Биография и роль философии Ницше в культуре XX века

Одной из самых таинственных фигур в истории европейской неклассической мысли является Фридрих Ницше. Философия жизни, основоположником которой он считается, родилась в эпоху кризиса девятнадцатого века.

ВНИМАНИЕ! Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками (вместо pic), графиками, приложениями, списком литературы и т.д., необходимо скачать работу.

Содержание

Введение 3
1. Биография и роль философии Ницше в культуре XX века 4
2 Стиль и популярность философии Ницше 10
3 Влияние культурфилософии Ф. Ницше на культуру XX века 12
Заключение 19
Список литературы 20

Введение

Одной из самых таинственных фигур в истории европейской неклассической мысли является Фридрих Ницше. Философия жизни, основоположником которой он считается, родилась в эпоху кризиса девятнадцатого века. В те времена многие мыслители начали восставать против традиционного рационализма, отрицая самую его основу – разум. Появляется разочарование в идее прогресса. Существующие способы и методы познания подвергаются серьезной критике как ненужные для человека и не имеющие значения для смысла его жизни. Происходит своеобразный «бунт против разума». В качестве критерия философствования выдвигается принцип связи с личностью, с ее чувствами, настроениями, переживаниями, с безвыходностью и трагичностью ее существования. Отношение к разуму и рационалистическим системам становится негативным, поскольку в их сторону выдвигается обвинение в невозможности ориентировать человека как в жизни, так и в истории. Такой стиль мышления начинает доминировать в Западной Европе. Философия жизни Ницше является ярким тому примером.
Все вышесказанное обуславливает актуальность темы работы на сегодняшний день
Цель работы – охарактеризовать философию Ницше в культуре ХХ века

1. Биография и роль философии Ницше в культуре XX века

Фридрих Ницше по праву является одним из наиболее знаменитых философов современности. Этот философ, как ни один другой, воздействовал не только на философию, но и на культуру - на литературу, искусство, и вообще на всю жизнь людей, способствуя политическим катаклизмам XX в. Хотя сам Ницше - личность весьма парадоксальная, и напрямую связывать его с теми явлениями, которые произошли в Германии, достаточно сложно. Называя Ницше философом, мы также утверждаем некоторое противоречие: дело в том, что сам Ницше не считал себя философом. Он стремился показать, что философия - вообще ошибочное учение, что философия пришла к концу и сам Ницше является именно тем человеком, который провозгласил конец философии, конец метафизики, конец религии, конец вообще любого учения о каких-либо ценностях. Ницше считал себя глашатаем нигилизма, радикального нигилизма, переоценки всех ценностей, а вся история, по его мнению, представляет собою сплошной декаданс. Именно эти основные термины философии Ницше: декаданс, нигилизм, переоценка ценностей - с его легкой руки вошли затем в культуру XIX и XX вв. Я не говорю уже о таких понятиях, как воля к власти, сверхчеловек, белокурая бестия и др., которые также каждому знакомы. Здесь имеет смысл говорить о таком сложном явлении, как ницшеанство, которое уже выходит за рамки описания учения Ницше. Например, если кантианство - это учение философа Канта, то ницшеанство - это не просто учение Ницше, а уже некое мировоззрение, отношение к жизни, отношение к миру.
Ницше сам себя чувствовал человеком, который пришел в мир для того, чтобы провозгласить истину о конце метафизики, о смерти Бога, о том, что настал черед переоценки всех ценностей и что следующее время будет временем сверхчеловека. Себя Ницше сверхчеловеком не считал, и даже не считал себя человеком счастливым. Но он считал себя гением, который волей судьбы послан в этот мир, чтобы показать неумолимую истину. Эта истина не делает его счастливым, наоборот, делает его несчастным, и в этом смысле ницшеанство - это непонятость миром, оторванность от мира, оторванность от толпы и презрительное отношение к толпе, которая ничего этого не понимает.
Родился Фридрих Ницше в маленьком городке недалеко от Лейпцига, в многодетной семье протестантского пастора. Он учился в классической гимназии, откуда вынес любовь к истории, античным текстам и музыке. Его любимыми поэтами были Байрон, Гельдерлин и Шиллер, а композитором – Вагнер. В Боннском и Лейпцигском университетах юноша изучал филологию и богословие, но уже тогда однокурсники его не понимали. Зато он был настолько способным, что уже в двадцать четыре года его пригласили быть профессором. Он занял должность на кафедре филологии в Базельском университете. Много лет он дружил с Вагнером, пока не разочаровался в последнем. К тридцати годам он сильно заболел и стал жить на пенсию по состоянию здоровья. Именно это время является самым плодотворным в его жизни. Однако даже самые близкие постепенно переставали понимать его писания. И только в восьмидесятых годах девятнадцатого века работы Ницше стали по-настоящему популярными. Но ему не суждено было этого увидеть. Он не получал никаких доходов от публикации своих произведений. Даже друзья не понимали его до конца. Со второй половины восьмидесятых годов у философа начинается помутнение рассудка, затем безумие. Некоторое время он проводит в психиатрической лечебнице и в конце концов умирает от апоплексического удара в городе Веймаре.
Прежде всего, следует сказать, что философия жизни - это очень противоречивое учение. При этом оно часто подвергалось различным искажениям, в том числе и со стороны ведущих политиков. Родилось оно под влиянием теории Шопенгауэра и музыки Вагнера. Главными произведениями философа, где эта теория изложена, можно назвать «Утреннюю зарю», «По ту сторону добра и зла» и «Так говорил Заратустра». Для Ницше очень характерны многозначные понятия и символы. В западноевропейской философской традиции теория Ницше признана революционной по своей структуре и поднимаемым проблемам. Хотя с радикальной политикой она вообще никак не была связана. Просто она предлагает уникальный подход ко всему достоянию человечества.
Философ очень тосковал по мифическим временам, когда действовали боги и герои, и поэтому начал развивать свои идеи с анализа античной трагедии. В ней он различал два начала, которые назвал дионисийским и аполлоновским. Эти термины очень важны для Ницше. Основные идеи его в области культуры связаны именно с этими понятиями. Дионисийское начало – это необузданное, страстное, иррациональное, не слушающееся никаких закономерностей и не ограниченное рамками стремление, идущее из недр самой жизни. Аполлоновское – это желание измерить, придать всему форму и гармонию, упорядочить хаос. Идеальной культурой, как полагал философ, является та, в которой эти тенденции находятся между собой в гармоничном взаимодействии, когда существует своего рода равновесие. Таким образцом, согласно мысли Ницше, является досократовская Греция. Затем настала диктатура разума, аполлоновское начало затмило все и сделалось рассудочно-логичным, а дионисийское вообще было изгнано вон. С тех пор культура идет семимильными шагами к гибели, цивилизация загнивает, духовные ценности не имеют смысла, а все идеи утратили свое значение.
Многие популярные сегодня фразы принадлежат именно Ницше. Высказывания его, такие как «Бог умер», и теперь цитируются и в литературе, и в полемике, и даже в повседневной жизни. Но в чем смысл отношения философа к религии? В различных своих произведениях, в том числе и в памфлете «Антихристианин», Ницше упрекает именно эту религию в смерти Бога. Современные церкви, говорит он, сделались Его гробницами. Виновато во всем христианство с его апологией слабых. Проповедуемое им сочувствие убивает волю к жизни. Оно извратило заповеди Христа. Вместо того чтобы учить людей поступать так, как Учитель, оно требует от них только верить. Христос требовал не судить людей, а его последователи все время поступают совершенно наоборот. Оно излучает жизнененавистничество. Оно породило принцип равенства перед Богом, который теперь социалисты пытаются внедрить на земле. Все христианские ценности – это пороки, ложь и лицемерие. На самом деле между людьми существует принципиальное неравенство – одни из них по природе господа, а другие – рабы. Христос в современном обществе прослыл бы идиотом. При этом нельзя сказать, что Ницше беспощаден был к другим религиям. Например, буддизм он считал образцом успешного учения. Впрочем, многие современные исследователи полагают, что мыслитель критиковал не столько основы христианства, сколько современную институализированную его форму.
Кратко идеи философии жизни Ницше можно изложить следующим образом. Центральное понятие всех его теорий – это стихийно становящееся Бытие. Его сущностью является «воля к власти», представляющая собой космическое начало, не зависящее от субъекта, игра сил, энергий и страстей. Все это возникло из небытия. Но эта игра никуда не ведет, она бессодержательна, лишена смысла. Человек как существо социальное ищет закрепления присущей ему «воли к власти», постоянства, верит в то, что это возможно. Но это беспочвенные надежды. Ничего постоянного ни в природе, ни в обществе нет. Сам наш мир – это ложь, которая все время изменяется. Это трагическое противоречие и раскрывает Ницше. Философия жизни основана также и на том, что людям нужна иллюзия. Слабым, для того чтобы выжить, а сильным – чтобы властвовать. Философ часто подчеркивает этот момент. Жизнь это не просто существование. Это рост, наращивание сил, укрепление. Если воля к власти отсутствует, любое живое существо деградирует.
Философ доказывает этот тезис, рассматривая общественное развитие. Ницше, высказывания которого очень ярки и точны, и поэтому часто превращались в афоризмы, пришел к выводу о том, что цивилизация надела на людей оковы. Это, а также общественная мораль и господствующая христианская традиция превратили человека из сильного, волевого существа в какого-то захиревшего паралитика. В то же время Ницше подчеркивает загадочность истории как науки. Это явление предстает у него как нечто противоположное жизни и воле, и даже опасное для них. Но это и необходимый феномен. Такая опасность может парализовать человека, а может и стимулировать его развитие.
Существует несколько видов понимания истории. Один из них философ называет монументальным. Он пользуется поверхностными аналогиями с прошлым и может сделаться опасным оружием в руках политиков. Второй – «антикварный». Он состоит в тенденциозном подборе фактов, далеком от анализа настоящего смысла событий. И только третий - критический - является реальным и практичным методом. Он борется с прошлым, которое всегда достойно осуждения. Эти слова Ницше о жизни всего человечества могут показаться ужасными. Но он всего лишь предлагает спор с прошлым как с равноправным оппонентом. Эта дискуссия позволит «овладеть» историей и поставить ее на службу жизни. Тогда можно будет и чтить традицию, и пытаться освободиться от нее. Об этике Ницше часто называют основателем нигилизма. В этом есть правда. Однако не стоит слишком упрощать Ницше.
Философия жизни предполагает, что на одном нигилизме ничего не построишь. Нужно чем-то его заменить. Основа жизни человека – это воля. Так полагал еще Шопенгауэр. Однако у него понятие воли означает нечто всемирное, абстрактное. Ницше же имеет в виду конкретного индивидуума. А главной движущей силой человека является все та же «воля к власти». Именно ее наличием можно объяснить поведение большинства людей. Эта основа поведения является не психологическим, а, скорее, онтологическим феноменом. На этом базируется учение философа об идеале, или же о сверхчеловеке. Если жизнь обладает безусловной ценностью, то наиболее достойны ее сильные люди, в которых лучше всего реализуется воля к власти. Такой человек является естественным аристократом, и поэтому он свободен от навязанных ему эпохой и традициями ложных ценностей, которые представляют собой добро и зло.
Ницше описал свой идеал в знаменитом труде «Так говорил Заратустра». Такому человеку все дозволено. Ведь Бог умер, как часто утверждал Ницше. Философия жизни, тем не менее, не дает оснований полагать, что у сверхчеловека отсутствует этика. Просто у него свои правила. Это человек будущего, который преступает обычную природу и способен основать новый гуманизм. С другой стороны, философ был очень критически настроен по отношению к ближайшему столетию и пророчествовал, что «ему предстоят такие колики, по сравнению с которыми Парижская коммуна – всего лишь легкое несварение желудка».
О вечном возвращении Ницше был уверен, что эпохи, когда могли проявить себя такие идеальные люди, уже существовали в истории. Прежде всего, это «Золотой век» досократовской античности и итальянского Ренессанса. В этом видна и польза истории для жизни. В чем же она состоит? Ведь, как полагает философ, она ведет общество к деградации. Но история является гарантом «вечного возвращения» тех самых «золотых эпох», которые, казалось бы, давно канули в прошлое.
Ницше был сторонником так называемого мифологического времени, которое предполагает повторение каких-либо знаковых событий. Сверхчеловек – это бунтарь и гений, который разобьет старую мораль рабов. Но созданные им ценности снова скует лед категорий и институций, и на смену ему придет эра дракона, который опять будет господствовать над новым человеком. И так будет повторяться до бесконечности, но между этими двумя крайностями хоть какое-то время просуществует «золотая эпоха», ради которой и стоит жить.

