой деятельности государства по поводу формирования бюджета.
Значительную трудность представляют случаи квалификации преступных действий при наличии конкуренции специальных уголовно-правовых норм. В случае конкуренции двух специальных норм, одна из которых предусматривает ответственность при отягчающих обстоятельствах, а другая - ответственность при смягчающих обстоятельствах, приоритет должен отдаваться норме со смягчающими обстоятельствами.
В обоснование правильности позиции по рассматриваемому вопросу можно привести два аргумента. Во-первых, в соответствии со ст. 15 ст. 194 УК РФ не относится к категории тяжких преступлений. Это и дает основание в соответствующих случаях квалифицировать содеянное по статье, предусматривающей ответственность при смягчающих обстоятельствах. Во-вторых, все сомнения, возникающие при применении уголовно-правовых норм, в частности, при их конкуренции, должны толковаться в пользу обвиняемого (подозреваемого) лица.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года. М., 2005.
2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 02.05.2002 № 88-ФЗ (с изм. доп. от 2 декабря 2004 г. N 154-ФЗ ) // Собрание законодательства М., 2005.
3. Уголовный кодекс РФ, N 94-ФЗ (с изм. доп.от 04.07.2003 N 98-ФЗ) // Собрание законодательства М., 2005.
4. Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. N 1-ФЗ ( с посл измен. от 11 июня, 8 декабря 2003 г.) // Собрание законодательства М., 2005.
5. Таможенный кодекс Российской Федерации от 28.05.2003 № 61-ФЗ // Российская газета, № 106, 03.06.2003.
6. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 4439/01 от 29 марта 2002.// Собрание законодательства Российской Федерации. - 10 мая 2002 г. - №32.
7. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 9772/02 от 6 августа 2003.// Собрание законодательства Российской Федерации от 3 сентября 2003 г. - №49
8. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 4895/03 от 30марта 2004// Собрание законодательства Российской Федерации. – 5 апреля 2004 г. - №38.
9. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 4 от 3 марта 2001 // Собрание законодательства Российской Федерации. - 10 апреля 2001 г. - №34.
10. Бюллетень Верховного суда России. № 6. 1998. С. 13.
11. Аликперов Х.Д., Курбанова К.Ш. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности // Государство и право. 2000. N 1. С.59
12. Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Законность. 1999. № 5. С. 20.
13. Бахрах Д.Н. Таможенное право как институт административного права //Государство и право. 2004. №3. С.3.
14. Борисов К.Г. Международное таможенное право. М., 2003.
15. Волженкин Б. В. Комментарий Уголовного кодекса Российской Федерации. СПб., 1996. С. 211-212.
16. Волженкин Б. В. Принципы справедливости и проблемы множественности преступлений по УК РФ // Законность. 1998. № 12. С. 3
17. Волженкин Б. В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 182.
18. Галумов Э.А. Внешнеэкономическая деятельность предприятия: Учеб. пос.  М., 1999.
19. Гравина А. А. Уголовная ответственность за контрабанду // Комментарий судебной практики. Вып. 3. М., 1997. С. 141.
20. Горелик А. С., Шишко И. В., Хлупина Г. Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. С. 5.
21. Калмыков П. Д. Учебник уголовного права. Часть общая. - С-Пб., 1866. С. 382.
22. Козырин А.Н. Государственно-правовой механизм таможенной политики зарубежных стран. М., 1994.
23. Козырин А.Н. Таможенное право РФ. Общая часть.  М., 2004.
24. Козырин А. Н. Таможенное право России. Общая часть. М., 1995.С. 25.
25. Комментарий к Таможенному кодексу РФ / Под ред. А.Н. Козырина.  М., 2003.
26. Кот А.Г. Уголовная ответственность за преступления в сфере налогообложения. (По материалам России, Беларуси, Литвы и Польши): Дисс. ...канд.юрид.наук. - М., 1995. С. 23.
27. Лопашенко Н. А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1997. С. 11-12.
28. Новое уголовное право России: Учебное пособие. Особенная часть / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. М., 1996. С. 114.
29. Новый комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. И. Радченко. М., 1996. С. 242.
30. Михайлов В. И., Федоров А. В. Уголовная ответственность за контрабанду: Учебно-практическое пособие. СПб., 1997. С. 9.
31. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М., 1995. С. 818.
32. Сучков Ю. И. Ответственность за контрабанду по Уголовному кодексу Российской Федерации 1996 г. // Юридическая практика: Информационный бюллетень Центра права специального юридического факультета СПбГУ. 1996. № 4 (7). С. 72-73.
33. Перламутров В.Л. Ситуация более чем серьезная, но не безнадежная //Финансы. № 2. 1996. С. 36.
34. Поздышев С.В. Основные начала науки уголовного права. - М., 1912. С. 938.
35. Российское таможенное право: Учебник //Под ред. Б.Н.Габричидзе. М. 2003.
36. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 131
37. Финансы. Денежное отношение. Кредит: Учебник. Под ред. Л А Дробозиной. - М.: Финансы, ЮНИТИ. 1997. С. 63.
38. Юридическая практика: Информационный бюллетень Центра права специального юридического факультета СПбГУ. 1995. № 1. С. 41-42.
39. Яни П. Уголовная ответственность за таможенные нарушения. Закон. 1995. № 3. С. 94.


Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат