Джохар Мусаевич Дудаев

Уроженец Чечено-Ингушской АССР, чеченец. Родился в 1944 году, в том самом, когда все чеченцы были высланы по приказу Сталина в Казахстан и Среднюю Азию. Здесь и провел детство вплоть до хрущевского разрешения чеченцам и ингушам вернуться на родину.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Джохар Мусаевич
Дудаев


Djohar Dudaev

( 15.04.1944 года - 22.04.1996 года )

Россия

Уроженец
Чечено-Ингушской АССР, чеченец. Родился в 1944 году, в том самом, когда все
чеченцы были высланы по приказу Сталина в Казахстан и Среднюю Азию. Здесь и
провел детство вплоть до хрущевского разрешения чеченцам и ингушам вернуться на
родину в 1957 году.


В
свое время закончил курс физмата, затем - Тамбовское высшее военное авиационное
училище имени М.Расковой и в 1977 году - Военно-воздушную академию имени
Гагарина. В 1968 году вступил в КПСС и из партии формально не выходил. Жена -
художница, трое детей, дочь и двое сыновей.


С
детства запомнился сверстникам как слишком горячий даже для чеченца человек
(впрочем, позднее, по свидетельству окружающих, Дудаев научился сдерживать
эмоции и выглядеть весьма хладнокровно во всех ситуациях), был человеком
довольно прямолинейным, не лишенным честолюбия, граничащего с амбициозностью.
Вероятно, именно это помогло ему добиться довольно редкого для представителя
его национальности продвижения по военной службе - до должности командира
дивизии. Более того, он - первый генерал-чеченец в Советской Армии.


Сослуживцами
характеризовался как жесткий, вспыльчивый, резкий человек, у которого даже
почерк нервный: когда он писал, то чернила брызгали во все стороны, а бумага
подчас рвалась. Его также нередко упрекали в авторитаризме и властолюбии. По
словам его заместителя Юсупа Сасламбекова, Дудаев прослыл среди эстонцев (его
дивизия была дислоцирована в Тарту) "мятежным генералом", будто бы
отказавшимся в свое время выполнять приказ о блокировании телевидения и
парламента Эстонии.


Не
удалось установить, было ли это в действительности, но по отзывам тех, кто
служил с ним в прежние годы, полковник Дудаев был более чем лоялен по отношению
к КПСС. Весьма агрессивно, по словам одного из служивших под его началом
политработников, "он учил замполитов, как партию любить": "Вы
призваны служить партии как цепные псы, которых спустил ЦК и платит за это
деньги!".


Впрочем,
он считал, что сделал для этой партии больше, чем она для него.


Дудаев
вышел в отставку в мае 1990 года, когда, как рассказывали, с просьбой об этом к
нему обратились приехавшие в Тарту чеченцы, и возглавил оппозиционный властям
Исполком Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН). По сути, он
пришел к власти на волне народного восстания, после того как 19 августа 1991
года Исполком в первые же часы путча встал на сторону российского парламента и
Президента Ельцина. Парламент же республики опомнился лишь 21 августа и принял
постановление, осуждающее ГКЧП, но было поздно. Площадь Свободы заполнилась
народом. Строили баррикады. Набирали в "национальную гвардию".


В
итоге исполком ОКЧН разогнал ВС республики и чуть ли не под руки вывел из
здания бывшего председателя ВС Доку Завгаева. Черную работу революции выполняли
национальные гвардейцы - вооруженные отряды добровольцев, созданные
председателем исполкома ОКЧН генералом Дудаевым. Таким образом власть оказалась
у него, и ВС России стал перед дилеммой - признавать или не признавать:
нелегитимность нового и по началу воспринимаемого как союзнический режима была
неоспорима.


Однако
вскоре дилемма разрешилась сама собой: после нескольких жестко заявленных
Дудаевым требований о предоставлении Чечне полной независимости от России Белый
дом в не менее жестких выражениях осудил его режим в постановлении от 8.10.91
г. Президиума ВС РСФСР и ВС от 10.10.91 г. "О политическом положении в
Чечено-Ингушетии". В ответ Грозный объявил о назначении на 27 октября
выборов парламента и президента республики, чем отбил атаки юристов: Дудаев
вскоре вполне законно был избран президентом.