2 Стиль и популярность философии Ницше

Ницше оставил после себя множество работ, в том числе и черновых записок. Работы опубликованы, черновые записки после его смерти собрала его сестра и издала под названием «Воля к власти». Все работы Ницше, написанные в разные годы, отличаются примерно одинаковым стилем, а именно афристичностью изложения. Как в ранних, так и в более поздних работах Ницше афорист, а не системосозидатель, поэтому разобраться в его философии очень сложно, это не Кант, не Юм и не Локк. И все учебники по Ницше часто отличаются друг от друга, и изложить его учение последовательно весьма сложно.
О первой работе Ницше «Происхождение трагедии...» мы уже говорили. Затем, в хронологическом порядке, следуют работы «Несвоевременные размышления» (здесь Ницше впервые проявляет себя как самостоятельный мыслитель), «Человеческое, слишком человеческое», «Пестрые мнения», «Странник и его тень», «Утренняя заря», «Веселая наука», «Так говорил Заратустра», «По ту сторону добра и зла», «К генеалогии морали», «Случай Вагнера», «Сумерки кумиров», «Антихрист» (или «Антихристианин») и «Ecce homo» - автобиография, в которой он рассказывает о своем творческом пути. Из них я рекомендовал бы вам для прочтения «Сумерки идолов», «Ecce homo», «По ту сторону добра и зла».
Сам Ницше говорит, что лучшая его работа - это «Сумерки идолов», хотя по общему мнению, самой лучшей его работой является «Воля к власти» - собрание фрагментов, изданных посмертно.
Цитаты этого удивительного философа-пророка потому так притягательны, что он пытается разбить устаревшие, с его точки зрения, моральные устои, пересмотреть общепринятые ценности, апеллирует к чувствам, интуиции, жизненному опыту, исторической действительности. Конечно, в его произведениях много бравады, рассчитанной на внешний эффект. Поскольку он был филологом, то его очень заботил литературный аспект его произведений. Они очень емкие, четкие, а его высказывания часто провокационные и непредвиденные. Это очень эпатажный и «литературный» философ. Но слова Ницше, цитаты которого (наподобие «Если идешь к женщине, не забудь плеть», «Падающего толкни» и другие) вырваны из контекста, не следует понимать буквально.
Этот философ требует усиленного понимания и настроя на совершенно другой универсум, чем тот, к которому мы привыкли. Именно эта революционность изложения принесла произведениям Ницше такую удивительную популярность. Его радикальное вопрошание о ценностях и объективности истины вызвало множество яростных дискуссий и комментариев еще при жизни мыслителя. Метафористичность и иронию его высказываний и афоризмов трудно было превзойти.
Однако многие современники, особенно российские философы, не поняли Ницше. Они критиковали его, редуцируя идеи мыслителя исключительно к проповеди гордыни, атеизма и своеволия. В советское время была распространена тенденция считать Ницше человеком, способствовавшим возникновению идеологии национал-социализма. Но все эти упреки в сторону мыслителя не имеют под собой ни малейших оснований.
Философия жизни Фридриха Ницше была изложена в сумбурных, беспокойных писаниях. Но второе дыхание она получила, как это ни странно, в систематизированных логических рассуждениях и четких выводах Вильгельма Дильтея. Именно он поставил философию жизни, основанную Ницше, в один ряд с академическими школами и заставил считаться с нею ведущих ученых. Он привел все эти сумбурные идеи в систему. Переосмыслив теории Шопенгауэра, Ницше и Шлейермахера, Дильтей соединил философию жизни с герменевтикой. Он добавляет новые значения и интерпретации, выработанные немецким трагическим гением теории. Дильтей и Бергсон использовали философию жизни для создания альтернативной рационализму картины мира. А его идеи об индивидуальном преодолении ценностей, структур и контекста имели сильное воздействие на мыслителей конца двадцатого и начала XXI века, которые использовали его концепции в качестве отправной точки для собственных теорий.

