Контрольная работа по биоэтике

Этическая теория, известная как утилитаризм, получила свою имеющую наиболее решающее влияние формулировку в XIX столетии благодаря британским философам Джереми Бентаму (1748-1832) и Джону Стюарту Миллю (1806-1873).

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Задание 1……………………………………………………………….………..3
Задание 2………………………………………………………………….……..7
Задание 3…………………………………………………………………….…..9
Задание 4………………………………………………………………………..12
Список литературы……………………………………………………………..15

1. Что такое утилитаризм? Кто является основоположником этого учения? Как используется данная этическая теория в области медицинской и фармацевтической этики?

Этическая теория, известная как утилитаризм, получила свою имеющую наиболее решающее влияние формулировку в XIX столетии благодаря британским философам Джереми Бентаму (1748-1832) и Джону Стюарту Миллю (1806-1873). Бентам и Милль не выработали идентичных теорий, но обе их версии пришли к тому, что характеризуют как "классический утилитаризм".
Утилитаризм - этическая теория, утверждающая, что правильный поступок тот, который вызывает наибольшее возможное благо. Согласно Джону Ролзу, в этике имеется две основные концепции - это концепция правильности и концепция блага. Концепция морально ценного человека выводится из них. Структура этической теории, по большей части, зависит от того, как в теории определяются и увязываются эти два понятия. Для утилитаризма, как телеологической теории, благо определяется независимо от правильности, и тогда правильность определяется как то, что максимизирует благо. В противоположность этому приоритет правильности является центральной особенностью этики Канта (как деонтологической теории). Итак, в утилитаризме благо определяется независимо от правильности. Это означает, что эта теория рассматривает наши обдуманные суждения по поводу того, какие вещи представляют благо (наши оценочные суждения); в качестве отдельного класса суждений, интуитивно отмеченных здравым смыслом, и далее выдвигает гипотезу, что правильность - это максимизация уже известного блага.
В соответствии с этим; "утилитаристские теории можно различать, во-первых, по тому, что они считают благом (теории ценностей) и, во-вторых, по их определённым стратегиям максимизации блага". Но все версии утилитаризма имеют общую характерную черту - обуславливать, в конечном счете, моральную правильность всецело с точки зрения последствий действия, не обращая внимания на то, каково действие само по себе (например, ложь) или каковы характер или намерение субъекта действия.
В рамках утилитаризма наиболее известными являются три теории ценностей, (1) Гедонизм, отстаиваемый классиками утилитаризма Бентамом и Миллем, есть взгляд, в соответствии с которым благом является удовольствие (и отсутствие страдания), или счастье. Эта теория принимает во внимание удовольствия всех типов, включая утончённые удовольствия, подобно тем, что сопровождают чтение великой литературы, осуществление благотворительных поступков и дружбу.
(2) Альтернативный взгляд, плюрализм, считает, что благо состоит из нескольких видов по природе ценных вещей, хотя различные теоретики имеют разные списки. Среди часто включаемых классов ценных вещей присутствуют дружба, красота, знание, любовь и, как предлагают в медицине, здоровье.
(3) Другой альтернативой является утилитаризм предпочтения, который просто требует одного: максимизировать удовлетворение актуалъных предпочтений или желаний индивидуальных лиц, какими бы они ни были. Этот взгляд иногда играет роль в анализе политики здравоохранения или в суждениях о справедливом распределении ресурсов.
Существует два основных подхода к максимизации блага. (1) Утилитаризм действия применяет идею максимизации блага к индивидуальным действиям в индивидуальных обстоятельствах.
(2) Утилитаризм правила полагает, что мы должны применять идею максимизации блага к общим практикам, а не к индивидуальным действиям.
Рассмотрим перечисленные выше подходы подробнее.