2
ноября 1991 года по официальной формуле "в результате длительной
национально-освободительной борьбы чеченского народа" было провозглашено
"Чеченское государство".


Сторонники
Дудаева выразили радость по поводу выбора Дудаева президентом пальбой из
охотничьих ружей, автоматов, пулеметов и пистолетов в центре Грозного.


Чеченцы
полностью встали на сторону генерала. Редактор газеты "Свобода" Леча
Яхъяев писал о Дудаеве: "Он не такой, как мы все. За душой у него ни
гроша, не стоит за ним и мощный семейно-родовой клан, и самое страшное - он
честен". Его бывшие сослуживцы также не склонны были подозревать его в
нарушении второй заповеди: никто не может утверждать, говорил один из его
подчиненных, что он был хапугой. В любом случае, генерал Дудаев служил для
активистов национального движения олицетворением "нового лидера": военная
косточка, "твердая рука" и демократическая репутация.


Впрочем,
по мнению некоторых специалистов, речь шла не о широкомасштабном смещении
ценностей чеченцев, а о личных амбициях Дудаева и связанных с ним лиц, вокруг
требований которых локализовалось общее недовольство положением дел в стране.
Характерны в этой связи слова судьи Шепы Гадаева: "Дудаев - честный
человек, не связанный с нашей коррумпированной на всех уровнях системой, не
впутан в круговую поруку родовых, корыстных номенклатурных связей. Изменить эту
жизнь могут только такие энергичные и бескорыстные люди". Это подтверждают
и российские аналитики: "Национальную идею он не выбирал, это она его
выбрала. Д.Дудаев пришел гостем на съезд чеченцев и был избран председателем
Исполкома".


С
тех пор, как Дом политпросвещения на следующий день после штурма генерал
передал Исламскому институту, продолжались различные спекуляции о
"мусульманской составляющей" его политики. Некоторые аналитики
полагали, что Дудаев на самом деле - готовый лидер для движения исламского
фундаментализма. Поведение, высказывания, политика бывшего правоверного
коммуниста казались многим подтверждением этой мысли: от экзотических деталей
вроде того, что под угрозой уголовного наказания Дудаев запретил практику
мужчин-гинекологов, - до настойчивых поисков контактов с мусульманскими
республиками бывшего СССР, мусульманским миром зарубежья.


Любопытно,
что именно партия "Исламский путь" выдвинула отставного генерала
кандидатом в президенты: "Своим кандидатом в президенты Чеченской республики
партия "Исламский путь" выдвигает Дудаева Д.М. Лишь избрание Дудаева
президентом Чеченской республики стабилизирует обстановку, исключит возможность
клановой оппозиции, приведет республику к демократическим реформам", -
говорилось в решении Совета этой партии. "Волею Аллаха и народа я стал
первым Президентом Чеченской республики", - такова была первая фраза
Дудаева на последовавшей после предварительного подсчета голосов
пресс-конференции.



мусульманин, - утверждал сам Дудаев, - эта религия мне близка с детства. Я не
соблюдаю часы молитвы и обращаюсь к Аллаху обычно в душе. Прошу уберечь от зла,
пороков, нечисти".


Однако
многие внимательные политологи считали, что ислам в его политике - ширма, а
Дудаев упрямо искал поддержки мусульманского мира для борьбы за гегемонию Чечни
на Кавказе и создание под ее эгидой некоего "Содружества государств и
народов Великого Кавказа", а также на случай возможного серьезного
столкновения с метрополией. Именно конфликт с Россией определял императивы внешней
и внутренней политики генерала-президента.


Кандидат
в президенты Джохар Дудаев строил свою предвыборную программу на главном
тезисе: суверенитет вне России. Дудаев, в свою очередь, вызывал в Москве
опасения не только ярко выраженным экстремизмом в достижении независимости, но
и угрозами начать террор в России в случае нападения последней на Чечню. Чего
он сам, впрочем, не скрывал, говоря: "Тех, кто в Белом доме отдает
совершенно безумные приказы и готов устроить на нашей земле глобальное
кровопролитие, - смею заверить еще раз: мы нанесем страшный удар. 30 минут
будет достаточно, чтобы была гора трупов. И горе матерей русских солдат
окажется безмерным".