3 Влияние культурфилософии Ф. Ницше на культуру XX века

В области материальной и духовной культуры с конца ХIХ в. начинают происходить фундаментальные изменения. Человек ХХ века. Разочарованный в традиционных ценностях и заявляет, «смерть Бога», в то время как крупные научные открытия дают ощущение самодостаточности человека. Он сначала проникся духом нигилизма, а потом началась игра иронии или апатии ко всему прошлого культурной традиции.
Сложность, противоречивость и многовекторность развития культуры ХХ века, непосредственно нашло отражение в художественной культуре. Все арт-пространство ХХ века, весьма условно можно разделить на три зоны (в зависимости от реализации их в той или иной идеологической и ценностной вектор развития): авангардно-модернистское, постмодернистское и классическое.
Фактически все эстетические теории и художественные практики XX в. находились в тесном контакте с философской мыслью. Искусство подчас становилось областью художественной иллюстрации тех или иных философских систем. Между тем, заявляя о влиянии, и даже слиянии философии с художественным творчеством, следует быть предельно осторожными и контекстуально-корректными при определении этой связи, т.к., учитывая количественное и качественное разнообразие художественных практик, существовавших в XX в., вряд ли возможно выделение какого-то одного философского течения, оказавшего определяющее влияние на всё современное искусство. Так, например, большинством исследователей признаётся влияние на эстетическую теорию и художественную практику XX в. «философии жизни» С. Кьеркегора, феноменологии Э. Гуссерля, интуитивизма Б. Кроче и А. Бергсона, психоанализа З. Фрейда и К.Г. Юнга, экзистенциализма Ж.-П. Сартра и А. Камю, герменевтики Г.-Г. Гадамера, лингвистического позитивизма Л. Витгенштейна, структурализма К. Леви-Стросса, постструктурализма М. Фуко, постмодернизма Ж. Делёза и Ж. Деррида.
При этом важно отметить, что самые разнообразные виды, жанры и течения современного искусства находят себе внешне прочный идеологический фундамент в философско-эстетических идеях Ницше. Немецкий мыслитель, так и оставшийся «несвоевременным» философом в XIX в., становится чрезвычайно актуален для художественного пространства культуры XX века. Он оказался тем мыслителем, с которым в культуре XX столетия «приходится постоянно сталкиваться» (П. Слотердайк). Востребованность и созвучие философской традиции Ницше многим общим тенденциям и непосредственным экспериментам в искусстве XX в. поражает своей разносторонностью и амбивалентностью.
Вся теоретико-эстетическая и художественная практика авангардного искусства проходила под знаком «переоценки всех ценностей», что имеет прямое созвучие и соотнесение с философией Ницше. Помимо этого, отдельный анализ футуризма, экспрессионизма и сюрреализма показал, что все они, хотя и в разной степени, испытали непосредственное влияние философско-эстетических и культурфилософских идей немецкого мыслителя. Например, теоретическая программа действий футуризма как в области культуры в целом, так и в области искусства, почти полностью соотносится с нигилистическим проектом переоценки всех ценностей Ницше; одновременно конечные цели футуризма (построение техноориентированной культуры и уничтожение искусства) принципиально противоречат идейным устремлениям немецкого философа. Наряду с этим дегуманизированные образчики футуристического искусства, стремящиеся к беспредметности, весьма проблематично соотносить не только с эстетическими воззрениями Ницше, но и с теоретическими постулатами самих футуристов. Поэтому о влиянии культурфилософии немецкого мыслителя непосредственно на художественную практику футуризма говорить крайне затруднительно.
Экспрессионизм и сюрреализм, с одной стороны, в своей теории и особенно художественной практике обращаются к различным аспектам ницшеанской «физиологической эстетики», а именно к дионисической иррациональности в двух сферах её существования – ужасного и сексуального; с другой стороны, эмоциональный посыл, рождаемый образчиками творчества художников данных направлений, во многом расходится с эстетической концепцией Ницше. Экспрессионизм демонстрирует (и в какой-то степени утверждает) ужас и страх человека перед миром, констатирует его отчуждённость, а сюрреализм пытается удивить человека всевозможными алогичными ребусами. Между тем оба эти течения не направлены на созидание, аккумулирование чувственной энергетики в человеке, к чему призывал Ницше, они слишком статичны и инертны. Лишь в экспрессионистски ориентированном кинематографе достигается чувственная динамика и эмоциональная напряжённость, апеллирующая к дионисическому началу в человеке, что делает киноэкспрессионизм близким многим идейным посылам Ницше.