Основанием утилитаризма является единственный и очевидно простой принцип. Милль называет его "принципом полезности" и формулирует следующим образом: "Поступки являются правильными соответственно, когда они имеют тенденцию содействовать счастью, неправильными, когда они имеют тенденцию приносить противоположное счастью". Под словом "счастье" он подразумевает удовольствие и отсутствие страдания; под словом "несчастье" - страдание и лишение удовольствия. Милль утверждает, что "только удовольствие и отсутствие страдания желательны сами по себе, как цель, а что всё прочее желательное... желательно или потому, что заключает в себе удовольствие, или потому, что составляет средство для получения удовольствия и устранения страдания".
Этот принцип сосредоточивает внимание скорее на последствиях действий, чем на некоторой особенности самих действий. "Полезность" поступка определяется величиной приносимого им счастья. Таким образом, не действие само по себе является правильным или неправильным. Не является действие правильным или неправильным благодаря надеждам, намерениям или прошлым поступкам действующего лица. Единственно одни последствия обладают значимостью.
Ключевое понятие в обеих формулировках - понятие "счастье". Бентам буквально отождествляет счастье с удовольствием, удовольствием любого вида. Цель этики, следовательно, увеличивать общую сумму удовольствия в мире в наиболее возможном объеме. Чтобы облегчить это, Бентам рекомендует использование "исчисления удовольствия и страдания", в котором характеристики удовольствия, такие как интенсивность, продолжительность и количество страдающих людей, измеряются и устанавливаются числовые значения. Для того чтобы определить, какое из нескольких возможных действий является правильным, нам требуется только определить, какое действие получит наивысший численный счёт.
Милль также отождествляет счастье с удовольствием, но он отличается от Бентама в большей степени. В отличие от Бентама, он настаивает, что некоторые удовольствия "выше", чем другие. Так, интеллектуальные удовольствия будут выше, говорит он, чисто чувственных удовольствий. Эта разница в понятии удовольствия может стать важной в медицинском контексте.
И Милль и Бентам рассматривают счастье как внутреннее благо. То есть, счастье является чем-то добрым само по себе, или как таковое. Действия, по контрасту, являются добром лишь в той мере, в какой они имеют тенденцию содействовать счастью. Они, следовательно, являются добрыми только опосредованно. Такой взгляд, в соответствии с которым единственным внутренним благом является удовольствие (и отсутствие страдания), или счастье, получил наименование гедонизма.
Многие утилитаристы согласны, что, в конечном счете, мы должны отдавать предпочтение производству нейтральных по отношению к агенту действия, или внутренних, ценностей таких ценностей, которые не варьируются от человека к человеку. Например, ни подвергаться, ни делать аборт не является внутренне хорошим. Тем не менее, многие люди будут оправдывать аборт как внешне хороший в некоторых обстоятельствах; например, в качестве средства в целях предохранения жизни и здоровья беременной женщины, которые являются внутренними благами. Среди утилитаристских теорий внутренней ценности проводят главное различие между гедонистскими (их мы обсуждали выше) и плюралистскими утилитаристами.
Некоторые современные формулировки утилитаризма отвергли идею, что счастье, безразлично как его определяют, есть единственное внутреннее благо, которому действия должны содействовать. Критики классического взгляда привели доводы, что перечень вещей, которые мы признаём как ценные сами по себе, следует расширить, включив такие вещи, как знание, красоту, любовь, дружбу, свободу и здоровье. В соответствии с этим плюралистским взглядом, применяя принцип полезности, мы должны учитывать полный ряд благ, которым действие, вероятно, должно содействовать. Таким образом, правильное действие - это действие, от которого можно ожидать содействия наибольшей сумме внутренних благ.

2. Поясните, что такое «суррогатное материнство?» Разрешено ли в нашей стране использование этого метода? В чем этическая проблема данного метода?