Что
касается других аспектов политики Дудаева, то ее характеризовали два фактора:
стремление Чечни доминировать на Северном Кавказе и жесткий прессинг по
отношению к оппозиции. Среди аналитиков более чем характерными считались в этой
связи следующие высказывания генерала-президента: "Мы не забываем о том,
что на нас лежит ответственность за судьбу братских нам народов Кавказа.
Объединение народов Кавказа в единое сообщество равноправных единственно верный
и перспективный путь в будущее. Мы, и я лично, придаем особое значение вопросу
единения Кавказа. Мы обязаны стать инициаторами такого единения, ибо находимся
в центре интересов народов нашего горного края как географически, экономически,
так и этнически". Дудаев считал, что такой путь имеет и хорошую
экономическую базу: "Мы намерены перейти на собственные деньги, ведь у нас
богатая земля, по запасам полезных ископаемых, плодородию почвы, климату мы
едва ли не самые богатые в мире. Только экспорт республика осуществляет в 140
стран".


Впрочем,
объективные показатели были менее оптимистичны. Несмотря на то, что
Чечено-Ингушетия являлась, по сути, монополистом в производстве авиационных
масел, обеспечивая более 90 процентов их потребления в СНГ, в республике 200
тысяч трудоспособных не имели работы. В нескольких населенных пунктах
насчитывалось до 80 -90 процентов безработных. Чечено-Ингушетия занимала
последнее 73 место в СНГ почти по всем жизненно важным показателям. По детской
смертности - второе с конца.


Поэтому
не случайно, что президент усиливал поиски путей увеличения помощи из-за
границы, в частности, - в организации нефтяной промышленности и получении
арабских кредитов. Так, в августе 1992 года по приглашению короля Саудовской
Аравии Аравин Фахд бен Абдель Азиза и эмира Кувейта Джабар эль Ахдед ак-Сабаха
он посетил эти страны. Ему был оказан теплый прием, однако в просьбе признать
независимость Чечни было отказано. Но ощутимый пропагандистский эффект от этого
визита все же был. Особенно на фоне нарастающих трудностей России на Северном
Кавказе.


По
отношению к России генерал-президент применял постоянно меняющуюся тактику - от
подчеркнутой лояльности в рамках экономических отношений (не без регулярных
угроз, однако, пересмотреть такую политику) до довольно жестких акций в рамках
отношений политических. Его сторонники заявляли, что "формально мы
находимся в состоянии войны с Россией с 1859 года, ведь никакого договора тогда
подписано не было". Некоторые специалисты программными считали его слова,
которые он, часто повторял: "В случае агрессивных действий России против
чеченского народа встанет на дыбы весь Кавказ. И Россия надолго потеряет
спокойную жизнь. Видя, что над чеченским народом совершается откровенное
насилие, поднимется и весь мусульманский мир. Чечня - это центр трехсотлетнего
противостояния Кавказа и России".


Любопытная
деталь: Дудаев вместо памятника Ленину в Грозном решил поставить памятник
Хрущеву - Никита Сергеевич возвратил чеченцев на родину. Генерал заявлял о
своем большом уважении к Михаилу Горбачеву. В свое время он предлагал также
политическое убежище бывшему лидеру ГДР, преследовавшемуся юстицией ФРГ, Эриху
Хонеккеру: "Спасти и защитить одного обездоленного старика для нас
нетрудно".


Дудаев
- был хорошим спортсменом, отличным семьянином. Одна из местных газет называла
его посланцем Бога. Иногда его называли и "чеченским Ельциным".


О
личной жизни генерал обычно не распространялся.


Однажды
он рассказал, впрочем: "После того, как я занялся политикой, личной жизни
у меня нет. В семье все любят живопись, моя супруга модельер, очень много
рисует. Я люблю музыку, поэзию Лермонтова, Пушкина, поэтов-декабристов, русских
писателей-классиков - Толстого, Чехова... Занимаюсь каратэ, и мой учитель с
черным поясом всегда со мной".

Список литературы

Для
подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.peoples.ru/



Скачиваний: 1
Просмотров: 0
Скачать реферат Заказать реферат