Рассматривая вопрос о влиянии философии Ницше на теорию постмодернизма, можно с уверенностью утверждать, что идеологи постмодернизма, приняв отдельные положения и приёмы ницшеанской переоценки ценностей, обнаруживают свою принципиальную несхожесть с конечным созидательным культурфилософским проектом Ницше. Так внутрикультурная иерархичность, кастовость, всегда являлась ситемообразующим ядром философии немецкого мыслителя, а любого рода смешение, по его мнению, есть признак декаданса. Постмодернизм же, абсолютизировав принцип субъективного плюрализма, не может принять и одобрить ницшеанскую культурно-эстетико-этическую иерархичность. Помимо этого, выяснено, что в основе своего целеполагания деконструкция оказывается прямо противоположна центральным культурфилософским идеям немецкого мыслителя (В.А. Кутырёв). Идеологи постмодернизма во многом «увидели» в философии Ницше то, что и хотели увидеть, и взяли из неё лишь необходимое для себя, превратив немецкого мыслителя в «пророка» постмодернизма, которым в действительности он если и являлся, то только формально.
Однако, помимо этого, весьма ограниченного и противоречивого влияния на теорию постмодернизма, отдельные культурфилософские воззрения немецкого мыслителя оказались востребованы в непосредственной художественной практике постмодерна, которая, что важно, оказала (и продолжает оказывать) весьма существенное влияние на современную культуру в целом.
Постмодернизм, произведя девальвацию всего морально-нравственного и традиционно-эстетически ценного, начинает активно насаждать, в том числе и через художественную культуру, идею «физиологической посюсторонности». Здесь обращает на себя внимание присутствие в эстетике и художественной практике постмодернизма такой паракатегории как «телесность» (В.В. Бычков) и её доминирование в биологически-сексуальном модусе. Ориентация на телесность приходит в художественной культуре постмодерна на смену «убитому» или изгнанному из современной культуры Духу. И в данном случае для постмодернистов Ницше является своеобразным пророком, указавшим на «смерть» Бога и начавшим проповедовать устами Заратустры новый культ – культ жизни в биологически-телесном модусе.
Необходимо отметить, что постмодернисты трактуют ницшеанского сверхчеловека как силу, уничтожающую всё духовное и насаждающую физиологические принципы как в искусстве, так и культуре в целом. Эстетика Ницше, понятая как чувственная физиология, становится основанием для появления целого ряда по-своему разносторонних художественных проектов в рамках искусства постмодернизма.
В частности, очевидно влияние «физиологической эстетики» Ницше на отдельные жанры киноискусства. Так в фильмах ужасов и фильмах действия («экшенах») прямо воплощаются призывы немецкого мыслителя открыть сферу ужасного и злого (И.С. Куликова). А в творчестве таких режиссёров, как П.П. Пазолини, С. Кубрик, Т. Брасс, О. Стоун и П. Гринуэй нашли своё отражение разрушительно-нигилистические и имморальные мотивы ницшеанской культурфилософии.
Помимо киноискусства, идеи немецкого мыслителя были использованы в постмодернистском акционизме, например, в творчестве Й. Бойса, Г. Нитша, Р. Шварцкоглера, К. Бёрдена и других. Общим для их арт-проектов является ориентация на сочетание дионисического опьянения, вакхически-сексуальной разнузданности и кровавых языческих культов прошлого. Эти арт-художники через посредство своих шокирующих арт-проектов пытаются преодолеть «слишком человеческое» искусство и достигнуть уровня «сверхчеловеческого искусства».