Моральные и юридические проблемы, связанные с практикой суррогатного материнства, оказались особенно сложными. В России пока не принято законов, запрещающих суррогатное материнство.
Противники суррогатного материнства считают, что оно превращает детей в подобие товара, создавая ситуацию, в которой богатые люди смогут нанимать женщин для вынашивания своих потомков; они утверждают также, что материнство становится при этом договорной работой, поэтому стремление к выгоде может возобладать здесь над соображениями пользы для договаривающихся сторон. Кроме того, многие феминистки думают, что такая практика будет способствовать эксплуатации женщин, а некоторые церковные группы усматривают в ней дегуманизирующую, безнравственную тенденцию, подрывающую святость брака и семьи. Существуют также опасения, что некоторых суррогатных матерей может психологически травмировать необходимость отдать "своего" ребенка после установления той связи с ним, которая создалась во время 9-месячной беременности и родов (даже если вначале женщине казалось, что она сможет расстаться с таким ребенком без особых переживаний).
Сторонники использования суррогатных матерей, конечно, смотрят на эту практику совсем по-иному. Они указывают на то, что для семьи, бездетной из-за неспособности жены зачать или выносить плод, это единственный способ получить ребенка, который будет генетически "своим" для мужа. Они отмечают также, что подобная процедура, позволяющая произвести на свет желанное дитя, по сути дела не так уж сильно отличается от усыновления. По их мнению, это не коммерциализация деторождения, а глубоко человечный акт любви и сотрудничества. Этот акт связан, конечно, с потенциальными опасностями для суррогатной матери, но она способна их оценить и может сознательно пойти на риск; таким образом, решение о заключении контракта не будет для нее более рискованным, чем для многих других женщин, выбирающих себе не совсем безопасные занятия.
Сторонники суррогатного материнства не считают его формой эксплуатации женщин; они утверждают, что женщина, добровольно решившая стать суррогатной матерью, получает за выполнение этой роли достаточную материальную компенсацию, а также моральное удовлетворение от приносимой обществу пользы.
Сравнительно мало было сказано о ребенке в таких ситуациях. Ребенок может унаследовать от суррогатной матери генетические дефекты (за исключением довольно редких случаев, когда в ее матку имплантируют оплодотворенную in vitro яйцеклетку от той самой женщины, вместо которой для вынашивания плода пришлось нанять другую). Некоторые из таких дефектов, к сожалению, не могут быть выявлены современными методами. Возможно также повреждение плода в результате неосторожности суррогатной матери - например, если она будет во время беременности употреблять наркотики или недостаточно хорошо питаться. Столь же важны, но остаются пока без ответа вопросы психологической адаптации ребенка. Если ребенку объяснят (или он случайно узнает), что его родила не мать, а другая женщина, не станет ли это для него источником проблем или тягостных переживаний? А если контакты ребенка с этой женщиной будут продолжаться и после его рождения (так бывает, когда суррогатная мать - родственница или близкий семье человек), то как это может сказаться на ребенке в дальнейшем?
Специальная комиссия Американского общества по борьбе с бесплодием (1986) выразила по поводу "суррогатного материнства" серьезные сомнения этического характера, которые не могут быть сняты, пока не будет получено достаточных данных для оценки опасности и возможных преимуществ обсуждаемой процедуры. Ввиду этих сомнений упомянутое общество рекомендует использовать суррогатное материнство только в порядке клинического эксперимента при соблюдении следующих условий:
1. Необходимо собрать достаточные сведения о психологическом воздействии всей процедуры на суррогатных матерей, на использующие их супружеские пары и на рождающихся детей.
2. Особое внимание следует уделить тому, чтобы супруги и суррогатная мать дали добровольное согласие на процедуру, располагая всей необходимой информацией.
3. Отец и суррогатная мать должны быть тщательно проверены в отношении инфекционных заболеваний и генетических дефектов.
4. Оплата услуг специалистов - врачей, адвокатов и др. - должна ограничиваться обычными для них гонорарами; они не должны получать комиссионные за подбор участников и организацию всей процедуры.
Несмотря на такие рекомендации, в ряде случаев суррогатное материнство будет, несомненно, организовано на менее строгих условиях (и менее профессионально). Сейчас уже очевидно, что для некоторых женщин, предлагающих свои услуги в качестве суррогатных матерей, главным стимулом служат деньги, и это может толкать их на предоставление ложных сведений о состоянии здоровья или обстоятельствах жизни.