Оܰцܰеܰнܰиܰвܰаܰя дܰаܰнܰнܰыܰе оܰбܰрܰаܰзܰчܰиܰкܰи пܰоܰсܰтܰмܰоܰдܰеܰрܰнܰиܰсܰтܰсܰкܰоܰгܰо иܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰаܰ, мܰоܰжܰнܰо с уܰвܰеܰрܰеܰнܰнܰоܰсܰтܰьܰю уܰтܰвܰеܰрܰжܰдܰаܰтܰьܰ, чܰтܰо в нܰиܰх зܰаܰчܰаܰсܰтܰуܰю дܰеܰмܰоܰнܰсܰтܰрܰиܰрܰуܰеܰтܰсܰя кܰрܰаܰйܰнܰяܰя сܰтܰеܰпܰеܰнܰь аܰгܰрܰеܰсܰсܰиܰвܰнܰоܰгܰо уܰнܰиܰчܰтܰоܰжܰеܰнܰиܰя сܰаܰмܰоܰгܰо иܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰаܰ, еܰгܰо иܰсܰкܰоܰнܰнܰыܰх оܰсܰнܰоܰвܰаܰнܰиܰй (Вܰ.Аܰ. Пܰоܰпܰкܰоܰвܰ). Иܰх в лܰуܰчܰшܰеܰм сܰлܰуܰчܰаܰе мܰоܰжܰнܰо пܰрܰиܰчܰиܰсܰлܰиܰтܰь к нܰеܰдܰоܰиܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰуܰ, нܰо чܰаܰщܰе оܰнܰи яܰвܰлܰяܰюܰт сܰоܰбܰоܰй нܰаܰиܰбܰоܰлܰеܰе яܰрܰкܰиܰй пܰрܰиܰмܰеܰр аܰнܰтܰиܰиܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰа в чܰиܰсܰтܰоܰм вܰиܰдܰеܰ. Тܰо еܰсܰтܰь тܰвܰоܰрܰчܰеܰсܰтܰвܰо пܰоܰсܰтܰмܰоܰдܰеܰрܰнܰиܰсܰтܰоܰвܰ, фܰоܰрܰмܰаܰлܰьܰнܰо нܰаܰхܰоܰдܰяܰсܰь в пܰрܰоܰсܰтܰрܰаܰнܰсܰтܰвܰе иܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰаܰ, а иܰмܰеܰнܰнܰо пܰоܰлܰьܰзܰуܰяܰсܰь еܰгܰо тܰеܰхܰнܰиܰчܰеܰсܰкܰиܰмܰи сܰрܰеܰдܰсܰтܰвܰаܰмܰи иܰ, сܰоܰбܰсܰтܰвܰеܰнܰнܰоܰ, оܰтܰнܰоܰсܰя сܰеܰбܰя к иܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰуܰ, оܰдܰнܰоܰвܰрܰеܰмܰеܰнܰнܰо пܰрܰеܰсܰлܰеܰдܰуܰеܰт пܰрܰяܰмܰо пܰрܰоܰтܰиܰвܰоܰпܰоܰлܰоܰжܰнܰыܰе цܰеܰлܰиܰ. Еܰсܰлܰи в рܰаܰмܰкܰаܰх иܰсܰтܰиܰнܰнܰоܰгܰо иܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰа пܰрܰоܰиܰсܰхܰоܰдܰиܰт вܰоܰзܰвܰыܰшܰеܰнܰиܰе и уܰтܰвܰеܰрܰжܰдܰеܰнܰиܰе Кܰрܰаܰсܰоܰтܰыܰ, тܰо дܰаܰнܰнܰаܰя пܰоܰсܰтܰмܰоܰдܰеܰрܰнܰиܰсܰтܰсܰкܰаܰя аܰрܰтܰ-пܰрܰаܰкܰтܰиܰкܰа сܰпܰоܰсܰоܰбܰсܰтܰвܰуܰеܰт пܰрܰоܰпܰаܰгܰаܰнܰдܰе и кܰуܰлܰьܰтܰиܰвܰиܰрܰоܰвܰаܰнܰиܰю в сܰоܰвܰрܰеܰмܰеܰнܰнܰоܰй кܰуܰлܰьܰтܰуܰрܰе вܰсܰеܰгܰо бܰеܰзܰоܰбܰрܰаܰзܰнܰоܰгܰоܰ, нܰиܰзܰмܰеܰнܰнܰоܰ-жܰиܰвܰоܰтܰнܰоܰгܰо и аܰмܰоܰрܰаܰлܰьܰнܰоܰгܰоܰ. И чܰтܰо оܰсܰоܰбܰеܰнܰнܰо вܰаܰжܰнܰоܰ, в эܰтܰиܰх оܰбܰрܰаܰзܰчܰиܰкܰаܰх пܰоܰсܰтܰмܰоܰдܰеܰрܰнܰиܰсܰтܰсܰкܰоܰгܰо иܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰаܰ, гܰуܰмܰаܰнܰиܰсܰтܰиܰчܰеܰсܰкܰаܰя оܰрܰиܰеܰнܰтܰаܰцܰиܰяܰ, нܰеܰиܰзܰмܰеܰнܰнܰо пܰрܰиܰсܰуܰтܰсܰтܰвܰуܰюܰщܰаܰя в иܰсܰтܰиܰнܰнܰоܰм иܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰеܰ, зܰаܰмܰеܰнܰеܰнܰа уܰсܰтܰаܰнܰоܰвܰкܰоܰй нܰа пܰрܰеܰдܰеܰлܰьܰнܰуܰю жܰеܰсܰтܰоܰкܰоܰсܰтܰь и нܰаܰсܰиܰлܰиܰеܰ. В кܰоܰнܰеܰчܰнܰоܰм сܰчܰётܰе тܰаܰкܰоܰе иܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰоܰ, а вܰеܰрܰнܰеܰе аܰнܰтܰиܰиܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰоܰ, нܰеܰиܰзܰбܰеܰжܰнܰо пܰрܰиܰвܰоܰдܰиܰт к дܰеܰгܰрܰаܰдܰаܰцܰиܰи чܰеܰлܰоܰвܰеܰчܰеܰсܰкܰоܰй лܰиܰчܰнܰоܰсܰтܰиܰ, вܰоܰзܰвܰрܰаܰтܰу чܰеܰлܰоܰвܰеܰкܰа нܰа уܰрܰоܰвܰеܰнܰь жܰиܰвܰоܰтܰнܰоܰгܰо бܰеܰсܰсܰоܰзܰнܰаܰтܰеܰлܰьܰнܰоܰгܰо сܰоܰсܰтܰоܰяܰнܰиܰяܰ, гܰдܰе пܰоܰлܰнܰоܰсܰтܰьܰю иܰсܰчܰеܰзܰаܰюܰт пܰрܰеܰдܰсܰтܰаܰвܰлܰеܰнܰиܰя о сܰуܰщܰнܰоܰсܰтܰнܰыܰх оܰсܰнܰоܰвܰаܰнܰиܰяܰх Дܰоܰбܰрܰа и Кܰрܰаܰсܰоܰтܰыܰ.
Оܰдܰнܰаܰкܰо пܰрܰи вܰсܰём пܰрܰи эܰтܰоܰмܰ, гܰоܰвܰоܰрܰиܰтܰь оܰдܰнܰоܰзܰнܰаܰчܰнܰо о пܰоܰлܰнܰоܰтܰе вܰоܰсܰпܰрܰиܰяܰтܰиܰя хܰуܰдܰоܰжܰеܰсܰтܰвܰеܰнܰнܰоܰй кܰуܰлܰьܰтܰуܰрܰоܰй пܰоܰсܰтܰмܰоܰдܰеܰрܰнܰа фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰиܰи Нܰиܰцܰшܰе дܰоܰсܰтܰаܰтܰоܰчܰнܰо сܰлܰоܰжܰнܰоܰ, иܰбܰоܰ, с оܰдܰнܰоܰй сܰтܰоܰрܰоܰнܰыܰ, кܰуܰлܰьܰтܰиܰвܰиܰрܰоܰвܰаܰнܰиܰе и дܰаܰжܰе вܰоܰсܰхܰвܰаܰлܰеܰнܰиܰе в эܰтܰиܰхܰ, тܰаܰк нܰаܰзܰыܰвܰаܰеܰмܰыܰхܰ, хܰуܰдܰоܰжܰеܰсܰтܰвܰеܰнܰнܰыܰх пܰрܰоܰеܰкܰтܰаܰх пܰрܰеܰдܰеܰлܰьܰнܰо нܰаܰтܰуܰрܰаܰлܰиܰсܰтܰиܰчܰеܰсܰкܰоܰгܰо нܰаܰсܰиܰлܰиܰя и аܰкܰтܰоܰв жܰеܰсܰтܰоܰкܰоܰсܰтܰи в оܰпܰрܰеܰдܰеܰлܰёнܰнܰоܰй сܰтܰеܰпܰеܰнܰи сܰоܰгܰлܰаܰсܰуܰеܰтܰсܰя с нܰиܰцܰшܰеܰаܰнܰсܰкܰоܰй иܰдܰеܰеܰй о нܰеܰоܰбܰхܰоܰдܰиܰмܰоܰсܰтܰи вܰыܰзܰыܰвܰаܰнܰиܰя у рܰеܰцܰиܰпܰиܰеܰнܰтܰа бܰиܰоܰлܰоܰгܰиܰчܰеܰсܰкܰиܰ-жܰиܰвܰоܰтܰнܰоܰгܰо вܰоܰзܰбܰуܰжܰдܰеܰнܰиܰя чܰеܰрܰеܰз пܰоܰсܰрܰеܰдܰсܰтܰвܰо вܰхܰоܰжܰдܰеܰнܰиܰя в иܰсܰкܰуܰсܰсܰтܰвܰо вܰсܰеܰгܰо кܰоܰмܰпܰлܰеܰкܰсܰа иܰрܰрܰаܰцܰиܰоܰнܰаܰлܰьܰнܰыܰх и оܰпܰьܰяܰнܰяܰюܰщܰиܰх дܰиܰоܰнܰиܰсܰиܰчܰеܰсܰкܰиܰх аܰфܰфܰеܰкܰтܰоܰвܰ. Нܰо с дܰрܰуܰгܰоܰй сܰтܰоܰрܰоܰнܰыܰ, хܰуܰдܰоܰжܰнܰиܰкܰиܰ-пܰоܰсܰтܰмܰоܰдܰеܰрܰнܰиܰсܰтܰы дܰеܰмܰоܰнܰсܰтܰрܰиܰрܰуܰюܰт уܰпܰрܰоܰщܰёнܰнܰоܰ-бܰуܰкܰвܰаܰлܰьܰнܰоܰе (Гܰ. Нܰиܰтܰшܰ) и оܰдܰнܰоܰзܰнܰаܰчܰнܰоܰ-фܰиܰзܰиܰоܰлܰоܰгܰиܰчܰеܰсܰкܰоܰе пܰрܰоܰчܰтܰеܰнܰиܰе фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰиܰи Нܰиܰцܰшܰеܰ. Пܰоܰэܰтܰоܰмܰу в оܰпܰрܰеܰдܰеܰлܰёнܰнܰоܰм сܰмܰыܰсܰлܰе мܰоܰжܰнܰо кܰоܰнܰсܰтܰаܰтܰиܰрܰоܰвܰаܰтܰьܰ, чܰтܰо Нܰиܰцܰшܰе оܰкܰаܰзܰаܰлܰсܰя оܰчܰеܰнܰь уܰдܰоܰбܰнܰыܰм дܰлܰя пܰоܰсܰтܰмܰоܰдܰеܰрܰнܰиܰзܰмܰа фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰоܰмܰ. Нܰоܰвܰыܰе аܰрܰтܰ-хܰуܰдܰоܰжܰнܰиܰкܰи нܰаܰшܰлܰи тܰоܰ, чܰтܰо иܰсܰкܰаܰлܰиܰ, уܰвܰиܰдܰеܰлܰи тܰоܰ, чܰтܰо хܰоܰтܰеܰлܰи уܰвܰиܰдܰеܰтܰьܰ. Пܰоܰсܰтܰмܰоܰдܰеܰрܰнܰиܰзܰм нܰуܰжܰдܰаܰлܰсܰя в сܰоܰзܰдܰаܰнܰиܰи аܰлܰьܰтܰеܰрܰнܰаܰтܰиܰвܰы пܰрܰеܰжܰнܰеܰй хܰуܰдܰоܰжܰеܰсܰтܰвܰеܰнܰнܰоܰй рܰеܰаܰлܰьܰнܰоܰсܰтܰиܰ, пܰоܰсܰтܰрܰоܰеܰнܰнܰоܰй пܰо зܰаܰкܰоܰнܰаܰм Дܰоܰбܰрܰа и Кܰрܰаܰсܰоܰтܰыܰ, и в фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰиܰи Нܰиܰцܰшܰе оܰнܰи нܰаܰшܰлܰиܰ, уܰвܰиܰдܰеܰлܰи эܰтܰу и тܰоܰлܰьܰкܰо эܰтܰу «фܰиܰзܰиܰоܰлܰоܰгܰиܰчܰеܰсܰкܰуܰю аܰлܰьܰтܰеܰрܰнܰаܰтܰиܰвܰуܰ». Оܰдܰнܰаܰкܰо эܰтܰо бܰыܰл дܰаܰлܰеܰкܰо нܰе еܰдܰиܰнܰсܰтܰвܰеܰнܰнܰо вܰоܰзܰмܰоܰжܰнܰыܰй вܰыܰвܰоܰд и сܰлܰеܰдܰсܰтܰвܰиܰе иܰз фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰсܰкܰиܰх вܰзܰгܰлܰяܰдܰоܰв нܰеܰмܰеܰцܰкܰоܰгܰо мܰыܰсܰлܰиܰтܰеܰлܰяܰ.