3. Какова цель фармацевтической деятельности? В чем заключается центральная биоэтическая проблема фармации?

Центральной биоэтической проблемой фармации является цель фармацевтической деятельности. В настоящее время она определяется постулатами классического маркетинга. Поэтому рассмотрим модель системы фармацевтического маркетинга.
Цель этой системы - получение прибыли за счет удовлетворения специально сформированных запросов покупателей с использованием манипулирования их восприятием, сознанием, психикой и потребительским поведением.
Манипулирование восприятием, сознанием, психикой и потребительским поведением часто осуществляется с использованием неэтичной рекламы, путем создания ажиотажного спроса и с помощью других приемов. Например, несколько лет назад была инициирована кампания в СМИ, целью которой было внушить населению, что надвигается эпидемия гриппа и ОРВИ, хотя компетентные органы такой информацией не располагали. Население поддалось этой кампании и стало судорожно запасаться лекарствами.
В итоге спрос резко увеличился, цены возросли, и в конце концов население выбросило свои запасы на помойку, обогатив дистрибьюторов и производителей лекарств от гриппа и ОРВИ.
Ярким примером беззастенчивого давления на потребителя для собственной наживы было использование дельцами от фармации биотеррористического акта осенью 2001 г. в США,
Америка была в шоке. Но
кое-кто воспользовался ситуацией и стал рассылать в разные страны конверты с каким-то белым порошком. Население было испугано и бросилось закупать антибиотики. Дельцы от фармации получили значительные барыши. Таких примеров, к сожалению, много.
Примечательные факты, свидетельствующие о позициях транснациональных фармацевтических корпораций, лоббирующих продвижение на рынок недостаточно изученных или недостаточно безопасных ЛС, уже приведены на страницах ряда изданий. Так, газета «Медицинский вестник» (2001 г., ? 16 (179) опубликовала признание директора Центра лекарственных препаратов США Джанет Вудлок. Она признала, что «нельзя отрицать факта экономического давления фирм на экспертов с целью скорейшего получения одобрения лекарства и быстрого выпуска его на рынок».
Фармацевтические компании теперь только официально доплачивают Администрации по контролю за пищей и лекарствами США (FDA) потребительскую премию по 309 тыс. 647 долл. за каждое новое утвержденное лекарство. Деньги компаний покрывают около 50% затрат FDA. Экономическое давление усиливается политическим лоббированием как на уровне руководства страны (президент и Конгресс), так и на низших эшелонах власти. По данным журналистского расследования лауреата Пулитцеровской премии Дэвида Уилмана, в течение последнего десятилетия фармацевтические компании делали многомиллионные вклады в политические кампании главных политических партий и кандидатов в Белый дом и в обе палаты Конгресса.
Создается впечатление, что, стремясь, казалось бы, к благой цели ускорения создания лекарств для лечения серьезных или угрожающих состояний, некоторые фармацевтические фирмы в погоне за максимальной прибылью лоббируют свои интересы во всех звеньях, где это только возможно, применяя порой и недозволенные приемы, оставляя на втором плане интересы и законные права пациентов, а также ставя под удар медицинских работников.
В качестве приемов «выжимания» прибыли с риском для здоровья пациентов можно привести немало примеров, связанных с умолчанием о возможных побочных эффектах приема лекарственных препаратов, запаздыванием объективной реакции на такие случаи, необъективной агрессивной рекламой и т.п.
Так, передозировка парацетамола, наводнившего под сотнями фирменных названий весь мир (панадол и т.п.), вызывает тяжелые
поражения печени и может привести к летальному исходу. Реклама же, адресованная в первую очередь родителям, активно внушает мысль о его «безвредности».
При переходе России к рыночным механизмам хозяйствования не рассматривались негативные последствия реализации классического маркетинга в сфере фармации. Умалчивалось или, во всяком случае, не акцентировалось, что маркетингу свойственно манипулирование восприятием, сознанием, психикой потребителей и их потребительским поведением для формирования искусственного спроса и вздувания цен. Эту задачу в маркетинге решает система формирования спроса и стимулирования сбыта.
Нормально ли, что только в отношении менее 15% обращающихся на фармацевтическом рынке лекарств доказаны безопасность, эффективность и экономическая целесообразность использования. Все остальные препараты вызывают сомнения. В связи с такой ситуацией возникло даже новое направление в фармации - доказательная фармакотерапия.