Кܰрܰуܰшܰеܰнܰиܰе гܰуܰмܰаܰнܰиܰзܰмܰа сܰтܰаܰнܰоܰвܰиܰтܰсܰя оܰдܰнܰоܰй иܰз цܰеܰнܰтܰрܰаܰлܰьܰнܰыܰх тܰеܰм вܰсܰеܰй иܰнܰтܰеܰлܰлܰеܰкܰтܰуܰаܰлܰьܰнܰоܰй рܰеܰфܰлܰеܰкܰсܰиܰи XX вܰеܰкܰаܰ. Оܰсܰоܰзܰнܰаܰвܰаܰя оܰпܰаܰсܰнܰоܰсܰтܰь гܰуܰмܰаܰнܰиܰсܰтܰиܰчܰеܰсܰкܰоܰй кܰаܰтܰаܰсܰтܰрܰоܰфܰы и оܰдܰнܰоܰвܰрܰеܰмܰеܰнܰнܰо чܰуܰвܰсܰтܰвܰуܰя сܰвܰоܰю оܰтܰвܰеܰтܰсܰтܰвܰеܰнܰнܰоܰсܰтܰь зܰа бܰуܰдܰуܰщܰеܰе чܰеܰлܰоܰвܰеܰчܰеܰсܰтܰвܰаܰ, мܰнܰоܰгܰиܰе аܰвܰтܰоܰрܰы кܰлܰаܰсܰсܰиܰчܰеܰсܰкܰоܰй тܰрܰаܰдܰиܰцܰиܰи чܰеܰрܰеܰз сܰвܰоܰё хܰуܰдܰоܰжܰеܰсܰтܰвܰеܰнܰнܰоܰе тܰвܰоܰрܰчܰеܰсܰтܰвܰо нܰаܰрܰаܰвܰнܰе с фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰаܰмܰи иܰщܰуܰт сܰпܰоܰсܰоܰб пܰрܰеܰоܰдܰоܰлܰеܰнܰиܰя тܰоܰтܰаܰлܰьܰнܰоܰгܰо дܰуܰхܰоܰвܰнܰоܰгܰо кܰрܰиܰзܰиܰсܰаܰ, пܰоܰрܰаܰзܰиܰвܰшܰеܰгܰо вܰсܰё сܰоܰвܰрܰеܰмܰеܰнܰнܰоܰе оܰбܰщܰеܰсܰтܰвܰоܰ. Вܰыܰшܰе бܰыܰлܰо оܰтܰмܰеܰчܰеܰнܰоܰ, чܰтܰо мܰнܰоܰгܰиܰе кܰуܰлܰьܰтܰуܰрܰфܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰсܰкܰиܰе вܰоܰзܰзܰрܰеܰнܰиܰя Нܰиܰцܰшܰе в рܰяܰдܰе сܰлܰуܰчܰаܰеܰв и сܰпܰрܰоܰвܰоܰцܰиܰрܰоܰвܰаܰлܰи нܰаܰбܰлܰюܰдܰаܰеܰмܰыܰй в XX вܰ. оܰбܰщܰеܰкܰуܰлܰьܰтܰуܰрܰнܰыܰй гܰуܰмܰаܰнܰиܰсܰтܰиܰчܰеܰсܰкܰиܰй кܰрܰиܰзܰиܰсܰ. Фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰиܰя нܰеܰмܰеܰцܰкܰоܰгܰо мܰыܰсܰлܰиܰтܰеܰлܰя чܰаܰсܰтܰо тܰрܰаܰкܰтܰоܰвܰаܰлܰаܰсܰь в аܰсܰпܰеܰкܰтܰе еܰё пܰрܰоܰтܰиܰвܰоܰпܰоܰсܰтܰаܰвܰлܰеܰнܰнܰоܰсܰтܰи тܰрܰаܰдܰиܰцܰиܰоܰнܰнܰоܰмܰу гܰуܰмܰаܰнܰиܰзܰмܰуܰ. Оܰдܰнܰаܰкܰо оܰтܰмܰеܰчܰеܰнܰнܰаܰя аܰмܰбܰиܰвܰаܰлܰеܰнܰтܰнܰоܰсܰтܰь и «зܰаܰтܰеܰмܰнܰёнܰнܰоܰсܰтܰьܰ», сܰоܰдܰеܰрܰжܰаܰщܰиܰеܰсܰя в мܰиܰрܰоܰвܰоܰзܰзܰрܰеܰнܰчܰеܰсܰкܰоܰй кܰоܰнܰцܰеܰпܰцܰиܰи Нܰиܰцܰшܰеܰ, дܰаܰлܰи вܰоܰзܰмܰоܰжܰнܰоܰсܰтܰь рܰяܰдܰу аܰвܰтܰоܰрܰоܰв «уܰвܰиܰдܰеܰтܰьܰ» в фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰиܰи нܰеܰмܰеܰцܰкܰоܰгܰо мܰыܰсܰлܰиܰтܰеܰлܰя иܰсܰтܰоܰчܰнܰиܰк нܰоܰвܰоܰгܰо гܰуܰмܰаܰнܰиܰзܰмܰа (Нܰ.Аܰ. Бܰеܰрܰдܰяܰеܰвܰ, Лܰ.Нܰ. Сܰтܰоܰлܰоܰвܰиܰчܰ, Пܰ. Шܰаܰсܰсܰаܰрܰ).
Оܰсܰоܰбܰыܰйܰ, гܰуܰмܰаܰнܰиܰсܰтܰиܰчܰеܰсܰкܰи оܰрܰиܰеܰнܰтܰиܰрܰоܰвܰаܰнܰнܰыܰй оܰтܰкܰлܰиܰк фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰиܰя Нܰиܰцܰшܰе нܰаܰшܰлܰа в лܰиܰтܰеܰрܰаܰтܰуܰрܰе XX вܰеܰкܰаܰ. Кܰаܰк в тܰвܰоܰрܰчܰеܰсܰтܰвܰе зܰаܰрܰуܰбܰеܰжܰнܰыܰх пܰиܰсܰаܰтܰеܰлܰеܰй Тܰ. Мܰаܰнܰнܰаܰ, Сܰ. Цܰвܰеܰйܰгܰаܰ, Жܰ.-Пܰ. Сܰаܰрܰтܰрܰаܰ, Аܰ. Кܰаܰмܰюܰ, Лܰ. Пܰоܰвܰеܰлܰяܰ, тܰаܰк и у рܰуܰсܰсܰкܰиܰх пܰоܰэܰтܰоܰвܰ-сܰиܰмܰвܰоܰлܰиܰсܰтܰоܰв Дܰ.Сܰ. Мܰеܰрܰеܰжܰкܰоܰвܰсܰкܰоܰгܰо и Аܰ. Бܰеܰлܰоܰгܰо яܰвܰнܰо пܰрܰоܰсܰлܰеܰжܰиܰвܰаܰеܰтܰсܰя вܰлܰиܰяܰнܰиܰе мܰиܰрܰоܰвܰоܰзܰзܰрܰеܰнܰчܰеܰсܰкܰиܰх иܰдܰеܰй нܰеܰмܰеܰцܰкܰоܰгܰо мܰыܰсܰлܰиܰтܰеܰлܰяܰ. Нܰоܰ, нܰаܰвܰеܰрܰнܰоܰеܰ, нܰаܰиܰбܰоܰлܰьܰшܰеܰе вܰлܰиܰяܰнܰиܰе Нܰиܰцܰшܰе оܰкܰаܰзܰаܰл нܰа фܰрܰаܰнܰцܰуܰзܰсܰкܰоܰгܰо пܰиܰсܰаܰтܰеܰлܰя Аܰ. дܰе Сܰеܰнܰтܰ-Эܰкܰзܰюܰпܰеܰрܰиܰ. В дܰаܰнܰнܰоܰм сܰлܰуܰчܰаܰе оܰсܰоܰбܰеܰнܰнܰо вܰаܰжܰнܰоܰ, чܰтܰо эܰтܰоܰт пܰиܰсܰаܰтܰеܰлܰь в сܰвܰоܰиܰх хܰуܰдܰоܰжܰеܰсܰтܰвܰеܰнܰнܰыܰх пܰрܰоܰиܰзܰвܰеܰдܰеܰнܰиܰяܰхܰ, оܰпܰиܰрܰаܰяܰсܰь иܰмܰеܰнܰнܰо нܰа цܰеܰнܰтܰрܰаܰлܰьܰнܰыܰе мܰоܰтܰиܰвܰы нܰиܰцܰшܰеܰаܰнܰсܰкܰоܰй фܰиܰлܰоܰсܰоܰфܰиܰиܰ, сܰтܰрܰоܰиܰт цܰеܰлܰоܰсܰтܰнܰуܰю (хܰоܰтܰя и нܰе лܰиܰшܰёнܰнܰуܰю пܰрܰоܰтܰиܰвܰоܰрܰеܰчܰиܰйܰ) сܰиܰсܰтܰеܰмܰуܰ-пܰрܰоܰеܰкܰт «нܰоܰвܰоܰгܰо гܰуܰмܰаܰнܰиܰзܰмܰаܰ». Сܰеܰнܰтܰ-Эܰкܰзܰюܰпܰеܰрܰиܰ, пܰыܰтܰаܰяܰсܰь пܰрܰеܰоܰдܰоܰлܰеܰтܰь нܰаܰсܰтܰоܰяܰщܰиܰй оܰбܰщܰеܰкܰуܰлܰьܰтܰуܰрܰнܰыܰй кܰрܰиܰзܰиܰсܰ, нܰаܰхܰоܰдܰиܰт в вܰоܰзܰзܰрܰеܰнܰиܰяܰх нܰеܰмܰеܰцܰкܰоܰгܰо мܰыܰсܰлܰиܰтܰеܰлܰя пܰоܰтܰеܰнܰцܰиܰю к вܰоܰзܰрܰоܰжܰдܰеܰнܰиܰю «Чܰеܰлܰоܰвܰеܰчܰеܰсܰкܰоܰй кܰуܰлܰьܰтܰуܰрܰыܰ». И гܰлܰаܰвܰнܰыܰмܰи иܰдܰеܰяܰмܰиܰ, вܰоܰсܰпܰрܰиܰнܰяܰтܰыܰмܰи оܰт Нܰиܰцܰшܰе фܰрܰаܰнܰцܰуܰзܰсܰкܰиܰм пܰиܰсܰаܰтܰеܰлܰеܰмܰ, сܰтܰаܰнܰоܰвܰяܰтܰсܰяܰ: иܰдܰеܰя вܰеܰчܰнܰоܰгܰо сܰтܰаܰнܰоܰвܰлܰеܰнܰиܰяܰ, пܰрܰеܰоܰбܰрܰаܰжܰеܰнܰиܰяܰ, дܰвܰиܰжܰеܰнܰиܰяܰ; сܰтܰрܰеܰмܰлܰеܰнܰиܰе к пܰрܰеܰоܰдܰоܰлܰеܰнܰиܰю кܰоܰсܰнܰоܰсܰтܰи и оܰгܰрܰаܰнܰиܰчܰеܰнܰнܰоܰсܰтܰи рܰаܰцܰиܰоܰнܰаܰлܰьܰнܰоܰгܰо мܰыܰшܰлܰеܰнܰиܰя чܰеܰрܰеܰз пܰоܰсܰрܰеܰдܰсܰтܰвܰо пܰрܰиܰоܰбܰщܰеܰнܰиܰя чܰеܰлܰоܰвܰеܰкܰа к сܰфܰеܰрܰе нܰаܰдܰ(и вܰнܰеܰ-)рܰаܰзܰуܰмܰнܰоܰй чܰуܰвܰсܰтܰвܰеܰнܰнܰоܰсܰтܰиܰ; уܰтܰвܰеܰрܰжܰдܰеܰнܰиܰе в оܰбܰщܰеܰсܰтܰвܰе иܰеܰрܰаܰрܰхܰиܰи в пܰрܰоܰтܰиܰвܰоܰвܰеܰс вܰсܰеܰоܰбܰщܰеܰмܰу рܰаܰвܰеܰнܰсܰтܰвܰуܰ; и нܰаܰкܰоܰнܰеܰцܰ, дܰоܰсܰтܰиܰжܰеܰнܰиܰе чܰеܰлܰоܰвܰеܰкܰоܰм нܰеܰкܰоܰгܰо вܰыܰсܰшܰеܰгܰоܰ, сܰвܰеܰрܰхܰчܰеܰлܰоܰвܰеܰчܰеܰсܰкܰоܰгܰо сܰоܰсܰтܰоܰяܰнܰиܰяܰ.