5. Охарактеризуйте основные положения «Конвенции о правах человека и биомедицине», принятой комитетом Министров Совета Европы.

Стороны настоящей Конвенции защищают достоинство и индивидуальную целостность человека и гарантируют каждому без исключения соблюдение неприкосновенности личности и других прав и основных свобод в связи с применением достижений биологии и медицины (ст. 1).
Интересы и благо отдельного человека превалируют над интересами общества или науки.
Стороны, исходя из имеющихся потребностей и ресурсов, принимают необходимые меры, направленные на обеспечение в рамках своей юрисдикции равной для всех членов общества доступности медицинской помощи приемлемого качества.
Всякое медицинское вмешательство, включая вмешательство с исследовательными целями, должно осуществляться в соответствии с профессиональными требованиями и стандартами (ст. 2 – 4).
Медицинское вмешательство может осуществляться лишь после того, как соответствующее лицо даст на это свое добровольное информированное согласие (ст. 5).
Каждый человек имеет право ознакомиться с любой собранной информацией о своем здоровье. В то же время необходимо уважать желание человека не быть информированным на этот счет (ст. 10).
Любая форма дискриминации в отношении лица по признаку его генетического наследия запрещается (ст. 11).
Исследования на людях проводятся только при соблюдении следующих условий:
i. не существует альтернативных методов исследования, сопоставимых по своей эффективности;
ii. риск, которому может быть подвергнут испытуемый, не превышает потенциальной выгоды от проведения данного исследования;
iii. проект предлагаемого исследования был утвержден компетентным органом после проведения независимой экспертизы научной обоснованности проведения данного исследования, включая важность его цели, и многостороннего рассмотрения его приемлемости с этической точки зрения;
iv. лицо, выступающее в качестве испытуемого, проинформировано об имеющихся у него правах и гарантиях, предусмотренных законом;
v. получено явно выраженное, конкретное письменное согласие, предусмотренное в статье 5. Такое согласие может быть беспрепятственно отозвано в любой момент (ст. 16).
Создание эмбрионов человека в исследовательских целях запрещается (ст. 18).
Изъятие у живого донора органов и тканей для их трансплантации может производиться исключительно с целью лечения реципиента и при условии отсутствия пригодного органа или ткани, полученных от трупа, и невозможности проведения альтернативного лечения с сопоставимой эффективностью.
Должно быть получено явно выраженное и конкретное согласие, предусмотренное в статье 5. Такое согласие должно даваться либо в письменной форме, либо в соответствующей официальной инстанции (ст. 18). Тело человека и его части не должны в качестве таковых являться источником получения финансовой выгоды (ст. 21).

Список литературы

1. Введение в биоэтику / Под ред. В. И. Бахмина. М., 1998.
2. Орлов А. Н. Основы клинической биоэтики. М., 2000.
3. Яровинский М. Я. Медицинская этика (биоэтика). М., 2008.


Скачиваний: 2
Просмотров: 6
Скачать реферат Заказать реферат