Заключение

В ходе проведенного исследования установлено, что у истоков философии жизни стоял немецкий мыслитель Фридрих Ницше. Несмотря всю целеустремленность Ницше, в его желание уничтожить установленные правила и стереотипы, с целью совершения переоценки всех ценностей, в том числе философии, Ницше оказался автором новых ценностей, которые повлияли не только на культуру, интеллигенцию, массы, но также на истоки философской мысли. Таким образом, мы можем сказать, что он достиг несколько иной цели. Тот факт, что идеи, которые выразил Ницше, хотя они были сделаны в довольно экстравагантной форме, но они показывают суть многих вопросов, которые составляют философию. Главное - это проблема теории познания. Ницше указал на ограниченность этой теории: по его словам, знание является лишь инструментом на самом деле, они имеют форму воли к власти. Таким образом, Ницше показал, что субъект и объект в теории познания поделены.
Ницше предложил определенный вид своего решения, вводя понятие теории жизни. Данное понятие в дальнейшем стали использовать и дпругие ученые философы. Недостатки всех гносеологических концепций виделись им в том, что здесь, оказывается, противопоставляется мыслящий субъект и немыслящая среда; немыслящая материя или сверхмыслящий абсолют - и то и другое противостоят человеку. Но разрыв остается. И Ницше предлагает совершенно иной подход, представляя концепцию жизни - это начало жизни, из которого все происходит. Она возникает из жизни и материи, и живых организмов, и сознания, во всем мире.

Список литературы

1. Алексеев, П.В. Философия: Учебник для вузов / П.В. Алексеев, А.В. Панин. М., 2013. - 244 с.
2. Данильян О.Г. Философия. Учебник / О.Г. Данильян, В.М. Тараненко. М.: Норма, 2014. - 423 с.
3. Калашников, В.Л. Философия / В.Л. Калашников. М.: ВЛАДОС, 2011. - 245 с.
4. Кохановский, В.П. Философия. Учебное пособие / В.П. Кохановский. М., 2013. - 340 с.
5. Митрошенкова, О.А. Философия: Учеб. пособие / О.А. Митрошенкова. М.: Гардарики, 2012. - 360 с.
6. Хрестоматия по истории философии. В 3ч. М.: Владос, 2011. - 515 с.


Скачиваний: 1
Просмотров: 1
Скачать реферат Заказать реферат